Участники от 7ми до 9ти лет

 

1. Психологические задачи:

И исходя из того, что он понимает, вот он я, живой и вокруг люди живые. Вокруг этого выстраивается все психологические процессы следующих 7-ми лет. К 7 годам ребенок понял, осознал, что вот у меня есть тело, которым я управляю. И у него появляется вопрос «А что я могу?». И следующие 7 лет он отвечает на этот вопрос.

С 7 до 10 лет он отвечает на вопрос «что я могу» с точки зрения деятельности. И наша задача создать условия, в которых ребенок попробует как можно большее количество видов деятельности и ответит для себя положительно на вопрос «а могу ли я это». Поэтому часто программы для младшего школьного возраста построены таким образом, чтобы у детей было много-много разноплановых занятий. Они проходят в микро-группах, в присутствии инструктора. Это помогает нам обеспечить индивидуальный подход к ребенку. Инструктор контролирует, чтобы каждый ребенок достиг успехов в начатом деле и ответил для себя правильно на вопрос «а могу ли я». Конечно же могу! Петь, танцевать, лазить по дереву, сочинять, ходить на цыпочках, разжигать костер. Все, что вы можете придумать. Чем больше «я могу» мы сформируем у ребенка в этом возрасте, тем лучше. Потому что, чем больше «я могу», тем он станет увереннее в себе, тем больше он сможет выбирать потом, когда вырастет.

2. Авторитет. С 7 до 10 лет авторитетом для ребенка является фигура взрослого. При этом мама с папой уходят немножко на второй план, а на первый план выходит именно педагог. И наша с вами роль в этом очень ответственная. Потому что ребенок воспринимает взрослых, как некоторый единый мир. Если один из взрослых на программе позволяет себе, например, обмануть, ударить, сказать и не сделать, накричать, ребенок относит это ко всему миру взрослых. Он это проецирует на всех остальных. Поэтому очень важно, чтобы тот контекст, который мы выдерживаем: доброжелательных отношений, отношений на равных, умение договариваться, умение принимать ребенка — вот чтобы этот контекст был выдержан. Чтобы это проявлялось каждым инструктором, каждым членом команды, и у ребенка формировалось в голове единый образ взрослых. И этот образ вызывал бы авторитет, уважение, желание соответствовать, желание быть таким же, чувство, что во мне есть что-то от этих взрослых, я вырасту и стану таким же как они, таким же счастливым, уверенным человеком.

3. Игры и правила. В этом возрасте развивается игровой репертуар и это во многом связано с психологической задачей. Раз ребёнок хочет понять на что он способен, ему нужны ориентиры. Этими ориентирами становятся правила. Поэтому в этом возрасте актуальны следующие игры:

• Большинство из списка 1-7 лет

•  Игры с предметами усложняются (появляются со скакалкой, резиночками, словесными заданиями)

• Сюжетно-драматические игры, хороводы и ролевые игры постепенно исчезают из игрового репертуара.

• Игры на местности усложняются, появляются более комплексные правила и трудные задачи. Появляются командные игры!

• Словесные игры усложняются.

Участники от 10 до 14 лет.

1. Психологические задачи: В возрасте от 10 до 14 лет у ребенка формируется представление о себе с точки зрения общения. Он отвечает для себя на вопрос «а что я могу» с точки зрения общения. «А какой я друг, а интересно ли со мной дружить, а какую роль я занимаю в команде?». Поэтому в этот период немножечко меняется те акценты, которые мы выставляем на программе и те игры, в которые мы играем.

2. Авторитет. Кто становится авторитетом? Для ребенка становится авторитетом авторитетный сверстник. Взрослый еще играет свою роль, но очень важным становится мнение других детей, ровесников. Именно ориентируясь на мнение ровесников ребенок отвечает для себя на вопрос «хороший ли я друг, интересно ли со дружить, могу ли убедить других в своей правоте, могу ли зажечь их, могу ли вести за собой». Авторитет взрослого становится не само собой разумеющимся. Этот авторитет уже приходится завоевывать. Если я проявляю те черты и качества личности, которые вдохновляют участника, тогда я становлюсь авторитетом для них. Если я делаю что-то, что противоречит их ценностям, сплетничаю за спиной, обманываю, опаздываю, развожу вокруг себя бардак, тогда я перестаю быть авторитетом для ребенка. То есть авторитет перестает быть само собой разумеющимся, «вот я взрослый и надо меня слушаться». Нет, это перестает быть истиной для участника, необходимо уже соответствовать.

