Гравитационный колодец Земли
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Околокосмическое пространство.

Мидгард. Нова-Space.

20:10

 

Снаружи было не лучше чем внутри. Груды металла болтались вокруг Мидгарда. Похоже, тут был бой. И закончился он в нашу пользу. Если Содружество пыталось штурмом взять флагман, как и станцию, то это было пустой тратой времени и ресурсов. На глаз я точно мог определить обломки трёх крейсеров и двух линкоров. Мидгард же судя по всему совершенно не пострадал. Вэйд окончательно свихнулся. Разве он не понимает, что его план не сработает? Разве не знает, что Заклейников пойдёт на всё что бы защитить Исход.

 

Александра запросила разрешение на посадку, когда со станции Лебедь пришло последнее сообщение. Она пала. Мы упустили шанс отбить её, хотя шансов на это было немного. Транспорт влетел в сухой док флагмана и приземлился на площадке. К нам немедленно прибыла группа медиков и техников. Одни занялись нами другие нашим кораблём.

 

—Сержант! Я должна встретиться с директором, — Ирина отказалась от помощи медиков и распихивая их в стороны пробилась к сержанту, руководителю местной группы делегации встречающих, — вы слышите меня?

—Успокойтесь мэм, я сопровожу вас на мостик к капитану, — парень даже не дрогнул, когда Ирина подошла к нему, он оставался спокойным и продолжал оставаться на месте.

—Кто капитан?

—Волков Ник, мэм, — и сержант, удостоверившись, что мы с Ириной слышим его, попросил идти за ним, — нам пришлось отразить атаку группы кораблей, надеюсь, это ни как не повлияет на отношение к капитану. Он сделал то, что требовалось.

—Почему остановился? — Ира была слишком кровожадной, или это была обычная женская, а в данном случае материнская, обида за своё чадо. Которое, избрало путь крови, а не мира.

—Не знаю, мне не докладывают мэм, — и парень впустил нас в телепортер. Всего миг и мы уже на мостике. Ира расслабилась, заметив, что тут не только капитан, но и Кира с Рогозиным.

 

Мостик Мидгарда, это многофункциональный центр управления кораблём. Он расположен на массивной подъёмной дисковой платформе расположенной в центре контрольного зала. Вне боевых действий платформа поднималась наверх, создавая надстройку, с которой просматривались обширные площади корабля во все стороны. В центре платформы находилось капитанское кресло, через которое можно было слиться с кораблём посредством нейронного интерфейса. Большинство технологий Мидгарда, это оптимизированные и адаптированные технологии инопланетян. Пришельцев. Не землян. Но всё же Мидгард это корабль хранителей. Венец их творения. Заклейников Сергей и Кабакова Кира, разработали и построили это судно в подготовке к Вторжению Ирианцев. И корабль отлично себя показал. До сих пор не было ни одного корабля уступающему по мощности Мидгарду. Нифльхейм и Нова-Space, лишь копировали одни функции к другим, и различались с Мидгардом только спецификациями.

 

Ирина поднялась по ступеням на мостик, я шёл следом за ней. Понимая, в какую неловкую ситуацию сейчас попаду. Но останавливаться было слишком поздно.

 

Капитан флагманского крейсера Ник Волков, внук Волковой Юлии, знаменитой на всю Солнечную систему своей победой над пиратской крепостью Дракон. Молодой парень, отдалённо напоминающий Дениса, своего деда. Он хорошо знал своё дело, был назначен на пост капитана самим стариком, но минусом была его юношеская упрямость. Рогозин Роман придерживал Киру за плечо, та явно рвалась что-то сказать нам. Но мужчина не позволял ей. Наверное, всё дело в том что Кабакова, как и всегда норовила нарушить субординацию.

 

—Капитан Волков, где директор? — Я попал. С каждой минутой, да что там, с каждой секундой я подставлялся всё больше и больше.

—Заклейников? — Уточнил Ник и косо посмотрел Ире за спину, прямо на меня, — он в госпитале.

—Тогда кто его заменяет? — Не унималась президент, а я готов был сквозь землю провалиться.

—Он, — и Ник как ни в чём не бывало, кивнул на меня. Ира резко обернулась. Она сверлила меня взглядом, — разве вам не сообщили?

—Вот и мне любопытно это узнать, — женщина подошла ближе, — давно ты знаешь?

—Да, старика госпитализировали, как только Мидгард прибыл на орбиту, — я не оправдывался, перед Ириной это бы не сработало.

—Капитан, спутниковая система Глаз активирована, они начинают прицеливание, — сообщил помощник и пропал из виду.

—Все по местам, приготовиться к удару. Манёвр уклонения. Градус семьдесят три. Возможны резкие перегрузки. Господа, прошу вас, держитесь крепче, — Ник занял место в капитанском кресле, и оно подсветилось синим светом. Полукругом позади него из пола начали подниматься и раскрываться терминалы. Кира и Роман немедленно заняли места за ними, Ирина взяла меня за руку, а я не знал, за что ухватиться, — станция Лебедь, это Мидгард, немедленно измените координаты цели.

—Они не отвечают. Пора двигать отсюда, не уверена, что экраны выдержат постоянный луч тридцати процентов спутников, — сообщала Кира, и дисковая платформа под нами начала подниматься, — нужен визуальный контакт, иначе мы не сможем использовать астрокорд.

—Принято, запуская экраны, — Рогозин перескочил к другому терминалу.

 

—Не стойте там, помогите, сейчас изрядно потрясёт, — прикрикнул Ник на нас и Ирина осмелев подошла к одному из терминалов. Платформа мостика уже полностью поднялась над корпусом Мидгарда, и закрепившись на месте, была окружена непроницаемым энергетическим экраном. Прозрачная сфера купола над нами и вокруг нас, позволяла рассмотреть станцию Лебедь.

