Сеута и африканская политика
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

В 1415 г., то есть всего четыре года спустя после подписания мира с Кастилией, король Португалии во главе огромной военной экспедиции (19 000 воинов, 1700 моряков, 200 кораблей) захватил важный город Сеута на севере Африки. Этот факт рассматривается обычно как отправная точка государственной политики заморской экспансии.

Какие причины привели португальцев в Сеуту? Это один из основных дискуссионных вопросов в португальской историографии.

Традиционным является объяснение, данное в хронике Зурары: инфанты просили короля устроить большой турнир, во время которого они были бы посвящены в рыцари, но смотритель финансов Жуан Афонсу убедил их, что рыцарями становятся в настоящих, серьезных кампаниях, а не в ходе веселых развлечений, и намекнул на проект похода на север Африки. Это повествование было отвергнуто Антониу Сержиу в очерке, быстро вызвавшем отклики общественности. С момента публикации его блестящего исследования (1919) дискуссии на данную тему уже не прекращались; удачное обобщение современных точек зрения на проблему приводит Жайми Кортезан. «Взятие и оккупация этого города, конечного пункта торговых путей из золотоносных областей, ключа к проливу, ворот Востока для Запада, стража и опорного пункта против нападений мусульманских пиратов на португальские берега, были, как мы думаем, своего рода прологом к заморской экспансии». Однако, как всегда, попытка найти сегодня объяснения мотивов событий и поступков прошлого сталкивается со значительными трудностями. Сеута не была конечным пунктом золотого пути (хотя какое-то количество золота туда поступало, как и во все города Северной Африки), не являлась она и ключом к заливу, так как с ее помощью так ни разу и не удалось перекрыть сообщение между Средиземным морем и Атлантикой. Она не играла решающей роли в борьбе с пиратством, если учесть, что пиратские разбои участились как раз после захвата города. Наконец, нет ни одного документа, который бы свидетельствовал о преднамеренной связи операции 1415 г. с заморской экспансией, замысла которой, вероятно, еще не существовало в то время, когда снаряжалась экспедиция в Сеуту.

Версия Зурары, таким образом, хотя и самая старая, оказывается наиболее соответствующей как имеющимся фактам, так и менталитету той эпохи. Жуан I дал обет, что если его война с Кастилией закончится успешно, то он устроит невиданный еще праздник. Этот замысел в дальнейшем развивался, и вместо рыцарского праздника организуется рыцарский поход, имевший то преимущество, что он обещал принести доход от захваченной добычи. Помимо этого большая военная победа должна была повысить авторитет португальского короля, бастарда и революционера, права которого многими оспаривались. Роль торжественного обета, вероятно, была решающей. Как известно, благодаря такому обету был построен монастырь Баталья. И вот, как объяснил Жуан I своим дворянам, собравшимся в Торриж-Ведраше, мир 1411г. был не менее важным событием, чем победа при Алжубарроте; поэтому он, по его словам, долго размышлял о том, как достойным образом его отметить, и решил, что план захвата Сеуты подходит для этого лучше всего.

После португальского завоевания Сеута, которая ранее была центром активной торговли, превратилась в небольшую крепостицу, которая постоянно оборонялась и которую требовалось снабжать по морю ресурсами из Португалии. В 1425 г. инфант дон Педру писал, что Сеута превратилась в «дыру, куда уходят люди, оружие и деньги», и добавлял, что в Англии считают удержание Сеуты ошибкой.

Несмотря на это, Сеуту удерживали и далее, и проекты военной экспансии на севере Африки были одной из констант португальской политики до конца XVI в.

В 1437 г. был совершен новый поход, целью которого являлся ^захват Танжера, Арзилы и, возможно, других районов. Эта экспедиция закончилась военной катастрофой. Чтобы португальцам позволили отплыть домой, им пришлось пообещать возвратить Сеуту маврам. Инфант Фернанду, брат короля Дуарти I, остался в плену в качестве заложника. Кортесы, созванные для решения этого вопроса, не одобрили условий мира, и инфант умер в плену.

 

Регентство принца Педру

 

Когда умер Дуарти I (1438), наследнику престола Афонсу V было шесть лет. В завещании короля Дуарти говорилось, что на время несовершеннолетия наследника регентство должна осуществлять вдовствующая королева Леонор Арагонская. Так же как и в 1383 г., мнения разделились: знать требовала соблюдения положений завещания, ремесленники и бедный люд Лиссабона выступали против и хотели провозгласить регентом принца Педру, брата короля. Королева попыталась оказать вооруженное сопротивление, но, не получив поддержки, покинула страну.

