Учет специфики региона при определении векторов исследования и составлении краеведческих программ

Своеобразие региона проживания предопределяет набор требований не только к содержанию регионального компонента программ, но и в целом к вопросам развития и социализации личности. Концепциями образования на региональном уровне должны учитываться географические, культурно- исторические, социальные, экономические, экологические и др. условия обитания в регионе, что иногда называется «средой обитания», хотя упот- ребление в данном случае термина «среда» не исчерпывает его значения как педагогического понятия, поэтому мы предпочитаем в данном тексте ис- пользование термина «регион» (хотя и допускаем, что иногда данные термины

– «среда обитания» и «регион» – понимаются как синонимичные). Однако, не предполагая в данной главе анализа термина «регион» (подробнее об этом см. во 2 главе монографии), мы обращаем внимание на то из определений, кото- рым подчеркивается его культуротворческая значимость: «регион – простран- ство, на котором происходит социализация человека, формирование, сохране- ние и трансляция норм образа жизни, сохранение и развитие природных и культурных богатств (или наоборот)» [Мудрик 1999: 53]. Региональный фак- тор в значительной степени определяет эффективность процессов социали- зации, сохранения и трансляции норм и образа жизни, поэтому должен учи- тываться не только при разработке образовательных и культурных про- грамм, но и при определении образовательных и культурных приоритетов государства в целом, тем более что социологическими исследованиями по- следних лет выявлена тенденция развития Российской Федерации, прояв-


ляющаяся в том, что регионы выбирают свой путь развития, формируют свою экономическую и культурную политику.

При обращении к понятию «регион» существенным является вопрос о его границах. Обратимся к этимологии. Этимология слова «регион» восхо- дит к латинским корням reg – regio – region. В эпоху Римской империи re - gion имело смысл «квартал, округ». Со временем это понятие приобрело значение «страна, границы, пределы». Из латинского слово заимствовано почти всеми европейскими языками со значением «район, область». В ны- нешнем употреблении слово «регион» впервые было зафиксировано в Большой Советской Энциклопедии в середине 70-х гг. ХХ в. со  значением

«крупная индивидуальная территориальная единица (природная, политиче- ская и др.) [БЭС: 642]. В нашем случае важно определиться с наполнением понятия «регион» применительно определенной (нашей) территории: Юг России (понятие широкое, предельно обобщенное, неконкретное, скорее, образное), Южное подстепье (понятие поэтическое), Черноземье, Цен- трально-Чернозёмный регион (тоже широкое, но уже более конкретное: перечень входящих в данное географическое объединение областей извес- тен), собственно Белгородская область как субъект РФ (понятие опреде- ленное, конкретное). Под значением слова «регион» в терминологических сочетаниях «региональный компонент», «язык региона» мы  подразумеваем

«регион Белгородской области». Однако при разработке содержания РК мы брали во внимание языковые и культурные особенности и более широ- ких региональных объединений: «Юг России», «Черноземье», «Централь- ное Черноземье». Получающее в последнее время распространение поня- тие «территория» тоже, на наш взгляд, не вполне конкретно и определенно как термин, тем не менее, достаточно часто используется как синоним тер- мина «регион».

Таким образом, к региональной специфике Белгородского региона может быть отнесено как общее своеобразие всего Центрально- Черноземного региона, так и конкретные географические, социально- экономические и культурно-исторические особенности Белгородской об- ласти. Безусловно, регион отличается культурно-языковым своеобразием, в частности, явлением контаминации украинского и русского языков и куль- тур, объяснимым исторически и географически. В связи с этим региональ- ный компонент базисного учебного плана должен включать изучение куль- турного наследия юга России, Центрально-Черноземного региона, Белго- родской области и той конкретной местности (города, села, поселка, дерев- ни, хутора), где родился и проживает в настоящий момент человек. В структуре общеобразовательных дисциплин должно присутствовать то, что связано с родиноведением, региональной культурой; краеведческий компо- нент уместен и возможен на учебных и внешкольных занятиях по матема- тике, химии, биологии, на уроках труда и физкультуры – одним словом, при освоении всех предметов и проведении мероприятий на любую тему.

Поскольку о регионообразующих факторах речь пойдет далее, во 2 главе, здесь мы хотели бы обратиться к одному из наиболее значимых ре-


гионоформирующих факторов, каковым является специфическая культура региона.

Культура (в свою очередь, естественно, напрямую зависящая от исто- рических и географических факторов), формирует «лицо» региона, самосоз- нание его жителей, восприятие региона жителями других регионов страны, ста- новится своего «визитной карточкой» региона.1

Культурные особенности населения региона позволяют не только особым образом выделить регион из числа других, но и идентифицировать его жителей; например, на основе анализа особенностей повседневной раз- говорной речи: «гэканье», «аканье», типичные ошибки и отступления от ли- тературных норм и др. – на основе этих признаков несложно «идентифици- ровать» современных жителей юга России, и Белгородской области в част- ности. Объясняется это тем, что жизнь человека в обществе невозможна без усвоения им культурных образцов, а этот процесс, в свою очередь, проис- ходит через отождествление себя с определёнными социальными группами. Чрезвычайно важно и то, что самоидентификация личности относительно определённой региональной культуры способствует развитию самосознания личности. В частности, в Белгородской области в ряде районов отмечается фактическое двуязычие: дома – украинский язык, на работе, в официальной обстановке – русский язык. Эта ситуация образно представлена в очерке А. Стреляного «В гостях у матери»: «…Вблизи проходит граница между Россией и Украиной, и украинские села здесь забегают в Россию, а русские – на Украину, они переплетаются подобно пальцам в замке рук…

То же самое и с языками. Сегодня на совещании в районе человек вы- ступает по-русски, а завтра – по-украински, все зависит от случая и об- становки – от того, например, оправдывается он или кого-нибудь крити- кует, отбывает очередь или говорит серьезно...»

