Г.Г. Гиоргадзе. Хеттское царство

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА

М., 1982. Т. I . Ранняя древность. С. 211-213

 

  В процессе сельскохозяйственного производства в государ-

ственном секторе складывались и развивались экономические

отношения двух типов: собственно рабовладельческого харак-

тера и крепостнического типа (подразумевавшего отработоч-

ную повинность). Способы эксплуатации были в основном ра-

бовладельческими, с которыми сочетались формы эксплуата-

тации крепостнического типа. Поэтому непосредственных произ-

водителей государственного сектора можно назвать «зависи-

мыми людьми рабско-крепостнического типа». При этом сле-

дует учитывать, что хеттские «крепостные» не составляли клас-

са, обособленного от рабов, и сами хетты, хотя и отличали их

от частных рабов обычного типа, все же обозначали и крепост-

ных как «головы рабов и рабынь». Поэтому сейчас их часто

рассматривают как подразделение одного и того же класса не-

свободных.

  Хеттские законы делят хеттское общество на свободных

людей и на противопоставленных им несвободных («рабов»).

С самого начала «свободными» назывались лица, освобожден-

ные царем (дворцом) от государственных повинностей саххан

и луцци не только в пользу царя (дворца) или крупных госу-

дарственных служащих, но и в пользу храма, а также других

культовых учреждений. Свободные от всех повинностей люди

постепенно становились «знатными, почетными, благородны-

ми», т. е. социально свободными. Из них образовался верхний,

господствующий слой общества (царские служащие, воена-

чальники, разные представители администрации, храмовые

служащие и другие, владевшие крупными земельными участка-

ми), для которых трудовая деятельность становилась уже по-

зорным занятием или одной из форм наказания.

   «Несвободными» были лица, не освобожденные от трудовой

деятельности – от выполнения хотя бы одной из государствен-

ных повинностей – и вследствие этого рассматривавшиеся как

социально несвободные. Если такого человека освобождали от

обязанностей, например, в пользу царя и крупных государст-

венных служащих, то он должен был трудиться в пользу хра-

ма, т. е. оставался все же несвободным, зависимым. «Несво-

бодные» охватывали широкие круги непосредственных произ-

водителей (пахарей, пастухов, ремесленников, садовников и

многих других), составлявших низший социальный слой Хатти.

Они включали в себя собственно рабов, крепостных, наемников

и др., то есть людей, находившихся в разных формах зависи-

мости.

  Война обеспечивала хеттское общество подсобной рабочей

силой и материальными благами. В походах хетты захватыва-

ли много пленных. Только Мурсили II привел из арцавских

стран 66 тыс. пленных, названных в «Анналах Мурсили II» шу-

мерским термином нам-ра (по-хеттски читается как «арнува-

ла»), то есть «депортированные» (уведенное в плен население

покоренной территории). Часть из этих депортированных об-

ращали в рабов различных категорий, других поселяли на

землю в качестве обязанных повинностью подданных хеттского

царя (иногда их зачисляли и в войско). По истечении опреде-

ленного времени они оказывались приравненными к трудово-

му населению самой страны Хатти.

  Существовали различные категории непосредственных про-

изводителей материальных благ. Одни из них целиком были

лишены прав владения или собственности на средства произ-

водства и принуждались к труду на хозяина прямым насилием.

Это были рабы, обычно выступавшие лишь как объекты пра-

ва. Они использовались в качестве прислуги, для обработки

земли «дома» или ухода за скотом и т. д. Другие располагали

средствами производства, однако только с условным правом

владения, но не собственности. Экономически (но, видимо, не

сословно) от них отличались те, которые, обычно выступая как

субъекты права, имели свои «дома» (хозяйства), включавшие

в себя семью, земельный участок (как правило, только на пра-

вах владения), определенное количество собственного скота и

рабочий персонал-своих рабов. При всем этом создавалась

экономическая возможность для известной материальной заин-

тересованности и хозяйственной инициативы мелких произво-

дителей материальных благ. С правовой точки зрения все ка-

тегории непосредственных производителей составляли единый

эксплуатируемый класс-сословие «зависимых, несвободных,

подневольных людей» хеттского общества.

 

КОММЕНТАРИИ

 

  а Имеется в виду колония ассирийских и аморейских купцов на терри-

тории Малой Азии-в Канише (Кюль-тепе).

  б Речь идет о 173 (II табл. ХЗ); точное значение употребленного в

тексте выражения неизвестно.

  в В хеттских клинописных текстах широко использовались шумерские

идеограммы - знаки, выражавшие понятия. Читались идеограммы по-хеттски

(об этом можно судить по тому, что они сопровождались фонетическими

дополнениями, указывающими на окончания слов). Из-за данной особенно-

сти хеттской клинописи не известно звучание многих слов, выраженных в

тексте идеограммами; кроме того, не ясно, в какой мере значение шумер-

ской идеограммы соответствует ее употреблению в хеттском.

  г То есть Суппилулиумы.

