Отличительная черта народа божьего

 Хотя и Амос говорит о том, что, вообще-то еврейский народ не хуже и не лучше любого другого народа. И единственное что его делает народом Божьим, так это то что сам Бог среди него прибывает. А так, если это убрать, то никаких особых качеств, свойств, черт характера, которые бывают и глядя на которые скажешь: вот народ Божий, у этого народа нет — он такой же как все остальные. Только присутствие Божие делает его Божьим.

В союз с Богом можно войти, но нельзя из этого союза выйти.

С другой стороны, всё-таки не будем забывать о том, что Бог Своему завету верен всегда и это сказывается: но это увы ничего не гарантирует. Отличительные черты есть, но они есть потому, что завет остаётся актуальным на все времена. Понимаете, всё дело в том, что вот само это проявилось уже, например, у того же самого Осии, который впервые, наверное, заговорил, о том, что если завет один раз заключён, то Бог от него не откажется в любом случае. То есть, ну давайте скажем так: в союз с Богом можно войти, но нельзя из этого союза выйти. И тут дело не в том, что нельзя разорвать все отношения и сказать нет, и пойти своим путём. Это возможно. Еврейский народ это проделывал на протяжении своей истории ведь тоже неоднократно. Но если брать судьбы отдельных людей, то и здесь этого более чем достаточно. Бывало человек вроде бы пошёл, всё и даже там он уже и христианин, и всё, но в какой-то момент там разворачивается и пошёл совсем в другую сторону. Бывает такое. Да бывает, к сожалению. Но есть одно, но. Вот если говорить, например, в частности о христианстве, то обратно некрещённым, тем не менее, до конца уже не станешь. Просто вот в то дохристианское и языческое состояние не вернёшься. Отступник и просто некрещённый — это разные состояния. Условно говоря, это примерно, как пардон, разведённая или девушка. Вот примерно так. Понимаете, развестись, да можно, разорвать отношения супружеские, да можно, но обратно в то состояние которое было до брака уже не вернёшься всё равно. И тут даже дело не в том, что-то медицина сейчас может помочь или не может помочь. В другом смысле: всё равно уже в это состояние не вернёшься. Так вот тоже самое и здесь. Один раз войдя в отношения с Богом уже нельзя вернуться в то состояние, которое было до того, как эти отношения установились.

Долговое рабство у евреев было известно, но человек мог остаться рабом на всю жизнь в этом доме если он того хотел. Это было добровольное решение, человек добровольно принимал на себя соответствующие обязательства. А учитывая всё это, и учитывая то, что, во-первых, рабство пожизненное по крайней мере, никогда не бывало принудительным у евреев по отношению к евреям. Но в данном случае у народа Божия по отношению к народу Божию. А с другой стороны: это навсегда — эти отношения. То сами понимаете, что в общем и целом, что бы после этого раб не вытворял, наказывать его будут, а отказываться от него нет. На самом деле это очень похоже на отношение Бога со своим народом. Обратно в языческое состояние не вернуться. Отношения с Богом есть и с этим надо что-то делать. Теперь вопрос: что с этим делать? У христианина, по крайней мере, этот вопрос стоит конечно не так остро потому, что христианами не рождаются, а становятся. Евреям можно не только стать, но и родится: всякое в жизни бывает. И вот если родился евреем, то что хочешь с этим то и делай. Но не евреем не станешь, до конца и полностью. Можно выпасть из своего народа, благополучно из него вылететь, духовно. Вполне возможно. Вообще о своём еврействе забыть. Но до конца не евреем всё равно не станешь — коллизия, которая много раз и в литературе отражалась и где она только не отражалась. То есть весь вопрос только в том: это твое еврейство для тебя чем будет, благословением или проклятием? Будешь этим пренебрегать — может стать проклятием. Так вообще, в нормальном случае, будет благословением. Так вот, собственно говоря, в этом вся история народа Божия: который с одной стороны, входит в отношения с Богом и только поэтому народ Божий, а с другой стороны потом делает неоднократные попытки эти отношения разорвать полностью и вроде бы разрывает. А вот вернуться в то состояние, условно говоря, как в этих случаях оно называется, в нормальное состояние, то есть такое, как у всех остальных народов, скажем, было тогда в дохристианские времена, которым ничего такого дано не было и никакого завета дано не было: не получается. Хотим жить нормально как все язычники: не получится уже так жить. Примерно так, вот ну так это конечно условно говорю, вот как у человека не получится жить как там, как животные. Даже если он пытается это делать, получается хуже любого животного. По вполне понятной причине: человеку это никогда не было дано, человек для этого не предназначен и не приспособлен для такой жизни животной. Если он пытается это делать, получается хуже, чем у животного. И хоть человека иногда в этой ситуации скотиной обзывают, на самом деле ни одна скотина, обычно, так себя, как человек в скотском состоянии, себя всё так не ведёт. Не дикое, ни даже домашнее. То есть уже очеловеченные и значит приобщённые к падшей человеческой природе. Но это я так конечно, условную параллель провожу, но я думаю, понятно, что я имею ввиду.