Культурно-историческое своеобразие, национальное и конфессио- нальное многообразие региона предопределяют набор требований к вопро- сам обучения, развития, инкультурации и социализации личности. Напри- мер, нельзя игнорировать тот факт, что среди народов, населяющих Белго- родскую область, при доминировании русского этноса, представлены укра- инцы, узбеки, турки-месхетинцы, цыгане и др. Диалог, толерантность, по- нимание жителями Центрально-Черноземного региона друг друга должны обеспечиваться уровнем представлений о культуре различных народов, их роли в экономическом, социальном и культурном развитии региона. Одна- ко эти представления не возникнут сами по себе, их нужно формировать в годы обучения в школе, в начальный период социализации личности. Ста- новление поликультурного воспитания актуально для нашей области.


1 Как, по каким признакам «опознается» Белгород, Белгородчина среди других городов и террито- рий? Святое Белогорье, Город Первого салюта, один из самых чистых городов РФ, город Воинской сла- вы, Курская дуга, Прохоровское поле, граница Украины и России, мягкий южный говор… «Белго- род…Белогорье… В этих словах, «несущих» белый цвет, заключена некая святая сила, а значит, сила со- зидания и надежды» – с этих слов начинается статья губернатора Белгородской области Е.С.Савченко «Я верю в судьбу Святого Белогорья». И само имя губернатора много лет является своего рода «фирменным знаком» Белгородчины...


Экономическое своеобразие региона определяется существующим укладом экономики и стратегиями экономического развития: развитие сель- ского хозяйства, переработка сельхозпродуктов, освоение природных бо- гатств: мела, железной руды и др. Белгородчина – территория КМА. Актив- но развивается сектор наукоёмких предприятий, занятых разработкой и производством инновационных продуктов, в связи с чем в БелГУ открыты новые факультеты и специальности: компьютерных наук и информацион- ных технологий, наноматериалов, экологии и энергосбережения и др. В це- лом социально-экономическая стратегия Белгородской области сориенти- рована на приоритетное развитие зон инновационной экономики. С учетом этих особенностей в рамках регионального компонента предусматривается выделение учебного времени на освоение основ проектирования (культура проектирования, планирование карьеры, социальное и бизнес- проектирование, предпринимательство, налоги и законы и др.), открытие экономических профильных классов в старшей школе.

Социальное своеобразие определяется приоритетом проблем, которые позиционируются как ведущие в регионе. Важно, чтобы социальные лозун- ги инициативы: «Жить по-белгородски», «2 +3 = белгородская семья»,

«Свой дом на своей земле», «Тепло родной земли дает нам силу», молодеж- ные акции «Белгородчина – территория без сквернословия», «Я выбираю здоровье» и др., инициированные отделом по делам молодежи админист- рации Белгородской области, не оставались декларациями, а были осознан- но приняты молодыми жителями области и способствовали становлению их нравственных и ценностных идеалов.

На достижение этих целей направлена социальная и культурно- языковая политика Белгородской области. Достаточно остра для региона (как, впрочем, и для государства в целом) проблема духовно-нравственного становления молодежи, формирования ее активной жизненной позиции, что становится важнейшей составляющей развития российского общества. В регионе осознается важность и актуальность этих целей и задач. На их реа- лизацию направлены и областная целевая программа «Русский язык», и ос- новополагающие документы федерального и регионального уровня. К по- следним относится постановление губернатора Белгородской области от

9.12. 2004 г. «О мерах по совершенствованию духовно-нравственного вос- питания детей и молодежи». В этом документе подчеркивается необходи- мость осмысления и более фундаментального выстраивания национально- культурной идентичности молодежи, формирования ее культурного, интел- лектуального и духовно-нравственного потенциала. В области стало тради- цией проведение региональных культурно-языковых акций: «Белгородчина – территория без сквернословия», «Признание в любви городу в День горо- да» и др., творческих конкурсов «Родное Белогорье», «Моя родослов- ная», конкурсов сочинений, конкурсов чтецов, конкурсов научно- исследовательских работ молодых ученых (школьников, студентов, аспи- рантов) «Молодежь Белгородчины» и др. С 2007 г. (Года русского языка) управлением образования и науки Белгородской области  инициировано


проведение областного фестиваля «Язык мой – друг мой», особенностью которого являются совместные выступления учителей и учащихся в защиту родного языка, конкурс агитбригад, риторический турнир, представление учителями-словесниками оригинальных методических проектов, сопровож- дающихся видео- и компьютерной презентацией.

На основе принципа межпредметной интеграции своеобразие регио- на может быть представлено на уроках и занятиях по русскому языку, во внеурочной деятельности в виде работы над содержанием и формой выра- жения отдельных слов и устойчивых сочетаний.

ü Географическое своеобразие находит выражение в работе с топони- мами и микротопонимами, с именами собственными и производными от них, с тематической лексикой: Центральное Черноземье, Центрально-Чернозёмный экономический район, Центральный Федеральный округ РФ, Среднерусская возвышенность, Северский Донец, лесостепь, подстепье, бокситы, апатиты, мергель, суглинки; заповедники, Ямская степь, Лес на Ворскле, Бекарюковский бор, с названиями растений, распространенных в краю и др.

ü Экономическое своеобразие: КМА – Курская магнитная аномалия, Оскольский металлургический комбинат, сахарные заводы, меловое произ- водство, фермерские хозяйства и колхозы и т.п.

ü Социальное своеобразие осознается при умелой организации об- суждения и осмысления социальных лозунгов и инициатив, понимании на- правлений молодежной политики в Белгородской области, особенностей образовательной политики, знание учебных заведений области: Белгород- ский государственный университет – Национальный исследовательский университет «БелГУ», Белгородская государственная технологическая академия им. Шухова – БГТА, Белгородский государственный институт культуры и искусства – БГИКИ и др.

ü Культурно-историческое своеобразие проявляется в понятиях, вы- ражениях, именах, которые должны знать молодые белгородцы: Дикая степь, Дикое поле, Порубежье, Засечная черта, Белгородская оборони- тельная черта, Польскáя Украина («В 16 веке донецко-оскольская лесо- степь стала частью России и именовалась Польскáя Украина, т.е. степная окраина»), битва на Курской дуге, южнорусское порубежье, Слобожан- щина, Святое Белогорье, Св. Иоасаф, Св. Макарий Брянчанинов, М.С.Щепкин и его музей «на реке Пенке», народная культура и этнография, характерные черты и детали интерьера, одежды («сорока», «подзаты- лень», «панева»), еды и питья и др., курско-белгородская песенная культу- ра, частушки, «слобожанский стиль», южнорусский диалект, фольклор юга России и востока Украины, диалектизмы и этнографизмы.