 

Свободных терминалов не осталось, да и я не знал чем я мог помочь. Мои знания в управлении космическим судном, были равны нулю. Для этого у меня была Александра, но сейчас её тут не было. Чем бы занялся Заклейников, будь он тут?

 

—Наклон тринадцать градусов, субсветовые...

—Постойте капитан, — прервал я Ника. Ирина посмотрела на меня с какой-то надеждой, и я, не мог не оправдать её ожиданий. Раз старик вверил в мои руки не только этот корабль, но и всю миссию, значит, он верил в меня, и Ира верит в меня, одному мне не хватает уверенности, — установите контакт со станцией.

—Сэр, они вот-вот откроют по нам огонь, а вы хотите с ними, — Рогозин держал руку на пульте управления главными батареями, — поговорить?

—Да, а вы против? — С ноткой вызова сказал я и вновь обратился к Волкову, — капитан, прошу вас.

—Контакт установлен, канал открытый.

—Станция Лебедь и те, кто ей управляют, с вами говорит, — я замялся, не думал, что придётся когда-нибудь говорить нечто подобное, да ещё и от лица тысяч людей, — директор департамента Гарнизона Теней и РеВид, Липатников Алексей. Призываю вас не атаковать нас, иначе мы будем вынуждены защищаться, — это, не возымело ни какого эффекта и в нос Мидгарда ударили сразу семнадцать жёлтых лучей. Корабль даже не дрогнул, пара индикаторов пиликнули, а на экраны по всему куполу начала выводиться информация по первому удару, — как пожелаете.

—Директор, мы будем уклоняться? — Ник напрягся, приготовившись слиться сознанием с кораблём.

—Нет, мы будем защищаться, как я и сказал, — и на этот раз я повернулся к Роману, — все орудия к бою. Избавьте нас от этой проблемы.

 

—Вот это уже похоже на нашего старика, — и Рома запустил систему вооружения. Все орудийные платформы, скрытые под обшивкой поднялись на поверхность и обрушили град снарядов на Лебедь. Щиты станции приняли первую волну, за которой последовала вторая из ионизированной плазмы. Шесть лучей поразили различные цели и щиты дрогнули. Один из лучей прошёлся через стержень. Десятки взрывов и станция была обесточена, а вместе с ней и спутниковая система вышла из строя, — это было просто, — разочарованно сказал Рома и покосился на Киру, — как наши дела?

—Отправляю штурмовые команды для зачистки, — и Кабакова посмотрела, на меня ожидая дальнейших указаний.

—Директор, к нашей позиции приближается группа линейных крейсеров Содружества, — сообщил Ник, — продолжим оставаться на этом месте?

—Да, переведите всю энергию на щиты, и подготовьте транспорт на Нова-Space, оставайтесь на этом месте до дальнейших указаний. Первыми в бой не вступайте.

—А вы?

—А мы с Ириной закончим то что начал Вэйд, — Ира улыбнулась, — отправляемся на Нова-Space, а оттуда начнём штурм Алмазной крепости. Ромул нас эвакуирует, как только потребуется.

—Я согласна с тобой.

—Удачи вам директор, — Кира слегка кивнула, — мы будем ждать вас.

 

Нова-Space в отличие от Мидгарда находился гораздо дальше от Земли и не вступал в бой с силами Содружества. Хотя бы по той простой причине, что флагманский научно-исследовательский крейсер не был предназначен для прямых столкновений со столь многочисленным противником. И увидев нас, капитан-командор Баскаков Александр, был сильно разочарован, когда узнал что его кораблю не суждено участвовать в подавлении сил противника. Однако, его, как и Ирину, весьма удивила моя решительность, использовать Нову для штурма Алмазной крепости.

 

Алмазная крепость это Мидгард на поверхности Земли. Неприступная и нерушимая. Она была построена за несколько лет до начала Вторжения ирианцев в Солнечную систему. Примерно тогда, когда враждебная инопланетная раса начала свой победный марш по галактике. Заклейников и Соловьёв делали большие ставки на крепость, принимая её за место координирования всех боевых действий во всей системе. Однако, даже при всей совершенности крепости, им не удалось использовать её в полной мере. Алмазная крепость была вырублена и воздвигнута в кратере одного из крупнейших потухших вулканов Африки. Для этого проекта предлагалось использовать и вулкан Килиманджаро, но схемы этой крепости побратима Алмазной, не внушали доверия. Оба чертежа были получены из альтернативной вселенной, из реальности хранителей 2060 года. Благодаря крупнейшим алмазным залежам и внутри горным природным пещерам, сооружение получилось и правда впечатляющим. Природная скальная кожа защищала крепость от любых физических и энергетических внешних воздействий, к тому же внутри весь комплекс был экранирован.

 

После Вторжения, государства Земли использовали Алмазную крепость как нейтральную территорию, где проводились многочисленные политические встречи. Функция же генерального штаба объединённых сил Содружества была утрачена. При Кроуфергровте, это место и вовсе превратилось в призрака, генеральный секретарь полностью забросил это место, и его заменил Центр Гвардии в Берлине. Нифонтов Влад же спустя почти тридцать лет, начал возрождать крепость. И её восстановление очень быстро прошло успешно. Автономные генераторы, как, оказалось, работали без перебоев со своего первого запуска. Но и во времена Нифонтова, крепость не использовалась по прямому назначению, половина её функций так и остались в стороне. Хотя комплекс и стал постоянной резиденцией генерального секретаря и генеральным штабом объединённых сил Содружества Земли. И только генеральный секретарь, хотя я дал бы ему другой титул, Виктор Вэйд полностью возродил комплекс. Он превратился в нестоящую боевую крепость, которую штурмовать было бы самоубийственно. Но у меня, был хороший план, который вероятнее всего не понравится Баскаку, и его команде. Но какой у них выбор?