  д Арнуванды II (в сонременной историографии его именуют Арнуван-

дой III).

  е Пекулиум (пекулий) – в римском праве «стадо мелкого скота, впо-

следствии - имущество любого вида, которое домовладыка предоставляет

для самостоятельного ведения хозяйства сыну или рабу. чтобы тот распоря-

жался им по своему усмотрению и пользовался доходами от него».

  ж Речь идет о дарственной грамоте Арнуванды.

  з Термин гишTУКУЛЬ – «человек орудия/оружия» в науке трактовался

и как «ремесленник», и как «воин».

  и АГРИГ и СИПА-идеограммы, переводимые обычно как «надсмотр-

щик» и «пастух» но предлагались и иные толкования, исходящие из упо-

требления слов в шумерсом языке (для АГРИГ, например, «смеситель

благовоний»). В любом случае речь должна идти не столько о профессио-

нальных занятиях лиц, сколько о весьма низком социальном статусе.

   к См. продолжение цитаты в приведенном ранее фрагменте из книги

О. Герни.

  л ИР - шумерская идеограмма, применяемая для обозначения «раба».

  м Гипессар-около 176 м2.

  и Буквальное значение глагола «суваи» - толкать, в данном случае он,

очевидно, означает «передавать», «платить».

 

Раздел IV

РАБСТВО В ДРЕВНЕЙ ИНДИИ

 

Наиболее обширным и содер-

жательным древнеиндийским источником о рабстве является

глава из «Артхашастры Каутильи» (III.13), помещенная

в «Хрестоматии по истории Древнего Востока» (М., 1982. Т. II.

Перевод А. А. Вигасина и А. М. Самозванцева). Важный мате-

риал содержится также в главе V «Нарада-смрити» (русский

перевод Т. Я. Елизаренковой опубликован в ХИДВ (М., 1963),

ср. также другие дхармашастры – «Законы Ману» (М., 1960.

Перевод Г. Ф. Ильина), «Вишну-смрити» в «Практикуме по

истории древнего мира» (М., 1988. Перевод А. Вигасина), «Яд-

жнавалкья-смрити» в журнале «Народы Азии и Африки»

(1986. № 5; 1988, № 3. Перевод А. Самозванцева).

  В связи с особенностями источниковой базы и преимущест-

венным вниманием индологов к проблемам культурного на-

следия теме рабства долгое время вовсе не придавалось зна-

чения в истории древней Индии. В общих трудах данный во-

прос освещался обычно в разделах об этике и обычаях наро-

да. Историки прошлого века либо цитировали слова грека Ме-

гасфена об отсутствии рабов в Индии, либо ссылались на «За-

коны Ману», где говорилось, что уделом шудр является раб-

ская служба на «дваждырожденных». Отголоски такого рода

воззрений и до сих пор иногда проявляются в научной лите-

ратуре.

  Заслуживает внимания, например, книга известного ан-

глийского индолога Артура Л. Бэшема «Чудо, которым была

Индия» (впервые опубликована в 1954 г. и выдержала не-

сколько переизданий на разных языках). Освещение в ней дан-

ного вопроса типично для современной западной историогра-

фии.

  Внимание ученых к экономике и социальным отношениям в

древней Индии впервые было привлечено в начале XX в., в

 

частности под влиянием новых работ по экономике античного

^ира. Немаловажным обстоятельством явилось также обнару-

жение и публикация Артхашастры. В 20-е годы был опублико-

ван ряд важных исследований на немецком языке. Отто Штейн

в своей книге «Мегасфен и Каутилья» пришел к выводу, что

общество Индии по Артхашастре резко отличается от того, ко-

торое знал селевкидский посол ко двору Чандрагупты (а сле-

довательно, Артхашастра не может быть сочинением Кау-

тильи-советника Чандрагупты Маурья). В частности, в Арт-

хашастре довольно часто упоминаются рабы (даса), а Мега-

сфен утверждает, что в Индии «никто не является рабом, а

тем более никто из индийцев». Множество ценных наблюдений

содержится в комментариях к немецкому переводу Артхаша-

стры Иоганна Я. Мейера (1926).

  Фундаментальный трехтомный труд (1927-1934) посвятил

Артхашастре Бернгард Брелер. Автор стремился продемонстри-

ровать особую структуру восточного общества, несходную с

античными полисами. По мнению исследователя, так же как в

эллинистическом Египте, государство в древней Индии пол-

'ностью контролировало всю хозяйственную жизнь страны. Кни-

га Б. Брелера вызвала резкую критику со стороны О. Штейна

и И. Я. Мейера. В силу различных причин она практически не

оказала влияния на последующую историографию (и даже

осталась неизвестна именно в тех странах, где наиболее актив-

но занимались в послевоенный период социальной историей,-

в Индии и Советском Союзе).