3. Игры иОсобенности развития. Интересные процессы строятся в голове у ребенка в этом возрасте. Происходит физическое взросление ребенка, он входит в этап полового созревания. Примерно в 10-11 лет каждый ребенок начинает осознавать себя как девочку и мальчика. При этом осознавать не на интеллектуальном, а на физическом уровне. Появляются вторичные половые признаки. И это очень знаковый момент для любого человека. Как только ребенок начинает осознавать себя как девочку или мальчика, он начинает выбирать, а кто мне нравится девочки или мальчики. И когда этот выбор совершен происходит первая любовь.

Первая любовь безусловно важный этап для любого человека. В чем смысл первой любви? Чаще всего первая любовь должна быть не разделенная. И мы подсознательно выбираем какой-то объект любви, где у нас мало шансов, велика вероятность, что это будет не разделенная любовь. Девочки иногда влюбляются в звезд, героев книг, то есть то что априори не может быть взаимной любовью. Почему? Потому что нужно понять закон цикличности. Неразделенная любовь - это не навсегда, это не трагедия, будет еще любовь, я смогу еще полюбить. Если первая любовь приходит в 40 лет, времени остается мало и ты уже думаешь, что это трагедия, думаешь «а успею ли я заново влюбиться?». Поэтому очень важно почувствовать в своем сердце эту способность любить в те 12-13 лет, когда мы только-только вступили в этот период и понять, что я влюбился и в принципе моё сердце способно любить.

Что происходит в голове у человека, который пережил первую любовь? Он думает: “Я уже теперь точно взрослый. И ко мне можно относиться как к взрослому”. Поэтому одна из тем, которую мы освещаем при работе с детьми в этом возрасте — это «а кто такой взрослый?», «чем взрослые отличаются от ребенка?». И конечно же, мы несем им идею о том, что взрослые отличаются от ребенка степенью ответственности за свою жизнь. Взрослый это не тот, кому можно пить, курить и материться, взрослый — это тот, кто совершает осознанное действие и несет ответственность за это действие, за результаты. Сломал стул — починил стул. Сколотил стул — можешь сидеть на стуле. Есть логические последствия результата деятельности человека. И мы не сокрушаемся и не перекладываем ответственность за свои действия, мы отвечаем за этот результат.

Нет трагедии в том, что ты сломал этот стул. Если ты взрослый человек, ты найдешь способ как это исправить. Или у тебя есть ресурс и ты применишь его в созидательное русло. Вот этим взрослый отличается от ребенка. И мы несем это участникам.

Соответственно, этот 7 летний цикл заканчивается тем, что ребенок приходит к выводу, что он уже взрослый. И на следующие 7 лет у ребенка появляется задача и желание включиться в мир взрослых.

В 15-16 лет у ребенка появляются другие психологические особенности. Он начинает думать «а кто я в этом мире, а что я могу привнести, а какая у моя цель в жизни». Ребенок начинает искать себя, начинает переоценивать те ценности, которые в него были вложены. Чтобы включиться уже не в мир сверстников, а в мир взрослых, ему нужно адаптировать себя к этому миру. И начинаются другие этапы.

Что актуально для ребенка в 15-16 лет? Это умение зарабатывать и распределять ресурсы. Им кажется, что если у меня есть что-то свое, я могу этим делиться. Многие ребята в 16 лет приходят с вопросом «я хочу быть помощником инструктора». Они хотят уже какой-то созидательной деятельности, они переходят от потребления к созиданию. Ребята думают уже не только как получить, они думают, как я могу отдать? Как я могу стать частью взрослого мира, попробовать себя как элемент взрослого мира. И именно исходя из этих идей, стоит настраивать работу с подростками.

