Английские расширенные временные формы

 

В приведенном обзоре латинскому scribebam в английском языке находится два соответствия: wrote – для обычного действия и was writing – для описательного имперфекта. Соответствующие выражения существуют и в настоящем времени и т.д., так как в английском языке имеется целый ряд сложных временных форм: is writing, was writing, has been writing, will (shall) be writing, will (shall) have been writing, would (should) be writing, would (should) have been writing, а в пассиве – is being written, was being written; Суит в своей системе дает даже I have been being seen, I had been being seen, I shall be being seen, I should be being seen, I shall have been being seen, хотя, без сомнения, можно было бы прочесть всю английскую литературу и не встретить там и полдесятка примеров таких «форм». Об этих сочетаниях была создана огромная литература; грамматисты называют их различными терминами: definite tenses «определенные времена», progressive tenses «прогрессивные времена», continuous tenses «длительные времена». Я предпочитаю называть их «расширенными временными формами» (expanded tenses), поскольку этот термин достаточно ясно характеризует их образование, но вместе с тем не содержит предвзятой оценки их употребления.

Что касается исторического развития рассматриваемых форм, то я уже дал предварительный отчет о своих исследованиях в книге Tid og Tempus, стр. 406–420 с критикой более ранних теорий, а здесь приведу лишь очень краткий обзор. Мой главный вывод состоит в том, что современная конструкция в очень малой степени обязана своим существованием древнеанглийским конструкциям типа wжs feohtende «был сражающимся», которые не играли важной роли и в среднеанглийский период; эта конструкция развилась главным образом путем отсечения начального слога из сочетаний отглагольного существительного с предлогом on: is on huntinge «(есть) на охоте», is a-hunting, is hunting (так же как burst out on weeping, a weeping, weeping; set the clock on going, a going, going). Такое толкование объясняет, почему эти формы стали распространяться в период, когда отсечение начального слога (back из on bжc, aback и т.д. и т.п.) стало очень частым явлением; становится понятным и употребление предлога of перед дополнением (которое до сих пор встречается в нелитературной речи), пассивное значение в случаях типа the house was building «дом строился», и, наконец, – последнее по порядку, но не по важности – это толкование помогает понять точное значение расширенных временных форм в современном английском языке – значение гораздо более определенное, чем значение древнеанглийских и среднеанглийских причастных сочетаний. Следует помнить, что предлог on раньше часто употреблялся там, где сейчас употребляется предлог in: Не is on hunting «Он на охоте» означает «Не is in (the middle of) the action of hunting» и, таким образом, содержит два элемента: первый – «бытия», с которым связано указание на время, а второй – «охоты», который образует как бы рамку вокруг «есть». Действие, обозначенное словом hunting, началось до момента, обозначенного формой is (was), но еще не закончилось; ср. франц. Il йtait а se raser, quand est venu son beau-frиre.

Назначение расширенных форм состоит в выражении не длительности как таковой, а относительной длительности по сравнению с меньшей длительностью другого действия. Methuselah lived to be more than nine hundred years old: здесь мы видим нерасширенную форму lived, указывающую на очень длительный период времени. Не was raising his hand to strike her, when he stopped short «Он поднимал руку, чтобы ударить ее, как вдруг остановился»: расширенная форма обозначает действие очень небольшой длительности. Относительно более продолжительный период можно изобразить прямой линией, а относительно меньший – точкой на линии, которая выражает либо настоящий момент (он не обязательно специально обозначается в речи), либо какой-то момент в прошлом, который в большинстве случаев должен быть специально обозначен:

 

he is writing he was writing
   
(now) when I entered

 

Глаголы, обозначающие душевное состояние, чувства и т.п., как правило, не могут употребляться в расширенных временных формах; это легко объяснить, если исходить из сочетания is on – ing: ведь едва ли можно сказать Не is on liking fish и т.п. Однако о преходящем состоянии говорят: I am feeling cold.

