Фаза внутреннего видения и воплощения внешнего облика персонажа

В предшествующей фазе наметилось содержание внутреннего мира персонажа. Для того, чтобы каждая мысль, переживание, каждая фраза и скрытый смысл ее интонации порождались духовной жизнью данного человека, необходимо было овладеть его внешней индивидуальностью. Духовный строй персонажа должен был проявиться в очертаниях его облика. 

Внешность человека, несомненно, несет в себе целый ряд признаков и проявлений его внутреннего мира. Постижение характера во внешнем облике персонажа являлось неотъемлемым законом шаляпинского искусства. При помощи грима и естественного приспособления лица и тела Шаляпин добивался такой внешности, черты которой выражали не только устойчивую суть его характера, но и многообразную гамму всех возможных его душевных состояний. Такая гармония внутреннего мира и внешнего облика становится особой творящей силой воображения зрителя. В этой функции внешнее перевоплощение удваивает силу действия внутреннего перевоплощения. Однако,  внутреннее видение необходимо не только для создания внешнего облика роли, убеждающего зрителя в достоверности характера. Оно является неотъемлемым звеном творчества самого актера, завершая воплощение характера.

Среди рисунков   Шаляпина особенное место занимали его многочисленные автопортреты и автошаржи. Это закономерно. Искусство перевоплощения, стремящееся к созданию образа, независимого от личности творца, требует от актера совершенного знания  своего лица и тела. Шаляпин изучал возможные изменения своего лица, пластическую логику взаимодействия отдельных его черт, морщин при разнообразных его сдвигах. Шаляпин в течение всей жизни никогда не прекращал рисовать себя. Его оперные гримы, созданные в поздний период творчества, всегда учитывают возрастные изменения его лица [6].

   Работа над пластикой тела являлась неотъемлемой частью его творчества. Шаляпин, пристально изучая свое тело как художник, выверял свои наблюдения рисунком.  Не довольствуясь графическим изображением своего лица и тела, Шаляпин, стремившийся к пластическому воплощению сценического образа, овладевает и искусством скульптора. С увлечением он лепит свои бюсты и головы персонажей. На хорошо известном снимке Шаляпин запечатлен за лепкой своего бюста (см. прил. 4). В комнате, где он лепит, нет зеркала. Шаляпин работает над пластическим воплощением своей головы по памяти. И художественное совершенство этой скульптуры свидетельствует не только о высоком уровне его скульптурных способностей, но и столь же высоком уровне трехмерного пластического пространственного внутреннего видения. Знания каждой черты и особенности своего лица и тела, достигнутые большим опытом рисования и ваяния, позволили ему оптимально использовать данные своего облика при создании внешности персонажа.

На фотографиях Шаляпина в образах его персонажей не ощущается условной техники грима: штрихов, пятен, бликов, искусственно рисованных глаз, сделанного носа. Это лица живых людей, психологически проникновенные, живописные портреты. Шаляпин гримировался сам, и с таким искусством, что даже на близком расстоянии, лицом к лицу, нельзя было поверить, что это только грим, что борода наклеена, а морщины нарисованы. И даже будучи связанным в воплощении нужных контуров пропорции и объемов, он избегал облегчающего привнесения особенностей своего лица в черты персонажа. Как в создании характера, так и в воплощении внешнего облика персонажа он шел не «от себя», а «от образа», добиваясь полного внешнего перевоплощения.

    Три изобразительных искусства сливали свои художественные средства при создании его необыкновенных гримов. Небольшими пластическими изменениями некоторых черт лица, чаще всего носа, иногда подбородка, в редких случаях всей головы Шаляпин лепил нужные формы искомого характера. Вслед за скульптурным решением образа Шаляпин рисовал на своем лице опорный контур внешнего облика персонажа, предельно выявляя его психологическую суть. Он намечал новое строение и выражение глаз, губ, прочерчивал нужные морщины, складки. И, наконец, светотенями своеобразной портретной живописи ­­– гримом он окончательно воплощал образ, добиваясь иной конструкции черепа, иных форм лицевых мышц, глазных впадин и самих глаз. Умело положенные тени и блики создавали нужное состояние образа.

Дата: 2018-12-28, просмотров: 35.