 

Нет. Выбор у них, конечно же есть, как ни как Баскак капитан корабля и ему вверены жизни тысяч человек. И его прямая обязанность защитить их. А мой план предполагает некоторые потери среди экипажа судна. Но Заклейников доверил мне не только командование миссией, на время его госпитализации, но и всеми космическими судами принадлежащими проекту Исход и их экипажами. Так что Александр обязан подчиниться.

 

—Что вы хотите сделать? — Капитан с недоверием покосился на своего нового старшего помощника Нифонтова, — это разве вообще возможно?

—В теории да, но этот корабль, в отличие от Мидгарда не способен на такие манёвры, — Влад покачал головой, — и давайте не забывать о том, что по нам будут стрелять. С поверхности. И с орбиты.

—Для этого у нас есть Ромул, он будет нас прикрывать, а на орбите будет Мидгард, — предположила Ирина, и отчасти она была права.

—Да, Ромул прикроет нас от атаки из космоса, а с поверхности мы будем открыты, и в этом наше преимущество, — Баскак и Влад смотрели на меня ожидая объяснений, — дело в том, господа, что, не смотря на то, что Алмазная крепость и является непреступной, у неё есть одна очень крупная уязвимость...

—Ты говоришь о той, которая была и на Мидгарде, пока не установили точечные экраны? — Влад улыбнулся, — да, теперь я согласен с тем что это хороший план, хотя и весьма безумный.

—Мне объяснят? Решающее слово, всё равно за мной, — и Александр, закинув ногу на ногу, выставив колено в сторону, смотрел на меня, в то время как Влад увлечённо занялся какими-то навигационными расчётами, привлекая за собой Ирину, им было о чём поговорить, — итак, директор?

—Как я и сказал, мы будем спускаться по низкой орбите, буквально в паре километрах над поверхностью. Крепость не сможет использовать весь свой оборонный потенциал против нас. Они задействуют только его часть, а именно ту, которая расположена на восточном склоне. Таким образом, нагрузка на всю энергопроводящую магистраль в этой части комплекса ляжет ответственность за весь комплекс. Постоянные перегрузки и нагрузки на конденсаторы, сыграют нам на руку. Сам подумай, на них будет нестись огромная почти двухкилометровая туша, объятая пламенем. Они задействую все своим резервы. И окончательно перегрузят проводники. Их прочный щит не выдержит и попросту отрубится. Тогда-то при столкновении...

—Можете не продолжать директор, я уже вообразил, что должно будет случиться, — капитан посмотрел на работу Нифонтова, — Влад верит в то, что ваш план возможен на успех, — я хотел его перебить, но он не позволил, — прошу вас, дайте мне закончить. Именно возможен. Я не оговорился. Но, мы должны учесть то, что там далеко не глупые люди. В том числе и хранители. И они могут раскусить наш план, с первых минут и тогда у нас будет проблема. Очень большая проблема. А рисковать экипажем и кораблём я не могу. Имея при себе только одно "возможно".

—Тогда позвольте вас окончательно убедить, — и я сделав несколько шагов назад развёл руки по сторонам от себя, — на Нова-Space, установлены лучшие из лучших и передовых модулей блокировки способностей, верно? — Капитан утвердительно кивнул, — тогда вот мой аргумент, — и я резко склонил голову на бок. Голова Александра сделала то же самое. После чего, я начал перебирать пальцами, заставив капитана флагманского крейсера подняться из кресла и встать в положение ласточки, — что чувствуете?

—То что не могу сопротивляться, — прохрипел Баскак и я отпустил его, — неплохо. Уверен вы сделали это не без посторонней помощи, — а он догадливый и я продемонстрировал небольшой камень подвешенный на цепочку у себя на шее. Он был похож на изумруд, в красивом обрамлении, но являлся ни чем иным как оричалком, — Алмазная крепость сделает так, как нужно будет нам.

—Тогда почему бы вам не заставить их отключить щиты и экраны? — Не унимался капитан Баскаков, но мне нравилась его настойчивость. Каждую мелочь рассматривает чуть ли не под микроскопом. Не зря он учился на геолога.

—Момент подчинения очень короткий. И щиты они могут восстановить. А остановить нарастающее напряжение, уже нет. Система не будет их слушать, пытаясь решить проблему самостоятельно...

—Задействуя при этом все проводники в восточной части, я понял, — и Саша довольно скрестив руки на груди улыбнулся, — хорошо! Ваша взяла директор. Не могу не согласиться с Сергеем, у него не только хороший вкус, но и верное представление о том кто должен занимать его должность.

—Приму это за комплимент, — и смущённо покосившись на Ирину, которая подходила к нам, я перевёл разговор, — ну как там дела с навигацией? Мы сможем опустить корабль достаточно низко к поверхности и...

—И не развалиться, — Ира смотрела на меня огромными зелёными глазами, — да. Влад и группа старших пилотов займётся корректировкой курса, а капитан вручную поведёт корабль. Я запросила от Киры коды отключения некоторых протоколов безопасности, она уже ответила. И сказала что у них там уже жарко. Волков рвётся в бой.

—Тогда не будем заставлять их ждать. Капитан Баскаков, дайте громкую связь со всеми судами нашего флота, — надеюсь, Заклейников и правда знал что делает. Александр указал на десятки экранов, которые отобразились на внутренней стене мостика, — я не ваш директор которого вы знаете. Я не Заклейников Сергей, но он доверил мне вас и ваши жизни. И сейчас мне нужно ваше доверие ко мне. Содружество Земли в лице провокатора и диктатора Виктора Вэйда, угрожает нашей с вами общей миссии. И я обязан приложить все усилия по устранению этой угрозы. Сегодня Алмазная крепость падёт, а вместе с ней и оккупированная власть на планете Земля, — Баскак закрыл канал не дав мне закончить, обернувшись я заметил что на это его с подвигла Ирина.