Возможно освоение региональной культуры с помощью т.н. «вспомо- гательных» и факультативных дисциплин: палеография, топонимика, этно- нимика, генеалогия, геральдика, метрология, нумизматика, филателия и др.

С культурой и историей тесно связаны литература и язык, поскольку в своеобразии языка, в художественном творчестве находят отражение куль- турно-исторические реалии. Художественная литература является своеобраз- ным лингвистическим свидетельством жизни, истории и культуры населения


региона и конкретной личности в определенную эпоху. Между тем в художе- ственных текстах встречаются лексические единицы, о непонимании или не- полном знании которых мы иногда не подозреваем или понимаем их прибли- зительно, неполно, не всегда видим в них культурных приращений смысла, связанных с эпохой, традициями, обычаями, в особенности, если это связано с традициями, обычаями своего края, и эта лексика нуждается в исследовании, комментировании, систематизации, описании, лексикографировании.

Программами по истории, географии, биологии предусмотрены (в т.ч. и в РУБП нашей области) специальные курсы, направленные на изучение род- ного края. Лингвистический же и, шире, филологический аспект в курсах краеведения явно обделен (точнее, практически не представлен), чем объяс- няется более детальное представление этих аспектов в табл. 1, 2.

ü Литературно-художественное своеобразие края представлено в произведениях белгородских писателей, поэтов, журналистов: В. Белова, Н. Волобуева, А. Гирявенко, М. Дьяченко, Е. Дубравного, О. Кириллова, М. Кулижникова, В. Молчанова, В. Михалёва, Н. Овчаровой, Т. Огурцовой, Б. Осыкова, Н. Рыжих, Л. Конорева, А. Филатова, В. Фёдорова, В. Шаповало- ва, В.Череватенко, И. Чернухина и мн. др. Литературное наследие края изу- чается на уроках внеклассного чтения, факультативных и кружковых заня- тиях, является объектом при освоении специальных краеведческих курсов, в процессе подготовки и написания научно-исследовательских, проектных, творческих работ, организации и проведении литературных вечеров и праздников, региональных конференций и семинаров.

Глава 4 настоящей монографии посвящена исследованию особенно- стей языковой реализации темы Родины современными белгородскими по- этами В.Беловым, В.Молчановым, И.Чернухиным и др. Ниже (табл. 1) хо- тели бы представить возможные темы и направления исследования и изуче- ния литературно-художественного своеобразия края.

Таблица 1

 







Литературное наследие края

Тема 1 Тема 2 Тема 3 Тема 4 Тема 5 Тема 6 Тема 7 Устное Святое Бело- Белгород- Лит-ра Лит-ра Белгород- Белгород- народное горье. ский след 19 века. 20 века. ские пи- ская творчест- Духовное «Слова о В.Ф. Раев- Писатели сатели и публици- во. наследие полку Иго- ский, 20 века о поэты – стика. Песни, Св. реве» Н.В. Станке- прошлом наши со- Лирико- сказки, Иоасафа   вич, Белгород- времен- публици- частуш-     М.С. Щепкин, ского ники стическое ки, бы-     Н.И. Страхов края   краеведе- лички     и др.     ние

 

Разумеется, обозначенными темами белгородское литературное крае- ведение не исчерпывается. Изображение «южного подстепья» можно найти в произведениях Н.В. Гоголя, И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, А.П. Чехова, И.А. Бунина, М.А. Шолохова, М.А. Булгакова, М.М. Пришвина, Е.И. Носова,


Г.А. Троепольского и других художественных текстах, изучаемых на уроках литературы, включаемых в программы внеклассного и самостоятельного чте- ния. Учителям литературы надо помочь своим ученикам найти местные при- меты и образы, обратить внимание на приемы и формы создания в художест- венном произведении образа «малой родины»: прямое указание на конкрет- ную местность, топонимикон и антропонимикон, узнаваемые черты и детали пейзажа, бытового, культурного и религиозного уклада, символы и знаки, по- зволяющие «опознать» местность, отсылки к историческим событиям, связан- ным с краем, своеобразие художественного творчества (песен, танцев, обря- дов), интерьера, одежды, языковые особенности (авторская речь, речевые ха- рактеристики героев произведения)». В пособии «Лингворегионоведение: практикум» [Новикова 2010б: 81-88] представлена программа элективного курса литературного краеведения «Белогорье, поле отчее…».

Литературно-художественное своеобразие региона находит яркое языковое отражение.

ü Языковое своеобразие проявляется в сохранных чертах южного диалекта, в распространенных на территории региона говорах, в специфике топонимикона и антропонимикона, в социолекте и жаргонах, в использова- нии белгородцами в разговорной речи суржика и украинских заимствова- ний, в отмечаемых речевых ошибках и отступлениях от литературной нор- мы. Безусловно, эти яркие языковые проявления должны становиться предметом анализа и обсуждения с учащимися и студентами, ведь сам факт их наличия – наглядное проявление и воплощение языка настоящего, «жи- вого», какой, собственно, и служит средством общения, способом запечат- ления жизни нашими земляками и современниками и представляет ту са- мую «языковую среду», на важность и целесообразность учета которой все- гда указывали лингводидакты и которая как естественный лингвокультур- ный социум играет важную ориентирующую роль.

В ходе освоения лингворегионоведческой информации следует учи- тывать те факторы языковой среды, которые влияют на формирование культурной и региональной идентификации личности.

Во-первых, это естественный достоверный видеоряд, который вклю- чает в себя наглядную действительность, т.е. невербальные проявления со- циокультуры в языковой среде.

Во-вторых, это естественный достоверный аудиоряд, который вклю- чает в себя всю воспринимаемую на слух информацию окружающей языко- вой среды, т.е. непосредственное речевое воздействие.

В-третьих, это естественный ситуативный ряд как совокупность взаи- мообусловленных компонентов: речевой ситуации, особенности коммуника- тивного поведения, социокультурных стереотипов общения, языковых кон- тактов.

