Гравитационный колодец Земли
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Мидгард.

07:21

 

Индикаторы на медицинском мерно пощёлкивали. Измеритель сердцебиения был в норме, как и показатели активности головного мозга. Ирина уснула на груди своего возлюбленного. А он открыв глаза, смотрел в потолок боясь спугнуть нахлынувшую на него реальность. Сложно было поверить, а главное удостовериться что он вернулся. Но чувствуя тепло рядом находящегося тела и ощущая её дыхание, он терял сомнения. Ирина была уставшей, об этом говорили и проступившие морщинки на лбу, и синяки под глазами. Он не хотел её тревожить, но и продолжать оставаться в этом положении ему тоже не хотелось. Залежался. Отчего и болели все мышцы, суставы, ломило всё тело.

 

На табло часов, висящих над дверью, было около восьми утра. Алексей постарался вспомнить по какому именно времени жил Мидгард. Но ничего на ум не приходило. Корабль существовал в своём временном потоке, который разительно отличался от земного. Но время было достаточно для того, чтобы проснуться. Вернулся голод и даже усталость, которой казалось бы и быть не должно. Осторожно, дабы не разбудить Ирину, Алексей снял с себя присоски датчики и попытался подняться. Но это было напрасной тратой времени. Голова Иры, как десятитонная гиря лежала на нём. Сколько же мыслей было в этой маленькой головке, раз она была такой не подъёмной. Наверное столько же сколько и у него, у Липатникова Алексея, который совсем не так давно занял пост временно-исполняющего обязанности лидера Исхода и директора департамента Гарнизона Теней. Сколько всего навалилось за столь небольшой промежуток времени. И со скольким предстояло разобраться, как можно быстрее.

 

—Ира? — С максимальной заботой и нежностью, на которую был способен, молодой человек, обратился к женщине, — проснись.

—Ммм, — промычала она и открыла глаза, они наполнились радостью стоило только зрачкам расшириться, — Ал? Это правда ты? Я не сплю?

—Да дорогая, это я, — мужчина ощутил небывалое облегчение стоило Ирине поднять голову с его груди. И он сразу же понял отчего она была так тяжела. Через разрез на груди, проблёскивала оправа медальона, в которую был врезан камень оричалка. Как он попал к ней? Неужели Заклейников настолько плох? Жив ли он вообще?

—Как себя чувствуешь? — Её голос был слегка охрипшим, и, конечно же усталым, замученным. Алексею стало её жалко, он проникался с каждой секундой тем что с ней происходило, вернее, уже произошло.

—Лучше, чем ты, гораздо, — и проведя тыльной стороной ладони по её щеке, он прихватил её за подбородок двумя пальцами и, притянув к своему лицу, нежно прикоснулся к её губам. Пелена усталость словно спала, и минутный поцелуй вылился в бурное заключение. Хотя чего стоило ожидать, после стольких месяцев тишины.

—Теперь точно, — Ирина смущённо хихикнула и поднялась с места, — позову сестру чтобы она тут всё прибрала, и, наверное, приготовлю твои вещи, да?

—Хорошо, — еле выдавил я. От стыда хотелось провалиться сквозь землю, — только поторопись.

 

Что бы она торопилась, не было в моих интересах. Желательно чтобы она как можно дольше пропадала где-нибудь. Да так долго, что бы мне хватило времени выбраться из госпиталя и найти Заклейникова. Если он до сих пор госпитализирован, а это так, раз оричалк ещё ходит по рукам, то старика держат где-то рядом. Меня точно положили в ту же секцию где и его, иначе на что ещё нужны привилегии. Заклейников Сергей, неважно в каком состоянии должен был ответить на мои вопросы. Пусть это будет даже стоить ему жизни, но за то что произошло, он заслуживает гораздо большего, чем быстрая смерть.

