Теоретические основы института освобождения от уголовной ответственности и перспективы его развития

Тема 7. Освобождение от уголовной ответственности и наказания

План

1. Теоретические основы института освобождения от уголовной ответственности и перспективы его развития.

2. Виды оснований освобождения от уголовной ответственности

3. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности. 

4. Понятие освобождения от наказания и его место в российском уголовном праве. Правовая природа освобождения от наказания.

5. Система видов освобождения от наказания и от отбывания наказания.

6. Внесудебные виды освобождения от уголовной ответственности и наказания. Амнистия. Помилование.

Специальные виды освобождения от уголовной ответственности

Тема 7. Освобождение от уголовной ответственности и наказания

План

1. Теоретические основы института освобождения от уголовной ответственности и перспективы его развития.

2. Виды оснований освобождения от уголовной ответственности

3. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности. 

4. Понятие освобождения от наказания и его место в российском уголовном праве. Правовая природа освобождения от наказания.

5. Система видов освобождения от наказания и от отбывания наказания.

6. Внесудебные виды освобождения от уголовной ответственности и наказания. Амнистия. Помилование.

Теоретические основы института освобождения от уголовной ответственности и перспективы его развития

 

Действующее российское законодательство не дает определения понятия привлечения к уголовной ответственности и освобождения от нее, равно как и не дает определения понятия самой уголовной ответственности. Это привело к тому, что указанные понятия разрабатываются наукой уголовного права.

Исследования уголовной ответственности проводились как в советский период, так и современный период времени, но единого понятия уголовной ответственности наукой выработано не было. В. А. Номоконов отмечает, что на сегодняшний день сложились четыре подхода к определению уголовной ответственности: 1 - уголовная ответственность заключается в реализации уголовно-правовых санкций (ответственность и наказание рассматриваются тождественными понятиями); 2 – уголовная ответственность отождествляется с уголовно-правовым отношением; 3 - уголовная ответственность выступает отрицательной оценкой, порицанием, осуждением виновного лица; 4 - уголовная ответственность выступает важнейшим элементом уголовно-правового отношения и представляет собой обязанность лица подвергнуться наказанию за совершенное преступление.

Вопрос понятия уголовной ответственности вполне мог бы стать предметом отдельного исследования и в условиях ограниченности рамок настоящего исследования, мы не можем проанализировать все имеющиеся точки зрения, ввиду чего полагаем необходимым воспользоваться широким определением уголовной ответственности, данным профессором А.И. Рарогом. По его мнению, уголовная ответственность – «это сложное социально-правовое последствие совершения преступления, которое включает четыре элемента: 1) основанную на нормах уголовного закона и вытекающую из факта совершения преступления обязанность лица дать отчет в содеянном перед государством в лице его уполномоченных органов; 2) выраженную в судебном приговоре отрицательную оценку (осуждение, признание преступным) совершенного деяния и порицание (выражение упрека) лица, совершившего это деяние; 3) назначенное виновному наказание или иную меру уголовно-правового характера; 4) судимость как специфическое правовое последствие осуждения с отбыванием назначенного наказания». Хотя и в данном случае необходимо сделать оговорку о том, что по нашему мнению не все меры уголовно-правового характера предполагают уголовную ответственность. Например, принудительные меры медицинского характера будут формой реализации уголовной ответственности только в случае их назначения наряду с наказанием. Принудительные меры воспитательного воздействия могут назначаться и при освобождении от уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ).

Однако определение понятия уголовной ответственности не дает ясности в вопросе определения понятия «привлечение к уголовной ответственности». УК РФ использует данное словосочетание всего 4 раза (ч. 3 ст. 12, ч. 2 ст. 13, ч. 4 ст. 90, ст. 299 УК РФ), не раскрывая его содержание. В комментариях к ст. 299 УК РФ («Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности») указывается, что под привлечением к уголовной ответственности понимается привлечение в качестве обвиняемого. Представляется, что в данном случае термин привлечение к уголовной ответственности необоснованно заменен на уголовно-процессуальный термин привлечения в качестве обвиняемого. Системный анализ иных норм, в которых законодатель использует понятие «привлечение к уголовной ответственности» (ст. 12, 13, 90 УК РФ) позволяет констатировать, что в них указанный термин понимается в ином смысле. Все это свидетельствует о том, что даже законодатель вкладывает разный смысл в одно и то же понятие, в связи с чем определение данного понятия только усложняется.

Попытки дать научное определение привлечения к уголовной ответственности, также оказались малоэффективными. Например, А.Г. Смолин указывает, что привлечение к уголовной ответственности – это «деятельность, инициируемая и поддерживаемая обвинительной властью в связи с наличием обоснованного предположения о совершении лицом преступления». Такое определение носит слишком абстрактный характер и неприменимо в практической деятельности ввиду неопределенности.