В-четвертых, это ряд национальных и региональных фоновых знаний, т.н. «культурно-региональный фон».

В-пятых, это обучающая, воздействующая стихия естественного, «жи- вого» языка.


Как отмечено нами не раз, региональной культурно-языковой особен- ностью является широкое распространение в речи местных жителей украи- низмов, но, к сожалению, вопросы лингвистики языковых контактов, сосу- ществования и взаимовлияния языков недостаточно изучены, редко стано- вятся предметом исследования. А ведь именно этническое и языковое со- существование определяет специфику приграничных регионов, к которым относится и Белгородская область. Для речи белгородцев, помимо γ-фрикативного (нормативного в Украине), характерно употребление пред- лога «за» с винительным падежом вместо положенного в этих конструкци- ях предложного падежа с его спектром предлогов: говорят узнай за резуль- таты, расскажи за него; широко распространены в речи молодежи украи- низмы: хай в значении «пусть», чи в значении «или», слова бурак, рушник, цибуля, хата, шкода, невдалый, жменя и др. А ведь учет подобных лингво- культурных особенностей помогает реализовать идею познания самобытно- сти русского народа и многофункциональности языка одновременно в кон- тексте «диалога культур» и региональном «культурном измерении».

Изыскать возможности для знакомства школьников любого возраста с оригинальными региональными особенностями родного языка возможно и без введения специальных часов и курсов. Уже на первом в учебном году

«Уроке знаний» учащимся можно дать представление о некоторых местных топонимах, их этимологических корнях, о специфике ономастикона, причи- нах переименований микротопонимов как одном из проявлений развития языковой системы, свидетельствующем о неразрывности связей языка и культуры региона. Эти факты неизменно пробуждают интерес к истории родного края. Далее эта работа может вестись «точечно», в виде отдельных лексических, грамматических или тематических включений, в виде реали- зации регионоведческого подхода к выбору материала для исследования и языкового анализа, в частности:

· при систематизации и тематическом представлении лексики и фра- зеологии обращение к сопоставлению диалектизмов и нормативных образцов (лук – цибуля, арбуз – кавун, горсть – жменя, дорога – шлях – грейдер и др.);

· включение в работу безэквивалентной и регионально маркирован- ной лексики и фразеологии, слов с «региональным культурным фоном», культурем (Звонница, диорама – диорама «Огненная дуга», мемориал, са- лют – город Первого салюта, футбольная команда «Салют» и др.);

· акцентуация в словарно-орфографической работе на значении и письменном оформлении востребованных в регионе имен собственных (Третье поле России, Курская дуга, город Воинской славы, Харьковская гора и др.);

· знакомство с особенностями речевого этикета родного края, специ- фическими формулами общения, характерными для региона (человек в зна- чении «муж», батя при обращении к отцу, обращение «на Вы» к родителям в украиноязычных семьях и др.);


· активизация работы по культуре речи в региональном аспекте, оценка речи земляков с точки зрения языковых литературных норм и правил современного русского речевого этикета, обсуждение просторечных и грубо- просторечных слов и выражений;

· включение в тематику и проблематику творческих работ региональ- но актуальных тем, написание сочинений на краеведческие темы и в целом – системное представление работы по развитию речи в краеведческом аспекте (перечень тем и артефактов для описания).

Учитывая, что настоящее издание полностью посвящено анализу языко- вой специфики региона и в каждой из глав достаточно основательно рассмат- риваются отдельные аспекты указанной проблемы, в данной главе мы хотели бы обозначить только основные темы (тематические блоки), которые могут исследоваться уже на школьном уровне и в той или иной степени полноты представления информации могли бы быть включены в курс изучения родно- го языка (табл. 2).

Таблица 2

 

Тема 1 Тема 2 Тема 3 Тема 4 Тема
Этнографиче- Основы диалек- Топонимика и Просторечие. Лингво-
ские и культу- тологии. Черты ономастика Отклонения от культурный
роведческие южных говоров. края.  Виды литературной анализ текстов
сведения о крае Диалектизмы и топонимов. нормы в речи белгородских
(на основе ана- регионализмы. Микро- жителей Белго- поэтов и писа-
лиза краеведче-   топонимы, родской области. телей
ских текстов)   локализмы.    

 

Весьма важно (с позиций инноваций в образовании), что каждая из предложенных тем может быть реализована в деятельностном ключе: ана- лиз текстов, написание сочинений (в т.ч. конкурсных), стихотворений, не- больших прозаических текстов, составление тематических тезаурусов, ми- ни-словарей, лингвистические экскурсии, иллюстрирование, подготовка и защита проектных работ, разработка сценариев, компьютерных презента- ций по теме и др.

Традиционно наиболее важные направления исследования языка ре- гиона: диалектологическое, топонимическое, поэтико-стилистическое, ме- тодическое – определили структуру настоящего монографического издания, поскольку действительно являются наиболее перспективными для развития региональной лингвистики и в первую очередь бывают востребованы при определении векторов исследования и составлении краеведческих про- грамм. Как указано, каждый из аспектов представлен в отдельной главе. Ниже хотели бы дать лишь краткие комментарии по ним в связи с анализом языковой специфики региона.

Безусловно, особое внимание должно уделяться изучению диалектной лексики родного края, которая не только является отражением быта, исто- рии и культуры народа, но и вносит ценный вклад в познание культурного своеобразия носителей южнорусского говора. Белгородский лингвист


Т.С. Соколова, исследующая диалектологические метаконтексты и их роль в формировании языкового сознания личности, обращает внимание на факт глубокого знания местными жителями истории местных топонимов и видит в этом проявление их любви к родному месту. Комментируя рассказ пожи- лой женщины об истоках названия села Белый Плёс в Вейделевском районе Белгородской области («…Если ехать с Куликовской горы, то вода играет на солнце, на отмелях, серебрится, и плёсы белеют…»), автор утверждает:

«Изучение <…> диалектологических метаконтекстов показало, что иногда раздающиеся заявления о лексической обреченности говоров беспочвенны, несмотря на неизбежное влияние со стороны литературного языка; народ- ное чутье языка, которое «не выдумка, не субъективный фактор» (Бодуэн де Куртенэ), позволяет диалектоносителям здраво оценить происходящие изменения в родных говорах, продолжающих активно функционировать в рамках прочных языковых традиций <…>. Диалектологические метакон- тексты являют собой своеобразный лингвистический материал, который может быть объектом наблюдения не только на занятиях по диалектологии, но и в курсах других лингвистических дисциплин» [Соколова 1998: 95].

