Страсти Христовы. Осуждение

Суд над Христом у первосвященника. Отречение Петра (Мф. 26:57–75; 27:1; Мк. 14:53–72; 15:1; Лк. 22:54-71; Ин. 18:12-27). Сначала воины привели связанного Иисуса к старому первосвященнику Анне, который к тому времени жил на покое. На его вопросы об учении, сделанные, чтобы найти обвинение для смертного приговора, Спаситель отвечал ему: «Я всегда учил и в синагогах и в храме… и тайно не говорил ничего. Что спрашиваешь Меня? Спроси слышавших, что Я говорил им; вот они знают, о чем Я говорил». Один слуга первосвященника ударил Спасителя по щеке и сказал: «Так-то отвечаешь Ты первосвященнику?» Христос сказал на это: «Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, то за что ты бьешь Меня?» Не найдя повода для обвинения, Анна отослал связанного Иисуса Христа через двор к зятю своему первосвященнику Каиафе.

 

Когда Иисуса Христа увели на суд к первосвященникам, апостол Иоанн, как знакомый первосвященнику, вошел во двор, а Петр остался за воротами. Потом Иоанн, сказав служанке-придвернице, ввел во двор и Петра. Служанка сказала Петру: «И ты не из учеников ли этого Человека (Иисуса Христа)?» Петр ответил: «Нет».

 

Ночь была холодная. Служители развели на дворе огонь и грелись. Петр также грелся у огня вместе с ними. Вскоре другая служанка, увидев греющегося Петра, сказала служителям: «И этот был с Иисусом Назореем». Но Петр опять отрекся.

 

Через некоторое время служители, стоявшие во дворе, снова стали говорить Петру: «Точно и ты был с Ним; ибо и речь твоя обличает тебя: ты галилеянин». Тут же подошел родственник того самого Малха, которому Петр отсек ухо, и сказал: «Не я ли видел тебя с Ним в саду Гефсиманском?» Петр же начал клясться и божиться: «Не знаю этого Человека, о Котором говорите».

 

В это время запел петух, и вспомнил Петр слова Спасителя: «Прежде чем пропоет петух, ты трижды отречешься от Меня». В эту же минуту Господь, Которого переводили к Каиафе, обратился в сторону Петра и взглянул на него. Взор Господа проник в сердце Петра; вышедши вон со двора, он горько заплакал о своем тяжком грехе.

 

С той минуты Петр никогда не забывал своего падения. Святой Климент, ученик Петра, рассказывает, что Петр в продолжении всей остальной жизни, при полуночном пении петуха, становился на колени и, обливаясь слезами, каялся в своем отречении, хотя Сам Господь, вскоре по воскресении Своем, простил его.

 

Каиафа был на тот год служащим первосвященником. У него в эту ночь собрались многие члены Синедриона (Синедрион, как верховное судилище, по закону, должен был собираться в Храме и непременно днем). Пришли также старейшины и книжники иудейские. Все они заранее сговорились осудить Иисуса Христа на смерть. Но для этого нужно было найти вину, достойную смерти. А так как Иисус не нарушал Закона, то они выискивали лжесвидетелей. Двое из них дали такое показание: «Мы слышали, как Он говорил: Я разрушу храм сей рукотворный, и через три дня воздвигну другой, нерукотворный». Хотя это было искажение слов Христа, но и такое свидетельство не было достаточным для предания Его смерти. На все лживые свидетельства Иисус не отвечал.

 

Тогда Каиафа спросил Его клятвой: «Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?» На этот вопрос Христос дал положительный ответ. Тогда Каиафа разодрал одежды свои (в знак негодования и ужаса) и сказал: «На что еще нам свидетелей? Вот, теперь вы слышали Его богохульство (т. е. что Он, будучи человеком, называет Себя Сыном Божиим). Как вам кажется?» Они же все в один голос сказали: «Повинен смерти».

 

После этого Иисуса Христа отдали до рассвета под стражу. Некоторые начали плевать Ему в лицо. Люди, Державшие Его, ругались над Ним и били Его. Другие, же, закрывая Ему лицо, ударяли по щекам и с насмешкой спрашивали: «Прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?» Все эти оскорбления Господь претерпел безропотно в молчании.