 



Мотивы «Плохого поведения».

Очень подробно мотивы плохого поведения описывает Юлия Борисовна Гиппенрейтер в книге «Общаться с ребенком. Как?». Очень полезная книга, рекомендуется всем. Там описано не только почему ребенок себя плохо ведет, но и как создать с ним договоренности, которые будут работать. Как корректировать поведение ребенка, как высказывать свои эмоции и там даны прямо действенные примеры. Если вы не достаточно хорошо разобрались в этой теме и хотите углубления, читайте эту книгу и продолжение «Продолжаем общаться с ребенком. Так». Это путеводитель по миру общения с ребенком на равных, очень практически ориентированная книга.

Здесь же рассказывается о мотивах плохого поведения коротко.

В основе теории простой закон: мы испытываем какую-то эмоцию и, исходя из этой эмоции, мы можем понять, что там творится в голове у ребенка. В чем суть и откуда такое волшебство? Внутренний конфликт человека происходит следующим образом. Внутри человека появляется какая-то негативная эмоция, рожденная мыслью и интерпретацией, которая не нравится этому человеку. Если человек не может самостоятельно отрефликсировать эту ситуацию, эмоцию, произвести наблюдение и диалог внутри себя, он выносит эту эмоцию вовне и проецирует ее на другого человека. И мы начинаем чувствовать тоже самое, что чувствует человек. За счет этого мы можем легко понять, что же с этим делать.

Сильная сторона теории о мотивах плохого поведения в том, что изначально подразумевается, что каждый человек — хороший. И ведет он себя «плохо» не от того, что родился плохим, а потому что он не счастлив. И если понять, что делает ребенка несчастным, чего ему не хватает, то можно это ему дать и он будет счастливым и не будет себя так больше вести.

Мотивы плохого поведения тесно связаны между собой.

Первый из них — это привлечение внимания.Каждый человек нуждается в определенном уровне внимания: ему хочется, чтобы его называли по имени; на него смотрели; с ним разговаривали; его слушали; интересовались его точкой зрения. И когда человек не получает внимания, он становится голодным, у него появляется жажда. Это выражается в раздражении. Он раздражен тем, что ему чего-то не хватает. Это не критично, это именно раздражение. «Мне нужен контакт, мне нужно, чтобы со мной говорили, меня слушали». Если ребенок этого не получает, он начинает привлекать внимание известными ему способами. Это могут быть какие-то позитивные или негативные вещи. Смысл в том, что ребенок пытается выделится, чтобы утолить эмоциональный голод. Раз он не получает обычного внимания, он хочет получить особенное внимание и пытается выделяться. Если он выделяется тем, что помогает, берет на себя ответственность, активный, собирает детей, в чем-то участвует, мы в этот момент даем позитивное внимание и никакой особенной сложности у нас не проявляется. Как и не вызывает особого раздражения.

 

Раздражение у нас появляется тогда, когда ребенок не умеет социально приемлемыми способами привлечь внимание и начинает делать все исподтишка. Привлекать наше внимание нарушением правил, может болтать на общем сборе, ломать что-то. Если мы чувствуем при этом раздражение, значит вероятность того, что именно внимания ему не хватает, очень велика.

Стратегия поведения:

Что мы делаем в этот момент? Если ребенок привлекает внимание, ему нужно дать это внимание в конкретный момент этого времени. Но, возможно, не дать так, как он требует, а более мягко и гармонично. Если есть ребенок, которому внимания не хватает постоянно, рядом с ним можно посадить инструктора. Нужно заранее давать внимание. Например, до начала общего сбора поговорите с ребенком при всех с добрым сердцем. Спросите, как у него дела, есть ли ему что сказать? Или посадите перед общим сбором инструктора, чтобы он 10-15 минут вовлеченного внимания подарил этому ребенку, чтобы у того не было чувства острой жажды.