Несмотря на бесспорный факт уникальности диалектной картины Бел- городского края, системное представление диалектной лексики и фразеологии по области в лингвистической литературе практически отсутствует, лишь в немногих статьях рассмотрены частные вопросы. Во 2 главе монографии дано общее представление о говорах Белгородской области и причинах языкового своеобразия нашего региона, а также аспектное описание отдельных лексиче- ских и лексико-грамматических диалектных образований.

Топонимическая лексика, как никакая другая, расширяет «горизонты знания», дает новую информацию одновременно по родному языку и лите- ратуре, по истории, географии, биологии, экологии, формирует духовно- нравственные основы личности, развивает интерес к истории своего края. Опора на топонимику и – шире – ономастику способствует установлению междисциплинарных связей, приобщению учащихся к работе со словарями и справочниками, с энциклопедиями и картами, со специальной научной и научно-популярной литературой. Особого внимания заслуживают геогра- фические названия, возникшие в послереволюционный период, сведения об основах и причинах переименований наши дни (например, изменение на- званий улиц в областном центре) и значениях новых микротопонимов и ло- кализмов. Бесспорны актуальность и развивающий потенциал ознакомле- ния с наименованиями внутригородских объектов (урбонимами), поскольку эта нечастотная в качестве объекта анализа ономастическая информация позволяет подросткам познать разные сферы жизнедеятельности современ- ного человека, осмыслить соотношение имени и реалии, повысить мотива- цию к изучению родного языка и родного края. Аналитическая и система- тизирующая деятельность по установлению языка-источника урбонима формирует у молодых людей представление о современных культурных и социолингвистических тенденциях в государстве, регионе, городе. Главное, нужно уметь показать и доказать, что «ономастическая система любого ре-


гиона не есть заданная изначально сущность, она меняется под влиянием экстралингвистических факторов, она выстраивается в соответствии с по- родившим ее историко-культурным процессом…» [Ефанова 2006: 49], и именно поэтому ономастика и топонимика – источник сведений о духовной культуре этноса, его исторической памяти. Подробная информация и сис- тематизированные современные данные по региональному топонимикону представлены в главе 3.

Помимо уже названных разделов: диалектология, ономастика и топо- нимика – к лингвистическим составляющим регионального отечествоведе- ния, имеющим специфику в регионе, должны быть отнесены проблемы изу- чения просторечия, жаргонов и социолектов, характера их взаимоотноше- ний с книжной речью в пределах национального языка, а также специфика художественного творчества, тематическая широта, стилевое и языковое своеобразие произведений местных писателей и публицистов. Один из первых опытов концептуального анализа творчества белгородских поэтов представлен в 4 главе монографии.

В целом можно констатировать: краеведческие или просто скорректи- рованные с учетом специфики региона программы обладают недооценен- ными возможностями в восстановлении утраченных связей между образо- ванием и культурой. Однако подобные программы, к сожалению, редко по- падают в поле зрения филологов, чаще их составлением занимаются исто- рики, географы, краеведы-любители, которые, естественно, оставляют без внимания языковые вопросы. Существующее положение не способствует развитию регионального языкознания, формированию его научной базы. С целью решения этой проблемы мы обратились к разработке теоретиче- ских основ лингворегионоведения как конкретизированной области краеве- дения и самостоятельного научного направления со своими объектом, ме- тодологией и понятийным аппаратом.

 

 

1.4. Становление лингворегионоведения как самостоятельного научного направления

В современной лингвистике, по мнению некоторых филологов, воз- никла «сложная, противоречивая ситуация с большим количеством актив- ных факторов <…>. Данный, «предсинтезный», период характеризуется поисками интегрирующих идей из различных гносеологических источни- ков. Большей частью они являются внешними по отношению к лингвисти- ке. Важнейшие из них исходят «сверху» (например, из других наук через их философское осмысление и придание им статуса методологических принципов) и «снизу» – из практического заказа языкознанию…» [Голев 2006: 10-11. – Выд. нами. – Н.Т.]. Первое направление способствует форми- рованию новых методологий исследований, второе («практический заказ») открывает новые предметные области в лингвистике, дает толчок методиче- ским инновациям. И то и другое становится источником важных гипотез,


приводящих к формированию актуальных и эффективных направлений: так, например, «на лингвистической почве прорастает теория информации, из внешних источников проистекают идеи когнитивистской лингвистики, лин- гвосинергетики, квантитативной лингвистики, компьютерной лингвистики и др. <…>. Все эти дисциплины можно назвать методологическими, или ас- пектуальными…» [Голев 2006: 11]; также их можно обозначить как инте- гративные, симбиотические. Становление большинства из них связано с активным развитием в последнее время т. наз. «внешней лингвистики».

Внешняя лингвистика рассматривает отношения языка с историче- скими условиями его существования, учитывает всю совокупность этниче- ских, социальных, исторических, географических факторов, неразрывно связанных с историей языка. Культура народа, его история, обычаи, отно- шения между языком и общественными институтами (школой, церковью), географическое распространение языка, языковые контакты – все это может оказывать влияние на развитие языка, хотя и является внешним по отноше- нию к собственно языковой системе. Однако обращение к ним способствует созданию особой «точки отсчета», исходя из которой можно обнаружить в языке принципиальные свойства, не вполне отчетливо видимые при внут- реннем рассмотрении языка.

К тому же усиление центробежных тенденций в лингвистике все бо- лее актуализирует вопрос о необходимости создания интегрирующих моде- лей исследования языка. Мы полагаем, что их поиск с высокой долей веро- ятности должен приводить «к выявлению промежуточных образований, обеспечивающих функциональное взаимодействие разнородных объектов» [Голев 2006: 12].