 

Христос у Понтия Пилата (Мф. 27:2,11–26; Мк. 15:1–15; Лк. 23:1–25; Ин. 18:28–40, 19:1-16).

Первосвященники и начальники еврейские не могли привести в исполнение смертного приговора без утверждения римского правителя (игемона или претора) в Иудее. В это время римским правителем в Иудее был Понтий Пилат. По случаю праздника Пасхи, Пилат находился в Иерусалиме и жил в претории. Рано утром в пятницу начальники иудейские привели связанного Иисуса Христа на суд к Пилату. Пилат спросил их: «В чем вы обвиняете этого Человека?» Они начали обвинять Спасителя, что «Он развращает народ, запрещает давать подать кесарю и называет Себя Христом Царем». Это было обвинение в политическом преступлении, караемом распятием на кресте.

 

Спаситель ничего не отвечал, так что Пилат дивился. Он вошел в преторию и, призвав Иисуса, спросил Его: «Ты Царь Иудейский?» Иисус ответил ему: «Царство Мое не от мира сего…Ты говоришь, что Я Царь. Я на то и родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает Моего голоса».

 

Пилат видел, что перед ним не возмутитель против власти Римлян. Он спросил Христа: «Что есть истина?», - и, не дожидаясь ответа, вышел.

 

Пилат этим риторическим вопросом утверждает относительность любой истины, а значит, и отсутствие критериев для оценки поведения людей, кроме государственного закона. Христиане же, ссылаясь на слова Христа («Я есмь путь и истина и жизнь…» Ин. 14:6), утверждают, что истина и критерий для оценки поведения есть, и истина не что, а Кто – Человек с большой буквы Иисус Христос.

 

Пилат объявил иудеям: «Я не нахожу никакой вины в этом Человеке». Узнав, что Иисус из Галилеи, он велел отвести Его на суд к галилейскому царю Ироду Антипе, который, по случаю Пасхи, был также в Иерусалиме. Но Ироду также не нужна была истина. Он хотел лишь увидеть от Христа чудо. На его вопросы, заданные из любопытства, Иисус не отвечал. Тогда, насмеявшись над Христом, Ирод вернул Его Пилату.

 

Пилат сделал попытку спасти Иисуса. Тогда в Иудее существовал обычай на праздник Пасхи миловать и отпускать одного из преступников. Объявив, что ни он, ни Ирод не нашли в Иисусе вины, Пилат предложил иудеям отпустить Его ради праздника. Но, подученный первосвященниками и старейшинами, народ просил отпустить вместо Иисуса разбойника Варавву, взятого за мятеж и убийство. Для Иисуса же народ (еще несколько дней назад кричавший Ему «осанна!») потребовал смерти через распятие.

Тогда Пилат отдал Иисуса языческим солдатам на бичевание. Бичеваниям подвергались у римлян рабы, обыкновенно осужденные на смерть, нагие, привязанные к столбу, перед тем как отводились на крест. Бич состоял из кожаных ремней, снабженных иногда свинцовыми наконечниками или косточками, которые изборождали спину и грудь и покрывали изнемогающую жертву массой ран и синяков. Многие во время этого наказания умирали. Воины отвели Иисуса Христа во двор и, раздев Его, жестоко били. Потом надели на Него багряницу (короткую красную одежду без рукавов, застегивающуюся на правом плече – признак царского достоинства) и, сплетши терновый венец (корону из колючего терна), возложили Ему на голову, и дали Ему в правую руку трость, вместо царского скипетра. И, насмехаясь над Ним, становились на колена, кланялись Ему и говорили: «Радуйся, Царь иудейский!», - а также плевали на Него и, взявши трость, били по голове.

 

После этого Пилат сделал еще попытку утолить кровожадные чувства толпы. Выведя избитого Иисуса к евреем, он сказал им: «Вот человек!». Этими словами Пилат как бы хотел сказать: «Посмотрите, Он измучен и поруган, как обычный человек», думая, что евреи сжалятся над Ним.

Но, когда первосвященники и служители закричали: «Распни, распни Его!.. По закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим».

