ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Значение методологических проблем в современной науке Проблемы методологии исследования являются актуальными для лю-

 

бой науки, особенно в современную эпоху, когда в связи с научно-технической революцией крайне усложняются задачи, которые приходится решать науке, и резко возрастает значение тех средств, которыми она поль-зуется. Кроме того, в обществе возникают новые формы организации науки, создаются большие исследовательские коллективы, внутри которых ученым необходимо разработать единую стратегию исследований, единую систему принимаемых методов. В связи с развитием математики и кибернетики рож-дается особый класс так называемых междисциплинарных методов, приме-няемых в качестве «сквозных» в различных дисциплинах. Все это требует от исследователей все в большей и большей степени контролировать свои по-знавательные действия, анализировать сами средства, которыми пользуются

 

в исследовательской практике. Доказательством того, что интерес современ-ной науки к проблемам методологии особенно велик, является факт возник-новения особой отрасли знания внутри философии, а именно логики и мето-дологии научного исследования. Характерным, однако, нужно признать и то, что анализом методологических проблем все чаще начинают заниматься не только философы, специалисты в области этой дисциплины, но и сами пред-ставители конкретных наук. Возникает особый вид методологической ре-флексии — внутринаучная методологическая рефлексия.

 

Все сказанное относится и к социальной психологии (Методология и методы социальной психологии, 1979), причем здесь вступают в действие еще и свои особые причины, первой из которых является относительная мо-лодость социальной психологии как науки, сложность ее происхождения и статуса, порождающие необходимость руководствоваться в исследователь-ской практике одновременно методологическими принципами двух различ-ных научных дисциплин: психологии и социологии. Это рождает специфи-ческую задачу для социальной психологии — своеобразного соотнесения, «наложения» друг на друга двух рядов закономерностей: общественного развития и развития психики человека. Положение усугубляется еще и от-сутствием своего собственного понятийного аппарата, что порождает необ-ходимость использования и двух родов различных терминологических сло-


варей.

 

Прежде чем более конкретно говорить о методологических пробле-мах в социальной психологии, необходимо уточнить, что же вообще пони-мается под методологией. В современном научном знании термином «мето-дология» обозначаются три различных уровня научного подхода.

 

1. Общая методология — некоторый общий философский подход, общий способ познания, принимаемый исследователем. Общая методология формулирует некоторые наиболее общие принципы, которые — осознанно или неосознанно — применяются в исследованиях. Так, для социальной психологии необходимо определенное понимание вопроса о соотношении общества и личности, природы человека. В качестве общей методологии различные исследователи принимают различные философские системы.

2. Частная (или специальная) методология — совокупность ме-

тодологических принципов, применяемых в данной области знания. Частная методология есть реализация философских принципов применительно к специфическому объекту исследования. Это тоже определенный способ по-знания, но способ, адаптированный для более узкой сферы знания. В соци-альной психологии в связи с ее двойственным происхождением специальная методология формируется при условии адаптации методологических прин-ципов как психологии, так и социологии. В качестве примера можно рас-смотреть принцип деятельности, как он применяется в отечественной соци-альной психологии. В самом широком смысле слова философский принцип деятельности означает признание деятельности сущностью способа бытия человека. В социологии деятельность интерпретируется как способ суще-ствования человеческого общества, как реализация социальных законов, ко-торые и проявляются не иначе как через деятельность людей. Деятельность

и производит, и изменяет конкретные условия существования индивидов, а также общества в целом. Именно через деятельность личность включается в систему общественных отношений. В психологии деятельность рассматри-вается как специфический вид человеческой активности, как некоторое субъектно-объектное отношение, в котором человек — субъект — опреде-ленным образом относится к объекту, овладевает им. Категория деятельно-сти, таким образом, «открывается теперь в своей действительной полноте в качестве объемлющей оба полюса — и полюс объекта, и полюс субъекта» (Леонтьев, 1975. С. 159). В ходе деятельности человек реализует свой инте-рес, преобразуя предметный мир. При этом человек удовлетворяет потреб-ности, при этом же рождаются новые потребности. Таким образом, деятель-ность предстает как процесс, в ходе которого развивается сама человеческая личность.