Например, если еще несколько лет назад лингвисты довольствовались противопоставлением литературного языка диалекту, то в наши дни в це- почке языковых состояний как особое звено, существенное для современ- ных социолингвистических и лингвокультурных исследований, все чаще выделяется такое понятие, как «региональный язык», обозначающее пере- ходное и не вполне неустойчивое языковое состояние. Можно констатиро- вать, что мы присутствуем сейчас при трансформации былых диалектов в местную региональную речь, которая остается одной из репрезентативных характеристик региона. Более того: перерождение диалектов в региональ- ные языки является одной из существенных особенностей современного языкового развития.

Возникновение лингворегионоведения как «симбиотической» науки, направленной на изучение и описание регионального языка, мы связываем с развитием различных направлений «внешней лингвистики» и рассматри- ваем это научно-практическое «ответвление» лингвистики именно как «об- разование, обеспечивающее взаимодействие разнородных объектов», как одну из интеграционных моделей исследования языка и культуры.

Термин «лингворегионоведение» пока не получил широкого распро- странения и почти не используется в научно-методических работах. Между тем с перестроечных времен в РФ выходят периодические издания под на-


званиями «Регионоведение», «Регионология», в вузах вводятся регионовед- ческие направления и специализации. Интерес к исследованию и системати- зации регионоведческой информации не убывает, а возрастает, в том числе к языковым проблемам региона. Т.В. Шмелевой поднимался еще в начале нашего века вопрос о необходимости более детального исследования отно- шения диалекта и языка города; с точки зрения ученого, эти отношения мо- гут и должны быть изучены «хотя бы с той полнотой, с которой описаны диалекты»; «<…> в связи с этим можно было бы говорить о целесообразно- сти развития наряду и с учетом опыта диалектологии таких новых дисцип- лин, как лингвистическая урбанистика и лингвистическая регионалистика (регионоведение)» [Шмелева 2002: 100].

В первую очередь следует соотнести названия «лингвокраеведение»,

«лингворегионоведение», «лингвистическое отечествоведение» и др. В кол- лективной монографии елецких лингвистов «Лингвистическое отечествове- дение» говорится: «Краеведение – лишь органичная составная часть страно- ведения, или отечествоведения. По отношению к российским учащимся страноведение – это наука, включающая в себя два разновеликих компонен- та знаний о Родине: 1) сведения о стране в целом; 2) сведения о различных сторонах жизни и деятельности отдельного, конкретного региона, края («собственно краеведение»). <…> Познание местного края и страны в це- лом предполагает соединение этих знаний: только в этом случае будет обес- печено разумное, уравновешенное, уважительное отношение учащегося к стране и народу в целом…» [Лингвистическое отечествоведение 2002, I: 10]. Особенности языка определенной местности всегда являлись объектом исследования лингвокраеведения. К сожалению, эта наука не располагала, с точки зрения «строгой» лингвистики, основательной научной базой, носила прикладной характер и более того: ассоциировалась с любительством, диле- тантизмом, некоей научной второстепенностью, что давало основания ее оппонентам исключать ее из числа наук. В связи с этим мы считаем, что на нынешнем этапе развития лингвистики настала пора представить лингворе- гионоведение как самостоятельную научную дисциплину. Нами отдано предпочтение названию «лингворегионоведение» ввиду большей опреде- ленности термина «регион» по сравнению с многозначным и нетерминоло- гичным понятием «край» в названии «лингвокраеведение». Но это не озна- чает, что устоявшееся название «лингвокраеведение» теряет права на упот- ребление: мы считаем, что на нынешнем этапе оно может употребляться как синонимичное по отношению к названию «лингворегионоведение». Тем бо- лее что только на основе уже сложившихся в области традиционного крае- ведения понятий и методов работы можно сформировать теоретическую  ба-

зу лингворегионоведения как новой области культурологического знания.

Цель лингворегионоведения как неотъемлемой части краеведения сос- тоит в обозначении круга проблем, связанных со становлением его как са- мостоятельной научной дисциплины, в предложении его методологии, уточ- нении понятийно-терминологического аппарата, в определении содержа- тельных границ (содержательных модулей), дидактических и исследователь-


ских единиц, в выявлении культурно-образовательного потенциала, устано- влении функций и роли лингворегионоведеческой информации в образова- нии, воспитании, социализации молодежи.

Таким образом, чтобы представляемая дисциплина заняла свое место среди других лингвистических дисциплин, актуально решение ряда задач, таких как:

· определение новой научной дисциплины со своим объектом и пред- метом, категориями, принципами и методами;

· создание нового и уточнение имеющегося понятийно-терминологи- ческого аппарата;

· выделение, обоснование лингворегионоведческих направлений и аспектов, локальных областей исследования;

· изыскание и предложение методов репрезентации регионоведческой информации (в т.ч. инновационных, интерактивных методов, электронных средств);

· представление теории и практики нового направления в научной, учебной и методической литературе и др.

Язык региона как объект изучения – образование внутренне неодно- родное: здесь присутствуют нормированный литературный язык, говоры и диалекты, распространенные на данной территории, жаргоны и социолек- ты, городское и сельское просторечие, явления смешения и контаминации контактирующих языков и др. Более того, некоторые специалисты считают, что «языковая компонента культуры» включает и такие языковые показате- ли, как «родной язык, язык детства, знание языка этнических партнеров, язык, используемый дома, в образовательном учреждении, на работе, в об- щении…» [Шаповалов 1997: 35]. Одни составляющие языка региона изуче- ны и описаны лучше (литературный язык, диалекты, жаргоны), другие – го- раздо в меньшей степени (социолекты, городское просторечие, микротопо- нимика). К числу недостаточно изученных, несомненно, следует отнести во- просы сосуществования и взаимовлияния языков.

К тому же язык региона – это не всегда собственно лингвистические данные, не меньшую роль играют экстралингвистические факты, междисци- плинарные явления и понятия, поскольку лингворегионоведение – это без- условное явление «внешней лингвистики».

Предмет лингворегионоведения заключается в изучении специфиче- ских явлений и вариаций языка, обусловленных этнической картиной ре- гиона, влиянием территориального диалекта, особенностями использования различными социальными группами в зависимости от целей и условий коммуникации.

