Кризис конца века. Правление Фернанду I
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Король Педру умер в 1367 г., и с правлением нового короля, Фернанду I (1367—1383), совпадает начало нового политического курса.

Португальская история оказывается в те годы тесно связана с перипетиями политики соседней Кастилии. После длительного периода гражданских войн вождь феодальной знати Энрике де Трастамара победил и убил короля Кастилии Педро Жестокого, став новым королем. Многие знатные испанцы, принадлежавшие к побежденной партии, нашли убежище в Португалии и убедили Фернанду I оспаривать трон у победителя. Права Фернанду были те же, которые ранее уже искушали его отца, короля Педру: происхождение от Санчо IV Кастильского. Фернанду был его правнуком по законной линии, новый кастильский король тоже, но он был бастард.

Первой войне с Кастилией (1369—1370) предшествовали соглашения с королем Арагона и мусульманским правителем Гранады. В последнем соглашении предусматривалось прибытие на полуостров мавров из Северной Африки. Кампания включала в себя попытку блокады порта Севильи португальской эскадрой (тридцать две галеры и тридцать кораблей). Но ни на море, ни на суше король не добился успеха. Мирный договор включал отказ Фернанду от своих притязаний и женитьбу португальского короля на дочери кастильского монарха.

В 1372 г. Фернанду приготовился к новой войне, теперь при поддержке Англии. Герцог Ланкастерский, сын Эдуарда III Английского был женат на незаконнорожденной дочери Педро Жестокого. На этих основаниях он претендовал на трон Кастилии, но такая позиция была связана прежде всего с борьбой, которую Англия вела против Франции (Столетняя война). Господство англичан в Кастилии стало бы решающим обстоятельством. Фернанду обязался поддержать английские претензии и начал подготовку к войне, но кастильский монарх его опередил, вторгся в Португалию и, не встречая сопротивления, начал наступление на Лиссабон.

Был подписан мир, по которому Фернанду обязывался поддержать Кастилию в ее борьбе с Англией.

Третья война (1381 —1382) является, так же как и вторая, эпизодом англо-французской борьбы. Сильный английский контингент прибыл в Португалию, но португальцы заключили мир с кастильцами. Сам король Кастилии предоставил англичанам, уцелевшим от засад португальского населения, корабли для возвращения домой.

Любопытный факт: ни в одной из этих трех войн не произошло ни одного настоящего сражения (только во второй из них ополчения Порту и Гимарайнша вместе с несколькими знатными рыцарями попытались оказать сопротивление вторжению и были разбиты). Война была игрой феодальной знати, ее средством к существованию. А тяготы ложились на буржуа и народ: первые расплачивались своим имуществом, вторые жизнью.

На кортесах 1371 г. в Лиссабоне и 1372 г. в Лиссабоне и Порту политика короля сурово и энергично осуждается представителями конселью (они принадлежали обычно к верхушке горожан и к сельскому среднему классу). В целом в этих жалобах проводится сопоставление политики двух эпох: времена Афонсу IV упоминаются как период справедливости и процветания в противовес нынешнему правлению. По мнению представителей третьего сословия, политика короля направлена на обогащение знати за счет разорения всего остального населения, для чего осуществлялся набор в войска, военные займы и налоги, девальвацию монеты, фиксацию цен на уровне значительно ниже себестоимости продуктов (что обедняло производителей и обогащало потребителей), пожалования знати (которая теперь ела на золоте и серебре). Сюда же следует перечислить расходы королевского дома и отсутствие учета. Есть также обвинения во вторжении знати в сферы деятельности буржуа: сеньоры стали торговцами и экспортерами, они получают продукты для своего потребления, потом продают их с большой выгодой. Наконец, очень многочисленны упоминания (как и на других кортесах) о коррупции и хищениях королевских чиновников, о слабости правосудия, несоблюдении законов, растущем насилии королей в отношении простолюдинов.

Все это лежало в основе «великого раздора между королем и народом», о котором говорит Фернан Лопиш, — раздора, который приведет к 1383 г. династию к краху.

Существующим недовольством объясняются беспорядки 1372 и 1373 гг., возникшие связи с женитьбой короля на Леонор Телиш.