—Достаточно. Ты пока ещё не готов к долгим громким речам. Вспомни Кэтрин. Ты и так сказал достаточно, — женщина почти не заметно скрыла скатывающуюся слезу, — пора. Я спущусь к штурмовым бригадам, и как только Нова-Space припаркуется, мы ринемся в бой.

—Я буду тут, потом присоединюсь, — и легко поцеловав её в шею, я проводил её взглядом.

—Да уж, я всякого повидал, но это чересчур, — и Александр задорно посмеявшись, занял место в капитанском кресле, — всему экипажу, это ваш капитан. По приказу директора миссии Исход и наш корабль пойдёт на столкновение с Алмазной крепостью. После чего все наши штурмовые отряды будут брошены на зачистку и захват комплекса. Пленных не брать. Все эти люди сделали свой выбор. Теперь и мы делаем свой. Держитесь крепче, посадка будет далеко не мягкой. Да поможет нам Свет и Тьма.

—Не забудьте про Республику капитан, — подмигнул я мужчине, — хотя не будете же вы перечислять всю пятёрку.

 

Мостик Нова-Space несколько отличался от того который был на Мидгарде. Хотя это тоже была дисковая платформа, она не поднималась надстройкой из корпуса. А наоборот скрывалась в нём. Но сейчас это было бы лишним. Нам был необходим визуальный обзор, потому прозрачный купол был окружён несколькими энергетическими прослойками, после чего вся энергия была брошена на носовые генераторы щитов. Остальной корабль был защищён точечными щитами, которые срабатывали только тогда, когда система видела угрозу для той или другой поверхности, судну. Чернота космоса стала более мягкой, несколько яркой, от множественных экранов, которые разделяли нас со всей мрачной бесконечностью. И флагманский крейсер тронулся. Я стоял на месте, хотя прекрасно понимал, что после первых секунд вхождения в атмосферу мои останки можно будет соскребать со стен и потолков. Но со мной был оричалк, и он придавал мне куда больше сил, чем когда-либо. Наверное, сказывалось долгое воздействие Заклейникова на него. Как ни как они был связаны достаточно давно друг с другом. И возможно, я допускаю это, что оричалк впитал свойства способностей старика. Так что я могу, смело предположить что теперь у меня помимо моего кукловодства есть ещё и телекинез с визпортом и... исход? Способность исход, почему я раньше об этом не задумывался? Откуда бы у меня ещё могла возникнуть такая безумная идея? Конечно. Я знал все варианты последствий, которые могли бы произойти при любом моём решении. Но подсознательно я выбрал самый лучший из худших. Но об этой моей новой способности не знал никто кроме Сергея. Да и то, знал ли он?

 

Нова набирала скорость. На преодоление того расстояния которое разделяло нас с Мидгардом уйдёт меньше времени, чем было у нашего транспорта нас сюда доставившего. И вот на радарах, появляются отметки. Группа кораблей, окружив Мидгард, ведёт непрекращающийся огонь по нему. Мы продолжаем приближаться. Очень быстро.

 

—Мидгард, уничтожьте любое судно, которое встанет у нас на пути, — слышу я передачу Баскака. И тут же космос становится невероятно ярким. Словно взорвалась звезда. Молекулярные боеголовки испепелили все корабли противника, и флагман пошёл по орбите. Ему на встречу выплыли другие суда, но продолжения я уже не видел. Наш корабль быстро сближался с атмосферой Земли. Нифонтов за моей спиной выругался и стукнул по терминалу кулаком. Что-то пошло не так? И опять же в голове тысячи картинок, их так много что я не успеваю их анализировать. И быстро забываю. Но знаю, что всё идёт хорошо. Лучше чем могло бы быть. Огненные хлысты окружают нас. Они хлещут по обшивке. Экраны ещё не активны, но вот они обволакивают судно, и мы превращаемся в огненный шар. Огромный астероид с бешенной, скоростью врывается в воздушное пространство над Индонезийским архипелагом. Пол под ногами заметно трясёт, но я держусь, хотя краем глаза и замечаю, как всех качает из стороны в сторону. В стороне сверкают панели и терминалы. Кто-то позади меня падает на пол. Но мы мчимся. Ни каких остановок. Нет, мы больше не шар огня. Мы снаряд. Снаряд огромных размеров. Субсветовые дают полную тягу и мы и без того на невероятной скорости, ускоряемся. Баскак осторожно кладёт нос флагмана ниже горизонта, и мы стремительно снижаемся. Почти падаем. Субсветовые двигатели отключаются и теперь нас несёт одна инерция. Огонь ещё не утих, мы так быстро движемся, что кислород возгорается при нашем столкновении с ним. Слышу звук треска, один из магнитных двигателей вышел из строя и нас неслабо тряхнуло. Так словно мы попали на колдобину в дороге. Небольшая турбулентность, это не опасно. Капитан кладёт корабль на бок, компенсируя один потерянный маг-двигатель, теми которые расположены на бортах. Высота два километра, полтора, если бы не пламенное заграждение я мог бы рассмотреть уже поверхность. Километр. И вот первые удары. Они заметно нас тормозят, но мы ещё на достаточной скорости для удара необходимой силы. В носовые щиты бьют всем, что есть у Алмазной крепости. Мне даже не нужно сильно концентрироваться для манипуляции. Но дело уже сделано. На нас обрушился самый настоящий шторм из ракет. Но щиты держаться. А под ними и экраны. Полкилометра. Как раз. Учитывая, что гора перед нами почти три километра высотой. Но нам нужно хорошее парковочное место, весь флагман должен лечь на своё могучее брюхо.