Особо следует упомянуть расширенные формы глаголов, обозначающих движение: go «идти, ехать», come «приходить, приезжать». Во-первых, они могут употребляться обычным образом, если глагол имеет специальное значение, которое само по себе не вызывает представления о начале движения: My watch has stopped, but the clock is going «Мои ручные часы остановились, но стенные часы идут», Things are coming my way now; You are going it, I must say. Во-вторых, они могут употребляться, если ясно, что имеется в виду не единичный акт: The real hardships are now coming fast upon us «Настоящие трудности быстро надвигаются на нас сейчас»; She turned to the window. Her breath was coming quickly; Cigarettes were then coming into fashion. Однако в большинстве случаев is coming, is going употребляются в отношении будущего времени, подобно тому, как значение будущего времени появляется у формы настоящего времени соответствующих глаголов в других языках (гр. eоmi и т.п., см. стр. 304). Аукционист обычно говорит: Going, going, gone. Ср. также: I am going to Birmingham next week; Christmas is coming, the geese are getting fat. Таким образом, получается выражение для близкого будущего: Не is going to give up business; даже: He is going to go.

Большинство случаев употребления расширенных форм в современном английском языке подходит под правила, данные здесь; особенно полезно будет сказанное о более длительном промежутке Бремени как о своего рода рамке для другого действия. И все же нельзя отрицать, что есть много случаев, которые нельзя объяснить таким образом, например многие сочетания с субъюнктами вроде always «всегда», ever «когда-либо», constantly «постоянно», all day long «весь день», all the afternoon «всю вторую половину дня». Однако следует заметить, что такие случаи встречались особенно часто в среднеанглийский период, до того как массовый приток их в результате отсечения начального гласного в a-hunting и т.п. в корне изменил характер этого сочетания.

Естественным следствием употребления расширенных временных форм, служащих своего рода рамкой вокруг чего-то другого, является обозначение преходящего состояния, в противоположность постоянному состоянию, которое требует для своего выражения соответствующих нерасширенных форм. Расширенная форма наводит на мысль о временных пределах, внутри которых что-то совершается, тогда как простая форма не связывается с представлением о пределе. Ср. Не is staying at the Savoy Hotel «Он живет сейчас в гостинице Савой» и Не lives in London «Он живет в Лондоне»; ср. также What are you doing for a living? I am writing for the papers и What do you do for a living? I write for the papers. Привычки выражаются обычно нерасширенными временными формами; ср., например, следующие предложения: A great awe seemed to have fallen upon her, and she was behaving as she behaved in church; Now he dines at seven, but last year he dined at half-past; Thanks, I don’t smoke (cp. I am not smoking).

Однако, если обычное действие рассматривается как рамка для какого-то другого действия, употребляется расширенная форма: I realize my own stupidity when I am playing chess with him «Я осознаю собственную глупость, когда играю с ним в шахматы»; Every morning when he was having his breakfast his wife asked him for money «Каждое утро, когда он завтракал, жена спрашивала у него денег» (однако, если оба действия полностью совпадают по длительности, расширенные формы претерита могут употребляться в обоих случаях: Every morning when he was having his breakfast his dog was staring at him «Каждое утро, когда он завтракал, собака не сводила с него глаз»).

Употребление расширенной формы для выражения преходящею состояния в противоположность постоянному состоянию в самое недавнее время проникло и в глагол be, хотя различие между Не is being polite «Он вежлив (в данный момент)» и Не is polite «Он вежлив (вообще)» только начинает соблюдаться. Однако любопытно отметить, как это же самое различие в других языках выражается при помощи таких средств, которые не имеют ничего общего с временнуй системой глагола. В датском языке av sig служит иногда для указания на качество как на характерную черту (Han er bange av sig «Он робок по природе»), в то время как Han er bange означает «Он робеет в данный момент»; однако добавление av sig встречается не часто. В испанском языке существует различие между двумя глаголами, означающими «быть»: ser для обобщенного времени, a estar для данного промежутка времени: Mi hermano es muy active «Мой брат очень деятелен»; Mi hermano est б enfermo «Мой брат болен»; хороший пример я нашел у Кальдерона («Сал. альк.», 3. 275): Tu hija soy, sin honra estoy «Я твоя дочь, но я обесчещена». От других глаголов употребляется расширенная форма, почти как в английском: Йl estб comiendo «Он сейчас обедает «[161]. (= Не is dining); El comй а las siete «Он обедает в семь часов». В русском языке предикатив имеет форму именительного падежа, если имеется в виду обобщенное время: Он был купец (вообще), и форму творительного падежа, если имеется в виду конкретный период времени: Он был купцом (в данное время); однако это различие касается только существительных; предикатив, выраженный прилагательным, всегда имеет форму именительного падежа. Об аналогичном различии в современном ирландском языке см. Н. Pedersen, Vergleichende Grammatik der keltischen Sprachen, Gottingen, 1909, 2. 76. В финском языке предикатив стоит в форме именительного падежа, если имеется в виду обобщенное время: Isдni on kipeд «Мой отец болен» (постоянно, является инвалидом), в противном случае употребляется эссивный падеж: Isдni on kipeдnд «Мой отец болен» (в данное время). (См. также главу, посвященную падежу, стр. 210.)