 

Социальная психология, принимая принцип деятельности как один из принципов своей специальной методологии, адаптирует его к основному предмету своего исследования — группе. Поэтому в социальной психологии важнейшее содержание принципа деятельности раскрывается в следующих положениях: а) понимание деятельности как совместной социальной дея-тельности людей, в ходе которой возникают совершенно особые связи, например коммуникативные; б) понимание в качестве субъекта деятельности не только индивида, но и группы, общества, т.е. введение идеи кол-лективного субъекта деятельности; это позволяет исследовать реальные со-циальные группы как определенные системы деятельности; в) при условии


понимания группы как субъекта деятельности открывается возможность изучить все соответствующие атрибуты субъекта деятельности — потребно-сти, мотивы, цели группы и т.д.; г) в качестве вывода следует недопусти-мость сведения любого исследования лишь к эмпирическому описанию, к простой констатации актов индивидуальной деятельности вне опре-деленного «социального контекста» — данной системы общественных от-ношении. Принцип деятельности превращается, таким образом, в своего ро-да норматив социально-психологического исследования, определяет иссле-довательскую стратегию. А это и есть функция специальной методологии.

 

3. Методология — как совокупность конкретных методических приемов исследования, что чаще в русском языке обозначается термином «методика». Однако в ряде других языков, например в английском, нет этого термина, и под методологией сплошь и рядом понимается методика, а ино-гда только она. Конкретные методики (или методы, если слово «метод» по-нимать в этом узком смысле), применяемые в социально-психологических исследованиях, не являются абсолютно независимыми от более общих мето-дологических соображений.

 

Суть внедрения предложенной «иерархии» различных методо-логических уровней заключается именно в том, чтобы не допускать в соци-альной психологии сведения всех методологических проблем только к тре-тьему значению этого понятия. Главная мысль заключается в том, что, какие бы эмпирические или экспериментальные методики ни применялись, они не могут рассматриваться изолированно от общей и специальной методологии. Это значит, что любой методический прием — анкета, тест, социометрия — всегда применяется в определенном «методологическом ключе», т.е. при условии решения ряда более принципиальных вопросов исследования. Суть дела заключается также и в том, что философские принципы не могут быть применены в исследованиях каждой науки непосредственно: они преломля-ются через принципы специальной методологии. Что же касается конкрет-ных методических приемов, то они могут быть относительно независимы от методологических принципов и применяться практически в одинаковой форме в рамках различных методологических ориентации, хотя общий набор методик, генеральная стратегия их применения, конечно, несут мето-дологическую нагрузку.

 

Теперь необходимо уточнить, что же понимается в современной ло-гике и методологии науки под выражением «научное исследование». Следу-ет помнить при этом, что социальная психология XX в. особенно настаивала на том, что ее отличие от традиции XIX в. состоит именно в опоре на «ис-следования», а не на «спекуляции». Противопоставление исследования спе-куляции законно, но при условии, что оно соблюдается точно, а не подменя-ется противопоставлением «исследование — теория». Поэтому, выявляя черты современного научного исследования, важно корректно ставить эти вопросы. Обычно называют следующие черты научного исследования:

 

1) оно имеет дело с конкретными объектами, иными словами, с обо-зримым объемом эмпирических данных, которые можно собрать средства-ми, имеющимися в распоряжении науки;

 

2) в нем дифференцированно решаются эмпирические (выделение фактов, разработка методов измерения), логические (выведение одних по-ложении из других, установление связи между ними) и теоретические (поиск


причин, выявление принципов, формулирование гипотез или законов) по-знавательные задачи;

 

3) для него характерно четкое разграничение между установленными фактами и гипотетическими предположениями, поскольку отработаны про-цедуры проверки гипотез;

 

4) его цель — не только объяснение фактов и процессов, но и пред-сказание их. Если кратко суммировать эти отличительные черты, их можно свести к трем: получение тщательно собранных данных, объединение их в принципы, проверка и использование этих принципов в предсказаниях.

