Условия жизни черноморской кефали в античную эпоху
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

На основе принципа актуализма путем сопоставления характеристик роста кефали – сингиля у южного побережья полуострова Тарханкут в ІІІ веке до н.э. – ІІІ век н.э. и в настоящее время предложена доктором бионаук Г.В.Зуевым экологическая версия относительно одной из возможных причин быстрого роста кефали в прошлом. Выполнена географическая реконструкция развития западного побережья Крыма в античную эпоху. По данным палеоклиматологии, температурный режим Черного моря в античное время мало отличался от современного. Быстрый рост кефали и достижение ею более крупных размеров в прошлом могли бы быть связаны исключительно с нагулом вида в более теплых и высокопродуктивных водах мелководного лимана Донузлав.

Ниже предлагается версия развития береговой линии южного побережья Тарханкута, основанная на палеонтологических материалах из этого района (Бурдак, Щеглов, 1966). При археологических раскопках в слоях, датируемых III в. до н. э. – III в. н. э., на всех поселениях были обнаружены различные рыболовные принадлежности - медные крючки, глиняные грузила для сетей и др., а также остатки рыбьей чешуи, костные жучки и отдельные кости скелета многих видов черноморских рыб, в том числе трех видов кефали, морского карася, камбалы-калкана, ската-лисицы, осетра, позвонки дельфина-белобочки, клешни и панцири крабов. Массовость находок указывает на то, что рыболовство носило промышленный характер, т. е. являло собой одну из сфер хозяйственной деятельности местного населения, наряду с занятием сельским хозяйством.

Для палеогеографической реконструкции особый интерес представляет чешуя кефали-сингиля., в изобилии обнаруженная при раскопках Беляуса, Тарпанчи и Южно-Донузлавского. Как известно, чешуя рыб является универсальным «носителем информации» о их возрасте, с помощью «считывания» которой возможно не только определить возраст конкретной особи, но также восстановить темпы ее роста в продолжение всей жизни и абсолютные размеры. Более того, по остаткам древней чешуи возможно довольно точно представить не только размерно-возрастную структуру популяции, но и восстановить отдельные черты ее биологии и экологии.

Для определения темпов роста кефали-сингиля в античную эпоху был разработан специальный метод, названный статистическим, который основывается на допущении, что в пределах каждой возрастной группы отношение среднего продольного диаметра чешуи к длине рыбы постоянно. Зная средний продольный диаметр чешуи, среднюю длину современных особей определенных возрастных групп и средний продольный: диаметр чешуи ископаемых особей того же вида, легко определить длину последних в любом возрасте.

Средняя длина (L) ископаемой кефали каждой возрастной группы была определена по формуле: L = l*D/d, где 1 - средняя длина современной кефали данной возрастной группы, см; d - средний продольный диаметр чешуи современной кефали той же возрастной группы, см; D - средний продольный диаметр чешуи ископаемой кефали той же возрастной группы, см.

При сравнении размерно-возрастного состава кефали-сингиля античной эпохи с современным оказалось, что в прошлом кефаль была крупнее и быстрее росла. Так, если средняя абсолютная длина современных рыб у западного побережья Крыма в возрасте 2 года составляет 22,3 см, 3 года - 29,8 см и 4 года - 36,0 см, то в древности она была соответственно 29,8 см, 38,0 см и 42,5 см (Бурдак, Щеглов, 1966)[13].

Столь существенную разницу в темпах роста и размерах одновозрастных рыб в прошлом и сейчас авторы предположительно связывают с различиями в климатических условиях. По их мнению, более благоприятные условия для жизни вида в античную эпоху были непосредственно связаны с более высоким температурным режимом Черного моря. Правда, здесь же они замечают, что проблема климата юга Европы и северного Причерноморья в античную эпоху остается полностью дискуссионной.

Принимая во внимание все вышеизложенное, трудно согласиться с тем, что в античное время температурный режим Черного моря был в целом более высоким, чем сейчас. Скорее наоборот, климатические условия в то время могли быть даже несколько более суровыми. Тем не менее, феномен быстрого роста кефали и достижения ею более крупных размеров однозначно свидетельствует о более благоприятных для жизни вида экологических условиях в прошлом.