Наконец, необходимо рассмотреть пассивную конструкцию в устарелом обороте The house is building «Дом строится» и в обычном предложении: While the tea was brewing «В то время как чай заваривался»; My MS. is now copying «Моя рукопись сейчас переписывается». В моей предыдущей работе я указал, почему я сомневаюсь в раннем существовании этой конструкции, и изложил свою теорию, согласно которой такие конструкции восходят к пассивному употреблению активных форм глагола (His prose reads like poetry «Его проза читается, как поэзия»; It lookes ill, it eates drily, marry’tis a wither’d pear – Шекспир). Благодаря этому употреблению становятся более понятными некоторые примеры на сочетания is ing (preparing «приготовляется», brewing «заваривается», maturing «созревает»), но не все и особенно не те, которые являются, пожалуй, самыми обычными: The house is building «Дом строится», так как невозможно сказать The house builds «Дом строится» в пассивном смысле. Главный источник этой конструкции, по моему мнению, – это сочетание on с отглагольным существительным на – ing, которое, как и другие отглагольные существительные, само по себе не является ни активным, ни пассивным (см. выше, стр. 197), а поэтому допускает пассивное истолкование (ср. The house is in construction «Дом находится в процессе строительства»). Сочетание с предлогом а, обладающее пассивным значением, было вовсе не таким редким даже в более ранний период, например This was a doyng (Мэлори); There is some ill a - brewing towards my rest (Шекспир); While my mittimus was a making (Бениян). Отсюда понятны и конструкции while grace is saying, while meat was bringing in. Существует определенная разница между My periwig that was mending there (Pepys) и He is now mending rapidly, поскольку именно в последнем, но не в первом случае возможно употребление нерасширенных форм mends, mended. Ср. также: While something is dressing for our dinner (Pepys) и While George was dressing for dinner (cp. George dresses for dinner).

Подобно тому, как двусмысленность некоторых других сочетаний с существительным на – ing, первоначально не имевшим ни активного, ни пассивного значения, привела сравнительно недавно к появлению новой конструкции с being (Foxes enjoy hunting, but do not enjoy being hunted «Лисицы любят охотиться, но не любят, когда за ними охотятся»), вполне естественно, что прежняя конструкция is building была ограничена активным значением и что была создана новая конструкция – is being built. Известно, что эта громоздкая, но недвусмысленная конструкция стала появляться к концу XVIII в. и что в XIX в. она встретила сильное сопротивление, прежде чем была окончательно признана как законная единица английского языка.



Термины для временных форм

 