 

Язычники верили в возможность рождения человека от бога (например, мифологический герой Геракл считался рожденным от Зевса). Римлянин Пилат, не веривший в истину, тем более, в языческие мифы, разные для каждого народа, услышав такие слова, все же испугался. Он вошел с Иисусом Христом в преторию, и спросил Его: «Откуда Ты?» Но Спаситель не дал ему ответа. Пилат говорит Ему: «Мне ли не отвечаешь? Не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?» Тогда Иисус Христос ответил ему: «Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; поэтому больше греха на том, кто предал Меня тебе».

 

Пилат, еще более желая освободить Иисуса, снова вывел Его. Но иудеи кричали: «Если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю». Услышав угрозу политического доноса, Пилат, признававший относительность истины в зависимости от выгоды момента, решил лучше предать на смерть неповинного Человека, чем самому подвергнуться царской немилости. Видя, что ничего не помогает, а смятение увеличивается, он взял воды, умыл руки перед народом и сказал: «Неповинен я в пролитии крови этого Праведника; смотрите вы» (т. е. пусть эта вина на вас падет). В ответ весь народ еврейский в один голос сказал: «Кровь Его на нас и на детях наших». Так евреи сами приняли на себя и даже на потомство свое ответственность за смерть Иисуса Христа. Это, в значительной степени, предопределило враждебность по отношению у евреям среди людей других национальностей, принявших христианство (но не до конца усвоивших учение Христа). Так как предком евреев считается сын Ноя Сим, эта враждебность позднее стала называться «антисемитизм». Так как в церковнославянском переводе слово «иудеи» звучит как «жиды», это слово стало презрительным наименованием для иудеев среди славян. Однако надо заметить, что, во-первых, христианство утверждает равенство всех народов перед Богом и ответственность только за личный грех, а не за грех родителей, во-вторых, что и Мария Богородица, и Иоанн Предтеча, и почти все апостолы, столь почитаемые христианами, были иудеями. Национальная гордыня, как и всякая другая гордыня, считается в христианстве грехом – в отличие от любви к своим национальным традициям.

 

Тогда Пилат отпустил им разбойника Варавву, а Иисуса Христа предал им на распятие.

 

 

  1. Страдания Христа были натуралистически экранизированы в фильме Мела Гибсона (католика) «Страсти Христовы».
  2. В рассказе А.П.Чехова «Студент» главный герой, студент Духовной Академии, возвращаясь в Страстную Пятницу с охоты, рассказывает о событиях перед распятием Христа двум вдовам, сидя у их костра:

    «Пришли к первосвященнику, — продолжал он, — Иисуса стали допрашивать, а работники тем временем развели среди двора огонь, потому что было холодно, и грелись. С ними около костра стоял Петр и тоже грелся, как вот я теперь».

    Почему студент сравнивает себя с Петром?

 

  1. Объясните евангельские мотивы в стихотворении Арсения Тарковского:

Просыпается тело,
Напрягается слух.
Ночь дошла до предела,
Крикнул третий петух.

Сел старик на кровати,
Заскрипела кровать.
Было так при Пилате,
Что теперь вспоминать?

И какая досада
Сердце точит с утра?
И на что это надо —
Горевать за Петра?

Кто всего мне дороже,
Всех желаннее мне?
В эту ночь — от кого же
Я отрёкся во сне?

Крик идёт петушиный
В первой утренней мгле
Через горы-долины
По широкой земле.

5) Как произошла и что означает фраза «Я умываю руки»?




















Страсти Христовы. Распятие.

Крестный путь (Мф. 27:27–32; Мк. 15:16–21; Лк. 23:26–32; Ин. 19:16–17). Осужденным на распятие полагалось нести орудие своей казни, поэтому воины возложили на плечи Спасителю крест Его и повели на холм за пределами Иерусалима, который назывался Голгофой, или лобным местом (он был круглым, Как череп; кроме того, по преданию, в этом месте была погребен череп Адама).

 

Измученный побоями, бессонной ночью и душевными страданиями, Иисус едва шел, несколько раз падая под тяжестью креста. Когда дошли до городских ворот, где дорога поднималась в гору, Он совершенно изнемог. В это время воины увидели человека по имени Симон Киринеянин, возвращавшийся после работы с поля. Его схватили его и заставили нести крест Христов.

 

За Христом шло много женщин, которые плакали о Нем. Иисус сказал им: «Дочери иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших...», предсказывая ужасные бедствия, которые должны были скоро после Его земной жизни разразиться над Иерусалимом и народом еврейским.

