Глава 4. Горизонт необратимого
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Ноября 2059 год.

Земля. Республика Хранителей.

Хабаровск.

12:16

 

Ротко Марина, полковник третьего ранга отдела обороны Мидгарда подлила себе какао и откинувшись на спину, уставилась в потолок. У неё там были зеркала, и теперь на неё с верху смотрела совсем юная и беззащитная молодая девушка. Марья потянулась за стаканом, зазвенел коммуникатор, и девушка задев стакан опрокинула его на пол. Какао разлилось по тумбе на пол, источая прекрасный аромат. Коммуникатор продолжал разрываться от входящего вызова, но вот полковнику удалось дотянуться до него и ответить на звонок.

 

—Поздравляю с повышением и новым назначением, полковник, — лучезарная улыбка Ларина ослепила Марью, — у тебя выходной? Ты явно не в форме.

—Если вы не против командор, — Марина зевнула, — что-то срочное? Очередной дебош?

—Нет, лучше, — и Олег интригующе захлопал глазами, — транспорт уже в порту, ожидает тебя.

—Что за дело-то хоть?

—На месте узнаешь.

—Как всегда.

 

Земля. Республика Хранителей.

Хабаровск.

Мидгард.

12:20

 

—Добрый день Алексей, как вы себя сегодня чувствуете? — Зайцева Катерина протянула мне платок, которым я протёр руки, они были липкими и скользкими. Я только что работал на погрузочной палубе, моё положение не запрещало такого, да и отвлечься от своих мыслей никогда не было поздно.

—Сойдёт, такой ответ думаю вас не устроит, — и я отложив платок в сторону закатил рукава на пиджаке, — а вы как?

—Думаю взять отпуск, вы не против? — Она улыбнулась, мы оба понимали, что это невозможно.

—Ваша работа со мной ещё не закончена, так что я не могу принять ваше заявление, — с долей юмора ответил я и подмигнул, — о чём будем говорить сегодня?

—О ваших отношениях с Ириной, — одна из самых неудобных тем для меня, — вы тяжело переживаете период гибели вашей сестры, а теперь ещё и это. Боюсь я буду вынуждена запретить вам продолжать вашу работу.

—Если не я, то кто будет её выполнять? — Из всех кураторов Исхода остались только мы с Кирой, Заклейников пропал, а Ирина отмахнулась от этих обязанностей взвалив их на меня.

—Так что вы почувствовали, когда она отказала вам? — Катерина была назначена моим личным мозгоправом, начальник отдела кадров Рудник Анастасия, беспокоилась о моём психоэмоциональном состоянии и отказать ей я не мог, да и не хотел, сам понимал, что мне это нужно.

—Я постарался понять её, в каком-то смысле она права, и я не осуждаю её, — я сделал ей предложение, а она отказалась. Мы остались близки, но между нами пробежал холодок. Теперь она больше времени уделяла своим прямым обязанностям, в то время как Ларин был назначен на пост адмирал-командора космических сил Республики.

—Но...

—Но это было обидно, — откинувшись на спинку кресла я расслабился, — она нужна была мне в тот момент, и она это знала, но...

—Но она расставила приоритеты иным образом, — закончила Катерина, — хорошо. Расскажите мне о вашем собственном самочувствие.

—Вчера я выпил, много, один, — приятно следить за реакцией человека, когда ставишь его в неловкую ситуацию, — хотел опять повышаться, но меня вызвал Волков. И мы продолжили пить уже на двоих.

—Кажется мы уже говорили о вреде алкоголя, он не отпускает вашу боль, а лишь обостряет, я бы рекомендовала вам...

—Заклейников пил каждый день, — попытался парировать я.

—Не пил, а выпивал, — опрокинула она меня, — и эти ваши мысли о самоубийстве, вы принимаете препараты, которые я вам назначила?

—Не понимаю, как таблетки отвадят меня от этого.

—Дело не в вашем желании покончить с собой, дело в том что вы потеряли нить за которую держалась ваша жизнь. Сейчас вами движет только боль, страдания и ответственность; и последнего вы не желали больше чем остального, — она видела меня на сквозь. Мы работаем уже три недели вместе, а она ни разу не отвернулась от меня, да, это её работа, но она же должна понимать, что перед ней лидер Исхода, который пьёт да и к тому же суицидник. Не лучшие качества для лидера.

