Просвещение. «Литературная республика». Революция в культуре чтения. Новое публичное пространство. Просвещенный деспотизм и просвещенный абсолютизм. Просвещение в литературе и искусстве XVIII века

Революция в культуре чтения

Новые и.ten. и изобилии появившиеся на протяжении XVII] в, во многих с I рапах Старого и Нового света, составляли важную часть феномена Просвещения, но отнюдь не исчерпывали сю специфику. Периоды «философского бума», отмеченные револю­ционным обновлением общественной мысли, случались в исто­рии Европы н ранее.

Пример тому — эпоха Возрождения, когда идейное движение гуманизма захватило многие страны, впервые позволив говорить о возникновении «литературной республики». Однако воз трепия гуманистов, несомненно, революционные но своей сути, ославились преимущественно достоянием сравнитель­но узкого круча интеллектуалов. Уникальность же Просвещения состояла в том, что новые идеи не только появлялись, но и быстро распространялись в обществе, оказывая реальное влияние на его жизнь. Это шало возможным благодаря произошедшим и XVIII в. радикальным переменам в культуре повседневное!и. Среди них в первую очереаь следует упомянуть формирование принципиально новой ПрЛК'ШКМ чтения.

Перемены в этой сфере носили как количественный, так и качественный характер. В количественном плане они выражались, прежде всего, ь общем росте грамотности населения. Гак, во Фран­ции доля грамотных людей за столетие (с 1686— 1690 по 1786 — 1790 гг.) увеличилась с 29 до 47% среди мужчин и с 14 до 27% среди женщин.

Emu- oi.iuijvc росло количество выпускаемой в разиы\ странах печатной пролукции. Если в 1710 г. в Англии было и sjmno около 21 тыс. кип . IDE 1790 г. — уже 65 тыс. В Германии на шамеиитой Франкфч рюкой ярмарке в 1765 г. было представлено 1584 наиме­новании Kiini. а и 1785 г. — 2713.

Еше бо.и.шее значение имели качественные п шенсния в прак­тике чтения. Печатное слово проникло в те социальные слои, ко­торые ранее не были его потребителями. На картинах и гравюрах XVIII в. моллю увидеть читающих женщин, сдул . ремесленников, крестьян. Н по отнюдь не было преувеличением чудожшгка: исто­рики, ИО'ЫЯ описи имущества умерших слуг и ремесленников, отмечаю'! многократно возросшее за столетие число упоминаний о книгах, принадлежавших этим людям.

Сущее пял то изменился и качественный соеiли печатной про­дукции, Гели в начале XVIII в, наибольшую долю к ней занимали религиозные сочинения, то на протяжении столетия соотноше­ние радпка .ало изменилось в пользу светской, в частости худо­жествен пол. литературы. Особенно же высоким во второй поло­вине века бил спрос на философские произведения, в юм широ­ком смысли Iюго понятия, о котором уже говорилось выше. Мно­гократно \ вшшчился выпуск периодики. Если за первое леей т иле- тие XVIII и. известно 40 французских и 64 немецких периодиче­ских издания, то за 1770-е гг. — соответственно 188 и 718.

Изменился и внешний вид самих книг: они уменьшились в формате, июли более легкими и компактными. Теперь их можно было чн Iа п. не только сидя за столом, но и на прогулке, в дороге, в постели. Постепенно сложились новые отношения читателя с печатным еловом — более простые и непосредственные.

Нжлилным воплощением всех этих перемен стала настоящая «читательская лихорадка», охватившая в XVIII и. широкие слои общества. I j ли шсках путешественников того времени неоднократно встречай>!ск! упоминания о повсеместном увлечении кншами: прак­тически повсюду можно было видеть людей разною общественно­го статуса, читающих запоем. Печатное слово обрело высочайший авторшен многие читатели стремились моделировать свою жиз­ненную ноашию, свои отношения с другими людьми, воспитание детей и по образцам, заданным литературой. Не удивительно, что в такой ат мосфере идеи просветителей, становясь -- непосред­ственно пли в адаптированном виде — достоянием широкого круга людей, мо! ш оказывать реальное влияние на жч шь общества.