Полагаем, что понятие привлечения к уголовной ответственности, следует рассматривать в неразрывной связи с понятием самой уголовной ответственности. Исходя из определения уголовной ответственности, данного А.И. Рарогом, к которому мы присоединились, привлечение к уголовной ответственности можно определить как осуществляемый уполномоченными органами или лицами процесс, в результате которого происходит: 1 - возложение на лицо, совершившее преступление, основанной на нормах уголовного закона обязанности дать отчет в содеянном перед государством в лице его уполномоченных органов; 2 – вынесение приговора суда, содержащего отрицательную оценку (осуждение, признание преступным) совершенного деяния и порицание (выражение упрека) лица, совершившего это деяние; 3 – назначение виновному наказания или иной меры уголовно-правового характера; 4 – наличие у лица, совершившего преступление, судимости как специфического правового последствия осуждения с отбыванием назначенного наказания.

Не меньше сложностей в уголовно-правовой науке вызывает определение понятия освобождения от уголовной ответственности. С.Г. Келина указала, что освобождение от уголовной ответственности заключается в освобождении лица от обязанности держать ответ за совершенное преступление. В. К. Дуюнов придерживается позиции о том, что освобождение от уголовной ответственности есть освобождение от официального публичного осуждения совершенного преступления и порицания совершившего его лица, в обвинительном приговоре суда. О том, что освобождение от уголовной ответственности заключается в освобождении лица от отрицательной оценки его поведения судом от имени государства в обвинительном приговоре указывают и другие авторы. Некоторые авторы дают более развернутое определение исследуемого понятия. Например, Ю.В. Грачева в учебнике уголовного права указывает, что «освобождение от уголовной ответственности – это выраженное в официальном акте государственного органа решение освободить лицо, совершившее преступление, от обязанности подвергнуться судебному осуждению и претерпеть меры государственного принудительного воздействия».

Подобные определения, по справедливому замечанию А.А. Князькова, содержат в себе логическую ошибку (тавтологию), поскольку определяют освобождение через освобождение. В связи с чем не вызывающие серьезных возражений по сути, такие определения неприемлемы с технической точки зрения.

В других определениях освобождение от уголовной ответственности рассматривается как альтернатива уголовному преследованию, как прекращение уголовной ответственности по решению уполномоченного на то правоохранительного органа или суда, как «даваемое лицу, совершившему преступление, разрешение не выполнять обязанность подвергнуться наказанию». Довольно подробное определение освобождения от уголовной ответственности дает А.А. Князьков, понимая под ней «выраженный в правоприменительном акте и сформулированный по нереабилитирующим основаниям отказ государственного органа подвергнуть лицо, нарушившее предусмотренный УК РФ запрет, мерам уголовно-правового характера». Такое определение представляется не совсем приемлемым, поскольку предполагает, что освобождение от уголовной ответственности включает в себя отказ от применения любых мер уголовно-правового характера. Вместе с тем из смысла ст. 90 УК РФ следует, что несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

В последнее время стало встречаться более емкое понятие освобождения уголовной ответственности как отказ от применения уголовно-правовых мер к лицу, совершившему преступление. Такой подход во многом основан на позиции Верховного Суда РФ, выраженной в п. 1 постановления от 27.06.2013 № 19, и заключающейся в том, что «освобождение от уголовной ответственности является отказом государства от ее реализации в отношении лица, совершившего преступление (в частности, от осуждения и наказания такого лица)».

Многообразие определений освобождения от уголовной ответственности вполне объяснимо наличием разнообразных определений самой уголовной ответственности. Полагаем, что дефиницию освобождения от уголовной ответственности следует давать на основе дефиниции родового понятия.

Если исходить из определения уголовной ответственности, данного А.И. Рарогом, к которому мы присоединились, то освобождение от уголовной ответственности представляет собой отказ: от наложения на лицо обязанности дать отчет в содеянном перед государством; от вынесения судом приговора; от назначения виновному наказания или иной меры уголовно-правового характера.

Вместе с тем стоит согласиться с мнением Ю.В. Матвеевой о том, что «освобождение от уголовной ответственности не означает признания лица невиновным и не освобождает от иной юридической ответственности». Это суждение подтверждено и на уровне Конституционного Суда РФ, который указал, что освобождение лица от уголовной ответственности предполагает основанную на материалах расследования констатацию того, что лицо совершило деяние, содержавшее признаки преступления, в связи с чем решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица (признания его невиновным). В определенной мере такое положение вступает в конфликт с закрепленным в ст. 49 Конституции РФ принципом презумпции невиновности. Однако с учетом того, что для освобождения от уголовной ответственности необходимо согласие лица, совершившего уголовно наказуемое деяние, а также с учетом принципа экономии мер репрессии, представляется, что никакого нарушения конституционных положений нет. Кроме того, если признать, что при освобождении от уголовной ответственности лицо признается невиновным, то нарушаются законные интересы потерпевшего на защиту его интересов, так как лишается возможности возмещения причиненного вреда. 

