Б. Брелер. ИССЛЕДОВАНИЯ ПО АРТХАШАСТРЕ. Т. II

ДРЕВНЕИНДИЙСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

ПО МЕГАСФЕНУ И КАУТИЛЬЕ

 

B . Breloer . Kautaliya – Studien . Bd II.

Altindindisches Privatrecht bei Megasthenes

und Kautalya Bonn , 1928. S . 38-69.

 

«Группа из четырех», т. е. бессрочная зависимость

 

  Это род наследственной несвободы [...]. Такой холоп вооб-

ще не может спорить с господином о своей свободе (Нара-

да V. 29) [...]. Без сомнения, эти холопы (кнехты) а составля-

ли разновидность домашнего имущества. Но в своей собствен-

ной семье они могли получать и оставлять наследство. Наслед-

ство, оставшееся от кнехта, который не имел родственников,

получал, естественно, его патрон (КА III. 13. 22). Особые пред-

писания существовали для охраны недееспособных и служа-

нок. Домашний кнехт в возрасте до восьми лет, без семьи, про-

тив воли не мог быть поставлен на низкую работу или отправ-

лен в чужую страну. Беременная служанка не могла быть про-

дана или заложена без всякой заботы о ее родах и о будущем

ребенке (III. 13. 20). Если служанка родила ребенка хозяину,

то вместе с этим ребенком она включалась как свободная в

списки налогового инспектора (гопа) (III. 13. 23). Если же

мать вела хозяйство господина как домохозяйка, то освобож-

далась также ее семья, т. е. братья и сестры (III. 13. 24).

  Выясняется, что домашнее холопство могло стать уделом

лишь чужеземного населения, которое попадало под господ-

скую власть без всякой личной собственности. Они были не-

свободны и по меньшей мере являлись крепостными, но об

уничтожении личности, о полном бесправии не может быть и

речи. Хотя они и были обязаны исполнять нечистые работы,

но состояли под такой же властью домохозяина, как сыновья,

жены и братья в большой семье. То, что речь не идет о раб-

стве, подчеркивается словами Каутильи о запрете продавать

детей. Штраф за это преступление определялся в зависимости

от принадлежности ребенка к той или иной из четырех каст-

если домохозяин продавал собственных детей, то за шудру дол-

жен был заплатить 12, за вайшья – 24, за кшатрия – 36, за

брахмана – 48 пан. Если глава дома не приходился этим де-

тям старшим родственником, то в соответствующих случаях он

платил первый или второй вид штрафа, а за продажу ребенка-

брахмана полагалась смертная казнь. Те же наказания нала-

гались на покупателя и свидетелей (III. 13. 1-2).

  Каутилья утверждает: «Чужаки безнаказанны, если про-

дают или закладывают своих детей, но никоим образом не

должно быть холопства для ариев»-это значит, что куплен-

ные кнехты пополнялись из чужеземцев (III. 13. 3-4). Речь

при этом идет не об общем правиле, как считает И. Я. Мейер

(и О. Штейн, полагающий само собой разумеющимся, что «ла-

са» всегда должен рассматриваться как раб), а только о том,

что продажа несовершеннолетнего ария в постоянное холоп-

ство признавалась недействительной и влекла за собой стро-

гие штрафы.

 

Служба «заложенного»

 

  Описание холопства «заложенных» занимает у Каутильи

много места, поэтому можно не сомневаться, что ему придава-

лось соответствующее значение в тогдашнем праве. Обычно

речь идет о передаче зависимого главой семьи.

  Если кнехт становился непригоден, умирал, убегал, с ним

случалось несчастье, залогодатель обязан был заплатить цену,

т. е. неоплаченную сумму долга (III.13.8). Следовательно,

должник нес ответственность за службу заложенного у креди-

тора. Из этого можно сделать вывод, что долговая сделка бы-

ла так тесно связана с залоговым соглашением, что потеря за-

ложенного [...] служила основой нового договора о долге и за-

логе [...]. Требование освобождения обосновывалось предписа-

ниями, которые должны были защитить холопа-заложенного.

Если хозяин преступал эти предписания, то заложенный полу-

чал свободу, т. е. мог безнаказанно уйти к своему прежнему

хозяину (III. 13.9-12).

 

Другие случаи зависимости

 

Если, согласно Каутильс, свободный мог себя заложить, те

он мог себя и продать (атмавикраин). Терминология примитив-

ного права отличается 07 современной, и продажа нс всегда

озьччала передачу прав собственности. Под понятие продажи

в примитивном праве попадает также и аренда, т. с. продажа

не самой вещи, а ограниченного определенным сроком владе-

ния вещью. Если продажа в этом широком смысле означала

право владения на определенный срок, то под залогом следует

понимать соответственно права условного владения. Дети тако-

го продавшего себя свободны (III.13.13) [...]. Он сам в любое

время может быть освобожден от зависимости, уплатив цену.