Если ребенок постоянно привлекает внимание какими-то негативными способами, вы не должны реагировать так, как он того ждет от вас. Он ждет, что вы сделаете ему замечание. А именно это первая реакция, которая у нас появляется.Вы этого не делаете. Он ждет строго взгляда — вы берете его за руку. Он ждет, что вы будете шикать, фыркать, а вы его просто обнимаете. Не реагируйте так, как он ждет.

Но нельзя оставлять внимание без внимания. Если мы будем просто игнорировать ребенка, а ему будет все не хватать и не хватать внимания, все это перейдет в следующий мотив плохого поведения — борьба за власть. Ребенок не получает внимание и он может начать бороться за власть.

Борьба за власть обусловлена не только нехваткой внимания, но и нехваткой зоны ответственности. У каждого человека есть потребность за что-то отвечать, иметь определенную власть над собой, пространством вокруг себя. Если ребенка постоянно ограничивают, не дают ему выбора одежды, способа действий и мыслей, не дают ответственности, все за него решают, то это право у него ущемлено. И он начинает бороться за власть другими возможными методами.

Опять же это и нарушение правил, какое-то асоциальное поведение. За любым поведением может крыться любой мотив. Мы не можем сказать, что ребенок болтает на общем сборе для привлечения внимания. Нет, это может быть привлечение внимания, борьба за власть и что угодно. Определить, какой именно мотив, мы можем определить только по собственным чувствам.

Когда ребенок борется за власть, у нас появляется злость. Потому что он сам злиться в этот момент, он чувствует, что его границы нарушены и надо их скорее защищать. И именно злость дает нам тот ресурс, который позволяет бороться за свои границы, за то, что нам дорого.

 

 

Это очень здорово, что у ребенка есть ощущение собственных границ и желание их защищать, ощущение что хочется за что-то отвечать. Но, если он чувствует злость, то скорее всего он не знает, как социально приемлемо это сделать. Наша задача — научить его.

Стратегия поведения:

Что мы делаем с этим ребенком? Мы с ним не вступаем в эту борьбу, а даем возможность за что-то отвечать, назначаем его главным за что-то. Но так, чтобы это было приемлемо и для нас, и для него. Смысл в том, что когда ребенок борется за власть, мы не должны идти у него на поводу, играть с ним в игру, что нужно за что-то бороться. Наша задача перевести ребенка в тему партнерства и договоренности. Если мы дадим все, что требует ребенок, то мы сыграем в эту игру и проиграем. Если мы ничего ему не дадим, то тоже сыграем в эту игру и выиграем.

А наша задача, с одной стороны, не сдаваться, с другой — и не выигрывать. То есть игнорировать эту игру, выводить ребенка в другое русло общения, именно договоренностей. Так, чтобы выиграл-выиграл, то есть и тебе, и мне. Этому нужно учить ребенка, это тот ресурс, который есть в этом мотиве плохого поведения.

Что чувствует человек, когда с ним борются за власть? Когда ребенок требует внимания, мы раздражаемся и хотим его дернуть за руку. А, если ребенок борется за власть, то мы уже хотим хорошенечко ударить. Это тот внутренний импульс, который у нас рождается. Естественно, никто так не делает. Но по этому импульсу, вы можете определить, какой в вашем случае мотив плохого поведения. Сам ребенок хочет ударить кого-нибудь, потому что его границы нарушаются. И вы это чувствуете и сами хотите ударить этого ребенка. Такое двойное отзеркаливание дает нам возможность понять, что у ребенка внутри, и дает выбрать подходящие методы коррекции данного поведения.

В сам момент мы не играем в эту игру. Для того, чтобы сделать профилактику борьбы за власть, мы заранее даем ребенку какую-то ответственность за важные для него сферы. Причем, если мы ему скажем: «Ты ответственный за полив цветов», это не помешает ему бороться за власть. Смысл в том, чтобы он сам выбрал свою ответственность, у него должна быть какая-то свобода выбора, а не то, что он выполняет чьи-то приказы. Если ребенок проигрывает борьбу за власть, это логически ведет к тому, что он начинает мстить. 