Милосердие Божье

Этот человек, автор этого псалма, он прекрасно понимает, что он именно раб Божий и он прекрасно понимает, что при нормальных отношениях с Богом — это благословение или проклятие. Это для народа в целом характерно, но и для отдельного человека тоже характерно. А «милосердие и верность» основа, то о чём Осия говорил. Да, конечно, от завета не избавиться. Поэтому, да, глупого еврея редко встретишь. Не то чтобы совсем не бывает, бывает конечно, но это редкость. Конечно, с другой стороны, выживать надо, как правило, в диаспоре. В Израиле проще, а в диаспоре нужно выживать на фоне окружения часто, ну скажем так, не очень дружественного. Стало быть, тут поневоле: или становишься умным или помираешь. А в еврейском характере знаете жизнелюбия много: помирать не хочется. Приходится соображать: быстро и адекватно. Но это как бы одна сторона. А другая сторона заключается в том, что всякий раз, когда человек пытается уйти от своего предназначения, кончается для него это плохо. И уж если ты себя связал такими отношениями с Богом, что вошёл в Его дом в качестве раба, а значит своего человека, то теперь во всяком случае на защиту можно рассчитывать. Это вот тот самый парадокс: когда с одной стороны понятно, что вообще-то Ты Господи со мной не судись, потому что понятно, что если до суда дойдёт, то я не оправдаюсь. Так что, понятно, что в общем и целом, конечно, наказывать меня есть за что, как и любого другого раба. Но с другой стороны: «тогда Ты меня и защити». Это как бы две стороны одной медали. А «милосердие и верность» действительно от праведности неотделима. Всё-таки Осия не случайно, вообще, какую бы то ни было возможность нормальных отношений с Богом связывает именно с этими понятиями. Почему так. Ну потому, что если уж говорить о завете, то завет нарушен давно. Осия это все конечно прекрасно понимает. Также как, наверняка, прекрасно это понимает автор псалма. Все же, в общем и целом, историю более или менее свою помнили. И понимали, даже не из истории, а из того, что происходило в те дни, какие тогда эти вещи происходили. Ну, например, когда Амос, или тот же Осия проповедовал, да хотя бы и Исаия. При Исаии, ладно, времена Исаии — это всё-таки время правления Езекии: там много чего хорошего было, и конечно, это было время духовного подъёма в Иудеи, в правление Езекии, всё так. А вот в более ранние времена, когда Амос там проповедовал или тот же Осия — всё было гораздо более печально. И всем было совершенно очевидно, что: союз давно разорван, условия союза давно нарушены, заповеди нарушаются сплошь и рядом. Вплоть до нарушения первой заповеди, до откровенного язычества. Масса народа это двоеверы, по сути, то есть, называя вещи своими именами — откровенные язычники. А если не откровенные, то это ещё хуже: они поклоняются Яхве и поклоняются другим богам. Но это всё равно язычество по сути, как там это ни говори. Так что в общем-то: всё нарушено и не на что рассчитывать. А что тогда остаётся? А тогда остаётся только надеяться на то, что Бог проявит вот то самое милосердие, о котором мы уже не раз говорили. Милосердие, которое предполагает, что Бог сделает больше, чем то, на что человек теперь может рассчитывать, больше чем по закону человеку положено. По закону человеку уже ничего не положено. В частности, еврейскому человеку, в той ситуации в которой он тогда оказался, ничего не положено, потому что давно всё все условия договора нарушены. Будешь требовать по договору: не получишь ничего хорошего. Плохое можешь получить, потому что в том же договоре ещё и санкции есть некоторые. Отсюда вывод. Если хочешь хоть что-то, хоть какой-то шанс иметь, лучше на договор не напирай. Будешь требовать тебе же хуже будет. А лучше попроси по-хорошему. Попросишь по-хорошему может быть чего-нибудь и будет. То есть это та самая ситуация, когда милосердие единственное, что может помочь. То есть расчёт на то, что Бог конечно имеет полное право разобраться с каждым кто к нему придёт и с собственного народа: и очень круто разобраться. Но всё-таки этого делать не станет. И всё простит. И опять всё начнёт с чистого листа, и в общем даст ещё один шанс на исправление и т.д. и т.п. Вот единственное на что остаётся рассчитывать. Вот это и называется словом хэсет, когда вообще-то человек или Бог готов для другого сделать больше чем он делать обязан. Ну уж тогда, если уж такие отношения, тогда изволь проявлять полную верность. Иначе не получится. То есть тогда уже не получится так, что вот ну вот же есть же договор: вот я сделал то что я обязан. А тебе сделали по договору сколько были обязаны или больше? Но так и изволь соответствовать тогда. Тогда верность уже безусловная: не считая. И поймите правильно, я сейчас не случайно всё это перевёл в область сугубо такую, формально юридическую. Давайте помнить, что Тора это и законодательство тоже. Вы верите, что есть своего рода здесь логика, формальная юридическая, которая сводится к тому, что если договор нарушен одной из сторон, то эта нарушившая договор сторона, может рассчитывать только на то, что другая сторона от своих претензий по договору откажется. Другого варианта нет. Если хочется конечно избежать санкций. То есть окончить дело миром. Понятно, что здесь конечно всё, особенно если мяч на твоей стороне, всё зависит от твоего контрагента: захочет он этого или нет? Согласиться он на такой вариант или нет? В пределе, если говорить о новозаветной, например, ситуации, тот же Павел прямо говорит о том, что человек всё время в таком положении, и что рассчитывать на Царство Божие он может исключительно таким образом — то есть из милосердия (Еф.2:8-10). Больше никак. Ни по какому праву, ни по какому договору, ни на основании там чего-то, что можно было бы там заработать или отработать. На Царство рассчитывать не приходится. Никто на него никаких прав не имеет. Никому оно не гарантировано. Никто его ничем не может заработать. Никто не может сказать: вот я имею на него право, я его заслужил. Всё. Только иди и договаривайся с контрагентом по-хорошему. И попроси его действовать не в соответствии с условиями договора. Это в пределе. На уровне притч это идет тоже. И в Евангелии: лучше с соперником мирись ещё по дороге в суд (Мф. 5, 25). Но это, в общем-то это всё понятно. Это логика: она работает.

Дата: 2018-09-13, просмотров: 58.