Теперь несколько заключительных слов по поводу терминологии. В связи с широким употреблением различных вспомогательных глаголов в современных языках становится невозможным или по крайней мере нецелесообразным иметь специальный термин для всех приемлемых сочетаний – тем более, что многие из них выполняют не одну функцию (Не would go «Он пошел бы» в предложении Не would go if he could отлично от сдвинутого I will go «Я пойду» в предложении Не said he would go to-morrow). Почему would go и would have gone должны обозначаться специальными терминами, a might go и might have gone или dared go и т.п. не должны? Единственное основание состоит в том, что эти формы соответствуют простым формам времени некоторых других языков. Право же, нет никакой необходимости в таких терминах, как Future Perfect in the Past «перфектное будущее в прошедшем» для обозначения сочетания would have written, которое, как мы уже видели, в своем основном употреблении не имеет ничего общего с будущим временем и в первом компоненте сохраняет следы первоначального значения воли. Если мы даем I shall write, you will write, he will write как парадигму будущею времени, мы встречаемся с трудностями при рассмотрении сочетания he shall write в предложении Не says that he shall write, в котором последнее сочетание представляет собой сдвинутое (косвенное) I shall write. Гораздо легче объяснить все это учащимся, если взять отдельно каждый вспомогательный глагол, учитывая его первоначальное и его более позднее ослабленное значение, а затем, с другой стороны, показать, как выражается будущность (будущее время) с помощью различных средств английского языка: то с помощью ослабленного will (воля), то с помощью ослабленного shall и is to (долженствование), а то и другими средствами (is coming) и как часто будущность может подразумеваться в контексте, не будучи выражена ничем. Таким образом, мы не будем говорить, что I shall go и he will go – формы «будущего времени», а скажем, что в оба сочетания входит вспомогательный глагол в форме настоящего времени и инфинитив. Единственным случаем, который, пожалуй, дает некоторое основание для особою термина, является have written (had written), так как обычное значение have здесь полностью утрачено и это сочетание употребляется исключительно для обозначения одного очень специального временнуго отношения. Но даже и здесь можно усомниться, не лучше ли обойтись без термина «перфект».

Временные отношения у существительных (включая инфинитив)

 

Рассмотрев таким образом временные отношения, выражаемые временами личных форм глагола, мы постараемся теперь выяснить, нет ли сходных грамматических явлений за пределами этой области. Разумеется, можно представить себе такой язык, в котором из формы слова было бы видно, к какому периоду относится закат, о котором идет речь, – к прошлому, настоящему или будущему. В таком языке слова «невеста», «жена», «вдова» представляли бы три временные формы, образованные от одного корня. Первое незначительное приближение к этому можно усмотреть в приставке ех-, которая стала общеупотребительной в ряде европейских языков в самое недавнее время: ex-king, ex-roi и т.п. В других случаях приходится употреблять адъюнкты различных типов: the late Lord Mayor «покойный лорд мэр», a future Prime Minister «будущий премьер-министр»; ср. также an owner, present or prospective , of property; He dreamt of home, or of what was home once; the life to соме; She was already the expectant mother of his child и т.п.

В одном романе я нашел сочетание «governors and ex-governors and prospective governors «правители, экс-правители и предполагающиеся правители «[162].

В некоторых отдаленных языках временные различия в существительных выражаются более отчетливо. Так, например, в эскимосском языке на Аляске существительное ningla «холод, мороз» имеет форму прошедшего времени ninglithluk и форму будущего времени ninglikak, а от puyok «дым» образуется прошедшее время pujuthluk «то, что было дымом» и будущее время puyoqkak «то, что будет дымом» – остроумное название пороха (Baum, Grammatical Fundamentals of the Innuit Language of Alaska, Boston, 1901, стр. 17). Подобным же образом обстоит дело и в других американских языках. В частности, суффикс – neen в атапаскском языке (хупа) обозначает форму прошедшего времени как у существительных, так и у глаголов; ср. xontaneen «дом в развалинах», xoutneen «его покойная жена» (Boas, Handbook of American Indian Languages, Washington, 1911, стр. 105 и III; ср. также Uhlenbeck, Grammatische onderscheidingen in het Algonkinsch, Amsterdam Ac., 1909).

Указание на время представлялось бы естественным у существительных, образованных от глагола или тесно связанных с глаголом. И все же названия действующих лиц обычно столь же нейтральны по отношению ко времени, как и другие существительные: хотя creator «создатель» чаще всего означает «тот, кто создал», такой оттенок значения ни в коем случае не является обязательным; a baker «пекарь», liar «лжец», beggar «нищий», reader «читатель» и т.п. ничего не говорят о времени, когда происходит соответствующее действие[163]. В большинстве случаев подразумевается обычное действие, но есть и исключения (в английском языке чаще, чем в датском), например: the speaker , the sitter = the person who sits for his portrait («говорящий», «сидящий» [т. e. тот, кто позирует для портрета]).