 

—Столкновение!

 

Удар. Нос пробивает гору. Каменные глыбы разлетаются во все стороны. Купол мостика треснул и развалился на части. Мне стоило только поднять руку что бы окружить нас телекинетическим барьером. Мы продолжаем своё сумасшедшее бурение сквозь гору. Она проламывается под нами как масло. Обшивка Нова-Space разваливается, корпус выдаёт жалобные писки. Но Баскак ждёт, пока всё днище судна не окажется погружённым в гору. И вот стоп. Огромная трещина поднимается к самой вершине вулкана. И раскалывает его кратер на две части. Из образовавшегося углубления, которое вероятнее всего ведёт к прямым магматическим тоннелям, поднимается тонкая струя дыма. Алмазная крепость замолкает.

 

—Хорошая посадка, — Нифонтов поднимает голову, над нами образовался купол из груды камней, размерами с небольшой дом, — мы восстановим экраны. Но только вот как улететь, мы не знаем.

—Туннельный двигатель, разве энергии не хватит на него? — Испуганно спросил я, это был мой план отступления, как же он мог сорваться?

—Хватит, но двигатель немного повредило. Мы не сдвинемся с места, — Влад пожал плечами, — моя группа уже работает над этим. Мы что-нибудь сообразим директор.

—Тогда начнём штурм, боюсь, гора может взорваться, — пессимистично констатировал Баскак, — всем штурмовым группам, команда на выход!

—Я к Ирине. И, я найду способ как нам выбраться. Я же нас сюда завёл.

 

Земля.

Алмазная крепость.

23:43

 

Ирина со своим отрядом ждали меня у одного из шлюзов носовой части. По дороге сюда, я заскочил в арсенал и приоделся к предстоящему. Поверх смокинга, который уже утратил свою былую красоту, покрывшись пятнами грязи тонким слоем пыли, я натянул бронежилет и прикрепил к груди ИЭ, на поясе болталась связка осколочных гранат, и обойма с автоматическим пистолетом, основным же оружием я выбрал модифицированную версию импульсной штурмовой винтовки с подствольным энергетическим зарядом. Туфли же пришлось заменить на более удобные ботинки. Более усложнять себе дорогу, увеличивая свой вес, я не стал и направился к Ире.

 

Она ждала меня. В её группе была только тройка человек, все молодые парни, но они точно знали, что их ждёт. Лица были скрыты под экранированными масками. Свои винтовки они держали крепко и были готовы к бою.

 

—Похоже, всё идёт по плану, — женщина кивнула на мою грудь, — думаешь, ИЭ тебя не спасёт?

—Бережёного Бог бережёт, ты так не думаешь? — И я ей подмигнул, нажимая на кнопку открытия шлюза.

—Не знаю о чём ты, — и с улыбкой на лице она выпрыгнула наружу. А прыгать было ой как высоко, метров двадцать, или больше. Но у самой поверхности её подхватили стебли воды и мягко опустили на ноги. Солдаты последовали за ней и их точно так же опустило. Я ни сколько не сомневаясь в силах Ирины, всё же решил действовать по-своему. И подойдя к краю, сконцентрировался и представил небольшую прозрачную платформу перед собой. Сделал шаг и замер. Я висел в воздухе. Буквально. Но мои ноги были на ровной и твёрдой поверхности, я даже ощутил сопротивление силам гравитации, которые тянули меня к поверхности. Не забывая о том, в каком сейчас опасном положении нахожусь, я мысленно начал спускать свою телекинетическую платформу по наклонной вниз. Ирина и тройка парней двинулась вперёд.

 

Осмотревшись, я смутно смог определить наше местоположение. Семнадцатый уровень, достаточно близко к полости кратера, где вероятнее всего сейчас было совсем небезопасно. Нос Новы, проломил достаточно много тоннелей комплекса и остановился в самом нутре горы. Наши отряды уже пробивались через защитников крепости. И скоро мы к ним присоединимся.

 

—Эффектно, но долго, а мы торопимся, — огрызнулся один из парней, тот который показался мне старше остальных, — Ира, объясни ему что мы тут не в игры играем.

—Кость успокойся, пусть балуется, ему положение позволяет, — попыталась успокоить нервного парня Ирина, я влезать в их разговор не хотел, у меня в голове итак творилось неладное.

—Да будь он хоть трижды директором и императором вселенной, он такой же штурмовик, как и мы с тобой сейчас.

—Эй! Вы закончили? — Второй парень с третьим стояли у заслонки. Часть помещения обрушилась и похоронила под собой нескольких человек, — наша дверь. Приготовьтесь.

—Всегда готов, — и вредный парень Костя встал напротив двери. Та отъехала в сторону он выпустил энергетическую волну, она стеной обрушилась на тех, кто бы в помещении и раздавила о стены, превратив в кашу. Ирина нырнула следом и открыла прицельный огонь по противнику, скрывшемуся в коридоре. Я следом, но другие два солдата меня остановили.

—Держитесь за нами директор, — голос третьего был знакомым, но я не был уверен.

—Да, Дим, даже за тебя так не беспокоились. Завидуешь, поди? — И второй прошёл в помещение, которое уже было зачищено.

—Что вы там застряли? Догоняйте! — Крикнул Костя и мелкими шагами засеменил по коридору, который шёл в подъём, Ира и Дима шли за ним, а я со вторым последними.

 

—Тебя как звать солдат? — Похлопал я по плечу своего охранника, — или это секретно?