—Знаете, что меня волнует? Почему я? Почему не Кира или Ирина? Волков в конце концов. Почему именно я?

—Без понятия. Но думаю, это связано с тем, что вы один из Проводников. Первый из Тринадцати. Каждый из Тринадцатых обладает определённым набором генетически врождённых лидерских качеств. И у вас, в отличие от других, они находятся на высоком уровне. Именно вы Алексей, должны возглавлять Исход...

—Это должен делать Серёга, а не я, — я не лидер, полководец или управленец. Я могу взять на себя роль ведущего, но лишь на короткое время, но возглавить остатки человечества в самом большом путешествии через Вселенную... это не для меня.

—Но его тут нет. И если бы он был, он не вечен. Заклейников передал вам все бразды правления, вы заняли его место. Да, он прекрасно понимал, что вы, это не он, но вероятно именно потому он выбрал вас а не другого.

—Да я слышал, — сын Байцева и Кабаковой был генетически созданным Первым из Тринадцати, и он был где-то среди нас, — всё равно никто не знает о том где он.

—И вы не хотели бы узнать? Сложить свои полномочия и передать ему? — Я понял к чему она вела, и даже задумался.

—Нет, не только Серёга вверил в мои руки Исход, но и Ира. Я не могу её подвести.

—А себя? — Зайцева покосилась на коммуникатор, наверное наше время заканчивалось, — вот вы думаете обо всех, кроме себя. Кто-то же должен позаботиться и о вас.

—Не нужно, я сам могу. Время?

—Да, встретимся на следующей недели в это же время, да?

—Хорошо, удачного вам дня.

 

Стражи Марса.

Кастор.

13:00

 

Заклейников Сергей остановился рядом с управляющей консолью навигации. По словам Семёновой Екатерины, координаты которые были подготовлены Риной, несколько изменились. Аномалия оказалась ещё более не устойчивой, чем они предполагали ранее. Капитан Донцов, категорически отказался лететь в слепую и у Сергея не было ни каких аргументов в пользу того, что они пролетят без проблем сквозь уплотнение на границах Пояса Койпера.

 

Без оричалка, способность исхода, стала гораздо слабее. Заклейников более не мог обрабатывать такое большое количество информации, потому принял решение заблокировать этот талант и привить себе не менее полезный. И хотя Кира была против подобного, напоминая о том, что на пятьдесят процентов кровь Сергея теперь заполнена чужеродными микроорганизмами, которые ещё неизвестно, как отреагируют на смену гена G, мужчина всё же настоял на своём решении. И теперь имея при себе астрокорд, мог лично провести Кастор через Аномалию. Но Донцову было этого мало. Как и Семёновой.

 

Кастор, линейный ударный космический крейсер ВКС Республики Хранителей, давно перешёл под контроль департамента Гарнизона Теней. Полковник Донцов Алексей, тесно работал с Заклейниковым во времена Вторжения, после же их дороги разошлись. Постоянные столкновения характеров, не позволяли сотрудничать. И только лишь угроза, нависшая над человечеством, смогла остудить их обоих. Сейчас же у Алексея не было выбора. Он как один из последних старших офицеров флота, примкнувший к департаменту вместе со своим экипажем и их судном, подчинялся прямым приказам директора. Вернее сказать куратора миссии Исход, который руководил всеми операциями в сферах касательно проекта. Заклейников был одним из них. Алексей настоял на том, чтобы Кастор укрепили для предстоящей миссии за пределы Солнечной системы. Ранее это казалось абсолютно невозможным, до сих пор не было доподлинно известно, удалось ли это Нифльхейму с его гражданским флотом, но Сергей был уверен в их успехе.

 

Пантюк Рина, покойна президент Марсианской республики, будучи сильнейшим координатором путей, проложила пути сквозь уплотнение Аномалии, которая сферой сомкнулась вокруг системы. Нифльхейм воспользовался одним из них, и, Кастору предстояло тоже самое.