В некоторых языках развились временные различия у активных причастий, например гр. graphōn, grapsōn, grapsās, gegraphōs, лат. scribens, scripturus. В германских языках существует только одно активное причастие: нем. schreibend, англ. writing «пишущий»; ср. также в романских языках: ит. scrivendo, франц. йcrivant, которые обычно называются причастиями настоящего времени, хотя в действительности говорить о настоящем времени здесь ровно столько же оснований, сколько и о любом другом времени, так как реальное время определяется временнуй формой главного глагола: ср.

I saw a man sitting on a stone «Я увидел человека, сидящего на камне», I see a man sitting on a stone «Я вижу человека, сидящего на камне», You will see a man sitting on a stone «Вы увидите человека, сидящего на камне». Обратите также внимание на выражение for the time being «в данное время». Сложная форма having written, ayant йcrit больше заслуживает названия перфектного причастия.

Что касается причастий типа ит. scritto, франц. йcrit, англ. written, нем. geschrieben и т.п., то о выражении временных отношений в этих формах уже был сделан ряд замечаний выше, стр. 318. Обычный термин «причастие прошедшего времени» или «перфектное причастие» может оказаться подходящим лишь в некоторых случаях, например: printed books «напечатанные книги», но он неприемлем, например, для предложений: Judged by this standard, the system is perfect «Если судить по этому критерию, данная система совершенна»; Не can say a few words in broken English «Он в состоянии сказать несколько слов на ломаном английском языке»; My beloved brethren «Мои возлюбленные братья»; Не is expected every moment «Его ожидают с минуты на минуту», Many books are printed every year in England «В Англии каждый год печатается много книг» и т.п. Некоторые грамматисты, видя это терминологическое затруднение, употребляют для форм writing и written термины «активное причастие» и «пассивное причастие». И это надо признать правильным постольку, поскольку речь идет о причастии writing (если отвлечься от устарелого выражения the house building now = a-building). Однако другое причастие не всегда пассивно по своему характеру. Оно определенно активно в сочетаниях a well-read man «начитанный человек», a well- spoken lad «молодой человек, умеющий хорошо говорить», mounted soldiers «конные солдаты», Не is possessed of landed property «Он владеет земельной собственностью». И даже в тех случаях, когда причастие в первоначальных конструкциях, лежащих в основе сложных форм перфекта, было пассивно (I have caught a fish «Я поймал рыбу», первоначально I have a fish [as] caught «Я имею рыбу пойманной»), эта пассивность давно исчезла, как видно в примере I have lost it «Я потерял его», а особенно при непереходных глаголах: I have slept, come, fallen, been «Я поспал, пришел, упал, был», где вся конструкция, без всякого сомнения, активная. Бреаль (Brйal, Essai de sйmantique, Paris, 1897, 224) даже утверждает, что само причастие стало (par contagion) активным, и подкрепляет свое утверждение примером из телеграфного стиля: Reзu de mauvaises nouvelles. Pris la ligne directe. Таким образом, поскольку для причастий в их реальном употреблении не удается подобрать удовлетворительного описательного названия, я вижу только один выход из этого терминологического затруднения (выход не вполне удовлетворительный) – перенумеровать формы причастий и назвать причастие на – ing причастием первым, а другое – причастием вторым[164].

Нексусные существительные, как правило, выражают временные отношения не в большей степени, чем другие существительные: his movement «его движение» в зависимости от обстоятельств может соответствовать по значению формам he moves «он движется», he moved «он двигался», he will move «он будет двигаться». Подобным же образом on account of his coming «из-за его прихода» может означать и «потому, что он приходит», и «потому, что он пришел», и «потому, что он придет». I intend seeing the doctor «Я намерен повидать доктора» относится к будущему, I remember seeing the doctor «Я помню, что видел доктора» – к прошедшему. Однако приблизительно с 1600 г. вошла в употребление сложная форма с having, например: Не thought himself happy in having found a man who knew the world (Джонсон).

