ВОЕННОГО РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

 

Очерти социально-экономической истории Древнего Востока.

М.; Л., 1934. С. 52-61

 

  [... ] область хеттского государства была сравнительно

мало населена. Общество, сложившееся здесь, поскольку оно

само не могло создавать необходимые для себя хозяйственные

ценности, имело первоначально характер торгового общества а.

Когда же впоследствии торговые пути, благодаря росту произ-

водительных сил основных древневосточных обществ - Егип-

та и Вавилонии, перемещаются, оно становится военно-парази-

тическим обществом-объединителем. Для этого надо было по

мере возможности разгрузить свое немногочисленное населе-

дие от всех забот по производству и переложить их на плечи

фабов (как мы увидим ниже, преимущественно военноплен-

ных). [...]

  [...] войны [.-.1 для хеттского государства стали осно-

вой производства. Они велись постоянно и сводились к жад-

ной погоне за людьми и скотом. [...] хеттское общество име-

ет полное право на видное место среди рабовладельческих

военных обществ древности - Египта Нового царства, асси-

рийского и халдского государств и, наконец, Рима. [... ] Ме-

чом, а не серебром добывали они свои богатства и в первую

очередь богатство людьми. В побежденной вражеской стране

все уводились в плен и рабство, начиная с семьи побежденного

царя и кончая рабами. [... ]

 Настолько много было военнопленных в хеттской стране,

что они представляли собой как бы самостоятельный класс.

[... ] Очевидно, военнопленные, являясь особой категорией

населения, соответствовали рабам, и, действительно, в других

хеттских текстах мы видим противопоставление свободных ра-

бам. [...] Поэтому надо думать, что громадное большинство

рабов в хеттском обществе рекрутировалось из военноплен-

ных. [...]

 Что же касается хеттского общества, общества военно-па-

разитического, то рабов здесь было много, они были дешевы,

и убийство раба не сдерживалось какими-нибудь серьезными

экономическими соображениями. За восстание против своего

господина раб должен был подвергнуться особо мучительной

казни б так как, вследствие многочисленности рабов, их надо

было держать в повиновении суровостью наказания за всякую

попытку борьбы против господствующего класса. Поэтому и

хеттские законы, будучи определенно мягкими по отношению

к свободным, были чрезвычайно жестоки по отношению к ра-

бам. Так, за кражу свободный должен был платить лишь

Штраф в 12 сиклей, заменивший собой старый штраф в 1 мину.

Раб, обокравший дом, должен был платить, правда, меньший

штраф, только 6 сиклей, так как за него приходилось платить

господину, но зато рабу отрезали нос и уши и в таком виде

Возвращали хозяину (ХЗ 94-95).

  [...] через весь судебник хеттских царей проходит проти-

вопоставление раба свободному человеку [...]. За преднаме-

ренное убийство свободного надо было возместить 4 рабами,

а за преднамеренное убийство раба надо было в виде возме-

щения уплатить двух рабов. Нечаянное убийство свободного

каралось выдачей 2 рабов, а нечаянное убийство раба ликви-

дировалось выдачей одного раба. За членовредительство сво-

бодного платился штраф в два раза больший, нежели за члено-

вредительство раба, причем в этом последнем случае штраф

шел, конечно, в пользу господина раба (ХЗ 1-4; 7-16)

[...]