Мы видели, что в 1371 г. Фернанду I договорился взять в жены дочь короля Кастилии. Это было гарантией мира между двумя королевствами. Но договоренность не была осуществлена, потому что король предпочел жениться на Леонор Телиш ди Менезиш, принадлежавшей к одному из самых могущественных знатных семейств и уже состоявшей в браке со знатным сеньором из Бейры. Слухи о женитьбе вызвали народное возмущение. В Лиссабоне четыре тысячи вооруженных мастеровых заявили королю, что они не допустят этого брака. Король притворился, что уступил, затем бежал из Лиссабона и женился на Леонор Телиш. Руководители народного выступления были казнены. То немногое, что известно об этих событиях, позволяет заключить, что движение мастеровых в значительной степени вышло за рамки обычных лиссабонских волнений: имеются сведения о «сходках» (unioes) в Сантарене, Лейрии, Монтеморе, Томаре, Портеле. Во всех этих городах организаторы сходок были казнены. Воспоминания о жестокости этой расправы были, согласно Фернану Лопишу, еще живы в памяти народа в 1383 г. и стали одной из причин враждебного отношения лиссабонских ремесленников к королеве-регентше.

Португальские историки, повторяя версию Фернана Лопиша, отмечают — как положительные стороны этого правления — меры по развитию экономики, особенно защиту торгового мореплавания и Закон о земельных наделах (sesmarias). Правление Фернанду стало периодом политического, социального и административного, но не экономического кризиса. Развитие морских связей было следствием скорее общеевропейских экономических факторов, чем внутренних; строительство новой городской стены Лиссабона (1373—1375) показывает быстрый рост главного порта страны. Ломбардцы, генуэзцы, миланцы, каталонцы, бискайцы грузили свои корабли в устье Тежу; по словам хрониста, в некоторые дни в виду города стояло на якоре до пятисот торговых кораблей. Доходы от этой активной торговли обогащали горожан, но также и короля. Некоторые меры, рассматриваемые как протекционистские, например создание морской компании, главным пайщиком которой был король, свидетельствуют о вмешательстве короны в деятельность, ранее осуществлявшуюся частными лицами, и в этом смысле является скорее фактором кризиса, против которого не замедлили возникнуть протесты. Закон о земельных наделах (1375) был направлен на восстановление посевов зерновых, ранее заброшенных в пользу других, более прибыльных культур. Наибольшие выгоды от этого получили знатные землевладельцы и крупные сельские хозяева, а все тяготы задуманной конверсии (которая, кстати, не была осуществлена) пали на сельских трудящихся, принуждаемых к обязательным работам за фиксированную плату. Все это являлось причиной недовольства и «раздора» не только между королем и народом, но и между великими и малыми, между верхами и низами общества.

Смерть короля (1383) привела к открытому разрыву и вызвала последнее из крупнейших социальных потрясений в средневековой истории Португалии.

 

 

Революция 1383-1385 годов

 

В отличие от событий, сопровождавших другие политические кризисы эпохи Средневековья в Португалии, события 1383—1385 гг. вызвали большой интерес среди современных историков. Этому во многом способствовал тот факт, что кризис был предметом внимания гениального писателя первой половины XV в., проницательно выявившего его социальные аспекты и описавшего его в драматическом ключе. Если бы это произведение не было написано или, как многие другие сочинения той же эпохи, было утрачено, мы знали бы об этой революции не многим больше, чем нам известно о событиях 1211 - 1214, 1255-1257 или 1320-1324 гг.

Трактовки историками социального характера этой революции различаются. Речь идет помимо прочего о попытках реинтерпретации, поскольку все они опираются на описание Фернана Лопиша, которое уже само по себе является интерпретацией, основанной на определенных политических позициях (оно было составлено во время другого революционного периода, в события которого автор, вероятно, был вовлечен). Согласно его толкованию, революция представляется очень сложным явлением, в котором сталкивались противоположные силы, интересы и чувства и глубокий классовый антагонизм.

Фернанду I умер в 1383 г., оставив в качестве наследницы престола инфанту Беатриш, вступившую несколькими месяцами ранее в брак с королем Кастилии. Соответствующий брачный контракт предусматривал, что Леонор Телиш сохранит в своих руках регентство до тех пор, пока у Беатриш не родится ребенок мужского пола и пока этот ребенок не достигнет четырнадцати лет. Этот последний и является наследником португальской короны, но не кастильской, ввиду того что король Хуан I Кастильский имел детей от первого брака.