В обозначении отдельных направлений, частных подпроблем внутри данной научной области нам видится теоретическая функция лингворегио- новедения. В качестве некоторых его практических функций (в первую очередь в области образования) могут быть названы следующие:


1) достижение воспитательных и культуроформирующих целей обра- зования;

2) усиление мотивации к изучению языка, истории и культуры своего


края;


 

3) реализация личностно-ориентированного подхода в преподавании;

4) содействие более успешной социализации молодежи во время обу-


чения.

Первостепенное значение приобретает определение содержания на- учной отрасли. В содержании могут быть представлены различные темати- ческие блоки и модули: «Исторические и этнические основы формирования языкового своеобразия региона»; «Доминирующий говор/диалект»; «Регио- нальный язык/ региолект»; «Региональный топонимикон»; «Региональный антропонимикон»; «Тема «малой родины» в творчестве местных авторов»;

«Дидактические аспекты лингворегионоведения»; «Языковая политика ре- гиона» и др.

Актуальной научной проблемой для данного научного направления является формирование понятийно-терминологического аппарата: уточне- ние содержания понятий региональный компонент, региональная культура, язык региона, разграничение понятий диалект, региолект и социолект; диалектизм и лингворегионализм; дифференциация топонимической терми- нологии и т.п. Насколько привычны и определённы термины «диалект» и

«социолект», настолько неопределенно дефинированы терминологические сочетания «региональный язык», «язык региона», термин «региолект». Для обозначения понятия «язык региона» возможно, помимо названных, также терминообозначение «территориальное койне», хотя в целом все названные термины вряд ли можно рассматривать как рядоположенные или синони- мичные. Чаще остальных используется термин «региолект».

Региолект – «особая форма устной речи, в которой уже утрачены мно- гие архаические черты диалекта и развились новые черты и особенности; это норма, с одной стороны, не достигшая статуса литературного языка, а с другой стороны, в силу наличия множества ареально варьируемых черт, не совпадающая с городским просторечием» [Герд 1995: 13]. Наличие этой формы дает основания утверждать: «выделение региолекта постулирует факт наличия особого языкового состояния, которое оказывается едва ли не основной формой устно-речевого общения больших групп этноса на опре- деленной территории» [там же].

В наименьшей степени изучено и, следовательно, не описано в науч- ной литературе такое явление, как особые, специфические, только в данном регионе понятные и употребляемые слова и выражения – регионализмы.

Регионализм ключевой термин представляемой научной отрасли. Проявляется тенденция отождествления этого термина (регионализм) с термином диалектизм: например, в «Словаре русской лингвистической теории» А.Н. Абрегова регионализм определяется как «то же, что диалек- тизм, локализм, местное слово…» [Словарь Абрегова 1999: 27], хотя, по нашему мнению, между этими терминами не может быть поставлен знак


равенства. Если казать (говорить), серники (спички) и др. в речи белгород- цев – это диалектные единицы, то могут ли быть так же квалифицированы

«местные слова» тремпель – «вешалка для одежды» (от фамилии мебельно- го фабриканта ХIХ века из г. Харькова), кильдим – «кладовка», синенькие

«баклажаны», Богданка – проспект им. Богдана Хмельницкого и другие лексические, фразеологические, прагмалингвистические единицы, пред- ставленные в речи наших современников? Очевидно, именно к подобным фактам применимо понятие «регионализм». Например, мы склонны счи- тать, что регионализмом может быть не только диалектное, но и широко- употребительное в современной речи слово или выражение. Примером присутствия «региональных коннотаций» может служить белгородский ре- гионализм Крейда (от нем. Kreide через укр. крейда – «мел») – местное на- звание городской окраины, где располагались строительные предприятия, в т.ч. по переработке мела; в настоящее время функционирует как имя собст- венное – топоним, локализм: жить на Крейде, дача на Крейде. К несо- мненным регионализмам могут быть отнесены все топонимы и микротопо- нимы, в т.ч. в составе устойчивых выражений: скоро в Ячнево (о близкой смерти: Ячнево – место расположения кладбища), пора на Новую (в связи со странностями поведения кого-либо: на ул. Новой в г. Белгороде находится областная психиатрическая больница) и др.

Наряду с термином «диалектизм» в специальных исследованиях ис- пользуются понятия «локализм», «провинциализм», однако и они не полу- чили широкого распространения. Т.И. Ерофеева определяет локализмы «как лексико-семантические варианты, не принадлежащие кодифицированным единицам русского литературного языка, однако употребляемых в локально окрашенной речи» [Ерофеева 2010: 106]. Приведенное определение сбли- жает понятия «локализм» и «регионализм».

Как выше отмечено, региональной культурно-языковой особенно- стью является широкое распространение в речи местных жителей слов и оборотов из украинского языка, активное использование суржика. Наличие

«особого языка» в Белгородской области бросается в глаза даже неспециа- листам в области языка, но объектом рассмотрения специалистов становит- ся довольно редко. Заметных работ по русско-украинскому двуязычию и функционированию суржика в Центральном Черноземье в последнее время почти не появлялось.

Характеризуя особенности присутствия украинизмов в региолекте Белгородской области, следует указать на их особый статус именно в дан- ном языковом образовании. В традиционной лингвистике украинизмы при- нято рассматривать как заимствованные слова – или как диалектизмы, если речь идет о южных говорах. На наш взгляд, безоговорочно с этим утвер- ждением согласиться нельзя. Часть украинизмов следует рассматривать не как заимствования, а как регионализмы, поскольку носителями языка факт заимствования не осознаётся и не признается. Исходя из этого, украиниз- мы, функционируемые в современной русской речи жителей Белгородской области, можно разделить как минимум на две группы:


1) украинские слова, не имеющие эквивалентов в русском языке:

гетман, козак, кошевой; оселедец, вышиванка, писанка и др.;

2) украинизмы, которые естественны для речи белгородцев и не рас- цениваются ими как заимствования: гарбуз (тыква), кавун (арбуз), криница (родник), шлях (дорога), жменя (горсть), трошки (немного), ледачий (ни- кудышний), фортка (калитка) и др.

Именно вторую группу украинизмов мы склонны рассматривать как областные слова, регионализмы, т.е. «языковые факты с регионально акту- альным и с позиций регионального культурного фона объяснимым компо- нентом значения» [Новикова 2007: 262].