—Для вас директор ни каких секретов, — и штурмовик остановившись поднял экран с маски, на меня смотрела девушка, — лейтенант Кабаева. Охрана президента.

—Я думал ты парень, — сконфузился я.

—Искажение голоса, так проще. Диму вы знаете и Костю тоже.

—Уточнишь?

—Руденко Дмитрий и Покачалов Константин, — легко бросила Женя, и как ни в чём не бывало, продолжила идти дальше.

—Так вы Тени! — Осенило меня. Да и не какие-то там. А одни из лучших. К обучению которых, приложил свои руки Заклейников лично.

—А вы думали, с вами отправят обычных штурмовиков? Наивный.

 

Впереди началась стрельба, и мы прильнули к стенам. Костя и Дима вели огонь подавления по КПП, за которым находился тактический центр, в то время как Ирина пыталась совладать со своим аквакинезом, который не хотел её слушаться. Наверное, мы зашли достаточно глубоко, где экраны блокировки были довольно мощными. Тогда в бой вступил я. И резко выбросив свободную руку перед собой, я сжал её в кулак. Бетонное заграждение бункера КПП смяло в комок бетона и стали, из которого, текла река крови.

 

—Где ты был раньше. Давайте, — Покачалов проверил состояние группы и двинулся дальше. Большая дверь в тактический центр была запечатана, а за ней были еле слышны движения, — не удивите нас своими фокусами директор?

—Ты вспомнил, кто перед тобой, — съязвил я, хотя для меня это и не было свойственно. Но парень ни как на это не среагировал. Сосредоточившись на двери, я даже не стал прилагать особых усилий, как она немного прогнулась и буквально влетела внутрь. Огромная металлическая болванка, развалившись в воздухе на две части, разлетелась по просторному залу, снеся своей массой нескольких человек и врезавшись в стену.

 

Началась стрельба. Мы ворвались в зал всей группой. В бой было пущено всё, что у нас было. Наши индивидуальные экраны отражали все выстрелы, которые предположительно могли закончиться для нас быстрой, но мучительной смертью. Я успевал использовать винтовку и телекинез, швыряя либо части стен в противника, либо самих противников на стены. Наконец заметив МБС под потолком, я раздавил его одной лишь мыслью, и тогда победа была уже в наших руках. Ирина разом свалила почти десятку человек. Костя обрушил на них плотные стены энергии, а Дима пустил огненный смерч вдоль стен. Женя же меткими очередями пробивала любую защиту. Меньше чем за пять минут мы разобрались с доброй тридцаткой солдат противника и взяли таймаут.

 

—Хорошо, очень хорошо. Не хочу знать, как ты это делаешь, но мне нравиться, — похвалил меня Константин и меня это слегка порадовало. Слышать похвалу от такого хранителя как он, это многого стоило.

—Если верить данным из нашего разведцентра, то Вэйд в башне управления и отсюда нам его не достать, — сообщил Дмитрий и указал на стену рядом с одним из раскуроченных терминалов, — но если мне не изменяет память, то там есть аварийный порт, который доставит нас прямо на место.

—Тогда за дело, — и Ирина развела металлические пластины в сторону двумя стеблями воды, за которыми и правда был телепортер, — боюсь, нас там не будут ждать.

—Значит ни каких красных дорожек и фанфар? — Женя радостно встала на платформу порта, — пойду первой, предупрежу о вашем прибытии госпожа президент.

—Только без пафоса.

 

Телепортер доставил нас в самую гущу боя. Похоже до нас тут уже побывала одна из наших штурмовых групп, и им повезло не меньше чем нам. Весь зал башни управления был завален телами. Мёртвыми телами. Сколько же их тут было. Десятки! Сотни! В центре за импровизированными баррикадами из терминалов и различного оборудования укрылся тот, кто был нам нужен. И достать его было не так просто, потому что его защищала чуть ли не целая армия. Жени видно не было, надеюсь, она ещё не лежала где-то под нашими ногами. Костя первым вскрикнул и рухнул рядом с моими ногами. Плечо было прострелено. Наверное, ИЭ отказал или... меня пронзила жгучая боль, прямо в грудь. Ирина подскочила ко мне продолжая отстреливаться. Её ИЭ ещё держался или по ней не стреляли? Дмитрий встал рядом и, подхватив меня под руку, потащил к укрытию. Укрытие... груда тел с застывшими каменными лицами. Определить с полной уверенностью кто это были наши или нет, я не смог. Слишком жгло грудь. Ира сорвала бесполезный диск щита с моей груди и осмотрела рану. Бронежилет ослабил попадание снаряда. Повезло.

 

—Хорошо, что надел его, иначе я бы уже оплакивала тебя, — женщина глянула на Диму, — нужно отвлечь Вэйда от нас, что бы мы к нему пробились.

—К вашим услугам, — и Руденко застыл. Он смотрел куда-то нам за спины. Мы с Ирой обернулись. А там...

 

Там была стена. Прозрачная стена, за которой кипела лава. Она уже полностью поглотила нижние уровни и поднималась к вершине кратера. С минуты на минуту, всё тут рванёт. Ни какая защита нам не поможет. Надо торопиться. Вэйд как всегда найдёт способ бежать. А этого нельзя допустить. Слишком многие пожертвовали собой ради того что бы остановить узурпатора. Я не мог позволить ему уйти.

 

—Руд, ты должен затащить Костю на платформу порта, и ждать моей отмашки. После чего обрушить стену, — парень поднял брови.

—Я не ослышалась? Мы же тут утонем. Это в лучшем случае.

—Я справлюсь с этим, а ты, — как бы мне не хотелось перекладывать это на неё, он же, как ни как её сын, — с Вэйдом. А проблема защитников разрешиться сама собой, стоит волне ворваться в башню.