  Первые исследования по данной проблеме – Г. Ф. Ильина

(1914-1986) – появились тогда, когда в советской историо-

графии господствовала концепция рабовладельческой форма-

ции по отношению к странам Древнего Востока. Основные по-

ложения диссертации Г. Ф. Ильина были отражены в авторе-

ферате и в двух статьях: «Шудры и рабы в древнеиндийских

сборниках законов» (ВДИ. 1950. № 2) и «Особенности рабства

в древней Индии» (ВДИ. 1951. № 1). Автора критиковали то-

гда за недооценку значения рабства и степени его развития и

распространения в древнеиндийской экономике. Однако

Г. Ф. Ильин и в те годы решительно отвергал точку зрения о

феодальном укладе в древней Индии, свидетельством чего яв-

ляется его критика работы А. М. Осипова «Краткий очерк

истории Индии» (ВДИ. 1950. № 2. «Вопрос о характере соци-

ально-экономических отношений в древней Индии»).

  В последующее время, в процессе работы над соответствую-

щими томами «Всемирной истории», а затем над обобщающей

монографией «Древняя Индия. Исторический очерк» (М.,

1969) совместно с Г. М. Бонгард-Левиным Г. Ф. Ильин пере-

смотрел целый ряд высказанных им положений. Его концепция

рабства в древней Индии отражена в статье «Рабство в древ-

ней Индии», опубликованной в 1963 г. Статья эта вошла как

отдельная глава, практически без изменений, в упомянутую

выше книгу «Древняя Индия» (на второе издание, опублико-

ванное в 1988 г., подробную рецензию см.: ВДИ. 1987. № 1).

В работах 60-80-х годов автор вынужден был считаться уже

с критикой самой концепции рабовладельческой формации на

Древнем Востоке. Основным его оппонентом был ученик

А. М. Осипова Е. М. Медведев (1932-1986). Ниже приводит-

ся фрагмент одной из его статей по этому вопросу.

  Проблемы социальной истории занимают значительное ме-

сто в прогрессивной историографии самой Индии. Основателя-

ми этого направления, во многом находящегося под влиянием

марксизма, являются Д. Р. Чанана (его книга «Рабство в древ-

ней Индии» впервые была опубликована в 1957 г. на француз-

ском языке и в 1960 г. на английском языке) и Д. Д. Косамби

(см. его работу «Культура и цивилизация древней Индии». М.,

1968). В настоящее время один из крупнейших его представи-

телей – Р. Ш. Шарма. На русском языке недавно опубликован

сборник его работ «Древнеиндийское общество» (М., 1988).

Ниже помещен фрагмент из его первой (1958) и самой извест-

ной книги «Шудры в древней Индии». В данном отрывке рас-

сматривается лишь один вопрос – о соотношении варны шудр

и класса рабов.

  Серьезное внимание проблеме общественного строя древней

Индии уделялось историками-индологами ГДР, начиная с не-

большой книги Вальтера Рубена «Положение рабов в древне-

индийском обществе» (Берлин, 1957). Одна из учениц В. Ру-

бена Мария Шетелих посвятила этой теме специальный очерк

в книге, написанной ею совместно с Е. Ричл. Выводы М. Ше-

телих по этой проблеме доступны читателю и по ее статье

«О некоторых терминах, определяющих отношения зависимо-

сти в Артхашастре» в сборнике «Очерки экономической и со-

циальной истории Индии» (М., 1973).

  Подробное исследование соответствующей главы Артхаша-

стры содержится также а статье А. А. Вига'сина (род. в

1946 г.) «Устав о рабах» в «Артхашастре Каутильи» (ВДИ.

1976. № 1) и в книге «Артхашастра: проблемы социальной

структуры и права» (М., 1984), совместно с А. М. Самозванце-

вым. Основные положения этой работы отражены в статье

«Общество и государство в древней Индии» (по данным Арт-

хашастры), опубликованной в ВДИ (1981. № 1) совместно с

Г. М. Бонгард-Левиным, а также изложены в докладе «Сво-

бодные и рабы в древней Индии» (ВДИ. 1980. № 4).

  В помещенных ниже материалах цитаты из Артхашастры

на санскрите заменены ссылками на последнее критическое

издание Р. П. Кангле (по которому был выполнен и перевод

текста для «Хрестоматии по истории Древнего Востока»

(1982 г.). Неточности в сносках и опечатки исправлены без

специальных оговорок.

  Обсуждение темы целесообразно проводить параллельно с

анализом основного источника (как главы III.13 Артхашастры,

так и фрагментов, помещенных в том же разделе хрестома-

тии). Могут быть поставлены такие вопросы, как: категории

рабов-даса (классификация, предлагаемая источником, и фор-

мы зависимости, отмечаемые исследователями); происхожде-

ние и характер зависимости; сферы использования зависимых

различных категорий; соотношение понятий свободы и рабства

с сословно-кастовой структурой общества. По всем этим вопро-

сам могут быть прослежены полемика между исследователями

и эволюция оценок, даваемых одним и тем же ученым.

 

 

Дата: 2018-11-18, просмотров: 17.