Такое положение вызывало возмущение: народ и некоторые представители знати плохо восприняли провозглашение Беатриш королевой. Они считали, что престол должен принадлежать брату короля Фернанду, инфанту Жуану, сыну Педру I от Инее де Кастро. Население городов (особенно Лиссабона) выступило против регентства Леонор Телиш, которое означало продолжение политического курса предыдущего царствования. Историки, занимавшиеся этим периодом, не пользуются по непонятным причинам сведениями хрониста Фруассара, который был современником этих событий и основывался на рассказах людей, принимавших в них непосредственное участие. Его трактовка сильно отличается от подхода Фернана Лопиша и приписывает инициативу переворота группе заговорщиков из числа представителей городских советов (конселью) четырех главных португальских городов: Лиссабона, Порту, Коимбре и Эворы. Но идея убийства графа Андейро исходила от Авишского магистра, которого представители конселью избрали на роль руководителя движения.

Но вернемся к истории — так, как ее рассказывает нам Фернан Лопиш.

Открытое восстание началось в Лиссабоне. Верхушка горожан попыталась навязать регентше свой политический курс и предложила ей создать правительственный совет из числа «граждан», то есть буржуа. Именно они в союзе с некоторыми представителями знати приняли решение об убийстве графа Андейро, галисийского авантюриста, располагавшего огромным политическим влиянием и представлявшего, несомненно, препятствие для планируемых перемен. Для этой миссии они избрали дона Жуана, магистра Авишского рыцарского ордена и незаконного сына Педру I.

Народ Лиссабона был призван, чтобы поддержать этот дворцовый переворот, и данный факт вызвал последствия, которых заговорщики не предусматривали. Поднявшиеся против регентши и знати, народные массы Лиссабона быстро захватили руководство событиями. Революционно настроенные мастеровые и «черный люд» провозгласили Авишского магистра «правителем и защитником королевства», то есть регентом. Более богатые и знатные горожане пытались занять нейтральную позицию, но ремесленники заставили их собраться на следующий день в здании городской ратуши и открыто примкнуть к народному движению. Фернан Лопиш повествует об этом эпизоде очень выразительно: буржуа колебались, поскольку опасались рисковать своими состояниями. Один бондарь, говоря от имени толпы, которая к тому времени собралась вокруг ратуши, обратился к ним со следующим увещеванием: ему, бондарю, нечего терять, он рискует только своей шеей; богатым гражданам есть что терять; но если они не согласятся с решением народа, то не спасут и свои шеи. Этот аргумент стал решающим.

Магистр организовал правительственный совет из числа юристов и купцов, причем тогда же была создана (Фернан Лопиш не говорит кем) так называемая Палата двадцати четырех, революционный совет, включающий по два представителя от всех основных ремесленных корпораций, который действовал при городском совете и одобрение которого требовалось «во всяком деле, которое будет постановлено на благо правления и для службы магистру». Эта фраза и позднейшие события, как представляется, указывают на то, что ремесленники взяли в свои руки управление городом.

В городах и местечках знать и городские верхи, в руках которых находилось местное правление, признали королеву Беатриш и выполняли приказы Леонор Телиш, несмотря на враждебность простого народа, не имевшего сил для сопротивления. Но известия о восстании в Лиссабоне вызвали большое оживление. Повсюду возник большой «раскол между великими и малыми». Первые, в насмешку над вторыми, называли их «народом лиссабонского мессии»; «малые», набравшись храбрости и собравшись воедино, называли «великих» предателями и раскольниками, и тот, кто осмелился бы противиться им, знал, что «скоро его постигнет жестокая смерть».

Восстание простонародья приняло в Алентежу особые черты. В городах Эвора, Бежа, Эштремош, Порталегри «черный люд, плохо вооруженный, без предводителя, с голым брюхом» нападал на крепости, в которых укрывались знатные наместники и коменданты, и брал их штурмом. В Эворе отряды сельских жителей захватили город, изгнав из него даже сторонников Авишского магистра. Один документ 1384 г. сообщает о присутствии в городе «вождя простонародья» (caudilho dos miudos).