—Отлично. Тогда работаем. Надеюсь, Женя ещё жива, — и парень полуприсядью вышел из укрытия. Его ещё не заметили, он подтянул своего напарника к платформе и ждал сигнала.

—Ты знаешь, как оричалк влияет на организм? Посмотри, до чего он довёл Серёжу.

—Откуда ты узнала про камень?

—Не трудно было догадаться, — и она, опустив голову, посмотрела нам под ноги, хорошо, что там не было ни чьих лиц. Я взял её подбородок и, приподняв, притянул к своему лицу, осторожно и со всей возможной заботой я прикоснулся своими губами к её. Она ответила на эту неожиданную заботу и проявление чувств, которые до сих пор меня пугали. Отстранившись от неё, я забрал винтовку из её рук и отбросил в сторону, вложив в её руку пистолет.

—Эй. Знаешь. Я знаю, что я прошу невозможного, но ты должна знать. Только ты должна это сделать.

—И я сделаю, — и мы, закрыв глаза, махнули руками Дмитрию.

 

Стена рухнула. А за ней обрушился бурный поток лавы. Она буквально ринулась на нас, но столкнулась с барьером, которым я окружил нас. И не только нас. Центр зала тоже был окружён барьером. Камень подавлял способность Вэйда к блокировке, и сейчас это для него было удачным стечением обстоятельств. Мы поднялись в полный рост. Вокруг нас бурлила лава. Она полностью заполнила зал. Мы шли. Шли к центру, барьер, словно пузырь перекатывался с нами, пока мы не добрались до своего места назначения. У меня пошла кровь носом, дальше идти я не мог. Риск был слишком велик. Но и отпустить Иру одну было опасно. И я сделал свой выбор. Одной рукой раздвинув баррикады, а второй поддерживая сферу, я позволил Вэйду выйти к нам. В руке у него был пистолет, в другой, сфера блокировки, которую он незамедлительно метнул в меня. Но это не дало никакого результата. Ирина подняла пистолет, но не спешила спускать курок. Тогда это сделал Вэйд. Выпустив несколько патронов в женщину. Мне оставалось только ждать. Женщина всхлипнув, то ли от физической боли, то ли от душевной, нажала на курок. И пуля, пробив черепную коробку Виктора, расплескала его мозги, вынеся их наружу.

 

И мы провалились в пол.

 

Пролетели по какому-то подземному тоннелю и выпали на пол посреди мостика Нова-Space.

 

—Ну вот, я же сказала, что смогу их достать, — Кабаева довольная своей работой смотрела на Баскака, который был совсем недоволен.

—Рад, что вы закончили. Влад! Всю энергию на щиты. Отключите всё! Мы переживём взрыв вулкана.

—Ира, как ты? — Раны на её теле затягивались, и она приподняла уголки губ, — Женя, а наши парни?

—Которые именно? Костя и Дима вернулись. Семь групп нет. Из двадцати. Это много, но я их не нашла. Облазила весь комплекс, пока вы там развлекались.

—Тогда улетаем... — пробурчал я себе под нос.

—Улететь не выйдет, только если у вас нет ковра самолёта, который мы подстелем под себя. А вулкан вот-вот вспыхнет, — Баскак был не в духе, — Фотон! Что там со щитами?!

—Даже с ними нам не пережить взрыва, но я сделаю всё что в моих силах.

—Мы улетам! — С напором повторил я, — капитан всю энергию на субсветовые, полная тяга, как только будем в воздухе нужно будет валить как можно быстрее.

—Он ещё более безумен, чем старик, — но капитан всё же сделал как я сказал. Я же прижал ладони к полу и, закрыв глаза сосчитал до пяти. Потом начал отсчёт. Гора взорвётся. Мы погибнем. Исходу конец. Гора взорвётся, мы выживем. Но Нова-Space будет сильно повреждён, я и весь экипаж погибнем. Гора взорвётся, мы улетим. Всё будет хорошо. Визпорт. Визуальная телепортация. Я представил гору и воздушное пространство над ней. Немного усилий тут будет недостаточно. Нужно очень много усилий. Я напрягся. Каждой клеточкой своего мозга. Прыжок.

 

—Обалдеть, — голос Нифонтова Влада был слегка низким. Я открыл глаза. Над нами больше не было каменного завала. Мы висели где-то посреди дымовой завесы. От которой, нас защищали экраны мостика.

—Двигатели полный ход, клянусь Светом, вы переплюнули Заклейникова, — я уже плохо соображал, что бы ему отвечать.

—Вулкан начинает извергаться, — Женя прильнула к экрану, но потом отошла от него. Мы удалялись от Алмазной крепости на всей скорости которая нам была доступна. Подробностей я не видел. Так как моя голова лежала на коленках Ирины, которая то и дело поглаживала меня по моей шевелюре, наверное потной и грязной, как и всё моё тело.

 

Но взрыв я почувствовал. Весь флагман задрожал и нас с огромной силой подкинуло вверх. Магнитные двигатели наверное погорели полностью, потому что сила взрыва была настолько огромной, что мы прошли через атмосферу и нас с тоннами пепла выбросило в космос.

 

Подсознательно убедившись что все мы живы и корабль несильно пострадал я позволил себе закрыть глаза. В голове слабо бился голос и чужое сознание переплеталось с моим в прочной интимной связи: "Мы закончили это. Вместе. Это наша история спасения человечества..."

 

Интерлюдия-21.

Октября 2059 год.

Мидгард.

 

Онищук Ирина смотрела сквозь прозрачную сторону капсулы, и её начинали обуревать сомнения. Женщина закатила рукава на куртке, с каждым месяцем ей становилось всё хуже, та молодость, которую она получила, не дала ей того, что бы ей хотелось. И она начинала подозревать, что не доживёт до Исхода.

