Корона в борьбе с крупными феодалами
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Правление Жуана II (1481 — 1495) вызвало радикальные перемены в политической жизни.

Деятельность нового короля, которого его враги называли Тираном, а друзья — Совершенным Государем, уже пытались связать с политической теорией, изложенной Макиавелли в трактате «Государь». Трактат, впрочем, был написан намного позже, но верно, что Жуан II был современником Медичи и сумел стать выдающимся представителем линии политического прагматизма, утверждавшейся в то время в Европе.

Один из его биографов — Руй ди Пина писал, что, «будучи сеньором сеньоров, он никогда не хотел даже казаться рабом рабов». Эта фраза обозначает — сознательно или нет — политическую линию, проводившуюся королем: он сурово подавлял могущество великих, но никогда в своей борьбе не стремился опереться на силу малых. Эта дихотомия политических сил в его время была уже преодолена. Для него вся политическая власть заключалась в институте монархии. В первых же документах его царствования (акты кортесов 1841 г., приговор герцогу Браганскому) мы встречаем титулование «Ваше Королевское Величество». Это новое выражение соответствует новой концепции королевской власти. Последнего средневекового рыцаря, каким был Афонсу V, сменяет государь эпохи Возрождения, не допускающий раздела или ограничения своей власти.

В первые годы царствования были ликвидированы все центры власти, которые могли бы противостоять воле короля. Поводом для репрессий стало противодействие некоторых знатных сеньоров вмешательству королевских коррежедоров в дела пожалованных им земель. Шпионам удалось перехватить письма маркиза ди Монтемора (брата герцога Браганского), в которых он предлагал устроить вторжение в страну кастильских войск для свержения Жуана П. Сам герцог, первое лицо португальской знати и собственник земель почти половины Португалии, был признан замешанным в этом заговоре, осужден и обезглавлен на главной площади Эворы при большом стечении народа. Браганскии дом был ликвидирован, а его огромные владения переданы в казну. Справедливость приговора оказалась позднее поставлена под сомнение, и, вероятно, свидетели обвинения были щедро оплачены самим Жуаном II. В следующем году король лично заколол кинжалом герцога Визеу, брата королевы, обвиненного в руководстве еще одним заговором. Несколько представителей высшей знати были казнены, а многие другие бежали. Епископ Эворы, человек, сыгравший очень важную политическую роль в прошлое царствование, был отравлен в тюрьме. Исаак Абраванел, один из самых богатых евреев Пиренейского полуострова, был обвинен в финансировании заговора и приговорен к смерти, но сумел выехать из страны. Также и кардинал Жоржи да Кошта, пользовавшийся неограниченным могуществом, уехал в Рим и больше в Португалию не возвращался.

После этой кровавой чистки король мог править беспрепятственно, что и делал в соответствии с планами, демонстрирующими исключительные способности и политическую проницательность. Деятельность Жуана II проявилась особенно в трех областях: в административных преобразованиях государства, в дипломатических связях со многими странами Европы и в заморской политике. Одним из его первых решений было строительство замка Мина (1481), послужившего базой для разведки португальцами африканского побережья. Также в эту эпоху складывается план проникновения в Индийский океан вокруг южного побережья Африки.

Но последствия победы короля над знатью не выходят за пределы его короткого царствования. В 1491 г. вследствие падения с лошади умер наследный принц, инфант дон Афонсу. Этот факт выдвинул на первое место в наследовании короны двоюродного брата короля, Мануэла, герцога Бежи (сын инфанта Фернанду, который был братом Афонсу V). Мануэл же был братом герцога Визеу, одного из вождей знати, погибшего от рук Жуана П. Его вступление на престол могло означать восстановление власти крупных знатных фамилий. Жуан пытался помешать этому, начав в Риме хлопоты по законному признанию своего внебрачного сына дона Жоржи. Но противники короля были весьма сильны как внутри страны, так и вне ее. В признании было отказано, и, когда Жуан II умер (1495), герцог Бежи занял престол. Уже в 1496 г. Браганскии дом был восстановлен, и знатные эмигранты вернулись в Португалию.

Однако вскоре после этого португальские корабли прибыли в Индию. Теперь у короны появились ресурсы, полностью изменившие соотношение политических сил в стране.

 

 

Еврейский вопрос

 

В 1492 г. Католические короли[71] постановили в течение четырех месяцев под угрозой смертной казни изгнать иудеев из своих государств (Арагон и Кастилия). Многие из кастильских евреев нашли убежище в Португалии. Жуан II разрешил поселиться в стране наиболее богатым еврейским семьям в обмен на крупную денежную сумму. Однако произошло настоящее нашествие: беженцев оказалось около ста тысяч. Король разрешил им, тоже после уплаты определенной суммы с человека, оставаться в стране в течение восьми месяцев, а затем отправляться на все четыре стороны. Те, кто не мог платить, оказывались на положении рабов.

Большая часть беженцев осталась в Португалии, тем самым значительно увеличив и без того многочисленную еврейскую часть населения страны. Многих детей насильно отрывали от родителей и направляли обживать остров Сан-Томе; но мало кто из них выжил.

В 1494 г. Мануэл последовал примеру Католических королей и тоже приказал изгнать из страны всех иудеев, причем как пришедших из Кастилии, так и португальских. Сделал он это по требованию дочери монарха соседнего государства. Однако, по-видимому, его советники осознали, какой вред повлечет за собой эта мера: кроме потери значительных доходов, поступавших от евреев, страна лишилась бы и многих ценностей, которые они унесли бы с собой; произошел бы отток тысяч умелых ремесленников. Тогда король повел политику компромисса: он позволил евреям остаться в стране, но отныне они переставали считаться евреями. С этой целью он распорядился насильственно крестить еврейских детей, отказывал в предоставлении судов и лодок для исхода евреев морским путем (что было равнозначно отказу в выезде, поскольку передвигаться по территории соседней Испании евреям было запрещено) и дал гарантию, что в течение двадцати лет еврейское население не будет подвергаться преследованиям по религиозным мотивам. Такое решение было одновременно и очевидным насильственным обращением в другую веру, и маневром, позволяющим обойти обязательство, содержащееся в соглашениях с Католическими королями.

Таким образом с гонениями было покончено, синагоги превращены в церкви, а евреи официально были причислены к христианам. Чтобы различать их, одних стали называть «новыми христианами», других «старыми христианами».

Проблема «новых христиан» будет сохраняться длительное время. Процесс слияния двух групп, которые на протяжении многих веков жили изолированно друг от друга, был длительным и трудным. В 1506 г. в Лиссабоне прошли волнения «новых христиан», за которые они подверглись жестоким преследованиям. Число погибших достигло примерно двух тысяч. Несмотря на обещание властей не преследовать евреев, последние стали объектом многочисленных дискриминаций. Прежнее разделение населения на две части, христианскую и еврейскую, позволявшее иудеям на протяжении веков спокойно жить своей жизнью, сменилось ложным единством. С 1434 г. гонения стали постоянными и систематическими, что привело к формированию двух враждебных друг другу психологии: старохристианской — «правильной», не приемлющей новшества, нетерпимой к чужим ошибкам, догматичной и репрессивной; и новохристианской — притворной, мессианской, гонимой, втайне мятежной, противной национальному единению, отвергающей его и в глубине души не признающей. Этот излом в национальном сознании сохранялся на протяжении длительного времени.

 

 

Дата: 2018-12-21, просмотров: 385.