 

Распятие (Мф. 27:33–56; Мк. 15:22–41; Лк. 23:33–49; Ин. 19:18–37). На Голгофе Иисуса распяли на кресте. Это было около полудня, по-еврейски в 6-м часу дня. Когда же распинали Его, Он молился за Своих мучителей, говоря: «Отче! Прости им, потому что они не ведают, что творят».

 

Казнь распятия была самой позорной и мучительной. Римляне переняли ее от карфагенян и казнили так разбойников, мятежников и преступных рабов. А по еврейскому закону, повешенный на древе считался проклятым. Начальники иудейские хотели навеки опозорить Иисуса Христа.

Руки и ноги прибивали к брусьям креста трех- или четырехгранными гвоздями в местах сплетения нервных волокон. Каждое движение посылало сквозь все тело множество импульсов резкой боли. Обессилев, человек свисал на руках (движение-боль!) и начинал задыхаться. Чтобы он не умер, ноги прибивались на специальную перекладину, чтобы можно было подняться. Человек поднимался (движение-боль!), вдыхал и спустя краткое время снова падал. Кроме нестерпимых болей во всех частях тела, распятый испытывал страшную жажду, муку от палящего солнца и смертельную душевную тоску. Так продолжалось иногда несколько дней.

 

Даже исполнители казни не могли хладнокровно смотреть на страдания распятых. Они приготовляли питие (на основе скисшего вина - уксуса), которым старались или утолить жажду их, или же примесью разных веществ временно притупить сознание. Распятому Христу воины также подали это питье. Но Господь, попробовав, отказался пить его, не желая облегчения страданий, принятых для искупления людских грехов.

 

Рядом с Иисусом распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону от Него. Так исполнилось предсказание пророка Исаии, который сказал: «И к злодеям причтен был» (Ис. 53:12).

 

По приказанию Пилата, к кресту была прибита над головою Иисуса надпись, означавшая вину Его. На ней было написано по-еврейски, по-гречески и по-римски: «Иисус Назорей Царь иудейский», и многие ее читали. Первосвященники пришли к Пилату и говорили: «Не пиши: Царь иудейский, но напиши, что Он говорил: “Я Царь Иудейский”». Но Пилат ответил: «Что я написал, то написал».

 

Воины, распявшие Иисуса, поделили между собой Его одежды. Верхнюю одежду они разорвали по швам на четыре части, каждому по части. Хитон же (нижняя одежда) был не сшитый, а тканый сверху донизу. Тогда они бросили жребий, кому достанется хитон. Евангелисты указывают, что здесь сбылось пророчество царя Давида: «Разделили ризы Мои между собою, и об одежде Моей бросали жребий» (Пс.21:19).

 

Враги Христовы, проходя, злословили и, кивая головами, говорили: «Э! Разрушающий храм и в три дня созидающий! Спаси Себя Самого. Если Ты Сын Божий, сойди с креста» и т.п. Даже один из распятых разбойников, который был слева от Спасителя, злословил Его и говорил: «Если Ты Христос, спаси Себя и нас». Другой же разбойник, напротив, унимал его и говорил: «Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? Но мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал». После этих слов покаяния, посреди всеобщего неверия, он обратился к Иисусу с молитвою веры: «Помяни меня, Господи, когда придешь во Царствии Твоем!» Спаситель ответил благоразумному разбойнику: «Истинно говорю тебе, сегодня же будешь со Мною в раю».

 

При кресте Спасителя стояли Матерь Его, апостол Иоанн, Мария Магдалина и еще несколько женщин, почитавших Его. Христос сказал Матери Своей, указывая на Иоанна: «Жено! Вот, сын Твой». Потом говорит Иоанну: «Вот, Матерь твоя». С этого времени Иоанн взял Матерь Божию к себе в дом и заботился о Ней до конца Ее жизни. Христиане верят, что так же, как Иоанн, удостаиваются материнского отношения к себе со стороны Богородицы.

Между тем, произошло великое знамение. С 6-го часа, т. е. по нашему счету, с полудня, солнце померкло, и наступила тьма по всей земле и продолжалась до самой смерти Спасителя в девятом часу (по нашему счету до третьего часа дня).