Во время восстания в Алентежу мы не видим выступлений против знати; все это движение направлено против землевладельцев и богатых крестьян, которые составляли сельский средний класс и конфликт которых с батраками постоянно обострялся. Есть много черт сходства между данными событиями и волнениями, которые в тот же период потрясали другие страны Западной Европы. Но в то время как в последних крестьянские восстания были подавлены феодальными силами, в Португалии война за независимость приняла другой оборот.

Король Кастилии вторгся в Португалию по просьбе регентши Леонор Телиш, которая надеялась при его поддержке подавить восстание в Лиссабоне. Однако кастильцы рассматривали непопулярность регентши в качестве основного препятствия для принятия португальцами Беатриш в качестве королевы. Поэтому кастильский король заставил Леонор отказаться от регентства в свою пользу. В конце мая 1384 г. он осадил Лиссабон с огромным войском, однако смертоносная эпидемия чумы вынудила его вернуться в Кастилию в октябре, чтобы собрать новые силы. В Алентежу молодой дворянин Нуну Алвариш Перейра сумел при поддержке отряда крестьян разгромить крупный корпус кастильской кавалерии (бой при Атолейруше). Это событие серьезно повлияло на развязку войны, так как показало возможность сопротивления с опорой на народные силы. Начиная с победы при Атолейруше Нуну Алвариш, принятый сначала с недоверием в Алентежу, превращается в народного героя и добивается мобилизации всех сил крестьянского движения на защиту дела Авишского магистра.

Как только кастильцы сняли осаду Лиссабона, магистр покинул город и, согласно маршруту его передвижений, который можно установить по рассказу Фернана Лопиша, вернулся туда лишь через четыре года. Такие важные события, как женитьба на Филиппе, дочери герцога Ланкастерского, произошли не в столице, что, возможно, показывает недоверие вождя революции к Лиссабону, в котором власть в это время оставалась в руках мастеровых.

В апреле 1385 г. собрались кортесы в Коимбре. Давление представителей конселью, возглавляемых юристом Жуаном даж Реграшем (пасынком Алвару Пайша), привело к провозглашению магистра королем, несмотря на противодействие присутствующих представителей знати, до последнего отстаивавших права инфанта Жуана. На этих кортесах было принято решение, чтобы королевский совет включал в себя по два представителя от каждого сословия: духовенства, знати, образованных (letrados) и горожан.

Между тем король Кастилии снова вторгся в страну с многочисленным войском, в которое входило большинство португальской знати. Войска двух королей встретились возле Алжубарроты 14 августа 1385 г. Действия Нуну Алвариша, уже назначенного коннетаблем, опять оказались решающими. Португальские войска, построенные квадратом, твердо выдержали натиск феодальной конницы и нанесли ей поражение, приведшее к радикальным политическим последствиям.

Также и в этом пункте версия Фруассара расходится с изложением португальского хрониста и содержит ценное объяснение этой военной победы, которая иначе могла бы показаться удивительной. Согласно рассказу, который передает Фруассар, сражение состояло из двух боев, с продолжительным перерывом между ними. Атаку на португальское каре вели французские войска, действовавшие несогласованно с кастильскими. Когда они были разбиты и в подавляющем большинстве взяты в плен, кастильцы попытались, уже на закате солнца, отомстить за них и взять реванш. Также и в этом втором столкновении португальцы, воодушевленные победой над французами, взяли верх над разделенным и деморализованным противником. Данный текст объясняет многие детали, вызывавшие удивление наших военных историков и, вероятно, соответствует действительности. Он никоим образом не умаляет значения подвигов португальцев, хотя и безжалостно подчеркивает жестокость войны.

Власть Авишского магистра и независимость Португалии становятся с этого момента непреложным фактом. Война тянулась еще несколько лет, сводясь к небольшим приграничным стычкам; наиболее известным эпизодом является бой при Валверди (в районе Мериды), выигранный Нуну Алваришем. Мир был подписан в 1411 году.

 

1385-1498

Атлантическая экспансия

 

Политическое развитие

 

Дата: 2018-12-21, просмотров: 377.