Левое сопротивление и восстание в лагере на острове Кочжэдо
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Западные историки довольно много пишут о левом сопротивлении в лагерях, специально организованном из Пхеньяна. Так, У. Стьюк верит, что, как только коммунисты поняли значение проблемы военнопленных на переговорах, с весны 1952 года их агенты стали массово сдаваться в плен для создания в лагерях организованного сопротивления с тем, чтобы перехватить контроль над тем, что творилось на их территории [73].

Ссылаясь на свидетельства британских солдат и офицеров, которые были отправлены для расследования инцидента в мае 52-го года, Гастингс пишет, что коммунисты имели склады самодельного оружия, припасов, карты для побега и иную полезную амуницию, которая контрабандно поставлялась им южнокорейскими охранниками. Для организации движения сопротивления использовали госпитали [74].

Естественно, что Гастингс рисует умозрительную картинку ужасных комиссаров, которые подталкивают многочисленных фанатиков к самоубийственным действиям, однако автору обстановка в лагерях военнопленных больше напоминает «сучьи войны» на территории ГУЛАГа, когда различные группировки заключённых весьма кроваво выясняли отношения между собой.

           Представление о том, что специальные северокорейские агенты доставляли военнопленным в расположенный на острове концлагерь оружие и инструкции, также относится к области фантастики или точнее представлений тех, кто не может себе представить, что сопротивление бывших северокорейских солдат могло возникнуть само по себе, без специально засланных комиссаров. Как пишет австралийский историк Джеффри Грей, «коммунисты считали лагеря для военнопленных (как свои, так и противника) продолжением поля боя, поэтому и организовывали себя соответствующим образом»[75]. Кроме того мы знаем, что движение сопротивления в концентрационных лагерях фашистской Европы так же возникало вполне себе «самостоятельно»[76].

Иное дело, что пропаганда КНДР могла выдавать стихийные процессы как нечто, специально подготовленное. Так, в марте 1953 г. старший полковник Пак Сан Хен, по его же собственному признанию – руководитель восстания военнопленных в 1952 г. на острове Кочжэдо, сделал следующее заявление: «Чего вы хотите добиться, доказать, что СССР ведёт войну в Корее? Лишняя работа. Я - живое подтверждение этому»[77].

           Среди больших восстаний наиболее известны события на острове Кочжедо, благо западным историкам кажется, что это было единственное известное ему восстание военнопленных подобного рода[78].

По мнению М. Гастингса, администрация концлагеря упустила инициативу и чуть ли не плясала под дудку заключённых, которые устраивали забастовки и акции неповиновения, требуя улучшения условий их жизни. Возможно, это было связано с тем, что комендант лагеря генерал Фрэнсис Т. Додд, не имел большого опыта службы в армии и не владел корейским и китайским языками[79]. Впрочем, в китайской и северокорейской версиях Додд представлен человеком, отличающимся особой жестокостью.

Первые случаи насилия начались ещё летом 51-го года, но уровень насилия сильно увеличился в начале 52-го. Миллетт указывает на целую серию стычек и восстаний военнопленных, а Блэр отмечает восстания 17 февраля и 13 марта.

Между июлем 51-го и июлем 52-го года во время мятежей погибло 115 заключённых. 9-го июня 52-го года «Правда» обвинила американцев не только насильственном удержании заключённых с тем, чтобы они не могли быть репатриированы, но и в пытках и использовании газовых камер [80].

10 апреля, когда группа американских медиков вошла в один из бараков, чтобы изъять оттуда больных и раненных, была захвачена толпой заключённых. Додд отправил туда около сотни солдат, которые открыли стрельбу, причём в перестрелке пострадало несколько своих. В ином инциденте пленные ринулись наоборот на ворота барака и их пришлось останавливать пулемётным огнём.

Гастингс полагает, что всё это было хорошо спланированной операцией северокорейских спецслужб, направленной на то, чтобы представить Соединённые Штаты и войска ООН военными преступниками, создавшими в концлагерях такие условия содержания, что заключённые вынуждены были решиться на восстание. Эта точка зрения тоже кажется автору странной, но вполне логичной, учитывая его антикоммунизм[81].