Парадокс, кажущийся на первый взгляд неразрешимым, тем не менее, можно легко объяснить при условии, что Донузлав в античное время имел постоянное сообщение с морем, являясь одним из основных мест летнего нагула и зимовки кефали в северо-западной части Черного моря. Дело в том, что наиболее благоприятными местами для нагула всех видов черноморских кефалей являются мелководные, хорошо прогреваемые лиманы, бухты, заливы и прибрежные участки вблизи устьев рек благодаря обилию здесь пищи, с одной стороны, и более высоким температурам воды, чем в прилегающих районах моря, с другой. В результате темпы роста и размеры кефали здесь выше (Замбриборщ, 1952). Именно с этим связана организация хозяйств по выращиванию кефали в закрытых лиманах, таких, как Шаболатский, Тузловский, Хаджибейский и др. Кроме того, в лимане Донузлав, помимо обилия кормовых организмов для кефалей — детрита и растительных обрастаний – весенний прогрев воды начинается примерно на 1,5-2 месяца раньше, чем в море, значительно увеличивая тем самым продолжительность времени нагула и соответственно роста рыб. Кроме того, будучи глубоководным в своей центральной части, Донузлав вполне мог служить местом для зимовки молоди и части взрослых рыб. Основной промысел кефали производился, очевидно, как и сейчас, с помощью ставных орудий лова, которые выставлялись вдоль побережья на путях её сезонных миграций: весной из моря в лиман и осенью — из лимана в море.

 В этой связи становится отчасти понятным существование на пересыпи насыпного кургана, отмеченного на картах конца XIX века, и ныне существующего. На его вершине вполне мог находиться наблюдательный пункт, откуда производился обзор акватории, и велись наблюдения за перемещением мигрирующих стай с целью их успешного облова [13].

Для подтверждения правоты этой версии относительно более быстрого роста ископаемой кефали воспользуемся данными о темпах роста кефали-сингиля из разных районов западной части моря (Болгария, Тарханкут, Южный берег Крыма и др.) В среднем скорость роста линейных размеров молоди в лиманах почти вдвое выше, чем в море. Размеры годовиков в первом случае варьируют от 18 до 26 см, во втором - от 7-10 до 17 см. К сожалению, в литературе не удалось найти сведений о росте в лиманах рыб более старших возрастов.

Изучением биологии рыб, среды их обитания занимались ученые, специалисты еще в ХІХ ст. В 1871 г. впервые в России, в Севастополе, была создана биологическая станция по предложению тогда еще молодого Николая Николаевича Миклухо-Маклая, знаменитого русского путешественника и исследователя. До этого Россия не имела специальной базы для учения биологии морей, и предложение Н.Н. Миклухо-Маклая было горячо поддержано передовыми учеными. В создании станции непосредственное участие приняли крупнейшие русские биологи – А.О.Ковалевский, И.И.Мечников, И.М.Сеченов.

Специальное здание для станции было построено в 1897 г., затем оно неоднократно расширялось и реконструировалось, здесь и был открыт для посетителей демонстрационный аквариум с демонстрационными животными. И на сегодняшний день Севастопольский Аквариум является одним из ведущих институтов биологии по изучению жизни моря и его обитателей[11].

Вся история становления и развития отечественного морского рыбного промысла, всего рыбного хозяйства Азово-Черноморского бассейна неразрывно связана с ЮгНИРО (до 1988г. АзЧерНИРО), который вот уже 80 лет обеспечивает рыбаков научной информацией и промысловыми рекомендациями. ЮгНИРО – единственный в Украине морской рыбохозяйственный институт.

Свое начало ЮгНИРО берет от Азово-Черноморской научно – промышленной экспедиции под руководством профессора Н.М.Книповича, которая в 1922г. стала базироваться в Керчи на вновь созданной Керченской ихтиологической лаборатории. Заведование лабораторией осуществлял А.И.Александров. [8]

В 1927г. Керченская ихтиологическая лаборатория была переименована в Керченскую научную рыбохозяйственную станцию, впоследствии преобразованную в 1933г. в Азовско-Черноморский научно – исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии (АзЧерНИРО) с филиалами в городах Одессе, Батуми и Ростове-на-Дону. С этого времени рыбохозяйственные исследования значительно расширились. В АзЧерНИРО были созданы лаборатории ихтиологии, морского зверя, планктона, бентоса, гидрологии, техники лова рыбы и экономики. Уже в предвоенный период исследования института получили широкую известность. Гордостью отечественного рыбохозяйственного комплекса стала работа ученых-ихтиологов. Классическими признаны методы оценки запасов промысловых рыб посредством прямого количественного учета, разработанные и внедренные в практику в Азовском и Черном морях сотрудниками АзЧерНИРО В.Н.Майским. Ю.Ю.Марти впервые осуществлена и отработана методика авиационного поиска хамсы. В дальнейшем при АзЧерНИРО создается судовая и авиационная разведка рыбы и дельфинов. Каждому ихтиологу во всем мире известен "размерно-возрастной ключ" [8], предложенный в 1930г. заведующей лабораторией ихтиологии А.А.Майоровой.

