Изъявительное и сослагательное наклонения
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Если теперь перейти к изъявительному и сослагательному наклонениям, то прежде всего необходимо заметить, что вопрос о них был без надобности усложнен теми авторами, которые рассматривают сочетания с вспомогательными глаголами (например, may he come; he may come; if he should come; he would come) как формы сослагательного наклонения от глагола come или эквиваленты сослагательного наклонения. Исследователи едва ли стояли бы на этой точке зрения, если бы они имели дело только с английским языком. Лишь тот факт, что подобные сочетания служат в некоторых случаях для перевода простого сослагательного наклонения в немецком и в латинском языках, мог подсказать употребление этих терминов, точно так же как to the boy иногда называют формой дательного падежа. В равной степени неправильно называть bless в предложении God bless you формой желательного наклонения (оптатива), в то время как ту же самую форму в предложении if he bless you называют формой сослагательного наклонения; термин «оптатив» следует употреблять, если в данном языке существует специальная форма для его выражения, что, например, имеет место в греческом, хотя в нем оптатив, конечно, не является исключительно «оптативом» в указанном смысле, т.е. желательным наклонением; у него есть и другие значения. Точная терминология – это conditio sine qua non, если мы хотим понять грамматические явления[195].

Принятая здесь точка зрения находится в прямом противоречии с точкой зрения проф. Зонненшейна. Хотя мои возражения против его теории наклонения по существу те же, что и против его теории падежей, нелишним будет посмотреть, что он говорит о наклонениях, и показать противоречия и трудности, присущие его системе. Термин «наклонение», по его словам, не должен подразумевать различия в окончаниях. Такое определение внесло бы беспорядок в систему наклонений любого языка; например, лат. regam и rexerit и нем. liebte могут быть либо формами изъявительного наклонения, либо формами сослагательного наклонения, а лат. формы на – ere могут быть формами изъявительного наклонения, повелительного наклонения и инфинитива. На это я отвечаю, что мы признаем латинские наклонения, потому что большинство форм имеют различия: rego, regis, rexero, rexeras и бесчисленные другие формы могут быть формами только одного наклонения; а если мы подставим формы другого глагола или формы другого лица того же самого глагола, то будет нетрудно решить, к какому наклонению относится каждая двусмысленная форма в данном контексте. Если вместо нем. liebte в одном предложении мы скажем hatte, это будет форма изъявительного наклонения, а если hatte – то сослагательного и т.п.[196]

Таким образом, по мнению проф. Зонненшейна, наклонения – это категории значения, а не категории формы. Изъявительное наклонение обозначает факт (§ 211). Но если я говорю Twice tour is seven «Дважды четыре – семь», я употребляю форму изъявительного наклонения для выражения мысли, которая противоположна действительности. Это возражение можно назвать придиркой, так как Зонненшейн, очевидно, хочет сказать: «изъявительное наклонение употребляется для того, чтобы представить что-либо как факт»; но и в таком виде его определение не всегда применимо; ср. частое употребление изъявительного наклонения в условных предложениях: if he is ill «если он болен» и после глагола wish «желать»: I wish he wasn’t ill «Я хотел бы, чтобы он не был болен».