Новое публичное пространство

Эффсм. производимый новыми идеями, уепливш.ся за счет ТОГО. ЧТО век Просвещения они стали предметом публичной дискуссии. Для гого чтобы такое обсуждение СМ01Л0 состояться, нужны были соответствующие места, где люди могли бы свобод­но обмениваться мнениями о различных аспектах духовной и об­щественной жизни.

Массовое появление таких мест, предназна­ченных для публичной дискуссии, является еще одной характер­ной чертой эпохи. В зарубежной исторической литературе их назы­вают обобщающим французским термином зоаё1ё* с!е репше («об­щества мысли»), к которому в русском языке, пожалуй, ближе всего будет условное понятие «интеллектуальные кружки».

Подобные объединения имели разную форму. К их числу при­надлежали, например, читательские клубы. Член такого клуба, заплатив абонементную плату, получал возможность пользовазь- ся книгами, приобретенными в складчину. Это не только откры­вало людям со скромным достатком доступ к дорогостоящим из­даниям и к периодике, но и позволяло свободно обсуждать про­читанное. Обычно такое сообщество имело свой устав, принимае­мый, как и решения о текущей деятельности клуба, равным голо­сованием всех членов без учета их сословной принадлежности.

Еще одной формой интеллектуальных объединений были ака­демии. Причем, если большие столичные академии — Француз­ская и Парижская королевская, Берлинская и Санкт-Пегсрбург- ская, Лондонское королевское общество и др. — в большинстве своем состояли из именитых ученых, профессионально занимав­шихся большой наукой, то многочисленные провинциальные ака­демии представляли собою, скорее, клубы местной просвещен­ной элиты. Члены таких провинциальных академий собирались не только для того, чтобы ознакомиться с научными изысканиями своих коллом. выполненными, как правило, на любительском уровне, но и для того, чтобы обсудить новости культуры и поли­тики.

Наиболее распространенной формой интеллектуальных сооб­ществ являлись масонские ложи. Члены этой тайной организации считали, что она ведет происхождение от братства легендарных строителей храма Соломона в Иерусалиме, и называли себя «воль­ными камешниками» (отфранц. пщоп — каменщик). Зародившее­ся в Британии па рубеже XVII —XVIII вв. масонство быстро рас­пространилось п Старом и Новом свете. Членами братства стано­вились представители самых широких слоев городского населе­ния: от коронованных особ до ремесленников. И хотя движение это практически никогда не было едино и делилось на несколько конкурировавших друг с другом систем, каждая из которых имела особую многоступенчатую структуру и ритуальную символику, псе направления масонства в основном преследовали общие нравствен­но-воспитательные цели, проповедуя идеи «свободы, равенства и братства» в отношениях между людьми. Должностные лица лож избирались 1 [Vгем голосования. Внутри «братства» все его члены обладали рамными правами независимо от своего пагуса м «обыч­ной» жн'зми. Несмотря на таинственные и сложные ритуалы, ко­торыми обстилались масонские заседания, ложи фактически пред­ставляли собою дискуссионные клубы, где образованные люди различных состояний могли свободно обсуждать самый широкий спектр проблем, на время «забыв» о принятых в сословном обще­стве условностях социального поведения.

Наименее формализованным видом интеллектуальных сооб­ществ были литературные салоны, среди которых самой большой славой пользовались парижские.

Хозяйками таких салонов, как правило, явля лись просвещенные аристократки. В их гостиных со­бирались представители высшего света, ученые, литераторы, чтобы вести учтивые беседы (умение поддерживать такую беседу, остро­умную И непринужденную, было ПОДНЯТО ДО уровня настоящего искусства), читать стихи, обсуждать новости светской и культур­ной жизни Н зтом легком и свободном общении, не скованном условностями придворного этикета, решающее значение приоб­ретали июле достоинства, нежели те, что имели значение в обы­денной жизни: ум и талант здесь нередко оказывались важнее, чем богатство или знатное происхождение.