  Из всех приведенных статей следует со всей определен-

ностью, что хеттский судебник свидетельствует о наличии

в военном хеттском обществе двух основных антагонистичес-

ких классов: людей свободных и людей, которых судебник обо-

значал сумерийской идеограммой" «раб», то есть «мужчина

чужеземной страны». Какова же была связь этих людей со

средствами производства, то есть были ли они рабами в под-

линном смысле этого слова? Эд. Мейер пытался дать ответ на

этот вопрос в своем очерке организации и характера хеттского

государства в последнем издании II тома «Истории древнего

мира» (1928). Классовое деление хеттского общества он опре-

деляет следующими словами: «Правовое положение населения

отражает многообразную ступенчатость, начиная от свободных

в полном смысле этого слова, вплоть до более низких профес-

сий и рабских масс, положение и брак которых также опреде-

ляются правом, так что они скорее должны быть рассматрива-

емыми как крепостные. Они главным образом происходили из

толп военнопленных, которые были со времени походов Шуп-

пилулиумаг переселены в хеттскую страну». Таким образом,

вполне признавая, что непосредственные производители в ос-

новной массе военнопленные, Эд. Мейер все же пытается их

определить как крепостных. Основанием для его положения

служит «определение брака рабов правом». Он имел, очевидно,

в виду постановление судебника о распределении детей при

расторжении сожительства раба и свободной женщины или

раба и рабыни. Если действительно это было так, и рабы

в большинстве случаев имели свои семьи, то и тогда еще воп-

рос о положении непосредственного производителя в хеттском

обществе не был бы решен.

  Дело в том, что обладание подневольным человеком семьею

еще не является признаком, определяющим его положение.

Решающим признаком остается, конечно, оторванность от

средств производства, в связи с наличием внеэкономического

принуждения. Рабы могли иметь семью и в Сумире III дин.

Ура, и в Вавилонии, и в Греции, и в Карфагене. Даже в Риме

Катон советовал разрешать рабу-управляющему постоянное

сожительство с рабыней, которое другим рабам не разреша-

лось. Кажется, и в хеттском обществе семью мог иметь не вся-

кий раб. [...1 Мы находим, таким образом, известное сход-

ство между хеттским и римским рабовладельческим общест-

вами.

  Из [...] дарственной грамоты царя Арнувандаша д II сле-

дует с очевидностью, что большинство рабов было оторвано

от средств производства. Действительно, за перечислением

числа рабов по полу и возрасту следует в грамоте перечисле-

ние скота: «10 голов скота, принадлежащего рабам, 10 голов

скота имения, 105 овец, 100 лошадей, [...] мулов». Перечис-

ление скота переходит затем в перечисление земельных участ-

ков, и здесь нет указаний на то, что часть земельных участков

принадлежала бы рабам имения. Очевидно, рабы не имели

земли. Вышеупомянутому управляющему имением Тиватапа-

рашу принадлежали 2 головы крупного скота и 22 овцы, но и

он не имел земли. Таким образом, рабам в большом именин

принадлежало лишь немного скота, то есть «пекулиум» е в бук-

вальном смысле этого слова. Основная же масса скота, лошади

и быки для пахоты, а также вся земля находились не во вла-

дении рабов, а в непосредственном владении землевладельца.

[...] В пользу того, что раб, как общее правило, был лишен

имущества, говорят и статьи судебника, посвященные карам

рабов за их преступления. Мы об них упоминали выше и виде-

ли, что господин из своих средств покрывал убытки, которые

нанес раб своим преступлением. Мы указывали, что денежный

штраф за преступление раба был вдвое меньше, нежели за

преступление свободного. Подобное уменьшение штрафа было,

конечно, обусловлено не мягкостью и не жалостью к хозяйству

раба, а именно тем, что за преступление раба должен был

платить его господин. При большом количестве рабов было

трудно за ними уследить, и поэтому преступления против соб-

ственности господ, как одно из проявлений классовой борьбы,

были, согласно судебнику, чрезвычайно часты. Так, в одном

уже неоднократно упомянутом дарственном имении эпохи царя

Арнувандаша II имелось, согласно окончательному подсчету,

110 рабов. Вполне понятно, что при таком количестве рабов

преступность должна была быть чрезвычайно большой, и за-

кон поэтому не мог требовать слишком больших денежных

штрафов с господ за преступления их рабов.

    Хеттское общество, конечно, сознавало опасность такого

накопления рабов, но оно не могло без них обойтись, ибо все

производство лежало на плечах рабов. Свободные люди

в хеттском военно-паразитическом обществе были только во-

инами, а рабы были пахарями и ремесленниками.

 

Дата: 2018-11-18, просмотров: 39.