Подчиненные подразделения времени

 

Теперь мы переходим к рассмотрению подчиненных подразделений времени, т.е. моментов, предшествующих другому моменту или следующих за другим моментом (в прошедшем или будущем), который может быть либо упомянут, либо подразумеваться в соответствующем предложении.

(Аа). Допрошедшее время. Потребность в его обозначении встречается настолько часто, что многие языки выработали для этою специальные формы: форму перфекта прошедшего времени (ante-preterit, pluperfect, past perfect), либо простую, как лат. scripseram, либо описательную, как англ. had written и соответствующие формы в других германских и в романских языках. В древнеанглийском языке допрошедшее время часто выражалось при помощи простой формы прошедшего времени в сочетании с наречием жr: южt юe he жr sжde «то, что он раньше сказал».

Взаимоотношение между двумя «временами» – простым прошедшим и допрошедшим – можно графически представить так (линия обозначает время, которое потребовалось на написание письма, а с – время его прихода):

I had written the letter before he came = He came after I had written the letter «Я написал письмо до того, как он пришел «= «Он пришел после того, как я написал письмо»: – с.

Не came before I had written the letter = либо I finished writing the letter after he had come, либо I wrote the letter after he had come «Он пришел перед тем, как я написал письмо» = либо «Я кончил писать письмо после того, как он пришел», либо «Я написал письмо после того, как он пришел»: – T- или с (Ас). Послепрошедшее время. Я не знаю ни одного языка, который обладал бы простой временнуй формой для выражения этою понятия. Обычно оно выражается глаголом со значением предначертания или долженствования; в английском языке чаще всего – was to: Next year she gave birth to a son who was to cause her great anxiety «На следующий год у нее родился сын, которому предстояло причинить ей много беспокойства», It was Monday night. On Wednesday morning Monmouth was to die (Маколей); He was not destined to arrive there as soon as he had hoped to do (Кингсли). Точно так же в других языках: дат. Nжste еr fшdte hun en sшn som skulde volde hende store bekymringer; нем. Im nдchsten Jahre gebar sie einen Sohn, der ihr groЯe Bekьmmernis verursachen sollte; франц. Quand Jacques donna а l’йlecteur Frйdйric sa fille qui devait к tre la tige des rois actuels d’Angleterre (Jusserand); Je ne prйvoyais point tous les malheurs qui allaient nous frapper coup sur coup (Сарсе). Иногда во французском языке употребляется форма будущего времени, которая соответствует драматическому настоящему: Irritй de l’obstination de Biron et voulant donner а la noblesse un de ces exemples que Richelieu multipliera, Henri IV laissa exйcuter la sentence. Гр. tēn hodon hēi de emellen ernoi kaka kēde’ esesthai (Одиссея, 6. 165: «По пути, на котором мне должны были встретиться бедствия»; ср. там же, 7. 270; 8. 510).[148]

(Са). Добудущее время. Соответствующая временнбя форма обычно называется futurum exactum или future perfect. Лат. scripsero в современных языках передается обычно описательно: I shall have written «Я уже напишу» (he will have written), er wird geschrieben haben, il aura йcrit и т.д. В датском языке момент будущности обычно остается невыраженным: Hvis du kommer klokken 7, har han skrevet brevet (…har vi spist , er solen g е et ned ). Точно так же в английском и в немецком после временных союзов: I shall be glad when her marriage has taken place «Я буду радоваться, когда ее свадьба состоится», Ich werde froh sein, wenn die Hochzeit stattgefunden hat .

Здесь можно, как в пункте Аа, дать графическое изображение временных отношений:

I shall have written the letter before he comes = he will come after I have written (shall have written) the letter: – c.

He will come before I (shall) have written the letter = либо I shall finish writing the letter after he has come, либо I shall write the letter after he has come: – T- или с.