Инфинитив, как уже указывалось выше (стр. 159 и сл.), является старым отглагольным существительным; он и до сих пор в какой-то мере сохранил прежнее безразличие к времени: I am glad to see her «Я рад ее видеть» относится к настоящему времени, I was glad to see her «Я был рад ее видеть» – к прошедшему, a I am anxious to see her «Я очень хочу ее видеть» – к будущему[165]. Но в некоторых языках, например в греческом, в инфинитиве развились временные формы; ср. также лат. scripsisse наряду с scribere. Этот перфектный инфинитив вышел из употребления в романских языках; теперь мы находим там сложный перфектный инфинитив типа франц. avoir йcrit и т.п.; соответствующая сложная форма существует также в германских языках: англ. (to) have written, нем. geschrieben (zu) haben.

Английский перфектный инфинитив соответствует не только перфекту («Tis better to have loved and lost Than never to have loved at all «Лучше любить и потерять, чем не любить вовсе»), но и обычному прошедшему времени (You meant that? I suppose I must have meant that «Вы это хотели сказать? – Должно быть, я хотел сказать именно это»), а также и будущему (перфектное будущее время: This day week I hope to have finished my work «Я надеюсь через неделю окончить работу»). Прежде он часто употреблялся для выражения неосуществленного намерения (With that Leander stoopt to haue imbrac ’ d her, But from his spreading armes away she cast her – Марло); этот случай нельзя отделить от употребления перфектного инфинитива, параллельного употреблению формы прошедшего времени для выражения нереальности; такое употребление часто не замечается грамматистами, а между тем в нем есть много интересного; однако я не могу останавливаться на нем подробно; ограничусь тем, что приведу несколько примеров из моего собрания без классификации и без комментариев: То have fallen into the hands of the savages, had been as bad (Дефо; = It would have been as bad if I had fallen); It would have been wiser to have left us (Раскин); It would have been extremely interesting to have heard Milton’s opinion (Saintsbury); A lew would haue wept to haue seene our parting (Шекспир); She would haue made Hercules haue turnd spit (Шекспир); She was old enough to have made it herself (Лэм); It seems likely to have been a desirable match for Jane (Дж. Остин; = that it would have been); We were to have gone and seen Coleridge to-morrow (Карлейль). Форма инфинитива в выражении It would have been better for him to have stayed outside «Для него было бы лучше остаться вне дома» предполагает (точно так же, как if he had stayed «если бы он оставался»), что он в действительности не остался вне дома; у простой формы to stay в предложении It would have been better for him to stay outside такого оттенка значения нет: простой инфинитив в той же степени «нейтрален» по отношению к реальности или нереальности, как и Staying outside would have been better; также и He ought to have come here предполагает, в отличие от Не ought to come here, что он в действительности не пришел.

Отсюда такие синонимические выражения, как I should like to have seen «Я хотел бы видеть» и I should have liked to have seen[166] наряду с I should have liked to see. В некоторых сложных глагольных выражениях указание на прошедшее время может с одинаковым основанием присоединяться к тому и к другому глаголу: англ. Не could have done it «Он мог бы сделать это» и дат. Han kunde ha gjort det соответствует франц. Il aurait pu le faire, нем. Er hдtte es tun kцnnen[167]. По-датски можно также сказать Han havde kunnet gшre det, но по-английски это невозможно, так как глагол can не имеет причастия; по той же причине приходится употреблять перфектный инфинитив в сочетаниях типа Не might (must, should, would, ought to) have done it.

Вместо того чтобы сказать You needed not say that «Вам не нужно было это говорить» (ср. нем. Das brauchten Sie niclit zu sagen) с отрицанием необходимости в прошедшем времени, теперь чаще говорят You needn’t have said that, где указание на время перенесено в инфинитив. Противоположный сдвиг налицо в предложении I shall hope to see you to-morrow «Буду надеяться увидеть вас завтра», где в действительности имеется в виду существующая в настоящее время надежда на будущее посещение; поскольку в английском языке инфинитив не имеет формы будущего времени, показатель будущего времени присоединяется к глаголу hope[168].