И наконец, наиболее демократичной формой интеллектуаль­ных кружков, правда, распространенных далеко мс во всем ареале Просвещения, были кафе. Для представителей литературною дна они иірали іюдь салонов, поскольку в настоящие салимы «руссо сточных кашш» не допускались. В кафе мог принт п любой желаю­щий, чтобы за чашкой кофе ознакомиться со свежими газетами и новыми памфлетами, а потом обсудить их с друї ими завсегдатая­ми заведения.

Помимо вышеперечисленных разновидностей интеллектуаль­ных сообществ существовало и множест во других. В ТОЙ [[ЛИ иной степени схолиях с ними, — музеи, литературные кружки, чи­тальни и лр.

Как правило, подобные сообщества в целом и их члены по отдельности поддерживали регулярную переписку с себе подоб­ными в дрхіих городах и даже в других странах, благодаря чему весь ареал І Іросвещения оказался покрыт разветвленной информа­ционной сеи.ю — в одних регионах более плотной, в других — менее, — но которой циркулировали новые идеи. Эта совокупность интеллектуальных объединений представляла собой альтернативное публичное пространство, существовавшее «паралле шпо» обществу Старого порядка, основанному на религиозных, сословных, про­фессиональных, придворных и других традиционных связях.

В свою очередь наличие подобного публичною пространства сделало во пножным появление такого принципиально нового со­циальною феномена, как общественное мнение. 1ч о таконодателя- ми чаше изо выступали влиятельные литератур’п.к- сшиты, объ­единявшие наиболее популярных литераторов тою времени. Ин­формация о с шжившемся там отношении к тем или иным собы­тиям или явлениям общественной жизни довольно быстро рас­пространялась по «параллельному» публичному пространству, смыслом с> шествования которого был обмен идеями. Ну. а по­скольку литера горы выступали тогда властителями дум читаю­щей публики, их точка зрения оказывалась определяющей для всей массы людей, включенной в это публичное пространство, т.е. их ипдивилуальное или групповое мнение превращалось в общественное.

Еще одним важным следствием существования альтернативно­го публичного пространства было зарождение в нем ношах форм социального поведения или, говоря языком современной научной литературы, новых форм социабельности (от франц. йпс1аЬШ(ё — общение). 1 (оскильку многие из интеллектуальных кружков имели писаные ус швы (конституции), предполагавшие равенство чле­нов этих обт.елинений и выборность должностных лип. именно здесь возникли и прошли «обкатку» новые формы обшения — светскою, демократического и внесословного, которые в даль­нейшем стали основой политической культуры Нового и Новей­шего времени

Просвещенный деспотизм и просвещенный абсолютизм

Многое пч того, что предлагали мыслители Просвещения, было реализовано уже при их жизни. В XVIII в. правительства практи­чески всех основных европейских держав проводили реформы по рационализации способов управления государством и экономи­кой, по рлтпиппо системы образования, а в ряде стран — также по ограничению влияния церкви на светскую жизнь и ослабле­нию сеньориальной зависимости крестьян.

Правда, историкам так и не удалось тчно определить, в какой степени эт и преобразова­ния были репльтатом влияния философов, а в какой — ответом на требования времени, продиктованным обычным здравым смы­слом.

Нередко попытки таких реформ сталкивались с упорным со­противлением традиционных институтов Старого порядка. Наи­более яркий пример подобной оппозиции — противодействие французских парламентов попыткам министров Людовика XV и Людовика XVI добиться более равномерного распределения фис­кального бремени путем ликвидации налоговых привилегий.

Не удивительно, что в такой ситуации приверженцы реформ порой начинали завидовать восточным монархам, обладавшим практически неограниченной властью по отношению к поддан­ным (ее » І ирисе называли «деспотизмом*), в от.ниже от евро­пейских !ос\ т-рей, чьи прерогативы — как уже говорилось в гла­ве 1 — были ‘ * ыесчненно ограничены. 'Гак возникла коппегшия просвещении. у і поттма, получившая обоснование в трупах Иоль- тера, физиократов и ряда других философов. Согласно сіі. -про- свешенныи \ыпарх должен иметь максимально широкие, прак­тически -дссці л пческие» полномочия для бьістрої к) и беспрепят ­ственного осу ! ествления необходимых преобразований. Впрочем, на практике о : теория полностью так нигде и не была реализова­на. Отдельные попытки некоторых монархов, например Людови­ка XV во время реформы Р.Н.Мопу, Иосифа II, проводит!, гцк- образоваит; -леспотичсскими* методами, т.е. не считаясь с инте­ресами тра пі!люнных злит, окончились неудачей