 

Семёнова Екатерина, профессор кибернетики и квантовой ядерной физики, долгое время остававшаяся в тени своей коллеги, Кабаковой Киры, работала над улучшенным астропередатчиком. Спутник должен был связать не только гибнущую Солнечную систему с внешним космосом, но и все корабли за пределами кольца. Катя подтвердила своё участие в миссии, когда убедилась в том, что спутник будет использоваться Кастором на протяжении долгого времени. Эта миссия не будет обратной. Сегодня Кастор в последний раз освещается лучами своего родного Солнца, и уже завтра, на него упадут лучи горящего голубого сверхгиганта, на орбите которого вращается всего одна планета земного типа. Там-то Заклейников и намерен установить первую для Исхода, но не первую для людей, автономную колонию.

 

Рогозин Роман проследил за подготовкой персонала, в его обязанности входило всё что касалось личной безопасности каждого члена экипажа. На борт крейсера поднялись сорок Теней, среди которых были не только солдаты, но и техники. Среди них были и пара материализаторов, которые представляли для миссии огромную ценность. Благодаря их способности, должен будет быть установлен первый плацдарм. Заклейников хорошо подготовился к этой миссии, хотя и начал её с опозданием в пару месяцев. Теперь же им нужно было успеть до отлёта Мидгарда.

 

Оставлять Мидгард, Землю, всё что было столь долгое время для тебя целью твоей жизни, Заклейникову было непросто, но он понимал, что его действия, какими бы болезненными для его души они не были, должны принести не только пользу, но и удовлетворение. В Солнечной системе, Сергей сделал всё что было в его силах для спасения человечества, и теперь передав свои обязанности более молодому поколению, его миссия заключалась в подготовке благоприятных условий для путешествия за пределами системы.

 

Сергей вверил миссию в руки Липатникова Алексея, не только потому что доверял ему как самому себе, но и потому, что верил в него как в лидера. Возможно такого лидера, которым даже сам Сергей, несмотря на все свои заслуги и приложенные усилия для сохранения мира в системе и спасения людей, не смог стать. Ал обладал совершенными лидерскими качествами, позволяющими ему руководить людьми и вести их за собой. К сожалению он ещё не раскрыл в себе эти качества, и даже столкновения с Виктором Вэйдом, не открыли его полностью, как на это рассчитывал Сергей. Теперь же, когда угроза от Содружества Земли в лице Вэйда, была разрешена, а сам Виктор, попал в один из саркофагов на Мидгарде, лидер миссии решил оставить на Липатникова все свои заботы и обязанности. В надежде на то, что он справится с возложенной на него ответственностью. Кира предложила использовать одну из частиц пси-энергии, для того что бы приставить к Алу на некоторое время наставника, но Заклейников отказался от этой идеи. Ни один из Пятерых не мог помочь Лёше. Он должен сам справиться с этим сам. Так же как это делал и Сергей.

 

—У нас всё готово, можем отправляться, — Рогозин хлопнул Сергея по плечу, — приятно видеть тебя вновь молодым, теперь можно не беспокоиться о том, что ты можешь развалиться, если запнёшься о камень.

—О каких это ты камнях говоришь? — Вырвала Катя из контекста последнюю фразу Романа, занимая место в кресле по левую руку от капитанского кресла.

—Ни каких камней у нас быть не должно, провести крейсер через Аномалию это ещё полдела, — Донцов просматривал последнюю информацию по диагностике двигателей, — а вот тащить за собой такую махину как Армстронг, — капитан пожал плечами, — но без неё же нам не справиться да?

—Верно кэп, — Катя улыбнулась и обернувшись к Заклейникову, отчиталась о подготовке, — Кастор готов, координаты установлены, маршрут проложен. Армстронг будет идти за нами на малой тяге. Ни каких световых скоростей.

—За неделю пройдём, — ответил ей Сергей и подойдя к капитанскому креслу, обратился к Алексею, — ну что, раз всё готово, можем начинать капитан.

—Вас понял директор, — и открыв канал связи с Армстронгом поприветствовал их управляющего, — командор Курочкин, мы готовы. Начинаем прыжок к Островам Плуто.

—Вас поняли Кастор, будем идти за вами.

—Прощай Солнце, — и Заклейников пустил слезу.

 

Перед носом Кастора открылась синяя воронка и крейсер провалился в гиперпространство, а следом за ним и космическая автономная станция Армстронг с пятьюдесятью тысячами человек.

 

Дата: 2018-12-28, просмотров: 233.