 

Около девятого часа Иисус Христос громко воскликнул: «Или, Или! Лима савахфани!» то есть «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» Это начальные слова 21-го псалма царя Давида, в котором предсказаны страдания Мессии и Его избавление. Но стоящие на Голгофе, услышав эти слова, подумали, что Он зовет на помощь пророка Илию. Иисус же, сказав: «Отче! В руки Твои предаю дух Мой», - преклонив главу, умер.

 

В этот момент, завеса в храме, закрывавшая Святое святых и являвшаяся символом преграды между Богом и людьми, разодралась сверху донизу. Произошло землетрясение, и скала треснула. По Священному Преданию, кровь Спасителя через трещину в скале стекла на череп Адама, искупая его (и всех его потомков) от греха. В результате землетрясения гробы в скале отверзлись, и многие усопшие праведники воскресли, и, вышедши из гробов по воскресении Христа, вошли в Иерусалим и явились многим.

 

Сотник же (начальник воинов из язычников, которые стерегли распятых), видя землетрясение и все происходившее, уверовал и сказал: «Истинно человек этот был Сын Божий». А народ, пришедший на место распятия, как на зрелище, в страхе стал расходиться. В церковнославянском переводе: «Вси пришедшии народи на позор сей, видяще бывающая, биюще перси своя, возвращахуся» (Лк. 23:48).

 

Наступил вечер пятницы. В этот вечер надлежало вкушать Пасху (жертвенного ягненка). Иудеям не хотелось оставлять на крестах тела распятых до следующего дня, чтобы не осквернять пасхальной субботы. Поэтому они просили у Пилата позволения перебить голени распятым, чтобы они скорее умерли и можно было их снять с крестов. Пилат позволил. Воины пришли и перебили голени разбойникам. Когда они подошли к Иисусу Христу, то увидели, что Он уже умер, и потому не перебили у Него голеней. Но один из воинов, чтобы не оставалось никакого сомнения в Его смерти, пронзил копьем Ему ребра, и из раны потекла кровь и вода.

 

Форма креста. Крест использовался деревянный, как правило, Т-образный (Crux Commissa), хотя использовались и другие его формы:

  • Crux Simplex — простой вертикальный столб.
  • Сrux Immissa — два перекрещенных бруса (крест).
  • Crux Decussata — крест в форме «X».

 

Православный восьмиконечный крест требует толкования. Верхняя малая перекладина напоминает о табличке, повешенной над головой Христа с надписью «Иисус Назарянин Царь Иудейский». Нижняя косая перекладина напоминает подставку для ног распинаемого. Кроме того, она символизирует различную посмертную участь двух разбойников, распятых слева и справа от Христа. Один из них покаялся и уверовал – и попал, согласно евангельскому тексту и православному Священному Преданию, в рай. Об этом напоминает конец перекладины, направленный вверх. Конец, направленный вниз, служит напоминанием об участи другого злодея, который не только не покаялся, но и хулил Бога.

Идея возможности покаяния закоренелого преступника, подкрепленная примерами из церковной истории (например, в покаяние двух главарей разбойников в Житии Адриана Ондрусовского или историей Опты, основателя Оптиной пустыни), легла в основу известной песни «Жили двенадцать разбойников». Заметим, что первоначальный текст Н.А.Некрасова – рассказ Ионушки «О двух великих грешниках» в поэме «Кому на Руси жить хорошо» о покаянии разбойника Кудеяра – был в песне переработан: из него исчез революционный сюжет о необходимости убийства притеснителя народа для полного покаяния.


Внизу креста часто изображаются камни Голгофы и среди них череп Адама с костями, омываемый кровью Спасителя. Слева и справа – копье, ударом которого воин подтвердил действительность смерти Христа, и трость с губкой, промоченной уксусом, который давали пить Спасителю на кресте.