Понятие просвещенный деспотизм» в научной литературе нередко смен питают с понятием «просвещенный абамюпппм», что В принципе !!■ верно. Термин «просвещенный абсолютизм» был введен исторпг ими XIX в. для обозначения упомянутой нами выше реформаторе^ лі политики европейских государей века Просве­щения. иначе юиоря, того, что имело месю в дейегвительносги. Напротив, іікіііягис «просвещенный деспотизм» выражало пред­ставления философов XVIII в. о неком идеале, который в полной мере так НПК'Ч за и не был воплощен в жизнь.

Искусство и литература XVIII в.

При всем многообразии направлений и стилей архитектуры и изобрази тел і,, и я о искусства XVIII в. обшим для них было влияние в той или пнм-и форме идей Просветения. Возросла роль обще­ственного мм,, , 1ия, которое все более становилось главным судьей произведении искусства.

Формировался художест исчшый рынок, в результат чего резко уменьшилась зависимость художников от частных за ха люков, Развивалась художественная критика, задача которой заключилась в оценке произведений искусства е гочки зрения всею образованного общества. Первые критики, а среди них были такие выдающиеся философы Просвещения, как Дидро и Руссо, писл ім о те’атре, литературе и живописи,

XVIII век чрпнес в художественную жизнь Европы новую рас­становку сил. Италия, которой в XVI, а отчасти н в XVII в. при­надлежало іамутцее место, его постепенно теряем. Итальянские государства кее реже могли обеспечить архитекторов и художни­ков круннихпі заказами, и те часто вынуждены б і,їли искать их ш границей, о; І і и рейс некого полуострова до России. Тем не менее и в самої і II! л. пін выдвинулись в это время замена іе'льньїс худож­ники, среди кппорых — Дж. Б.Тьеполо (1696— 177й), украсивший множество і ні >рцов монументальными росписями в .лучших тра­дициях барокко, а также мастера городского архитектурного пей­зажа Каналетто (настоящее имя Дж.А. Каналь). Б. Бедлогго и Ф.Гварди. В целом стиль барокко, который в первой половине XVIII в. н Италии преобладал, еще не исчерпал своих вошожпо- стей ни в живописи, ни в архитектуре. Масштабное и качествен­ное строительство в стиле позднего барокко характерно в ото вре­мя и для рила городов Италии, и для Испании (семья Чурригера), и для католических регионов к северу от Альп (Австрия. Бавария, Чехия), где работали архитекторы из семьи Диниемхофср. братья Азам (Космас Дамиан и Згид Квирин), И. Б.Фишер фон Эрлах и другие. Именно в это время во многом сформировался архитек­турный облик таких городов, как Вена, Прага. Мюнхен. Но к середине пека строительство в стиле барокко постепенно прекра­щается, распнет же новых стилей и направлений связан в боль­шей степени с Францией и Англией.

Во Франции в начале XVIII а. появился новый стиль - рококо. или рокии:и> (от франц. госаШе — раковина), отличавшийся при­страстием к асимметричным, сложным, изысканным формам, причудливым линиям, напоминающим очертания раковины. Этот стиль не обладал присущей барокко монументальност ью н разма­хом и проявился преимущественно в украшении интерьеров (один из самых л местных образцов — интерьеры отеля (’'убит в Пари­же, 1705— 1700) и и декоративно-прикладном искусстве. В част­ности, он характерен для очень популярных в XVIII в. изделий из фарфора (секрет изготовления твердого фарфора, в отличие от ранее известною мягкого, заново открыли в Европе как раг в тто время). Показательно, что один из самых известных скульпторов рококо — 3. М.Фальконе (1716—1791) много лег руководил фарфоровой мануфактурой близ Парижа и прославился маленьки­ми изящными композициями на античные сюжеты. Всю жи шь тя­готея к монументализму, эту сторону своего таланта он в полной мере реализовал лишь во время пребывания в России, где создал в традициях классицизма памятник Петру I («Медный всадник») — один из лучших конных памятников в истории искусст ва.