 К началу мая некоторые бараки полностью вышли из-под контроля сил ООН[82], а 7 мая 52-го года генерал Додд был захвачен обитателями лагеря и взят в заложники. По американской версии генерал был хитростью захвачен в зоне содержания китайских пленных, по северокорейской – представители пленных обратились к начальнику лагеря с просьбой о встрече, которая произошла за воротами лагеря. Но тут снаружи появилась большая колонна пленных, которая возвращалась с работ, после чего большая человеческая масса как бы окружила генерала и увлекла его за собой внутрь лагеря[83].

Над Доддом был устроен «суд», где генерал вынужденно признал факт пыток и массовых убийств.

С помощью телефона, который был установлен в их бараке, заключённые-коммунисты установили контакт с администрацией лагеря[84]. Требования были довольно интересными, и с одной стороны включали в себя возможность сформировать ассоциацию и пользоваться телефоном, а с другой стороны прекратить факты произвола: например, то, что охрана лагерей просто стреляла по заключённым в порядке развлечения[85]. Кроме того, требовалось «немедленно прекратить промывание мозгов, прекратить эксперименты на военнопленных с отравляющими газами, бактериологическими веществами и атомной радиацией». Под такими заголовками информация о восстании военнопленных на острове Кочжэдо появилась в мировой печати.

Генерал Ван Флит лично прибыл, чтобы собственнолично разобраться в ситуации. И в ночь с 10-го на 11-е Додда отпустили невредимым. Однако выяснилось, что он успел подписать документ, в котором обязался обеспечить справедливое разбирательство требований заключённых и немедленно прекратить «варварское поведение, оскорбления, пытки и массовые убийства военнопленных с помощью ружей, бактерий, ядовитого газа и атомного оружия, а также прекратить незаконное отсеивание военнопленных во имя необоснованной и неразумной программы добровольной репатриации».

       Кроме того, новый комендант острова, бригадный генерал Чарльз Ф. Колсон, опасаясь большой крови в ходе военной операции и больших потерь с обеих сторон, согласился с заявлением, в котором говорилось о том, что командование ООН не соблюдает требований международного права, не обеспечивает гуманного обращения с заключёнными, проводит отбор заключённых силой, и тп[86]. Также Колсон признал, что большое количество военнопленных было убито или ранено охранниками ООН, и что он сделает все, что в его силах, для того, чтобы «остановить дальнейшее насилие и кровопролитие». Он гарантировал «гуманное отношение» военнопленным, удерживаемым ООН и согласился, что «насильно отсеивать военнопленных» в этом лагере больше не будут.

 

Значимость восстания на Кочжэдо была такова, что его подавлением занимался лично сменивший Риджуэя генерал Марк Кларк. Оба генерала были за это понижены в званиях и уволены из армии. Ущерб международному престижу США от бойни на Коджедо Д. Ачесон сравнивал со злополучным «генеральным наступлением» Д. Макартура осенью 1950 г.: «Эта неумелая военная операция на поле боя, подобно бедственному движению генерала Макартура к Ялу, поколебала веру наших союзников в трезвый расчёт и компетентность нашего командования, вызвала сомнение в нашей способности обеспечить руководство в больших делах, возложенных на нас».

 

Против восставших бросили американских десантников в сопровождении 6 танков во главе с бригадным генералом Хейденом Боутнером — волевым командиром, который бегло говорил по-китайски. Боутнер должен был взять все бараки под контроль. Тем не менее наведение порядка потребовало нескольких недель[87]. В лагере произошел настоящий бой, во время которого погибли 150 военнопленных[88]. Некоторые советские историки даже упоминают о применении химического оружия, хотя скорее всего речь шла о слезоточивом газе.

После этого 75594 репатрианта были отделены от тех 49920 китайцев и северокорейцев, которые решили не возвращаться домой. С лета 52-го года американцы начали «расселять лагеря», создавая из одного несколько мелких, после чего сопротивление пошло на убыль[89], хотя в октябре 1952 г. состоялось серьезное столкновение между 5 тыс. китайцев и усиленным батальоном американской армии[90]. В целом коммунистическую агентуру в лагерях удалось ликвидировать, однако отдельные бунты вспыхивали до декабря 1952г.[91].

Дата: 2018-12-21, просмотров: 393.