Во время Великой Отечественной войны АзЧерНИРО был эвакуирован сначала в Краснодар, а затем в Махачкалу и Красноводск, но своей работы по изучению моря ни на день не прекращал.

В послевоенные годы АзЧерНИРО организовал трехлетние научно-промысловые экспедиции в Черное и Азовское моря, определившие развитие рыболовства в данных бассейнах на предстоящее десятилетие.

На основе исследований в Азово-Черноморском бассейне были сформированы представления о размножении, раннем развитии, формировании пополнения, питании, пространственно-временном распределении и миграциях, жизненном цикле и других важных особенностях биологии промысловых рыб в Черном и Азовском морях во многом на основе результатов исследований ихтиологов этого института [8].

Сегодня ЮгНИРО – очень важный, крупный государственный институт, имеющий мировую славу. Он принимает активное участие в работе международных рыбохозяйственных организаций и комиссий. Ученые и специалисты проводили и проводят совместные исследования с учеными многих стран: Австралии, Албании, Египта, Болгарии, Румынии, Турции, России, Грузии, США, Канады и др.

Главная цель работы коллектива ЮгНИРО – научное обеспечение современной деятельности и развития морского рыбного хозяйства Украины путем разработки и реализации комплексных мер, направленных на рациональное использование водных живых ресурсов, а также сохранения и устойчивого развития морских экосистем. Институт работает свыше, чем по десяти направлениям, но те, которые касаются нашей темы, являются:

- Разработка и совершенствование методов повышения промысловой продуктивности вод Азовского и Черного морей путем развития морекультуры (рыбоводство, акклиматизация, выращивание морских гидробионтов – мидий, устриц, водорослей).

- Осуществление комплекса природоохранных исследований в Азовском и Черном морях, включающих экологический контроль состояния морских экосистем, разработку научных основ охраны водоемов от загрязнения и оценку антропогенного влияния на водоем и гидробионты.

Для обеспечения этих направлений ЮгНИРО имеет соответствующие научные подразделения, отделения в Одессе, Бердянске и Севастополе, научно-исследовательские базы: "Заветное" (специализация – воспроизводство и культивирование морских рыб), "Сиваш" (специализация – воспроизводство и культивирование рыб в осолоненных водоемах).

На местном уровне вопросами продуктивности моря, сохранения среды обитания рыб занимаются:

- Геническая районная рыбинспекция;

- рыбное хозяйство (колхоз) "Ревхвыля";

- с 70-х г. произошла интродукция* еще одного вида* – дальневосточного пиленгаса в Азовское море и его лиманы. Разведением пиленгаса в условиях закрытого местного водоема впервые начали заниматься предприниматели Новогригорьевского рыбного хозяйства Генического района.

Интерес к кефалевым рыбам остается острым до настоящего времени. Экологическая катастрофа, происшедшая в Керченском проливе в бассейне Черного моря (крушение сухогрузов во время шторма 11 ноября 2007г.), поставила вопрос не только качественного состояния Азово-Черноморского бассейна, но и о самом существовании многих видов рыб.

Объекты моего научного исследования - рыбы семейства кефалевых – интересны сами по себе. Ихтиология* – замечательная биологическая наука, а события последних дней подогрели интерес к данной теме.

Примечание: *- см. словарь терминов

У меня возник ряд вопросов:

1. Как повлияет на видовой состав рыб Азово-Черноморского бассейна загрязнения Черного моря?

2. Как изменится продуктивность наших морей вследствие кораблекрушений в Черном море?

3. Есть ли альтернатива местам обитания ценных пород рыб кефалей?

4. Каковы пути выхода из создавшегося положения? И другие…

Забыть такие беды нам, родившимся и живущим у Азова, не дают не только память, но и будущее. Как писал Пабло Неруда : "Мне море нужно, потому, что учит то ль музыке, то ль совести – не знаю…"

Дата: 2019-05-28, просмотров: 204.