(Cc). Послебудущее время. Оно представляет главным образом теоретический интерес, и я очень сомневаюсь, чтобы такие формы, как I shall be going to write «Я буду собираться писать» (что означает близость во времени к главному будущему времени) или лат. scripturus его, встречались часто. Мадвиг приводит пример из Цицерона: Orator eorum, apud quos aliquid aget aut acturus erit, mentes sensusque degustet oportet, но ясно, что здесь форма будущего времени aget, которая влечет за собой послебудущее время, в действительности представляет собой обобщенное настоящее, выраженное формой будущего времени под влиянием oportet «(Теперь и всегда) долг оратора – учитывать тех, перед кем он говорит или будет говорить (собирается говорить)». Вообще же надо сказать, что естественное выражение того, что будет предстоять в какой-то момент в будущем, часто встречается в отрицательных предложениях: If you come at seven, we shall not yet have dined «Если ты придешь в семь часов, мы еще не пообедаем» (…the sun will not yet have set ); Si tu viens а sept heures, nous n’aurons pas encore dоnй (le soleil ne se sera pas encore couchй).

В датском языке момент будущности обычно остается невыраженным: Hvis du kommer kl. 7, har vi ikke spist endnu (…er solen ikke g е et ned endnu ).[149]



Экономия речи

 

Языки различаются между собой в смысле экономии при употреблении временных форм так же, как и в других отношениях. Те языки, в которых возможны предложения типа I start to-morrow «Я уезжаю завтра», для выражения будущего времени употребляют только один показатель (наречие); другие требуют от говорящего употребления двух показателей, например: Cras ibo (= англ. I shall start to-morrow). Подобная же экономия выражения наблюдается и в случае англ. my old friend’s father «отец моего старого друга», где налицо только один показатель родительного падежа (ср. лат. pater veteris mei amici), или в случае ten trout «десять форелей» (ср. англ. ten men «десять человек» и лат. decern viri). Латинский язык часто превозносят за логичность в таких вопросах. Например, Вайзе пишет: «Здравый смысл наделил римлянина особыми способностями к точному различению понятий, остроте выражения, ясности и прозрачности речи… Образованный римлянин болезненно скрупулезен в обозначении времени: « ‘Ich werde kommen, wenn ich kann’ звучит у него Veniam , si potero ; ‘Wie du sдest, sowirst du ernten’ – Ut sementem feceris , ita metes ; ‘So oft er fiel, stand er auf’ – Cum ceciderat , surgebat». Английский и датский языки сходны в этом отношении с немецким. Однако следует помнить, что нельзя считать нелогичным, когда в языке не обозначено само собой разумеющееся понятие: ситуация и контекст подсказывают многое из того, что строгий логик при педантичном анализе предпочел бы видеть выраженным. Не следует забывать, что и латинский язык в некоторых других случаях характеризуется большей экономией. Postquam urbem liquit: здесь допрошедшее время выражено сочетанием postquam («до того как») и liquit (форма прошедшего времени); в английском языке возможно и более краткое, и более обстоятельное выражение: after he left the town «после того как он уехал из города» или after he had left «после того как он уехал»; в датском и немецком требуется двойное выражение: efterat han havde forladt byen; nachdem er die Stadt verlassen hatte. Латинский язык также проявляет экономию в опущении показателя прошедшего времени в предложении Hoc dum narrat, forte audivi «в то время как она это рассказывала, мне случилось услышать ее». В следующем шекспировском предложении достигается экономия в двух показателях (относительного) времени: «Our vizards wee will change after we leaue them» (= after we shall have left them, Са); ср. также: You must leave the house before more harm is done (= shall have been done). Такое опущение показателей времени особенно часто встречается после временных и условных союзов; обратите внимание на различие двух предложений с when: We do not know when he will come, but when he comes he will not find us ungrateful «Мы не знаем, когда он придет, но когда он придет, он не найдет нас неблагодарными»: первое when является вопросительным, а второе представляет собой относительное наречие или союз. Во французском языке при quand в обоих случаях стояло бы il viendra, но когда мы подставим «если», конструкция уподобится английской: Nous ne savons pas s’il viendra, mais s’il vient il ne nous trouvera pas ingrats.

Дата: 2019-05-29, просмотров: 123.