Регентство Педру (1441-1448) отмечено большими уступками знати, с которой регент, вероятно, стремился примириться, вмешательством в политические события в Кастилии, развитием мореплавания в Атлантике, покровительством Университету, составлением «Установлений короля Афонсу» (Ordenagoes Afonsinas), то есть систематического свода действующего законодательства.

В 1448 г. Афонсу взял власть в свои руки, и высшая знать захватила господство в стране, продлившееся до конца этого царствования. Бывший регент и все его сторонники подверглись преследованиям. В 1449 г. Педру собрал своих людей и в сопровождении небольшого войска отправился в Лиссабон. Он ехал, по его словам, чтобы оправдаться от несправедливых обвинений, выдвинутых против него, а по утверждениям его противников, он стремился прорваться в столицу, чтобы при поддержке народа выступить против короля. Второе предположение стало решающим: войско короля вышло ему навстречу, и в битве при Алфарробейре инфант был убит вместе с большим числом своих сторонников.

В этом своем последнем выступлении дон Педру не имел за собой поддержки народа. Мастеровые Лиссабона, десять лет назад провозгласившие его регентом и взявшиеся за оружие, чтобы его защитить, оставались в 1449 г., судя по всему, безучастными к конфликту. Нет также сведений о реакции на эти события на местах в каком-либо районе страны. Трагедия Алфарробейры выглядит скорее как сведение счетов, чем как гражданская война. Триумф высшей знати был полным.

 

Афонсу V

 

Вторая половина XV в. до конца правления Афонсу V отмечена политикой в интересах высшей знати: большие пожалования, создание новых титулов, огромный рост штата придворных, исполнение государственных должностей представителями высшей знати, рост пенсий и бенефициев, которые перераспределяли доходы казны в пользу сеньоров, частые военные предприятия.

За эту политику принято обвинять Афонсу V. На самом деле знать, использовав в 1449 г. молодого короля для подавления противостоящей партии в лице дона Педру, уже многое имела, когда король вступил на престол. Она укрепилась и в значительной степени добилась влияния в период реформ государства, последовавший за революцией 1383— 1385 гг. Развитие экономики наряду с нехваткой подготовленных к административной деятельности кадров среднего класса позволило знати, казалось бы побежденной в ходе революционных событий, извлечь основные преимущества из политики централизации и укрепления королевской власти, проводившейся в первой половине века.

Большие военные предприятия начались в 1458 г. В 1453 г. турки захватили Константинополь, что вызвало в Европе большое потрясение; именно эта дата была избрана в качестве вехи, отделяющей Средневековье от Нового времени. Экспансия турок в направлении Центральной Европы продолжалась, и в 1456 г. они осадили Белград. Папа приказал тогда проповедовать крестовый поход против неверных. Европа осталась глуха к этому призыву, но Афонсу V с воодушевлением воспринял его. Он уведомил папу, что в течение года за свой счет подготовит войско в двенадцать тысяч бойцов и выступит с ним против турок. Несмотря на общее неодобрение, вызванное этой инициативой, подготовка началась немедленно: закупалось оружие, корабли, чеканились золотые монеты, пригодные для хождения во всех христианских странах.

Но папа вскоре умер, осада была снята, и проект крестового похода вскоре оказался заброшен. Военные ресурсы, собранные к тому времени, были использованы в экспедиции на север Африки, закончившейся захватом Алкасер-Сегера (Эль-Ксар Эс-Сегир), маленького прибрежного городка между Сеутой и Танжером. После этого в Африку было совершено еще два больших военных похода под руководством короля: поход 1463—1464 гг., закончившийся неудачей под стенами Танжера, и поход 1471 г., когда была захвачена Арзила (Асила) и занят Танжер, который мавры сдали после потери Арзилы.

Африканские походы и благоволение короля к крупным сеньорам принесли Афонсу V большой авторитет среди португальской и испанской знати. Это побудило одну из группировок кастильской знати просить португальского короля о вмешательстве во внутренние дела соседней страны и о принятии кастильского престола.

Другая партия считала наследницей трона Исабель, сестру умершего короля Энрике (Генриха IV). Исабель же была замужем за наследником арагонской короны. Его восшествие на престол Кастилии означало объединение двух королевств и таким образом нарушение баланса сил, существовавшего между пиренейскими государствами. Афонсу V вторгся в Кастилию в 1475 г. и получил первоначально поддержку некоторых крупных феодалов страны. Но эта поддержка постепенно ослабевала. В 1476 г. произошла битва около города Торо. Португальские историки считают, что исход ее был неопределенным, а историки соседней страны говорят о решающей победе. Фактически битва при Торо означала конец притязаний португальского короля.

 

Дата: 2018-12-21, просмотров: 406.