Клятва перед Вс-вышним, но моя

«И говорил Моше

к главам посохов (ветвей)

детей Израиля, говоря:

это та вещь, которую

повелел Вс-вышний.

Человек, который примет

обет перед Вс-вышним»

 

Бе-мидбар 30:1-3

Как связать воедино обращение Моше к главам вервей, с „той вещью” и с законами о клятвах (обетах)? Рав Лунчиц предлагает мидраш наших мудрецов в качестве связующего звена, но, как и полагается мидрашу, он, на первый взгляд, кажется еще одним элементом загадки, а никак не разгадкой:

«Дающий обет подобен строящему возвышение {для корбана – приближения}, а исполняющий клятву подобен приносящему на возвышении (баме) корбан (жертву-приближение)». Трактат «Недарим» (22:1).

Отрицательное отношение мудрецов к клятвам прямо следует из запрета приближать корбанот помимо жертвенника в Йерушалаимском Храме, но это практически единственное, что понятно в мидраше. Рав Лунчиц предлагает начать соединение частей воедино с … разделения клятв на два вида.

Человек, поклявшийся в состоянии аффекта, придя в себя, естественно, раскается и обратится за разрешением обета к … главе ветви. Именно «эту вещь» передает Моше от Создателя главам посохов. Они обладают достаточными знаниями и авторитетом для разрешения данной, под влиянием минуты, клятвы. (Сегодняшний вариант – три обычных еврея могут разрешать обеты).

Но в случае обдуманного желания исполнить взятое на себя «сверх Торы» ограничение, явно просматривается… гордыня. Я смогу, «я клятвы не нарушу, своим дыханьем землю обогрею» - диагноз однозначен. И принесение корбана на запрещенной баме (возвышение) есть очевидное самовыпячивание, вознесение своего Я.

И обращение Вс-сильного (через Моше) к главам ветвей вызвано пониманием последними тривиальной истины: чем ближе к Создателю, тем меньше человек в своих глазах. А тот, кто невелик в собственных очах, сможет помочь тому, кто по недомыслию непобежденного эгоцентризма наивно полагает «моя сила и мощь руки моей сделали это!» (Дварим 8:17)

Таким образом, все три элемента – «главы посохов (твердый вариант ветви)», «эта вещь – особенность, обособленность и «клятва» - становятся связанными благодаря мидрашу мудрецов, объясняющему пагубность «наложения на себя обетов» - приближения корбана (ради Вс-вышнего, но там, где Я решил) на запрещенном возвышении.

 

Нестыковка «Переходов»

«Эти переходы

 Сынов Израиля»

(Бе-мидбар 33:1)

Как известно, переходов Израиля по «пустыне жизни» было ровно «шестью*семь»[1] – сорок два. Вот только подсчет дает число сорок один, ибо стоянок было сорок две, а, следовательно, переходов…?! Объясняет Савраньский ребе: если речь идет о евреях, то стоянки, это тоже… переходы!

Еще одна «нестыковка» связана с разделом Страны Израиля: «эта Страна, которую разделите в надел по жребию». Ведь, как известно, наделы распределялись по прямому указанию Создателя, и причем тогда жребий?! Объясняет рав Вольфсон: идея жребия – кармы – судьбы – гораль, это заложенность идеи в Изначальный замысел Творца. И жребий подчеркивает связанность судьбы Страны Израиля с народом Израиля, вне всякой связи с временными, галутными переходами из Страны Израиля в… Страну Израиля.

И несколько слов о времени, в контексте места, естественно: «И выехали из Кадеша и остановились в Ґор ґаҐар на краю страны Эдом… и поднялся Аґарон ґакоґен… и умер там… в пятый месяц первого числа» (Бе-мидбар, 33:37, 38). В чем смысл «повтора» о смерти Первосвященника Аґарона, ведь в главе «Хукат» все было более чем подробно?!

Конечно, место во времени – месяц менахем ав, и его первое число – зародыш всех событий, связанных с этим месяцем. И «место встречи» – край Эдома – страшнейшего из галутов, их синтез. Уход Аґарона и исчезновение «облаков Славы Вс-вышнего» – «Шхины в Израиле» – Разрушение Храма – это и залог их возвращения – «утешитель ав».

Пятый месяц – ав – это пятое качество – величие, ґод – способность Аґарона помещать Большее – Замысел Вс-вышнего – в рамки времени!

[1] Смотри комментарий из «Путешествия по недельным главам»

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 42.