От победы горожан до триумфа короля
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

В ходе революции 1383— 1385 гг. крупная феодальная знать была временно разгромлена, так как приняла сторону кастильцев и потерпела поражение в войне. Влияние графов при дворе Фернанду I сменилось, судя по всему, господством городских слоев, заинтересованных в мирной политике и развитии торговой деятельности, и юристов, проникнутых цезаристским духом римского права, а следовательно, защитников усиления королевской власти.

Великий историк, чье сочинение остается на сегодня основным источником по этой эпохе, Фернан Лопиш, оставил нам знаменитый текст, в котором сжато описаны социальные перемены, произошедшие в результате революции: согласно авторитетным писателям тех времен, мировая история делится на шесть эпох, из которых шестая является последней. Но Лопиш считал, что с португальской революцией началась «седьмая эпоха, в которой поднялся новый мир и новое поколение людей, потому что дети людей столь низкого положения, что не стоит о них и говорить, благодаря своей доброй службе и трудам в то время были сделаны рыцарями, назвавшись вскоре новыми родами и фамилиями. Другие обратились к достоинствам древнего дворянства, о каком уже не помнили, так что по достоинству, и чести, и должностям в королевстве, на которые сеньор, будучи магистром, а также и затем, став королем, поставил их, столь возвысились, что их потомки сегодня называются "дон" и имеют большое влияние». Это указание в последнее время понималось буквально и таким образом служило доказательством якобы происшедшей смены состава господствующего класса. Но более вероятным кажется, что историк имел в виду некоторые конкретные случаи, которые он хотел показать сатирически. Люди, занимавшие важнейшие должности как раз в период, когда Фернан Лопиш писал свою хронику, были почти все потомками крупных феодалов, побежденных в гражданской войне. Действительно, вскоре после окончания войны политический курс Авишского магистра кардинально изменился. Мы уже видели, что он выехал из Лиссабона и целые годы не возвращался в него, и мы также видели, что он восстановил пенсии знати, контиаш, которые сам же ранее и отменил. Число знатных сеньоров в королевском совете возросло вопреки обязательствам, взятым на кортесах в Коимбре. Палата двадцати четырех исчезла из истории, и только через пятьдесят лет о ней снова заговорят в связи с ограничением ее вмешательства в муниципальные дела, которые во время революции были полностью в руках мастеровых. По всей стране упало влияние ремесленников в городских советах, и их вмешательство в городское управление в итоге было запрещено везде, кроме Лиссабона. Указы об обязательных работах для сельского населения, отмененные во время революции, снова входит в силу, сначала с оговорками, а затем и в своей худшей форме, как в правление Фернанду I.

Что действительно является новым в авишской монархии — это сильный централизаторский дух. Щедрые льготы и привилегии, вынужденно предоставленные в военные времена, ловко и умело ограничиваются. Нуну Алвариш стал хозяином почти половины страны и, когда был заключен мир, хотел пожаловать часть полученных земель тем, кто ему больше всего помогал, сделав их своими вассалами. Король этого не позволил и забрал пожалования в казну. Затем он договорился о браке одного своего незаконного сына с единственной дочерью коннетабля; огромные богатства героя вернулись таким образом во владение короны и дали начало Браганскому дому. Авторитет королевской власти был достаточно силен, для того чтобы установить всеобщий налог, от выплаты которого никто не освобождался, каким бы ни было общественное положение: так называемые акцизы (sisas), или налог на сделки. Кортесы собирались в течение всего царствования, но перерывы между их созывами становятся все более и более продолжительными. Воля короля являлась в конце жизни Жуана I могучей силой в государстве, и не было никаких препятствий, которые бы ее ограничивали. Когда в начале следующего царствования (Дуарти I; 1433— 1437), кортесы ходатайствовали перед королем, чтобы война не объявлялась без их согласия, то король ответил, что объявлять или не объявлять войну — вопрос, находящийся в исключительном ведении короля.

 

Дата: 2018-12-21, просмотров: 437.