 

То, что орудие казни, на котором был распят Иисус, имело именно форму креста, сомневаться не приходится. Во-первых, табличка над головой свидетельствует о том, что руки Спасителя были прибиты не над головой, а слева и справа. Во-вторых, на одной из стен дома в Помпеи при раскопках найдено изображение креста, имеющего шестиконечную форму (нет только короткой верхней поперечной дощечки с надписью – titulus). Город был разрушен извержением Везувия в 79 г. по Р.Х. Следовательно, начертание относится к первому веку. В-третьих, об этом свидетельствует христианская письменность II века. В «Послании апостола Варнавы» начала II века есть слова о том, что форму Креста Христова символизирует греческая буква «тав» (Τ τ). А в книге «Разговор с Трифоном иудеянином о истине христианского закона» св. мученика Иустина Философа, написанной около 150-155 годов от Р.Х. вспоминается эпизод из библейской книги Исход. Когда народ Израильский воевал с амаликитянами, «Моисей молился Богу, распростерши руце свои: Ор же и Аарон поддерживали их чрез весь день, дабы утрудившуся ему, не опустились. Ибо когда хотя несколько уменьшилось знамение сие, крест изображающее, тогда, как писано в Моисеевых Писаниях, народ побеждаем был: когда же Моисей пребывал в сем порядке, то Амалик побеждаем был: и крепкий крестом крепок был…» Есть и несколько других подобных письменных свидетельств того времени.

 

В-четвертых, Крест Христа искали в ходе экспедиции римской императрицы равноапостольной Елены в Иерусалим (который тогда назывался Элия Капитолина) после окончания гонений на христианство в начале IV века от Р.Х. В результате раскопок была найдена пещера Гроба Господня, а неподалёку от неё были обнаружены три креста такой формы. Один из них, по Священному Преданию, обладал целительной силой: после прикосновения к нему исцелилась больная женщина. Тогда иерусалимский епископ Макарий дерзновенно приложил его к телу умершего, которого проносили мимо на кладбище, и тот воскрес. Отсюда название Крест животворящий. Чтобы Крест видели все собравшиеся, его подняли – «воздвигли». Тогда же был установлен праздник Воздвижения Креста Господня (Крестовоздвижения). Именно сын императрицы Елены император Константин Великий, прекрасно знакомый с практикой казни в римской империи, запретил казнь через распятие.

 

Погибель Иуды. Когда Иуда предатель узнал, что Иисус Христос осужден на смерть, мучительное раскаяние овладело его душою. Однако, в отличие от предавшего Иисуса Апостола Петра, он со своим покаянием обратился не к Богу, а пошел к первосвященникам и старейшинам и возвратил им тридцать серебрянников, говоря: «Согрешил я, предав Кровь невинную». Они же сказали ему: «Что нам до того; смотри сам» (то есть сам отвечай за свои дела).

 

Холод отчаяния объял душу Иуды. Он бросил серебрянники в Храме перед священниками, пошел и удавился (т. е. повесился).

Погребение Спасителя (Мф. 27:57–66; Мк. 15:42–47; Лк. 23:50–56; Ин. 19:38–42). В тот же вечер к Пилату пришел член синедриона, богатый человек Иосиф Аримафейский (из города Аримафеи). Он был тайный ученик Иисуса Христа, не участвовавший в совете синедриона, осудившем Спасителя. Он просил у Пилата позволения снять тело Христово с креста и похоронить.

 

Пилат позволил. Тогда Иосиф, купив плащаницу[16] (полотно для погребения), пришел на Голгофу. Пришел также и другой тайный ученик Иисуса Христа и член синедриона, Никодим. Он принес с собою для погребения драгоценную благовонную мазь – состав из смирны и алоя. Они сняли тело Спасителя с Креста, помазали Его благовониями, обвили плащаницей и положили в новом гробе, в саду, вблизи Голгофы. Гробом этим была пещера, которую Иосиф Аримафейский высек в скале для своего погребения, и в которой еще никто не был положен. Потом привалили огромный камень к двери гроба и удалились.

 

Мария же Магдалина, Мария Иосиева и другие женщины были там и смотрели, как полагали тело Христово. Возвращаясь домой, они купили драгоценного мира, чтобы потом помазать этим миром тело Христово, как только пройдет первый, великий день праздника, в который, по закону, следовало всем пребывать в покое.

 

По Преданию, тут же была и Мать Иисуса. В православии есть особое песнопение и особый тип иконы, называемые «Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи».

 

На другой день, в субботу, первосвященники и фарисеи (нарушая покой субботы и праздника) собрались, пришли к Пилату и просили его поставить охрану у Гроба, «чтобы ученики Его, пришедши ночью, не украли Его и не, сказали народу, что Он воскрес из мертвых; и тогда будет последний обман хуже первого». Пилат сказал им: «У вас есть стража; пойдите, охраняйте, как знаете».