 

—Сколько ещё ждать?

—Столько сколько потребуется, — Заклейников выглядел не лучше старой подруги. Годы брали своё, и за всей этой маской решительного человека, который готов на всё ради достижения своих целей, скрывалось не что иное, как усталость, — ты напряжена.

—Думаешь получится?

—Должно получится, второго шанса не будет.

—Это не ответ, — Ирина обернулась, — полагаю, ты не ответишь.

—Верно, — Сергей опустил голову, — собирай вещи, мы вылетаем в начале следующего года.

—Вот так просто, собрать вещи и уехать, бросить всё? — Заклейников понимал, о чём она говорила.

—Мы уже их бросили. Идём.

 

Ирина остановилась напротив саркофага, в котором покоилось тело Волкова Дениса. Она вспомнила лицо мальчика, который выжил после удара поезда.

 

—Ты ведь знаешь, что я не сделала то, для чего именно меня послал Ал в прошлое.

—Моя работа знать всё. Но ты как раз сделала то, что было нужно.

—Правда?

—Да, без твоего вмешательства у нас не было бы мёртвого бессмертного и его бессмертной крови. И сына, капитана Мидгарда. И даже самого Алексея.

—А Алексей как с этим связан? Я огородила его от этого человека всеми возможными способами.

—Ох, милая моя, ты ничего не знаешь о своём возлюбленном. Они с Волковым очень хорошо связаны, даже слишком. Но об этом потом, да и может, Ал сам, тебе, расскажет.

 

Заклейников медленно склонил голову и направился к выходу. Они с Ириной проходили мимо старых и новых саркофагов. Безмолвные пленники Мидгарда, о существовании которых, никто и не подозревает. Ирина постояла рядом с Волковым, потом посмотрела на опущенные веки Тальи. Обошла капсулу с Зои. Оглянулась назад, что бы в последний раз посмотреть на Бартоша. Заклейников ждал пополнения, были и две других, пустых капсулы, но для кого они предназначались?  Марк тушил огни в этой части корабля. Ирина попадёт сюда, теперь ещё очень не скоро.

 

Часть 10. Ал: Лидер.

 

Персонажи:

1) Липатников Алексей - исполняющий обязанности директора департамента Гарнизона Теней Заклейникова Сергея. Директор РеВид. СПСП: ментальная манипуляция, телекинез, визпорт.

2) Онищук Ирина - президент Республики Хранителей. СПСП: аквакинез.

3) Хелен Рус - лидер Семей. СПСП: уважение.

4) Липатникова Анна - Императрица Российской Империи. СПСП: очарование.

5) Руденко Дмитрий - исполняющий обязанности директора департамента Гарнизона Теней. СПСП: пирокинез, метеокинез.

6) Гагаринская Александра – старший помощник Липатникова. СПСП: метеокинез, теплокинез.

7) Ротко Марина – лейтенант 1-го ранга РеВид. СПСП: оптика, ловкость.

 

Архив:

1) Страх - наделяет своего обладателя вызывать у окружающих страх.

2) Очарование - позволяет обладателю очаровывать окружающих людей, подчиняя их волю.

3) Ментальная манипуляция (МеМ) - наделяет своего обладателя способностью к управлению живыми объектами против их воли. Позволяет генерировать ментальную энергию.

4) Рай - наделяет своего обладателя погружать окружающих в состояние эйфории.

 

Справка:

-РеВид - международная научно-исследовательская медицинская организация, занимающаяся исследованиями и разработками в сфере генетики и биологии. Революционный Вид, был основан Хелен Рус и Липатниковым Алексеем в начале тридцатых, с целью изучения способностей хранителей и их использования в различных целях. После Революции Руденко (Дубль-Р), Липатников лично возглавил организацию, кардинальны изменив её способы исследований.

-Семьи - экстремистская организация состоящая из четвёртого и третьего поколения. Известные лидеры Семей: Чеботарёва Екатерина и Хелен Рус. До сих пор не понятны истинные цели группировки. Известно только то, что они искали способы заставить Тринадцатых исполнить своё предназначение, так как это было сказано в Пророчестве Чеботарёвой.

 

 

Локации:

1) Новая Англия.

2) Мидгард.

3) Африканская коалиция.

 

 

Интерлюдия-22.

 

—Лёша, только не отключайся, мы уже стыкуемся с Мидгардом, — голос Ирины был приглушённым, как будто я слышал её эхо.

—Как он? Отойдите все, — повелительный тон Заклейникова ни с кем нельзя было перепутать, — нужно снять камень, не трогай, я сам, — и как только меня освободили от этой ноши мне сразу полегчало, стало свободно, и, я захотел спать, — не спи. Ни в коем случае, иначе провалишься. Везите его к Кабаковой, немедленно.

—Директор, над Африкой распространяется пепельная завеса, — а это Баскак, хороший парень как оказалось. Я не подвёл его.

—Это не наша забота, капитан, уводите Нову к Стражам Марса и ставьте на ремонт. Вы отлично поработали сегодня, — Заклейников выглядел куда лучше меня, — держись Лёш...

 

Но держаться было не за что. Моё сознание проваливалось в какую-то бездну небытия. Перед глазами мелькали воспоминания всей моей жизни. Похоже я переусердствовал с использованием камня и теперь умирал. Так вот как выглядит смерть. События всей твоей жизни проносятся у тебя перед глазами, а ты пытаешься ухватиться за них, как за спасительную тросточку. Но это бесполезно. И ты погружаешься в полное умиротворение. Тебя ничего больше не беспокоит. Ничего не гложет. Ты не чувствуешь ни каких обид или разочарований. Только пустоту...

 

Дата: 2018-12-28, просмотров: 285.