И. М. Дьяконов, Я. М. Магазинер. ХЕТТСКИЕ ЗАКОНЫ. Комментарий

ВДИ. 1952. № 4. С. 285-288

  Хотя в Хеттском царстве, несомненно, существовали весьма

значительные рабовладельческие хозяйства ^ в особенности,

но не только, царские и храмовые, однако несомненно и то,

что хеттское общество, при относительно низком еще уровне

развития его производительных сил, не могло полностью осво-

ить всей массы пленных в непосредственно рабовладельческом

производстве; вследствие этого значительная часть пленных

(НАМРА) оставалась государственными рабами, а государство

сажало их на землю наподобие илотов, обязывая повинностя-

ми (в том числе иной раз даже и воинской, § 40)2 [...] з.

  В количественном отношении основной фигурой хеттского

общества был свободный общинник. [...]

  Рабы, как и в других странах древнего Востока, могли

иметь пекулий, обладание которым было, однако, скорее иск-

лючением, чем правилом; но ограниченное и условное облада-

ние таким пекулием не было собственностью, которой раб был

лишен.

  Несмотря на ярко выраженный рабовладельческий харак-

тер ХЗ, следует отметить, что в силу архаических, пережиточ-

ных моментов в производственных отношениях хеттского об-

щества в хеттском праве еще не был проведен последовательно

до конца взгляд на раба, как на вещь (как это было, напри-

мер, в римском праве). Так, раб мог вступать в брачный до-

говор, жениться на свободной, уплачивать выкуп из своего

пекулия, выступать в некоторых случаях на суде и т. п.

(§ 31-36); хотя брак раба был в известной мере фактическим

тношением, юридически неполноценным, но нельзя в законе

сгулировать отношения между мужем и женой, считая мужа

вещью», в то время как ему, например, дается право при

разводе взять себе своего ребенка, делить с женой общее их

имущество (хотя бы доля раба и являлась только его пеку-

лием) и т. д. Конечно, речь идет лишь о немногих исключениях

из все расширяющегося общего правила («раб - вещь»), и

эти исключения допускались лишь для ничтожного числа луч-

ше поставленных рабов, что необходимо отметить (подробнее

см.: Струве В. В. Очерки ... . С. 62-65), как и то важное

обстоятельство, что если обращение с рабом, как с вещью, оп-

ределялось интересами рабовладельца, то этими же интереса-

ми определялось и признание в некоторых рабах известных

элементов личности, в том числе способности раба понимать

свои поступки и отвечать за них по суду путем восприятия уст-

рашающего публичного наказания. В целом положение раба

по ХЗ свидетельствует об архаизме общества и еще неполном

развитии рабовладельческих отношений.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

  1 Струве В. В. Очерки по социально-экономической истории древнего

Востока//ИГАИМК. 1934. Вып. 97. С. 58. Автор приводит пример частного

рабовладельческого хозяйства с более чем сотней рабов (указ. соч. С. 65).

  2 Ввиду ясности контекста этой статьи, вряд ли достаточно обосновано

сомнение акад. В. В. Струве (указ. соч. С. 71, прим. 103) в том, что пленные

могли у хеттов становиться воинами.

 

О. Р. Герни. ХЕТТЫ

М., 1987. С. 65-67

 

  О простых людях мы знаем сравнительно мало. Это были

главным образом земледельцы; но существовал четко очерчен-

ный класс ремесленников, живших в основном в городах; види-

мо, их называли «люди орудия». Строители, ткачи, шорники,

гончары и кузнецы именуются особо. В некоторых больших по-

местьях, подробные реестры которых сохранились, как земле-

дельцы, так и ремесленники считались зависимыми, прикреп-

ленными к земле; но такие случаи были, вероятно, исключения-

ми. Рядовой гражданин был свободным, хотя и мог в любое вре-

мя быть привлечен к принудительным работам (по-хеттски

«луцци»), а ремесленники, во всяком случае, как правило, вла-

дели землей и другой собственностью.