Месть.Как понять, что ребенок мстит? Как понять, что ребенок проиграл борьбу за власть? Ему больно, обидно, он в унынии. Именно эти чувства порождают желание отомстить, сделать больно и обидно другому человеку.Когда ребенок что-то делает, а вам становится действительно больно (хотя это и бывает достаточно редко, но вам правда на душе неприятно, хочется плакать, на душе грустно), значит, что ребенок дошел до стадии мести. Два предыдущих этапа могут тихонько в подсознании ребенка, особо не выражаясь, пройти. Ребенок сам доводит себя до состояния, когда ему приходится мстить.

 

Стратегия поведения:

Что делать с таким вредителем, который делает какие-то вещи, чтобы нас обидеть? Есть единственная тема, которая работает с обиженными, ранеными людьми, которые начинают мстить. В мире этого ребенка произошла маленькая трагедия, а вы к ней сопричастны. Даже, если вы не хотели зла и не специально, возможно, не знали, что задели чьи-то чувства, выйти на конструктивное общение из этого можно.

Первое, что нужно сделать, это попросить прощения. Если человек обижается, неважно ребенок это или взрослый, не может с этим справиться и отрефлексировать, единственное, что может вывести вас на дальнейший диалог — это попросить прощения. Вам может казаться, что вы ничего не сделали... Но в мире этого человека вы сделали ему очень больно, это его картина.

Мы можем бороться за свое эго и свою правоту. А можем исходить из позиции «выиграл-выиграл», пожелать добра и себе и другому человеку, хотеть договориться и преодолеть эту ситуацию. Тогда нужно просто подойти и попросить прощения и извиниться. От сердца сказать то, что вы чувствуете, что и вы переживаете.

Мы не случайно учим маленьких детей извиняться друг перед другом. Это действительно работающий метод, это то, что правда помогают. Но, почему-то маленьких детей в садике постоянно этому учат, а взрослые, когда вырастают, забывают это делать. Помните, что маленького ребенка внутри каждого легко обидеть. И также легко можно попросить прощения, чтобы выйти на какой-то конструктивный диалог, создать новые договоренности.

Если вы будете играть в игру «око за око», а именно эта игра начинается у ребенка, который мстит, это не продуктивно и не про нашу концепцию. Это не будет работать на благо ни детей, ни программы. Поэтому выдыхаем, утираем слезы, понимаем, что слезы не ваши, а ребенка, просим прощения и двигаемся дальше.

Избегание неудач.

Следующий мотив плохого поведения требует более глубокой и серьезной коррекции. Потому что он не возникает с ровного места, а появляется как следствие определенных долгих, педагогических действий родителей, педагогов, учителей — это избегание неудач.

Как понять, что человек плохо себя ведет, потому что избегает неудач? Чаще всего это проявляется в форме неделания. Но, опять же, неделание может быть и другими предыдущими мотивами поведения, тут следите за своими чувствами. Неделание, неучастие изначально больше свойственно именно избеганию неудач.

Что ребенок испытывает при этом? Он чувствует страх и жесткую неуверенность в себе. Когда ребенок чувствует это, вы тоже начинаете чувствовать страх, вы думаете: «Я не пойду к этому ребенку разговаривать, у меня не получиться» или «Что я ему скажу, у меня слов нет». Вы будете чувствовать примерно тоже самое, что и ребенок.

 

С такими детьми вам будет сложнее всего разговаривать, потому что нет ресурса. Если в предыдущих трех мотивах есть ресурс, это та эмоция, которую вы испытываете, она дает силу. Что бы мы не говорили, обида, злость, раздражение — все это эмоции, они дают нам определенную силу действовать. Просто эти действия нужно направить в правильное русло. А вот избегание неудач — это абсолютно нересурсное состояние, там нет сильных сторон. Поэтому найти в себе силы и направить на ребенка, довольно сложно. Долго над ним старались, чтобы он в себя не верил. И долго придется учить его тому, чтобы он в себя поверил.