 

Тогда первосвященники с фарисеями пошли ко Гробу Иисуса Христа и к камню приложили свою (синедрионову) печать; и поставили у Гроба воинскую стражу.

 

По свидетельству Апостола Петра, когда тело Спасителя лежало во Гробе, душой Своей Он сошел в ад и освободил из ада души тех людей, умерших до того времени, которые ждали Его пришествия.

 

Страдания Христовы вспоминаются Православной Церковью на неделе перед Пасхою. Неделя эта называется Страстной. Всю эту неделю христиане проводят в посте и молитве. В Великую среду Страстной недели вспоминается предательство Иисуса Христа Иудою Искариотским. В Великий четверг вечером за всенощной (которая есть утреня Великой пятницы) читаются двенадцать частей евангелия о страданиях Иисуса Христа – «12 страстных евангелий».

 

В Великую пятницу во время вечерни (которая служится в 2 или 3 ч. дня) выносится из алтаря и полагается на середину храма Плащаница, т. е. священное изображение Спасителя, лежащего во гробе; это совершается в воспоминание снятия с креста тела Христова и погребения Его.

 

К Страстной неделе и празднику Пасхи православные христиане приготовляют себя постом. Пост этот продолжается сорок дней и называется Святой Четыредесятницей или Великим Постом.

Кроме того святою Православною Церковью положен пост по средам и пятницам каждой недели (кроме некоторых, очень немногих, недель в году), по средам – в воспоминание предательства Иудою Иисуса Христа, а по пятницам в воспоминание страданий Иисуса Христа.

 

 

1. Как появилось выражение «Нести свой крест»?

2. Что имеется в виду под этим выражением? (см. в качестве иллюстрации мультфильм «Свой крест»).

3. В православном храме традиционно помещается т.н. «голгофа». Как вы думаете, что это такое?

4. Сравните в книге К.Льюиса «Лев, колдунья и платяной шкаф» сцены позорной казни и последующего воскресения создателя мира Нарнии льва Аслана с евангельским повествованием. Найдите общие черты и отличия.

5. После чего непосредственно происходит покаяние Порфирия Головлева у Салтыкова-Щедрина в романе «Господа Головлевы»?

6. Почему на так называемой голгофе в православных храмах и на других крестах внизу часто изображается череп с костями?

7. Объясните евангельский мотив в повести Н.В.Гоголя «Тарас Бульба»: «Остап выносил терзания и пытки, как исполин. Ни крика, ни стону не было слышно даже тогда, когда стали перебивать ему на руках и ногах кости, когда ужасный хряск их послышался среди мертвой толпы отдаленными зрителями, когда панянки отворотили глаза свои, - ничто, похожее на стон, не вырвалось из уст его, не дрогнулось лицо его. Тарас стоял в толпе, потупив голову и в то же время гордо приподняв очи, и одобрительно только говорил: "Добре, сынку, добре!"

Но когда подвели его к последним смертным мукам, - казалось, как будто стала подаваться его сила. И повел он очами вокруг себя: Боже, все неведомые, все чужие лица! Хоть бы кто-нибудь из близких присутствовал при его смерти! Он не хотел бы слышать рыданий и сокрушения слабой матери или безумных воплей супруги, исторгающей волосы и биющей себя в белые груди; хотел бы он теперь увидеть твердого мужа, который бы разумным словом освежил его и утешил при кончине. И упал он силою и воскликнул в душевной немощи:

- Батько! где ты! Слышишь ли ты?

- Слышу! - раздалось среди всеобщей тишины, и весь миллион народа в одно время вздрогнул».

 

8. Анна Ахматова, из поэмы «Реквием»   10   РАСПЯТИЕ        Не рыдай Мене, Мати,            во гробе зрящи.       ___ Хор ангелов великий час восславил,И небеса расплавились в огне.Отцу сказал: "Почто Меня оставил!"А матери: "О, не рыдай Мене..."                    1938       ___ Магдалина билась и рыдала,Ученик любимый каменел,А туда, где молча Мать стояла,Так никто взглянуть и не посмел.          1940, Фонтанный Дом

 


Дата: 2018-11-18, просмотров: 33.