 

Специфика научного исследования в социальной психологии Каждая из названных здесь черт научного исследования имеет специ-

 

фику в социальной психологии. Модель научного исследования, предлагае-мая в логике и методологии науки, обычно строится на примерах точных наук и прежде всего физики. Вследствие этого многие существенные для других научных дисциплин черты оказываются утраченными. В частности, для социальной психологии необходимо оговорить ряд специфических про-блем, касающихся каждой из названных черт.

 

Первая проблема, которая встает здесь, — это проблема эмпирических данных. Данными в социальной психологии могут быть либо данные об от-крытом поведении индивидов в группах, либо данные, характеризующие ка-кие-то характеристики сознания этих индивидов, либо психологические ха-рактеристики самой группы. По вопросу о том, «допускать» ли в исследова-ние данные этих двух видов, в социальной психологии идет ожесточенная дискуссия: в различных теоретических ориентациях этот вопрос решается по-разному.

 

Так, в бихевиористской социальной психологии за данные при-нимаются лишь факты открытого поведения; когнитивизм, напротив, делает акцент на данные, характеризующие лишь когнитивный мир индивида: об-разы, ценности, установки и др. В других традициях данные социально-психологического исследования могут быть представлены обоими их вида-ми. Но это сразу выдвигает определенные требования и к методам их сбора. Источником любых данных в социальной психологии является человек, но один ряд методов пригоден для регистрации актов его поведения, другой — для фиксации его когнитивных образований. Признание в качестве полно-правных данных и того, и другого родов требует признания и многообразия методов.

 

Проблема данных имеет еще и другую сторону: каков должен быть их объем? Соответственно тому, какой объем данных присутствует в социаль-но-психологическом исследовании, все они делятся на два типа: а) корреля-ционные, основанные на большом массиве данных, среди которых устанав-ливаются различного рода корреляции, и б) экспериментальные, где иссле-дователь работает с ограниченным объемом данных и где смысл работы за-ключается в произвольном введении исследователем новых переменных и контроле за ними. Опять-таки и в этом вопросе весьма значима теоре-тическая позиция исследователя: какие объекты, с его точки зрения, вообще «допустимы» в социальной психологии (предположим, включаются ли в число объектов большие группы или нет).

 

Вторая черта научного исследования — это интеграция данных в принципы, построение гипотез и теорий. И эта черта весьма специфично рас-


крывается в социальной психологии. Теориями в том понимании, в каком о них говорится в логике и методологии науки, она вообще не обладает. Как и

 

в других гуманитарных науках, теории в социальной психологии не носят дедуктивного характера, т.е. не представляют собой такой хорошо организо-ванной связи между положениями, чтобы можно было из одного вывести любое другое. В социально-психологических теориях отсутствует строгость такого порядка, как, например, в теориях математики или логики. В таких условиях особенно важное место в исследовании начинает занимать гипоте-за. Гипотеза «представляет» в социально-психологическом исследовании теоретическую форму знания. Отсюда важнейшее звено социально-психологического исследования — формулирование гипотез. Одна из при-чин слабости многих исследований — отсутствие в них гипотез или негра-мотное их построение.

 

С другой стороны, как бы ни сложно было построение теорий в соци-альной психологии, более или менее полное знание и здесь не может разви-ваться при отсутствии теоретических обобщений. Поэтому даже хорошая гипотеза в исследовании не есть достаточный уровень включения теории в исследовательскую практику: уровень обобщений, полученных на основании проверки гипотезы и на основании ее подтверждения, есть еще только самая первичная форма «организации» данных. Следующий шаг — переход к обобщениям более высокого уровня, к обобщениям теоретическим. Конечно, оптимальным было бы построение некой общей теории, объясняющей все проблемы социального поведения и деятельности индивида в группе, меха-низмы динамики самих групп и т.д. Но более доступной пока представляется разработка так называемых специальных теорий (в определенном значении они могут быть названы теориями среднего ранга}, которые охватывают бо-лее узкую сферу — какие-то отдельные стороны социально-психологической реальности. К таким теориям можно, например, отнести теорию групповой сплоченности, теорию группового принятия решений, теорию лидерства и т.д. Подобно тому, как важнейшей задачей социальной психологии является задача разработки специальной методологии, также крайне актуально здесь и создание специальных теорий. Без этого накапливаемый эмпирический ма-териал не может представлять собой ценности для построения прогнозов со-циального поведения, т.е. для решения главной задачи социальной психоло-гии.

