РЕЛИГИОЗНЫЕ БРАТСТВА И РИТУАЛЬНЫЕ ТРАПЕЗЫ

Возникновение религиозных братств

Дело в том, что именно в это время, то есть при хасмонеях, появляются, складывается религиозные братства: что для нас, конечно, особо имеет важность и смысл, потому что нужно сразу сказать, и ведь и Церковь тоже по сути было одним из таких религиозных братств, по крайней мере до 70 года, точно. Первохристианская Церковь имела именно эту форму. Любопытно, кстати, что по сути это единственная форма, которую можно считать безусловно адекватной. Почему единственно? Потому, что собственно Церковь, как она описана в книге Деяний, была именно такой. Она была именно религиозным братством, по форме. То есть я говорю именно об адекватности формы, именно такой внешней. Все остальные формы они пришли потом. И тут можно думать, можно там спорить, дискутировать насчёт того, насколько та или иная форма отвечает духу церковному, как таковому христианскому духу. Могут быть вопросы, могут быть проблемы, могут быть разные мнения. А вот насчёт того, что та форма, о которой мы сейчас говорим была адекватной, свидетельствует само описание и поэтому здесь мы можем быть более уверенны и как бы кардинально вопрос ставить уже не приходится. Подходит эта форма для церковной жизни, адекватна она или нет? Ясно что подходит и адекватна, раз она даётся как норма нам в Писании новозаветном. И нам, конечно, тем более важно понять, что это были за братства, что это вообще был за феномен и о нём поговорить.

 

Братские ритуальные трапезы

Ну так вот если говорить о том откуда эти братства берутся, то скорее всего здесь конечно всё-таки вопросы ещё есть. Но вероятнее всего, они так или иначе связаны были с братскими ритуальными трапезами, а изначально с семейными домашними ритуальными трапезами, которые в это время были в сущности уже нормой и вошли в обиход. Ну скажем, трапеза шаббата или скажем какая-то трапеза, например, там праздничная трапеза пасхальный седер шаббата или скажем трапеза праздничная там на праздник Шавуот или на праздник Суккот. Вокруг них сложился уже целый ритуал особый. Но я не знаю, это особенно те, кто успел уже в Израиле побывать, те наверняка себе представляют, что это действительно целый ритуал, даже если видели одну трапезу шаббата. Если даже не видели пасхального седера и ничего больше, но видели хотя бы шабат, то уже все, кто это видел, прекрасно понимают, что тут конечно действительно целое действо такое происходит. И не только в синагоге, но и дома. Для тех, кто этого не видел и не в курсе, скажу, что вообще-то все еврейские праздники и шаббат, как еженедельный праздник не исключение, включают в себя и домашнюю часть и синагогальную часть. То есть если в пятницу вечером всё начинается в синагоге, то продолжается то оно всё дома. И праздничная трапеза обычно происходит уже дома — это изначально дело семейное. А на следующее утро снова синагога. Если чтение Торы и проповедь происходит всегда в синагоге, а домашнее чтение — это другой жанр, то трапеза, такая вот трапеза ритуальная с хлебопреломлением, происходит только дома. С хлебопреломлением потому что центр, и пасхального седера, и домашней трапезы шаббата, это прежде всего благословение вина и благословение и преломлении хлеба. То есть хлебопреломления иудаизму известны. И читаются специальные молитвы благословения в это время в русском переводе они звучат так: «Благословен Ты Господь наш царь вселенной» значит, в одном случае «сотворивший плод виноградной лозы» буквально это так вовремя благословения чаши вина. Вторая молитва благословения хлеба тоже: «Благословен Ты наш Господь царь и Владыка неба и земли, изведший хлеб из земли», буквально так: то есть как бы вот «вырастивший хлеб из земли». Это были уже такие ритуальные: я сейчас просто в переводе привожу, вот так по памяти, в переводе. Может там другой перевод есть я не знаю, не уверен какой-то я просто перевожу так как вспоминаю сейчас подстрочник. Так вот эти ритуальные благословения были, в общем-то, ядром празднования шаббата и они же звучали во время пасхального седера, на праздник Песах и похожие благословения звучали во время других праздников. То есть в этом смысле можно сказать, что трапеза действительно становилась такой ритуальной; то есть она становилась таким и как бы сказать одновременно и молитвенным собранием и просто застольем: всё вместе. Потому что здесь не было никакого такого отдельного хлебопреломления и отдельной братской трапезы. Это всё делалось за столом: садились за стол, читали соответствующие там молитвы, затем читалось это благословение, чаша пускалась по кругу, хлеб разламывался. Обычно это такая хала как сейчас пекут или похожая, не лепёшка такая вот, а такой квасный хлеб если это шабат и маца если это Песах, естественно. И то же всё это пускалось по кругу. Потом в конце концов чаша уже пустая или полупустая возвращается обратно, а хлеб он обычно так и расходится за столом. А дальше обычное угощение. То есть тут не было какого-то разделения: вот тут ритуал отдельно, а тут вот застолье отдельно: тут оно всё вместе.