Вид

 

Я должен здесь очень кратко остановиться на вопросе, который уже был затронут и который в последние десятилетия обсуждается очень горячо; имеется в виду явление, по-английски называемое aspect «вид», а по-немецки – Aktionsart, хотя некоторые авторы различают эти термины. Обычно предполагается, что индоевропейские языки первоначально не имели глагольных форм времени, а выражали различные виды – совершенный, несовершенный, мгновенный, длительный, начинательный или другие – и что на основе этих видовых различий постепенно возникали системы временных форм, которые мы находим в древнейших индоевропейских языках и которые послужили базой для современных систем. Ученые заимствовали это понятие вида у славянских глаголов, где оно очень существенно и сравнительно ясно очерчено; однако, когда они стали обнаруживать нечто подобное в других языках, каждый из них, как правило, частично или полностью отверг системы своих предшественников и создал свою собственную терминологию, так что сейчас можно было бы, если бы было время и желание, составить весьма длинный список терминов, многие из которых имели бы два, три и даже большее количество определений, иногда малопонятных[169]. Не всегда эти авторы разграничивали и четыре возможных выражения «вида»: 1) обычное значение самого глагола, 2) окказиональное значение глагола под воздействием контекста и ситуации, 3) словообразовательный суффикс и 4) временнбя форма. Критикуя таким образом своих предшественников, я, кажется, могу уподобиться человеку, живущему в теплице, поскольку я представляю свою собственную классификацию, которая, вообще говоря, может быть, немногим лучше предшествующих. И все же я осмелюсь надеяться, что она может явиться определенным шагом вперед, поскольку я не выдаю ее за систему различных «видов» (aspects или Aktionsarten) глагола, а подчеркиваю, что те различные явления, которые были соединены другими в этом одном разряде (или в этих двух разрядах), с чисто понятийной точки зрения не должны объединяться; они должны занимать совершенно различные места. Вот каким образом я предложил бы подразделять и описывать рассматриваемые явления:

1) Различие в темпе между аористом и имперфектом; в некоторых языках оно затрагивает (независимо от значения самого глагола) формы времени; см. выше, стр. 321.

2) Различие между конклюзивными и неконклюзивными глаголами. Здесь значение глагола отражается на значении второго причастия в романских и германских языках и таким образом влияет на временнуе значение пассивных конструкций; см. выше, стр. 318.

3) Различие между длительным или постоянным и мгновенным или преходящим. Мы уже видели выше, что в этом заключается одна из функций различия между расширенной и нерасширенной формами в английском языке: в других языках это различие выражается совершенно иными средствами.

4) Различие между законченностью и незаконченностью. Выражение незаконченности является одной из функций английской расширенной формы: Не was writing a letter, в отличие от Не wrote a letter; в датском языке незаконченность выражается с помощью предлога pе: Han skrev pе et brev; cp. нем. an etwas arbeiten.

5) Различие между однократностью и многократностью или обычностью действия или события. Это различие, в сущности, относится к главе, посвященной числу. Обычное действие очень часто не выражается особо (he doesn’t drink «он не пьет»); в некоторых языках для выражения его имеются специальные суффиксы; в этом случае мы говорим об итеративных или фреквентативных глаголах. Сюда относится много английских глаголов на – er и – le: totter «трястись», chatter «болтать», babble «лепетать» и т.п.