 

Третья черта научного исследования, согласно требованиям логики и методологии науки, — обязательная проверяемость гипотез и построение на этой базе обоснованных предсказаний. Проверка гипотез, естественно,

 

необходимый элемент научного исследования: без этого элемента, строго говоря, исследование вообще лишается смысла. И вместе с тем в деле про-верки гипотез социальная психология испытывает целый ряд трудностей, связанных с ее двойственным статусом.

 

В качестве экспериментальной дисциплины социальная психология подчиняется тем нормативам проверки гипотез, которые существуют для любых экспериментальных наук, где давно разработаны различные модели проверки гипотез. Однако, обладая чертами и гуманитарной дисциплины, социальная психология попадает в затруднения, связанные с этой ее харак-теристикой. Существует старая полемика внутри философии неопозитивиз-ма по вопросу о том, что вообще означает проверка гипотез, их верифи-


кация. Позитивизм объявил законной лишь одну форму верификации, а именно сопоставление суждений науки с данными непосредственного чув-ственного опыта. Если такое сопоставление невозможно, то относительно проверяемого суждения вообще нельзя сказать, истинно оно или ложно; оно просто не может в таком случае считаться суждением, оно есть «псевдосуж-дение».

 

Если строго следовать такому принципу (т.е. принимать идею «жест-кой» верификации), ни одно более или менее общее суждение науки не име-ет права на существование. Отсюда вытекают два важных следствия, прини-маемые позитивистски ориентированными исследователями: 1) наука может пользоваться только методом эксперимента (ибо лишь в этих условиях воз-можно организовать сопоставление суждения с данными непосредственного чувственного опыта) и 2) наука по существу не может иметь дело с теоре-тическими знаниями (ибо не всякое теоретическое положение может быть верифицировано). Выдвижение этого требования в философии неопозити-визма закрывало возможности для развития любой неэкспериментальной науки и ставило ограничения вообще всякому теоретическому знанию; оно давно подвергнуто критике. Однако в среде исследователей-экспериментаторов до сих пор существует известный нигилизм относитель-но любых форм неэкспериментальных исследований: сочетание внутри со-циальной психологии двух начал дает известный простор для пренебре-жения той частью проблематики, которая не может быть исследована экспе-риментальными методами, и где, следовательно, невозможна верификация гипотез в той единственной форме, в которой она разработана в неопозити-вистском варианте логики и методологии науки.

 

Но в социальной психологии существуют такие предметные области, как область исследования психологических характеристик больших групп, массовых процессов, где необходимо применение совсем иных методов, и на том основании, что верификация здесь невозможна, области эти не могут быть исключены из проблематики науки; здесь нужна разработка иных спо-собов проверки выдвигаемых гипотез. В этой своей части социальная психо-логия сходна с большинством гуманитарных наук и, подобно им, должна утвердить право на существование своей глубокой специфики. Иными сло-вами, здесь приходится вводить и другие критерии научности, кроме тех, ко-торые разработаны лишь на материале точных наук. Нельзя согласиться с утверждением о том, что всякое включение элементов гуманитарного знания снижает «научный стандарт» дисциплины: кризисные явления в современ-ной социальной психологии, напротив, показывают, что она сплошь и рядом проигрывает именно из-за недостатка своей «гуманитарной ориентации».

 

Таким образом, все три сформулированных выше требования к науч-ному исследованию оказываются применимыми в социальной психологии с известными оговорками, что умножает методологические трудности.