Рассматривая понятие освобождения от уголовной ответственности, следует рассмотреть, является ли оно формой реализации уголовной ответственности. В уголовно-правовой науке ряд авторов придерживается позиции, согласно которой освобождение от уголовной ответственности выступает в качестве формы ее реализации. На наш взгляд, реализация не может выражаться в освобождении. Сам термин «освобождение» предполагает то, что уголовная ответственность не наступает, от нее отказываются, то есть она не реализуется. Поэтому мы солидарны с теми авторами, которые указывают, что освобождение от уголовной ответственности не является формой ее реализации, а выражает принцип экономии уголовной репрессии. Следует согласиться с позицией О.А. Михаль, который отмечает, что освобождение от уголовной ответственности направлено на снижение уровня репрессивности уголовной политики, уменьшение затрат на содержание государственных органов, а также на снижение нагрузки мест содержания под стражей и исполнения наказаний.

Для определения понятия освобождения от уголовной ответственности важно рассмотреть вопрос о том, к кому оно может быть применено. Представляется, что освобождено от уголовной ответственности может быть только лицо, которое к такой ответственности может быть привлечено. Исходя из содержания российского уголовного законодательства, таковым выступает лицо, совершившее преступление. Однако с учетом того, что констатация факта совершения лицом преступления может быть лишь во вступившем в законную силу приговоре суда, что на момент освобождения от уголовной ответственности не может иметь место, то представляется возможным использование следующего термина - лицо, совершившее деяние, содержание все признаки состава преступления.

Лицо не может быть освобождено от уголовной ответственности без наличия указанных в законе оснований. Следует отметить, что в науке уголовного права не сложилось единообразия в терминологии: одни употребляют термин «основание», другие «условия». Представляется, что принципиальной разницы в данных терминах нет, но наиболее точным является термин «основание», поскольку указывает на то, что ложится в основу принятия решения об освобождении от уголовной ответственности. Такие основания в обязательном порядке должны быть закреплены в уголовном законе. Этот вывод следует из содержания ч. 1 ст. 3 УК РФ о том, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ. Освобождение от уголовной ответственности в данном случае выступает в качестве уголовно-правового последствия совершения лицом деяния.

Поскольку освобождение лица от уголовной ответственности по указанным в главе 11, а также в ст. 84 и 90 УК РФ основаниям не реабилитирует лицо, совершившее деяние, содержащее все признаки состава преступления, то представляется необходимым в каждом случае получать согласие этого лица на освобождение его от уголовной ответственности. В противном случае оно будет лишено возможности добиться своей реабилитации.

При этом следует помнить, что принципиальное отличие между освобождением от уголовной ответственности и освобождением от наказания кроется в факте вынесения приговора. Как указывает А.В. Фильченко, «освобождение от уголовной ответственности прекращает охранительное правоотношение на этапе до вынесения обвинительного приговора, освобождение от наказания – с вынесением такого приговора. Данная разница не имеет отличий с точки зрения последствий». Однако с вынесением приговора констатируется факт совершения лицом преступления, поэтому согласие на освобождение от наказания не требуется.

Рассмотренное в данном параграфе позволяет прийти к следующим выводам.

Привлечение к уголовной ответственности можно определить как осуществляемый уполномоченными органами или лицами процесс, в результате которого происходит: 1 - возложение на лицо, совершившее преступление, основанной на нормах уголовного закона обязанности дать отчет в содеянном перед государством в лице его уполномоченных органов; 2 – вынесение приговора суда, содержащего отрицательную оценку (осуждение, признание преступным) совершенного деяния и порицание (выражение упрека) лица, совершившего это деяние; 3 – назначение виновному наказания или иной меры уголовно-правового характера, связанной с реализацией уголовной ответственности; 4 – появление у лица, совершившего преступление, судимости как специфического правового последствия осуждения с отбыванием назначенного наказания.

 Освобождение от уголовной ответственности можно определить как основанный на нормах уголовного законодательства, применяемый к лицу, совершившему содержащее все признаки состава преступления деяние, с его согласия отказ государства от наложения обязанности дать отчет в содеянном, от вынесения судом приговора и назначения наказания или иной меры уголовно-правового характера, связанной с реализацией уголовной ответственности.

Дата: 2019-04-23, просмотров: 86.