Искусство рококо связано, прежде всего, е придворной жизнью — и при этом обращено к миру человеческих чувств, гон­ких оттенков настроений. Живопись рококо отличают изящесч во, легкие и светлые краски, светские, преимущественно любовные сюжеты. Из живописцев наиболее показателен для этого стиля Ф.Бушс (1703— 1770). Придворный художник французскою коро­ля, он писал плафоны и картины на мифологические сюжеты, привлекавшие внимание нежным колоритом, миловидност ью пер­сонажей, грациозностью и даже жеманностью их движений. Отча­сти близок к рококо и А. Ватто (1684—1721), у которого учился Буше, но содержание его творчества намного сложнее. Ватто — тонкий ндбдюдатель жизни, главным для него был мир ч слове- ческих чувств (-Общество в парке»-, «Жиль»), пс подвластный разуму и кс уг і: сзывавшийся ни в жесткие правила классицизма, ни в эстетику рококо: иногда в этом усматривают своего рола пред­восхищение романтизма.

Стиль рококо как таковой просуществовал сравнительно недол­го, примерно до 40-х гг. XVI11 п., но его воздействие на европей­скую культуру ощущалось до конца столетия. В молодости отчасти близок к нему был великий испанский художник Ф. Гойя (1746 — 1828). В 7(1 S'0-е 11. XVIII в, он создал большую серию очень кра­

сивых но иве і у картонов для шпалер с изображением сиен из ис­панской ж 11 ній («Зонтик», «Мадридский рынок-} пронизанных духом спемлкля и маскарада. В эти же годы он сі ал придворным живописцем, написал множество великолепных портретов. Одна­ко последующее творчество этого великого художника не имеет уже ничего общего с рококо и вообще едва ли по.ищется какой- либо одношачной стилистической интерпретации, прокладывая пути разни і им искусства XIX в.

Другим важнейшим стилем XVIII и. стал так называемый нео- классицит. тесно связанный с идеями просвети і слей, которые видели в Античности идеалы свободного развития личности и об­щества. Сьп раш свою роль и начавшиеся в 40-е гг. \VfIf в. раскоп­ки Помнен под Неаполем, вызвавшие новый всплеск интереса к античной культуре.

Наиболее значительным архитектором, близ­ким к неоклассицизму, был Ж, А. Габриэль (16% — 1782). рабо­тавший і данным образом по королевским заказам в Париже и Вер­сале (павильон Малый Трианон в парке Версаля, ансамбль пло­щади Людовика XV, ныне площади Согласия, в Париже) Самым последовательным представителем неоклассицизма в живописи стал Ж.J1.Давид (1748—1825), который еще при С таром порядке проповедовал в своем творчестве античные примеры суровой граж­данской лоб нм гн и бескорыстного служения общему делу і «Клятва Горациев») а во время Французской революции, будучи депута­том Коп всі пл. занимался организацией массовых торжеств в дни республиканских праздников.

Илей Просвещения оказали огромное влияние н на литературу XVIII п., которая в это время сближается е философией и считает своей главном задачей воспитание, что проявляется п в содержа­нии, и в стилистике произведений той эпохи. Практически все крупнейшие мыслители французского Просвещения использова­ли для популяризации своих идей художественные сочинения — Монтескье («Персидские письма»), Вольтер («Заира», «Кандид, или Оптимизм»), Дидро («Монахиня», «Племянник Рамо»), Рус­со («Новая Алоиза», «Исповедь»). Для многих лиса гелей, по игов и драматургов была характерна активная общественная позиция. Гак, английский трачатург Р.Б. Шеридан (1751 — 1816), автор попу­лярной доныне пьесы «Школа злословия», был широко известен своими радикальными выступлениями в палате обшин та парла­ментскую реформу и всеобщее избирательное прлі^«л. за призна­ние Фраппу їскоіі республики и невмешательство її ее дела,