6) Различие между устойчивостью и изменчивостью. Иногда мы находим пару соотносительных глаголов, например have «иметь»: get «получить», be «быть»: become «стать» (и его синонимы – get, turn, grow)[170]. Отсюда два типа пассивных конструкций, упомянутых выше, см. стр. 320 (be married, get married). Большинство глаголов, образованных от прилагательных, обозначают изменение (становление, превращение): ripen «созревать», slow (down) «замедлять»; изменение передают также и переходные глаголы соответствующего образования: flatten «сглаживать», weaken «ослаблять» и т.п. (каузативные глаголы)[171]. Однако глагол halt «хромать» (от устарелого прилагательного halt) выражает состояние. Многие глаголы обозначают как состояние, так и изменение; в случае lie down «ложиться» последнее значение выражается наречием. Существуют и другие способы выражения подобных изменений: fall asleep «заснуть», go to sleep «заснуть», get to know «узнать», begin to look «начать смотреть»; ср. состояния: sleep «спать», know «знать», look «смотреть». В некоторых языках есть специальные словообразовательные окончания для выражения перехода из одного состояния в другое и начала действия (инкоативные, инцептивные, ингрессивные глаголы)[172]. Но интересно отметить, что во многих случаях значение начала действия с течением времени слабело или стерлось, например у романских глаголов, образованных от латинских инкоативных на – isco: франц. je finis, je punis, откуда англ. finish, punish. Подобным же образом и ср.-англ. gan утратило свое первоначальное значение в конструкциях типа he gan look, которые стали означать просто «он (действительно) посмотрел». Предлог to в более раннее время употреблялся в предикативе только тогда, когда обозначалось изменение (take her to wife «взять ее в жены»), но теперь он употребляется и без этого значения (Не had her to wife «Она была его женой»); так же обстоит дело и с датским предлогом til.

Противоположный вид изменения, когда какое-нибудь состояние прекращается, выражается иногда специальными языковыми образованиями, как в случае нем. verblьhen «отцвесть», дат. avblomstre, но обычно это значение выражается с помощью таких глаголов, как cease «прекращаться», stop «останавливаться».

Заметьте три параллельных выражения, соответственно обозначающие: (а) переход в состояние, (b) нахождение в состоянии и (с) выход из состояния: fall in love with «влюбиться», be in love with «быть влюбленным», fall out of love with «разлюбить (кого-либо)»; fall asleep «заснуть», sleep «спать», wake (wake up) «просыпаться». Однако глагол wake «просыпаться» можно рассматривать и как глагол, выражающий переход в состояние; тогда соответствующий глагол, выражающий состояние, будет to be awake «бодрствовать», иногда wake (ср. дат. vеgne: vеge = франц. s’йveiller: veiller).

7) Различие, связанное с тем, подразумевается или не подразумевается результат. Немецкие сложные образования с er – часто имеют результативный характер, например ersteigen «взойти»; такие случаи приводят обычно в качестве одного из основных примеров, показывающих, как глагол приобретает перфективный характер в результате сложения (Perfektivierung durch Zusammensetzung). Однако трудно понять, почему, например, глагол ergreifen «захватывать» более перфективен, чем greifen «хватать».

Я думаю, что было бы лучше обойтись без терминов «перфективный» и «имперфективный» («совершенный» и «несовершенный») вид, сохранив их лишь применительно к славянскому глаголу, где они имеют определенное значение и давно пользуются общим признанием. В других языках в каждом конкретном случае необходимо внимательно устанавливать характер значения данного глагольного выражения, определяя при этом, к чему оно относится – к самому ли глаголу, префиксу или суффиксу, к временнуй форме или контексту. Под термином «перфективный» объединяются различные вещи. Если мы теперь рассмотрим интересные примеры с префиксом ga- из готского языка, собранные Штрейтбергом («Gotisches Elementarbuch», изд. 5‑е, 1920, стр. 196), то увидим, что «перфективация» у Штрейтберга означает, во-первых, завершение: swalt «умирал», gaswalt «умер»; sagq «погружался», gasagq «погрузился» (см. выше, п. 4); во-вторых, изменение: slepan «спать», gaslepan «заснуть»; ahan «молчать», gaюahan «замолчать» и др. (см. выше, п. 6); в-третьих, достижение чего-то путем данного действия: fraihnan «спрашивать», gafraihnan «узнать что-либо путем расспросов», rinnan «бежать», garinnan «достичь путем бега, добиться «[173]. Последние сближаются с примерами, данными в п. 7, хотя это не совсем то же самое: тот, кто «взбирается» (ersteigt) на гору, не приобретает гору. С другой стороны, они определенным образом связаны с тем, что на стр. 181 было названо дополнением результата: dig a hole «копать яму» (ср. dig the garden «копать сад»), но в то же время они не имеют, по-видимому, никакого отношения к различению времен или временных форм.

 

 



Дата: 2019-05-29, просмотров: 130.