 

Проблема качества социально-психологической информации Тесно связана с предыдущей проблема качества информации в соци-

 

ально-психологическом исследовании. По-иному эта проблема может быть сформулирована как проблема получения надежной информации. В общем виде проблема качества информации решается путем обеспечения принципа репрезентативности, а также путем проверки способа получения данных на надежность. В социальной психологии эти общие проблемы приобретают


специфическое содержание. Будь то экспериментальное или корреляционное исследование, информация, которая в нем собрана, должна удовлетворить определенным требованиям. Учет специфики неэкспериментальных иссле-дований не должен обернуться пренебрежением к качеству информации. Для социальной психологии, как и для других наук о человеке, могут быть выде-лены два вида параметров качества информации: объективные и субъектив-ные.

 

Такое допущение вытекает из той особенности дисциплины, что ис-точником информации в ней всегда является человек. Значит, не считаться с этим фактом нельзя и следует лишь обеспечить максимально возможный уровень надежности и тех параметров, которые квалифицируются как «субъ-ективные». Конечно, ответы на вопросы анкеты или интервью составляют «субъективную» информацию, но и ее можно получить в максимально пол-ной и надежной форме, а можно упустить многие важные моменты, про-истекающие из этой «субъективности». Для преодоления ошибок такого ро-да и вводится ряд требований относительно надежности информации.

 

Надежность информации достигается прежде всего проверкой на надежность инструмента, посредством которого собираются данные. В каж-дом случае обеспечиваются как минимум три характеристики надежности: обоснованность (валидность), устойчивость и точность (Ядов, 1995).

 

Обоснованность (валидность) инструмента — это его способность измерять именно те характеристики объекта, которые и нужно измерить. Ис-следователь — социальный психолог, строя какую-нибудь шкалу, должен быть уверен, что эта шкала измерит именно те свойства, например, устано-вок индивида, которые он намеревается измерить. Существует несколько способов проверки инструмента на обоснованность. Можно прибегнуть к помощи экспертов, круга лиц, компетентность которых в изучаемом вопросе общепризнана. Распределения характеристик исследуемого свойства, полу-ченные при помощи шкалы, можно сравнить с теми распределениями, кото-рые дадут эксперты (действуя без шкалы). Совпадение полученных резуль-татов в известной мере убеждает в обоснованности используемой шкалы. Другой способ, опять-таки основанный на сравнении, — это проведение до-полнительного интервью: вопросы в нем должны быть сформулированы так, чтобы ответы на них также давали косвенную характеристику распределения изучаемого свойства. Совпадение и в этом случае рассматривается как неко-торое свидетельство обоснованности шкалы. Как видно, все эти способы не дают абсолютной гарантии обоснованности применяемого инструмента, и в этом одна из существенных трудностей социально-психологического иссле-дования. Она объясняется тем, что здесь нет готовых, уже доказавших свою валидность способов, напротив, исследователю приходится по существу каждый раз заново строить инструмент.

 

Устойчивость информации — это ее качество быть однозначной, т.е. при получении ее в разных ситуациях она должна быть идентичной. (Иногда это качество информации называют «достоверностью»). Способы проверки информации на устойчивость следующие: а) повторное измерение; б) изме-рение одного и того же свойства разными наблюдателями; в) так называемое «расщепление шкалы», т.е. проверка шкалы по частям. Как видно, все эти методы перепроверки основаны на многократном повторении замеров. Все они должны создать у исследователя уверенность в том., что он может дове-


рять полученным данным.

 

Наконец, точность информации (в некоторых работах совпадает с устойчивостью — см. Саганенко, 1977. С. 29) измеряется тем, насколько дробными являются применяемые метрики, или, иными словами, насколько чувствителен инструмент. Таким образом, это степень приближения резуль-татов измерения к истинному значению измеряемой величины. Конечно, каждый исследователь должен стремиться получить наиболее точные дан-ные. Однако создание инструмента, обладающего нужной степенью точнос-ти, — в ряде случаев достаточно трудное дело. Всегда необходимо решить, какая мера точности является допустимой. При определении этой меры ис-следователь включает и весь арсенал своих теоретических представлений об объекте.