С идеями раннего Просвещения связано творчество таких за­мечательных английских писателей, как Д.Дсфо 11660 -1731) и Дж. Свифт (1667 — 1745). Роман Дефо «Робинзон Крузо» написан от лица моряка, попавшего в результате кораблекрушении на не­обитаемый осі ров и прожившего там 28 лет. Этот литера іурный герой, меркантильный, прозаичный и глубоко ре.тигио шый на пуританский лад, привлек внимание читателей прежде всего па­фосом упорною труда, преодоления препятствий и покорения природы. Трл.ишии реалистического романа эпохи і Іросвешепия, заложенные Дофп, продолжили Г.Филдииг (1707— 1754), О, Голд­смит (1728 — і 774) и многие другие писатели. Роман Свифта «Пу­тешествия і у.і.швера» — одно из величайших сатирических про­изведений мировой литературы. Блестящая выдумка в сочетании с достоверное і ыо деталей придает убедительность необыкновен­ным приключениям Гулливера и в то же время делает книгу пре­дельно увлекаїедьной. Форма фантастического повествования по­зволила Свифіу подвергнуть беспощадной критике современную ему Англию е ее бор!,бой политических партий, церковными раз­ногласиями. придворной лестью, произволом, нелепостью уста­ревших -законов.

Основным литературным направлением XVIII еюлетмя был классицизм, который, однако, столь сильно изменился со времен Корнеля и Расина, обогатившись идеями Просвещения, что его, как правило, называют неоклассицизмом. Этому направлению от­дали дані, тки*1 крупнейшие писателя, как Вольтер. Г.Э.. Іессииг (1729-1781). И В. Гете (1749-1832).

В то же время в литературе появилось направление, которое соответствовало стилю рококо в изобразительных искусствах. Гао сторонники Л. Ф. Прево (1697—1763), Г1. Мариво (1688—1763) и другие разделяли представление о том, что потребность и наслаж­дении радостями жизни естественна для человека п что литерату­ра должна у.іелчіь внимание частной жизни люден.

В последииі і рети XVIII в. широко распространяется сентимен­тализм (от 'Грапц. хс пишет — чувство), получивший свое назва­ние по роману І1.Стерна «Сентиментальное путешествие* (1768). Сентимста. ні >м провозглашал культ естественною чувства, вос­певал жизнь на ноне природы.

Основные литературные направления XVIII столетия — клас­сицизм, рококо и сентиментализм — развивались к сложном вза­имодействии. нередко будучи представлены в творчестве одного писателя. В то же время к концу столетия все громче заявляет о себе, особенно и поэзии, новое литературное направление — ро­мантизм. К нему относятся поэма «Ленора» Г. А. Бюргера, кото­

рая, как считается, и положила начало романтизму, многие сти­хи Гёте, «Ска сшие о Старом Мореходе» С.Т. Кольриджа. Распнет романтизма пришелся уже на начало XIX в.

В истории театра, по сравнению с блестящим XVII столетием, XVIII век был не самым ярким периодом и не породил такой яркой плеяды гениальных драматургов. Тем не менее театр этой эпохи, отдан должное и классицизму, и рококо, и сентимента­лизму, выдвинул нескольких замечательных авторов, пьесы кото­рых до сих пор нс сходят со сцены. Его роль в жизни общества была очень велика, вель почти во всех странах большая часть насе­ления оставалась неграмотной. Немецкий писатель и драматург Г.Э.Лессинг, и пьесах которого («Эмилия Галотти», «Наган Муд­рый») проно платались веротерпимост ь и высокие моральные принципы, осуждались фанатизм и тирания, неслучайно считал театр «единственной кафедрой, с которой можно говорить с трет ь­им сословием». Не удивительно, что в обстановке общественного подъема на исходе века такие пьесы, как «Эгмопт* Гёте, «Дон Карлос» Ф. Шиллера (1759—1805), «Севильский цирюльник» и «Женитьба Фигаро» П.О.Бомарше (1732— 1799), имели широкий резонанс, становясь политически значимыми событиями.

Дата: 2019-02-19, просмотров: 215.