 

Обернувшись в простыню, я прям как римский легат босиком приоткрыл дверь. В коридоре из белых стен, с монотонной голубоватой подсветкой, никого не было. Но куда мне идти я и так прекрасно знал. Моя палата была в тупике, на другом конце тупика, была другая. И там вероятнее всего и был старик. Двери в наш тупичок, вероятнее всего были скрыты, а потому и не наблюдались и без посторонней помощи боюсь мне их не найти. Шлёпая ногами по тёплому полу, я добрался до двери напротив и потянул за ручку. Было открыто. В палате, как и в моей горели индикаторы, а на груди Заклейникова тоже посапывала девушка: доктор Кабакова. Я знал, что они был близки со стариком, но не настолько же.

 

Кира спала более чутко чем Ирина, наверное это было обусловлено её сложной работой. Она подняла голову, а затем поднялась и сама. Мне не нужны были проблемы, ни от неё ни от того что она могла предпринять, потому я остановил её движение, полностью парализовав. Учёная могла только следить глазами за тем что происходило у неё под носом. Заклейников был в ужасном состоянии, глаза закрытые и впалые, всё тело словно высушено и обёрнуто в простыню. Он как мумия. Живая, спящая мумия.

 

—Что с ним? — И позволив Кире говорить, но не двигаться, я бросил через плечо ожидая вразумительного ответа.

—Он спит, мы ввели ему В-7, — Кабакова сопротивлялась, моему воздействию, но без способностей она не представляла никакой опасности для меня, — результаты превзошли наши ожидания.

—Но он ещё спит, — с каким-то безразличием к их прогрессу, заметил я, — я должен поговорить с ним.

—Невозможно, мы всё перепробовали, — в голосе у женщины промелькнула досада.

—Не всё, — и доверившись своим инстинктам, я положил руку старику на грудь, она промялась как подушка, и перенёс руку в пустоту рядом с Кирой. Так было бы удобнее вести беседу, видя их обоих. Ментальная проекция Заклейникова материализовалась из пустоты и осмотревшись по сторонам остановила свой взгляд на мне, — я кое-чему научился.

—Здравствуй Лёша, — голос Сергея был спокойным, удовлетворённым.

—Здоров Серёг! Представляешь, а мы с тобой оказывается большие друзья! — С сарказмом выпалил я, — но ты ведь это и так знаешь, не так ли.

—О чём ты говоришь? — Лицо старика, который был молодым парнем лет эдак двадцати пяти исказилось.

—Не строй из себя невинную овцу, я знаю, что ты натворил, какой выбор ты сделал, в пользу чего! — Позволил себе на эмоциях поднять голос, но успокоившись покосился на Киру, та точно не знала, что происходило.

—Мы сделали, если ты всё вспомнил, то должен был вспомнить, что это было совместным решением, — он знал, знал.

—Чёртов ублюдок! Неужели не было другого выбора? Почему мы не послушали Хелен?

—Это бы не сработало, единственным выходом было то, что мы сделали, разве ты сам не видишь? Я делаю всё что в моих силах...

—Скольким ты пожертвовал ради этого, скольким пожертвовали все мы, дабы доказать, что ты был прав, выбрав именно этот путь, как же ты мог, — я больше не хотел спорить, просто не мог. У меня заканчивались слова и аргументы, да и спором это не было. Так, взрыв эмоций. Моих эмоций.

—Ты тоже был там, все мы там были, и все мы приняли это решение. Верное оно было тогда или нет, сейчас не имеет значения. Мы тут и сейчас. И я делал всё что было в моих силах, что бы спасти нас. Или ты не согласишься с этим?

—Спасти нас, кого на Серёг. Посмотри на себя, да ты даже на человека не похож. Спасти человечество посредством преступлений против человечества. Да? А кто спасёт тебя?

—Меня не спасти, да и моя жизнь ничего не стоит, я пережиток прошлого. Страшного прошлого. Наше Наследие в руках таких людей как ты. Вот за что я борюсь...

—За Наследие? Боюсь оно будет самым печальным за всю историю человеческой цивилизации во всей Вселенной, — печально покачав головой я обратил внимание на Киру, — как проходит финальная стадия, доктор?

—Всё в норме, продолжаем грузиться, — хоть одна хорошая новость, — тебе лучше вернуться в свою палату.