Еще один признак того, что ребенок руководствуется именно страхом неудач, это попытка дать логическое или научное объяснение тому, что он сейчас так себя ведет. Например, виноваты врачи, погода, звезды, время суток. Он объелся, поэтому ничего не хочет. То есть попытка логически объяснить его поведение, скорее всего тоже страх неудач. Ребенок же не может просто подумать: «Я плохой», ему нужны какие-то внешние оправдания тому, что он себя так ведет. Людям очень сложно смириться с мыслью, что «я плохой», «у меня что-то не так», «я какой-то не такой». Поэтому ищут оправдания. И это будет проецироваться на вас, вы тоже будете пытаться найти оправдания.

Стратегия поведения:

Поверить в себя — это первое, что нужно сделать. Подойти к ребенку и начать с ним разговаривать. Разговоры из серии поддержки «Я в тебя верю», «У тебя это получится». Такому ребенку нужно избегать всех элементов соревновательности, завышенных планок. Необходимо давать ему больше участвовать в процессе, зацикливаться именно на нем. Видеть успех в каждом действии, уметь радоваться маленьким победам и процессу, не зацикливаться на результате вообще, как негативном, так и позитивном.

Это достаточно долгосрочная терапия. Образ себя с точки зрения, что я могу, формируется в возрасте от 7 до 14 лет. С 7 до 10 лет сформировалось, что я могу с точки зрения деятельности. Он считает, что это он не может, тут двойки получает, его все время критикуют, он плохой, у него появляется общая неуверенность в себе. И появляется мысль «А могу я хоть что-то?». И это можно преодолеть верой в ребенка.

Маленького ребенка можно переубедить, потому что пока авторитет взрослого силен. Вы ему говорите: «Вот у тебя же получается», и он вам верит. Чем старше ребенок, тем сложнее ему работать с этими темами. Поэтому не упускайте у маленьких детей страх неудач, у вас очень много ресурсов, чтобы его поправить.

От 10 до 14 лет «я могу» формируется с точки зрения общения. И вот тут уже «я не буду играть или дружить, потому что не могу». Это сложнее, потому что может идти как следствие того, что с точки зрения деятельности вообще ребенок не верит в себя.

Создавайте пространство для ребенка, в котором будет как можно меньше критики, больше поддержки, все в него будут верить. Тогда есть шанс, что и он сам в себя поверит.

Иногда можно выбрать какие-то экстремальные вещи. Когда ему некуда идти назад, нет выбора «не делать», ему придется делать, и это может быть прорыв. Для кого-то это может быть прыжок с трапеции, для кого-то поход. То есть чисто телесное, физически сильное испытание. Потому что это работает. Человек физически что-то преодолевает и на подсознательном уровне у него сформируется мысль, что он сильный, у него все получится, раз он сильный.

«Я-сообщение» - разговор о себе.

К теме мотивов плохого поведения относится также «я-сообщение». Это способ изложения информации таким способом таким образом, чтобы вывести человека на конструктивный диалог. Часто «я-сообщение» может помочь в теме борьбы за власть, может быть использовано и в других ситуациях, когда вы испытываете сильные эмоции по отношению к ребенку и не можете с ними справиться.

Формула «я-сообщение» спасает от конфликтов и выводит людей на диалог. Что это такое? «Я-сообщение» - разговор о себе. В основе лежит понимание того, что наше поведение не обусловлено внешним миром. Оно обусловлено теми мыслями, интерпретациями, образом мира, который есть в нашей голове.

Я испытываю какую-то эмоцию, мне плохо. Но не потому что ты плохой или мир плохой. А потому что в моей голове есть какое-то определенное представление, которое рождает во мне эту эмоцию.

Например, человек берет в руки острый предмет и режет другому человеку живет. Исходя из того, какая картина нарисовалась у вас в голове, будут возникать определенные эмоции. Если вы представили себе драку, то скорее всего это будет злость, страх. Интерпретация, что один человек хочет навредить другому. А если представить себе, что это операция, то вы будете испытывать тоже немного страха, но больше желание, чтобы все удалось, веру в то, что все получится. И не будете оценивать человека с ножом, как негативного персонажа.

Дата: 2019-02-02, просмотров: 149.