 

Нарушение одного требования сводит на нет и другое: скажем, дан-ные могут быть обоснованы, но неустойчивы (в социально-психологическом исследовании такая ситуация может возникнуть тогда, когда проводимый опрос оказался ситуативным, т.е. время его проведения могло играть опре-деленную роль, и в силу этого возник какой-то дополнительный фактор, не проявляющийся в других ситуациях); другой пример, когда данные могут быть устойчивы, но не обоснованы (если, предположим, весь опрос оказался смещенным, то одна и та же картина будет повторяться на длительном от-резке времени, но картина-то будет ложной!).

 

Многие исследователи отмечают, что все способы проверки инфор-мации на надежность недостаточно совершенны в социальной психологии. Кроме того, Р. Пэнто и М. Гравитц, например, справедливо замечают, что работают эти способы только в руках квалифицированного специалиста. В руках неопытных исследователей проверка «дает неточные результаты, не оправдывает заложенного труда и служит основой для несостоятельных утверждений» (Пзнто, Гравитц, 1972. С. 461).

 

Требования, которые считаются элементарными в исследованиях других наук, в социальной психологии обрастают рядом трудностей в силу прежде всего специфического источника информации. Какие же характер-ные черты такого источника, как человек, осложняют ситуацию? Прежде чем стать источником информации, человек должен понять вопрос, ин-струкцию или любое другое требование исследователя. Но люди обладают различной способностью понимания; следовательно, уже в этом пункте ис-следователя поджидают различные неожиданности. Далее, чтобы стать ис-точником информации, человек должен обладать ею, но ведь выборка испы-туемых не строится с точки зрения подбора тех, кто информацией обладает,

 

и отвержения тех, кто ею не обладает (ибо, чтобы выявить это различие между испытуемыми, опять-таки надо проводить специальное исследова-ние). Следующее обстоятельство касается свойств человеческой памяти: ес-ли человек понял вопрос, обладает информацией, он еще должен вспомнить все то, что необходимо для полноты информации. Но качество памяти — вещь строго индивидуальная, и нет никаких гарантий, что в выборке испы-туемые подобраны по принципу более или менее одинаковой памяти. Есть еще одно важное обстоятельство: человек должен дать согласие выдать ин-формацию. Его мотивация в этом случае, конечно, в определенной степени может быть стимулирована инструкцией, условиями проведения исследова-ния, но все эти обстоятельства не гарантируют согласия испытуемых на со-


трудничество с исследователем.

 

Поэтому наряду с обеспечением надежности данных особо остро сто-ит в социальной психологии вопрос о репрезентативности. Сама постанов-ка этого вопроса связана с двойственным характером социальной психоло-гии. Если бы речь шла о ней только как об экспериментальной дисциплине, проблема решалась бы относительно просто: репрезентативность в экспери-менте достаточно строго определяется и проверяется. Но в случае корреля-ционного исследования социальный психолог сталкивается с совершенно новой для него проблемой, особенно если речь идет о массовых процессах. Эта новая проблема — построение выборки. Условия решения этой задачи сходны с условиями решения ее в социологии.

 

Естественно, что и в социальной психологии применяются те же са-мые нормы построения выборки, как они описаны в статистике и как они употребляются всюду. Исследователю в области социальной психологии в принципе даны, например, такие виды выборки, как случайная, типичная (или стратифицированная), выборка по квоте и пр.

 

Но в каком случае применить тот или другой вид — это вопрос всегда творческий: нужно или нет в каждом отдельном случае делить предвари-тельно генеральную совокупность на классы, а лишь затем производить из них случайную выборку, эту задачу каждый раз приходится решать заново применительно к данному исследованию, к данному объекту, к данным ха-рактеристикам генеральной совокупности. Само выделение классов (типов) внутри генеральной совокупности строго диктуется содержательным описа-нием объекта исследования: когда речь идет о поведении и деятельности масс людей, очень важно точно определить, по каким параметрам здесь мо-гут быть выделены типы поведения.

 

Самой сложной проблемой, однако, оказывается проблема реп-резентативности, возникающая в специфической форме и в социально-психологическом эксперименте. Но, прежде чем освещать ее, необходимо дать общую характеристику тех методов, которые применяются в социаль-но-психологических исследованиях.

 









Дата: 2018-12-21, просмотров: 19.