Далее мы узнаем, что «значение сослагательного наклонения совершенно отлично от значения изъявительного» (§ 214). Тем не менее в § 315 читаем, что в предложении Take care that you are not caught «Остерегайтесь, чтобы вас не поймали» изъявительное наклонение «употреблено в значении сослагательного». Сходные противоречия мы встречаем и в других местах: в § 219 автор допускает, что можно было бы употребить формы comest и falls вместо форм сослагательного наклонения в предложениях Stint not to ride, Until thou come to fair Tweedside и Who stands, if freedom fall?, но при этом добавляет, что «здесь формы изъявительного наклонения были бы употреблены в особом значении; они фактически были бы эквивалентны формам сослагательного наклонения». Подобным образом и в § 234: «Прошедшее время сослагательного наклонения употребляется иногда после as if, но всегда имеет при этом значение прошедшего времени сослагательного наклонения». Однако поскольку различие наклонений, согласно определению, есть различие значений, отсюда следует, что изъявительное наклонение есть сослагательное наклонение! Далее, в § 303 (примечание) Зонненшейн говорит о сослагательном наклонении, не отграничивая его по значению от изъявительного в предложении when I ask her if she love me. Согласно § 219 (замечание), настоящее время изъявительного наклонения совершенно невозможно в придаточных предложениях-существительных, выражающих необходимость действия. Мы берем его собственный пример Give the order that every soldier is to kill his prisoners и, естественно, спрашиваем: в каком наклонении употреблено здесь is (is to kill) – в изъявительном или сослагательном? Как же тогда мыслящие ученики найдут дорогу в этих дебрях?[197]

Если исходить из предположения, что решающим в этих случаях является значение, то будет трудно понять логику рассуждения в § 215: «Причина, почему сослагательное наклонение употребляется теперь не так часто, как раньше, состоит в том, что мы привыкли выражать значение сослагательного наклонения другими средствами, особенно сочетаниями глаголов shall и may с инфинитивом вместо употребления слов в сослагательном наклонении»; и в § 219: «Неверно, что сослагательное наклонение фактически исчезло из современного английского языка… Однако будет вернее, если мы скажем, что эквивалентные выражения, упомянутые в § 215, употребляются еще чаще». Для того чтобы перечисленные параграфы имели какой-то смысл, под «сослагательным наклонением» необходимо понимать форму.

Хотя проф. Зонненшейн и говорит, что значение сослагательного наклонения отличается от значения изъявительного, он нигде точно не определяет это значение (правда, он объясняет значение некоторых частных случаев употребления сослагательного наклонения). Да и невозможно было бы дать одну формулу, которая покрыла бы все случаи употребления сослагательного наклонения даже в одном из языков индоевропейской семьи, не говоря уже обо всех индоевропейских языках вместе взятых. Наибольшее приближение к истине мы находим в термине thought-mood «наклонение мысли «[198] или скорее в термине «non-committal mood» (Sheffield, Grammar and Thinking, New York, 1912, 123) в противоположность термину «downright statement» «прямое заявление»; что-то упоминается с известным колебанием, сомнением или неуверенностью в его реальности. Однако даже это расплывчатое определение не всегда приложимо, поскольку иногда сослагательное наклонение употребляется для выражения чего-то заведомо воображаемого и нереального (Wдre ich doch reich! «Был бы я богат!»), но иногда и для выражения того, что является заведомо реальным (Je suis heureux que tu sois venu «Я рад, что ты пришел «[199]) Истинное положение вещей здесь, по-видимому, следующее: сослагательное наклонение первоначально употреблялось расплывчато в разнообразных случаях; в этих случаях его ни в логическом, ни в понятийном отношении невозможно отграничить от изъявительного наклонения. Далее в каждом языке оно имело особую судьбу; в некоторых языках область его применения сузилась, в других, наоборот, расширилась – особенно в зависимых предложениях. Расплывчатость значения сослагательного наклонения облегчает переход формы настоящего времени сослагательного наклонения в форму будущего времени изъявительного наклонения, как и случилось с лат. формой на – am, а также распространение 2‑го лица единственного числа сильных глаголов из сферы сослагательного наклонения в сферу изъявительного, например др.-англ. wжre. Во многих случаях слияние двух наклонений может быть обусловлено внешним совпадением, но даже если не принимать это во внимание, все равно в ряде языков можно наблюдать сильную тенденцию к ликвидации этого наклонения. В датском и русском языках существует лишь небольшое количество изолированных пережитков;[200] в английском сослагательное наклонение, начиная с древнеанглийского периода, все время отступает, хотя с середины XIX столетия наблюдается возобновление употребления некоторых случаев в литературе. В романских языках сослагательное наклонение употребляется реже, чем в латинском языке, что ясно видно из французских условных предложений (S’il йtait riche il payerait; последняя форма восходит к лат. изъявительному наклонению pacare habebat). Эта ярко выраженная тенденция отхода от сослагательного наклонения едва ли могла бы возникнуть, если бы одно наклонение понималось как несомненное наклонение «фактов», а другое – «мысли»; мы приблизимся к истине, если определим изъявительное наклонение как наклонение, которое избирается в тех случаях, когда нет никаких особых соображений, препятствующих этому, а сослагательное – как наклонение, которое требуется или допускается лишь в ограниченном количестве случаев, меняющихся от языка к языку. Только тогда мы сможем понять частые колебания при выборе форм, например: англ. if he comes или if he come, нем. damit er kommen kann или damit er kommen kцnne, а также чередование наклонений без изменения значения, как во франц. s’il vient et qu’il dise. Я приведу несколько взятых наугад обыденных предложений из трех наиболее известных языков, чтобы показать существующие здесь расхождения:

If he be ill – If he is ill; S’il est malade; Wenn er krank ist.

If he were ill; Wenn er krank ware – If he was ill; S’il йtait malade.

Sie glaubt, er wдre krank – Sie glaubt, daЯ er krank ist; She believes he is ill;

Elle croit qu’il est malade.

Sie glaubt nicht, er wдre krank; Elle ne croit pas qu’il soil malade – She does not believe that he is ill.

Damit wдren wir fertig – I hope we are through now; Espйrons, que c’est fini.

Le premier qui soit arrivй – The first who has arrived; Der erste der angekommen ist.

Je cherche un homme qui puisse me le dire – I am looking for a man who can tell me that; Ich suche einen Mann, der mir das sagen kann (kцnnte).

Quoiqu’il soit rйellement riche – Though he is really rich; Obgleich er virklich reich ist.

Однако если имеются расхождения, существуют и известные тенденции, общие для языков нашей семьи. Изъявительное наклонение обычно употребляется в относительных предложениях и предложениях, вводимых локальными и темпоральными союзами (where «где», when «когда», while «в то время как»), если не имеется в виду (в некоторых языках) намерение или если придаточное предложение не выражает мысль другого лица. Что касается условных предложений, то сослагательное наклонение чаще всего требуется, если подразумевается невозможность («предложения отвергнутого или, точнее, отвергаемого условия» или «условия противоположного фактам»), хотя даже здесь английский язык стремится избавиться от сослагательного наклонения; значительно большее колебание наблюдается в выборе формы тогда, когда допускается возможность, но говорящий «хочет уклониться от подтверждения истинности или реализации утверждения» (Оксфордский словарь); и, наконец, изъявительное наклонение требуется тогда, когда обе мысли излагаются не как обусловливающая и обусловленная, а как одинаково истинные: «If he was rich, he was open-handed too», т. e. «Он был и богат, и щедр», хотя эти качества не всегда сочетаются в одном лице; значение условной формы можно изложить так: «Если вы допускаете, что он богат, вы также должны допустить, что он щедр»; ср. также She is fifty if she is a day[201].

Аналогичные соображения применимы и к уступительным предложениям (though he were, was, be, is).

 

Понятийные наклонения

 

Можно ли было бы расположить все «наклонения» в логически последовательную систему? Такая попытка была сделана грамматистами более ста лет назад на основе философии сначала Вольфа, затем Канта. Первый устанавливал в своей онтологии три категории: возможность, необходимость и случайность, а последний под общим названием «модальность» – три категории: возможность, действительность и необходимость; Готфриз: Герман дал дальнейшее подразделение: объективная возможность (сослагательное наклонение), субъективная возможность (желательное наклонение), объективная необходимость (греческие отглагольные прилагательные на – teos) и субъективная необходимость (повелительное наклонение). Едва ли стоит останавливаться на последовательном развитии этих теорий (см. содержательную статью Хэля: W.G. Нale, A Century of Metaphysical Syntax, St. Louis Congress of Arts and Sciences, 1904, Vol. III).