  Положение слуг в домах достаточно богатых граждан пред-

ставляется не совсем ясным. В обществах эпохи античности, а

также в Вавилоне раб был движимым имуществом, собствен-

ностью его хозяина и мог быть куплен и продан, как любой

другой товар. Положение хеттского слуги довольно полно опи-

сано в двух фрагментах, разъясняющих отношения междучело-

веком и богами:

   «Различаются ли нравы людей и богов? Отнюдь нет! Мо»

жет быть, хоть немного? Нет! Их нрав совершенно одинаков.

Когда слуга предстает перед своим хозяином, он умыт и на

нем чистая одежда; и он подносит хозяину или что-нибудь по-

есть, или что-нибудь попить. И он, хозяин, ест и пьет что-ни-

будь и отдыхает душой и расположен доброжелательно к слу-

ге. Если, однако, слуга нерасторопен (?) или невнимателен (?),

тогда отношение 'к слуге меняется. И если слуге случится рас-

сердить хозяина, то его или убивают, или калечат ему нос или

глаза, или уши; или же он (хозяин) призывает слугу к ответу,

а также его жену, его сыновей, его брата, его сестру, его род-

ственников по браку и его семью - все равно, будь слуга муж-

ского или женского пола. Затем его поносят публично, обраща-

ются с ним как с ничтожеством. А если он умирает, то умирает

не один, а вместе с семьей. Ну а если кто-нибудь рассердит бо-

га, то наказывает ли бог за это его одного? Разве он не нака-

зывает его жену, его детей, его потомство, его семью, его рабов

мужского и женского пола, его скот, его овец и его урожай за

это; разве бог не уничтожает его дотла?»

  И еще:

  «Если слуга попадает в беду, он обращается с просьбой к

своему хозяину; и хозяин слушает его, [доброжелателен] к нему

и улаживает его неприятности. Или же если слуга в чем-нибудь

провинился и покаялся в этом перед хозяином, тогда хозяин мо-

жет поступить со слугой так, как он хочет. Но раз слуга при-

знался хозяину в своей вине, то дух хозяина смягчается и хо-

зяин не призовет слугу к ответу».

  Ясно, что хозяин располагал неограниченными правами по

отношению к слуге; даже жизнь и смерть слуги были в руках

хозяина. Это, конечно, рабство, даже если (как мы видим из

второго отрывка) обращение со слугой практически смягчалось

соображениями разума, здравого смысла и нравственности.

  Поэтому довольно любопытно, что свод законов содержит

много статей, в которых слуга рассматривался как лицо, жизнь

и плоть которого подлежат охране: однако и ценность слуг со-

ставляет ровно половину ценности жизни и здоровья свободного

человека. В этих статьях не упоминается хозяин, на действия

которого по отношению к слугам эти законы, конечно, не рас-

пространялись; вполне возможно, что в случае, если телеснос

повреждение было прячинегк) слуге третьим лицом, хозяину

причиталось возмещение за ущерб, нанесенный его собственно-

сти. С другой стороны, устанавливаются наказания для рабоз

(слуг), совершивших преступление; взыскание обычно состав-

ляет ровно половину того, что налагается на свободного чело-

века, даже если речь идет об искалечении. Лишь в двух слу-

чаях имеются указания на то, что хозяин несет какую-то ответ-

ственность за преступления своего слуги. Таким образом, хетт-

ский «слуга», видимо, имел как «юридические» права, так и

обязанности. Кроме того, считалось нормальным, что слуга об-

ладал собственностью, а в законе содержались статьи, излагав-

шие правовые основы браков между «слугами» и свободными

женщинами; это заставляет думать, что такие браки были до-

статочно частыми; закон требовал лишь, чтобы жених сделал

невесте свадебный подарок. Лица, обладающие такими правами,

не могут считаться рабами в обычном понимании этого термина;

их статус скорее напоминает статус мушкену (плебеев) в Вави-

лоне во времена Хаммурапи.

 

Дата: 2018-11-18, просмотров: 33.