И кстати первая христианская Церковь там тоже всё это было вместе и ну конечно иногда этим злоупотребляли. Помните, как Павел там пишет, что если вы едите и пьёте, не думая о Теле Христовом: то это всё в осуждение и там у него есть там всякие сентенции типа того, что наесться и дома можно, в таком смысле вот. Немножко грубовато в стиле: не жрать сюда пришли. Ну примерно так. Уж он довольно жестко это всё пишет там и в общем-то стиль он примерно такой, типа что могли бы и дома там брюхо набивать и дома хорошо, а тут для другого собираемся. У него же есть в некоторых посланиях это. Потому что действительно был велик соблазн, если человек не понимает, что происходит: он просто пришёл поесть - было что поесть и люди приходили ради этого тоже. Т. е. оно понятно, само по себе.

Так вот в начале всё это семейное дело: исключительно и по преимуществу. Но с другой стороны, ведь никто не мешает пригласить, например, соседей, и друзей, и знакомых: то есть круг всегда можно расширить. В те времена, когда ещё храм стоял на месте, можно было и жертвенное мясо взять с собой, если дело происходило в Иерусалиме. Жертвенное мясо можно было взять домой и обычно начиналась жертвенная трапеза конечно на храмовом дворе: но её никто не мешал продолжить дома. Такой известный традиционный бутерброд Гилеля: маца, этот самый барашек (баранина такая печённая), и сверху трава, по преданию горькие травы. Это домашний уже вариант. Но потому, что уже после благословения хлеба и вина, брали эту мацу, сверху (бутерброд Гилеля). Ну вот чтобы было понятно, что это мясо было дома на столе потом: это я к этому. Вот на этом самом за которым благословляется хлеб и вино - там же это освященное мясо жертвенное. И за этим столом могли собраться: друзья, знакомые, единомышленники и потихонечку начинает формироваться некий общий круг. Вот вам уже и зародыш такого религиозного братства. Круг становится постоянным, собираются регулярно плюс-минус одни и те же люди. И они уже начинают потом потихоньку начинают формироваться как община - небольшая домашняя. То есть люди знакомятся и сближаются теснее и соответственно постепенно этот вот круг он такой домашней общиной может стать. Не обязательно конечно, но может. Вот вам пожалуйста зародыш религиозного братства. Понятно, что обычно участвуют в таких делах люди, которым, как говорится, больше всех надо. То есть для которых это всё: серьёзно, важно, нужно.       И то что эти люди друг друга стали называть хасидим (в смысле благочестивый) это очень понятно.

Братство ведь не было закрытым. А раз оно не закрыто, раз кто-то может кого-то всегда пригласить нового, то скорее всего собрание будет обновляться, детей приобщают. А дети могут, например, ведь ещё и своих знакомых привести и друзей, родители которых не ходят в это собрание. А дети начинают ходить вот вам молодёжь. Короче говоря, идет нормальный процесс обновления этого круга, естественный. Но он идёт таким вот личным порядком. Т. е. собственно говоря, скорее всего, изначально в это собрание вообще было попасть можно было только во по такому приглашению. Знакомые приглашают знакомых. Я думаю, что изначально всё было весьма и весьма неформально.

Благословляет хлеб и вино обычно хозяин дома. Это уж такой обычай. Так же как в обычае, например, что хозяйка благословляет светильники. Перед началом Шабата, например, нужно благословить: есть такая особая молитва благословения светильников, когда зажигают свечу Шабата, и это благословение оно так и звучит: «Благословен Ты, Господи Боже, наш, Царь вселенной, осветивший нас своими заповедями», – но это традиционная часть любого благословения, – «и заповедавший нам зажигать свет Шабата (или светильник Шабата)». Это молитва, которую может читать только женщина и обычно хозяйка дома благословляет этот самый светильник. А хозяин благословляет хлеб и вино – это уже женщина не должна делать: как вот мужчина не должен благословлять светильник, так женщина не должна благословлять хлеб и вино. Тут у каждого своя, как бы сказать, своя роль в этой домашней молитвенной жизни. Есть мужская составляющая, а есть женская.

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 23.