Недавно Дейчбейн предложил до некоторой степени сходную систему (Deutschbein, System der neuenglischen Syntax, 113 и сл.; ср. также «Sprachpsychologische Studien», Cцthen, 1918). Вот его главные категории:

I. Kogitativus, II. Optativus, III. Voluntativus, IV. Expectativus, каждая с четырьмя подразделениями, которые обозначаются псевдоматематическими формулами: 1, 0, < 1 и > 1. Эти цифры обозначают, как он говорит, соотношение между мыслью и желанием, с одной стороны, и реальностью и возможностью реализации – с другой. Так, в предложении Lebte mein Vater doch «Жил бы еще мой отец» пропорция между желанием (W = Wunsch) и возможностью реализации (R = Realisierungsmцglichkeit) приравнивается к 0, хотя математик, скорее, скажет, что это отношение =?, в то время как R = 0. Если отвлечься от этого курьезного недосмотра, значение символов будет следующим: > 1 – необходимость, 1 – реальность, < 1 – возможность и 0 – невозможность. В пользу его точки зрения, если ее так сформулировать, можно привести некоторые доводы; однако мое трехчленное деление на необходимость, возможность и невозможность представляется мне логически более правильным, поскольку реальность и нереальность принадлежат к иной сфере, чем необходимость и возможность.

Даже схема Дейчбейна не является исчерпывающей; кроме того, он недостаточно отчетливо разграничивает синтаксические и понятийные категории. В качестве пробной схемы, объединяющей чисто понятийные категории, которые в различных языках более или менее расплывчато выражаются глагольными наклонениями и вспомогательными глаголами, можно, пожалуй, предложить следующий перечень. Однако этому перечню я не могу придавать большого значения: категории часто перекрывают одна другую, а термины не всегда удачны; включение в список условного и уступительного наклонений также можно оспаривать. В конце списка, может быть, надо добавить «подчинительное» наклонение.

1. Содержащие элемент воли:

Jussive «Юссив»: Go! (приказание).

Compulsive «Компульсив»: Не has to go.

Obligative «Облигатив»: He ought to go; We should go.

Advisory «Адвизив»: You should go.

Precative «Прекатив»: Go, please.

Hortative «Хортатив»: Let us go.

Permissive «Пермиссив»: You may go if you like.

Promissive «Промиссив»: I will go; It shall be done.

Optative «Оптатив» (осуществимый): May he be still alive!

Desiderative «Дезидератив» (неосуществимый): Would he were still alive!

Intentional «Интенционалис»: In order that he may go.

2. He содержащие элемента воли:

Apodictive «Аподиктив»: Twice two must be four.

Necessitative «Нецесситатив»: He must be rich (or he could not spend so
 much).

Assertive «Ассертив»: He is rich.

Presumptive «Презумптив»: He is probably rich; He would (will) know.

Dubitative «Дубитатив»: He may be (is perhaps) rich.

Potential «Потенциалис»: He can speak.

Conditional «Кондиционалис»: If he is rich.

Hypothetical «Гипотетикалис»: If he were rich.

Concessional «Концессионалис»: Though he is rich.

Каждое из этих наклонений может выражаться самыми разнообразными языковыми средствами, помимо средств, упомянутых выше.

Если отрешиться от твердой почвы глагольных форм, реально существующих в конкретном языке, «наклонений» будет мною[202].

 

 




Глава XXIV . Отрицание

 

Противоречащие и противные понятия. Некоторые трехчленные деления. Значение отрицания. Специальное и нексусное отрицание. Двойное или кумулятивное отрицание. История отрицательных выражений. Подразумеваемое отрицание.

Дата: 2019-05-29, просмотров: 120.