—У меня других дел по горло, — и бросив немой гневный взгляд на Заклейникова я продолжил, — пойду закончу то что начал он, бросив на пол дороге. Похоже не только Сол, должен был Искупить свои грехи.

 

Земля. Российская Империя.

Новая Москва.

10:10

 

Императрица Анна, провела рукой по столу, смахнув с него слой пыли. Тьяна поморщилась и осмотревшись по сторонам, обратила внимание на диванчик, который сразу же облюбовала, её не смутил при этом поднявшийся в воздух столб пыли. Глава империи обошла весь кабинет и цокнула.

 

—Тут давненько никого не было, но я позабочусь чтобы всё привели в надлежащий вид, и, тебе принесут одежду, — деловито заметила женщина и приподняв подол своего пышного платья направилась к выходу.

—Одежду? Я разве плохо одета? Когда это стало для тебя таким важным? Ира конечно предупредила меня что ты давно уже не та Аннушка которую я знала, но не могла же ты настолько измениться, — Татьяна покачала головой.

—Ты права, я не могла, но должна была. Мне пришлось пойти на это ради моего народа и его блага. И я не хочу, чтобы ты подрывала мой авторитет, рассекая по дворцу в таком виде, — Таня не понимала, что не нравилось Анне. Обычная кофта да джинсы, кроссовки не самые лучшие, зато удобные. Представить себя в огромном платье похожим на бочку, она к сожалению не могла, и даже не собиралась пытаться.

—Тогда я не буду выходить из кабинета, распорядитесь ваше высочество, что бы мне принесли компьютер и подключили его к сети, или в вашем средневековье запрещена эта магия? — И Тьяна рассмеялась, — разве ты забыла, как было весело в Академии?

—Ключевое слово, было, но ты не знаешь через что мне пришлось пройти, после неё. Академия даже на половину не смогла меня подготовить к дворцовой жизни, — Анна скрестила руки на груди, — это тебе всё досталось благодаря твоим неординарным талантам. А мне пришлось всего добиваться самой. Моя семья не поддержала меня тогда, когда я в ней нуждалась, потому что каждый из них был занят своими личными проблемами, и именно личными, — императрица чувствовала, что может выговориться своей давней подруге, так как никому-либо, — Хелен обрабатывала Руденко, ох какой золотой экземпляр, который всадил ей пулю в голову. Элис обрабатывала Заклейникова, и он её казнил лишив способностей, да ещё и обвинив в гибели Марса. Настасья давно кормила червей, отдав свою жизнь за того, кто оказался не таким уж и бессмертным. А дорогой братец, был так занят своими разработками в РеВид, что вообще забыл о моём существовании. И лишь одна я, своими силами, справилась со всем тем дерьмом с которым мне пришлось столкнуться.

—И ты стала Императрицей всея Руси? — Таня иронично ответила на изливания подруги, — мне тоже было не просто, как и всем кого ты только что упомянула. Не думай, что одна ты боролось за своё будущее и за будущее своего народа. Потому что, если бы это было так, то ты немногим отличаешься от всех них.

—Ты бы хотела вернуться в Академию?

—Может быть, это было весело, но, — Госпожа Тьяна задумалась, — и слишком печально. И когда ты говоришь, что ты сама боролось за своё будущее, без поддержки, ты сильно меня этим задеваешь и ранишь. Как ни как, это я сожгла тот дурдом со всевозможными кандидатами на престол. Так что, единственный человек которому ты обязана своим местом, это я.

—Хорошо они там горели и я никогда этого не забуду, но я, — Анна попятилась, в глубине души она боялась Таню, а после воспоминаний которые всплыли в её сознании, она стала белой как снег, — не просила тебя об этом.

—Не просила, но желала этого. Потому тебе и было так хорошо в Академии, там ты не чувствовала себя одной.

—А ты?

—А у меня был муж, которого я убила борясь за права на президентское кресло, так что я та ещё кровожадная сучка.

—Можешь ходить в своей одежде, — и Императрица Липатникова Анна вышла из кабинета нового канцлера и министра экономики Российской Империи.

 

 

Дата: 2018-12-28, просмотров: 239.