И хотя продавший себя находится во власти другого, он может

делать приобретения также и в свою пользу, когда не занят

работой на хозяина. Равным образом он вправе получать на-

следство (III. 13. 14-15).

  Если сравнить сведения Мегасфена и установления Кау-

тильи, то по меньшей мере бросается в глаза сходство, состоя-

шее в том, что никакой индиец не может быть порабощен […].

Холопство имеет преходящий характер. Такое отношение нель-

зя назвать рабством. Что же касается постоянного домашнего

кнехта, то при этом речь идет о бессрочных отношениях зави-

симости, но правоспособность такого постоянного зависимого

так же сильно отличается от античного рабства, как крепост-

ничество европейского средневековья [...].

  Обязанность подчиняться имеет столь же многообразные

цели, как и причины возникновения. В первую очередь все

члены семьи обязаны повиноваться главе семьи и трудиться

на него. Следовательно, аналогичные обязанности распростра-

няются на всех обитателей дома или поместья. Само пребыва-

ние в доме приводило к возникновению обязанности работать

и повиноваться домохозяину, который в свою очередь нес от-

ветственность за всех членов семьи и домочадцев. В герман-

ском праве свободный безземельный, который длительное вре-

мя пребывал в чужом доме, уже по этой причине становился

зависимым от домохозяина, что вполне естественно выража-

лось в обязанности повиновения, так как факт пребывания в

семье служил основанием ответственности домохозяина за чу-

жих свободных людей. По англосаксонскому праву пребыва-

ние в течение трех ночей уже вызывало такую ответственность

хозяина за гостя.

 

Выводы

 

Из обсуждаемых текстов Каутильи уже ясно, что сообще-

ние Мегасфена имеет основание. Даже бессрочную зависи-

мость домашнего слуги, который, предположительно, был чу-

жаком, Г...] нельзя считать рабством. Тот, кто думает, будто

можно индийское «грихеджата» поставить на одну доску с гре-

ческим «ойкетос» или с римским^ «верна» или с иудейским

«джелид баджид» просто по той причине, что перевод для всех

них-»рожденный в доме», заблуждается. Есть правовые ин-

ституты, которые у различных народов обозначаются одинако-

выми именами, однако действуют весьма различно. Все сы-

новья, например, имеют отцов, но такое правовое положение,

которое отец имел по римскому праву, уникально. Что мы

должны сравнивать-это правовые институты, а не слова, со-

поставление со словарем в руках только уведет нас в сторо-

ну. Г...]

  По критскому праву существовало различие между «зало-

женным» и рабом [...] б. Правовое положение заложенного

есть нечто среднее между свободой и рабством. Он как раб не

может участвовать в судебном процессе, его должен представ-

лять его господин, но его правоспособность лишь временно

ограничена. Как только оканчивается срок его службы, он мо-

жет сам начать процесс [...]. Если сравнивать право Каутильи

с древнекритским, можно установить далеко идущее сходство

[...]. Так же и древнекритский «заложенный» не является ра-

бом в смысле греческого права и называется иным термином.

Из этого можно сделать вывод, что если Мегасфен, утверждая,

что в Индии нет рабов в смысле греческого права, имел в виду

заложенных, то это совершенно справедливо [...].

  Принудительная отработка долгов недоимщиками в тоже

не является рабством [...]. Если мы коротко обобщим резуль-

таты нашего исследования, то можем сказать, что отработка

долга и продажа детей составляют существенную часть обяза-

тельственного права в «Артхашастре». И военный плен превра-

щается в службу с целью отработки выкупа (III. 13.19). По-

дробное рассмотрение этих институтов показывает, что мы не

найдем в Индии (так же как на эллинистическом Востоке) то-

го противопоставления рабов и хозяев, которое так ясно высту-

пает в римском праве. Вместо рабства мы видим лишь времен-

ный подряд свободных на работу [...]. Совершенно естествен-

но, что при этом в первую очередь речь идет о взрослых сы-

новьях, которые должны помочь семье. Г...] От всех подобного

рода временных отношений следует отличать род крепостной

зависимости, но и последняя, согласно Каутилье, может быть

завершена уплатой выкупа (III. 13.21), а следовательно, не

является рабством. [...] Народ составляет единую массу, на-

ходящуюся под строгой центральной властью царской бюро-

кратии.

 

Дата: 2018-11-18, просмотров: 14.