Таким образом, в процессе изучения лингворегионоведения предпо- лагается расширение и углубление знаний по современному русскому язы- ку, в частности, по диалектологии, истории языка, культурологии, культуре речи, стилистике и др.; повышение мотивации к анализу современных язы- ковых и культурных проблем региона; освоение инновационных форм и приемов работы с эксклюзивным, нестандартным культурно-языковым ма- териалом и, как результат такой деятельности, достижение целей развития, воспитания и социализации молодежи на этапе обучения.

Высокий образовательный потенциал лингворегионоведения бесспо- рен, но пока недостаточно широко реализуется словесниками.

Отдельные вопросы, связанные теорией и практикой лингвистическо- го регионоведения, рассматриваются в наших работах с 2004 г. [Новикова 2005, 2006, 2007]; были разработаны программы регионального компонента для школ Белгородской области [Новикова 2006], четырех элективных кур- сов региональной направленности для старшей профильной школы [Нови- кова 2005], которые прошли экспериментальную апробацию и используют- ся в учебных заведениях нашей области. Полагая, что подобный лингво- краеведческий курс необходим и в высшей школе, поскольку позволяет студентам интегрировать знания из разных разделов лингвистики, придает филологическому образованию реальную практическую, компетентност- ную направленность, мы предложили в 2010 г. программу специального (элективного, курса по выбору) интегрированного курса «Лингворегионо- ведение». Вариант программы дисциплины (для специальностей «Филоло- гия», «Теория и методика начального обучения») дан в наших пособиях

«Лингворегионоведение» [Новикова 2010а, б].

Ввиду практически полной неразработанности лингворегионоведче- ской проблематики в дидактическом плане, отсутствия научной и учебной литературы, курс в первую очередь нуждался в методической поддержке. С целью решения этой проблемы нами был разработан и издан учебно- методический комплекс «Лингворегионоведение», где представлены: а) программно-методические материалы; б) обобщающая теория в виде курса лекций (пока в электронном варианте); в) учебник-практикум; д) ди- дактические материалы (в распечатках и электронном варианте).

В комплекте программно-методических материалов [Новикова 2010а], помимо собственно программы и сопровождающих ее дополнений:


учебный план, списки литературы, вопросы к зачету, критерии оценки дея- тельности и т.п., представлены методические рекомендации, анкеты, пе- речни, примеры и образцы выполнения самостоятельных работ, подборка статей по отдельным вопросам лингвокраеведения, опубликованных в из- даниях, не всегда доступных студентам и учителям.

Пособие «Лингворегионоведение: практикум» [Новикова 2010б] про- должает серию поддерживающих курс изданий. Здесь представлена их практико-ориентированная составляющая – тематика и развернутые планы практических и семинарских занятий. Каждое из занятий состоит как ми- нимум из 2-х частей: вопросы по обсуждаемой теме и комплексный анализ словарного и текстового материала. Предлагаемая методика направлена на формирование профессиональной компетенции будущих специалистов- филологов. Некоторые задания отсылают к источникам, содержащим до- полнительные, зачастую малодоступные сведения, сопровождаются мето- дическими рекомендациями по выполнению поставленных задач. Отличи- тельной особенностью пособия является широкое привлечение в качестве источников научной информации, указанных в списках литературы, учеб- ников, пособий и статей белгородских ученых, в частности, преподавате- лей филологического факультета БелГУ. На наш взгляд, такой подход при- ближает студента к науке и в то же время повышает статус научно- исследовательской деятельности в стенах университета. Другая особен- ность пособия–практикума – наличие массива дополнительных текстовых материалов для самостоятельного чтения и анализа (своего рода мини- хрестоматия), где, помимо художественных и публицистических текстов белгородских авторов, широко представлена дискуссионная информация из Интернета, фрагменты нестандартных уроков на региональном материале.

Помимо социально-культурной значимости, это учебно-научное на- правление обладает технологическим потенциалом. По этой причине в из- даниях предложены и описаны инновационные формы и приемы работы с региональным культурным и языковым материалом, направленные на фор- мирование общекультурных и специальных компетенций. Сейчас, когда и теоретики, и практики ищут ответ на вопрос, как должен выглядеть учеб- ный предмет, если его основу составит не цепочка логически связанных идей и понятий, а некие области деятельности и освоения социокультурного опы- та (что заявлено Стандартами нового поколения), мы видим выход в исполь- зовании гибких, мобильных, проблемно-групповых форм, реализующих ин- дивидуальные образовательные маршруты. Слушатели курса (старшекласс- ники Майской гимназии, Шебекинской гимназии-интерната, школы № 20 г. Белгорода, студенты Белгородского университета) в процессе освоения программы разрабатывают и защищают творческие и проектные задания на регионально актуальные темы: «Чем пахнет родина, или фитонимы и одоро- нимы моего села», «Чернозёмное разнотравье, или слова, которые мы забы- ли», «Говор моего села», «Имена белгородских улиц» и др.; организуют кон- курс сочинений и эссе «Моя малая родина»; производят анализ отрывков из поэтических, прозаических, публицистических, научных работ белгородских


авторов; студенты проводят в школах анкетирование, уроки по эксперимен- тальной программе «РУСиЯ» [Новикова 2005: 62-67].

Ввиду того, что в качестве источников и текстовых иллюстраций в практикоориентированном пособии по лингворегионоведению представлен оригинальный, иногда эксклюзивный материал по Белгородской области, книга также используется школьными учителями и организаторами воспи- тательной работы – для ведения факультативов интегрированного типа, подготовки внеклассных мероприятий, перспективного планирования крае- ведческой работы.

Программа дисциплины по выбору «Лингворегионоведение» и под- держивающие ее учебно-методические пособия представляют собой пер- вый опыт системного обобщения лингвокраеведческой информации с це- лью решения социокультурных и дидактических задач. Следующим шагом предполагается издание учебного пособия, обобщающего теорию в виде курса лекций, и обработка текстового регионального материала для вклю- чения в хрестоматию.

 

 

















Перспективные направления

Дата: 2018-09-13, просмотров: 78.