Конкретные случаи для шести – восьми месяцев: без сна от рождения

 

«Келли плачет как безумная, когда надо идти спать! Почему она так делает? Что она мне хочет сказать?» Шеннон не знала, что делать с восьмимесячной малышкой. В последние несколько месяцев ее поведение ночью стало невыносимым. Шеннон пробовала брать девочку на руки, чтобы успокоить, а потом клала обратно в кроватку, но это вызывало у малышки еще большее беспокойство. Мать призналась, что каждый вечер она со страхом ожидает времени, когда Келли надо будет укладывать, а недавно то же самое произошло и перед дневным сном. «Она кричит каждый раз, когда засыпает в кроватке, прогулочной коляске или в машине. Я знаю, что она устала, потому что она трет глазки и тянет себя за уши. Я делаю так, чтобы в ее комнате было темно, оставляя совсем чуть-чуть света. Я пыталась усыплять девочку при ночнике и без него, с музыкой и без музыки… Не знаю, что еще можно придумать». Шеннон читала мою первую книгу, женщина сказала мне, что не допускала бессистемного воспитания и не усыпляла ребенка ни на груди, ни в своей постели.

Я, вероятно, тоже не знала бы, что сказать, если б Шеннон не произнесла несколько важных фраз в своем рассказе. Первое, что она сказала: «Это происходит с того момента, как она родилась». И хотя женщина считала , что она не допускала бессистемного воспитания, я поняла, что Келли стала зависеть от того, что мама всегда приходила ее спасать. То, что она брала девочку на руки, стало дополнительным средством поддержки. Конечно, надо успокаивать плачущего ребенка, но Шеннон держала его на руках слишком долго . Хотя я похвалила ее за способность считывать сигналы малышки о том, что та хочет спать, но заподозрила, что здесь она тоже слишком затягивала. Когда восьмимесячный ребенок начинает тереть глаза и трогать свои ушки, это свидетельствует о том, что он уже слишком устал. Мама должна была среагировать раньше.

С детьми постарше вам следует делать маленькие шаги, чтобы дойти до цели. Я посоветовала Шеннон начать с обучения Келли засыпать с помощью метода PU/PD сначала перед дневным сном, а потом и перед укладыванием на ночь. Женщина позвонила мне на следующий день: «Трейси, я сделала все, что вы сказали, но стало еще хуже, она ревет белугой». И я сказала себе: «Неужели это то, что ты думаешь, Трейси

Итак, теперь нам следовало приступить к плану Б, который часто используется применительно к детям более старшего возраста, имеющим нарушения сна от рождения. Здесь мы сталкиваемся с глубоко укоренившейся привычкой. Я пришла помочь Шеннон на следующий день. Когда наступило время дневного сна для Келли, мы провели обычный ритуал подготовки. Затем я уложила девочку. Она сразу же начала плакать, как и предсказывала ее мама. Тогда я наклонила край ее кроватки и забралась в нее целиком. Вы бы видели лицо малышки (да и самой Шеннон), когда я оказалась сбоку от нее.

Лежа рядом с Келли, я положила свою щеку рядом с ее щекой. Я не брала ее на руки. Я использовала только свой голос и свое присутствие, чтобы ее утешить. Даже когда она успокоилась и погрузилась в глубокий сон, я оставалась поблизости. Девочка проснулась через полтора часа, а я все еще была около нее.

Шеннон испытала замешательство. «Разве это не то же самое, что спать вместе?» – спросила она. Я объяснила ей, что конечной целью для Келли является научиться засыпать самостоятельно, но сейчас она не умеет этого делать и к тому же боится своей кроватки. Иначе почему она визжала таким пронзительным голосом? Потому так важно было находиться рядом в момент, когда девочка проснулась. Кроме того, мы ведь не укладывали ее в постель к взрослым. Наоборот, я оставалась с ней в ее собственной кроватке .

Когда я стала копать дальше и задавать вопросы, Шеннон призналась, что применяла метод «контролируемого плача» один или два раза в последние несколько месяцев, но отказалась от него, потому что он не помогал. При этих словах будто ключ в двери повернулся. Теперь я знала, что мы имеем дело с утратой доверия и с неправильным сном. И хотя Шеннон применяла метод «контролируемого плача» максимум дважды, она в каждом из этих случаев переворачивала мир своего ребенка на сто восемьдесят градусов. Она оставляла девочку плакать, а потом пыталась взять на руки, не осознавая того, что вводит дочь в замешательство. Хуже того, Шеннон необдуманно заставляла Келли страдать, оставляя ее плачущей, а потом спасала ее от того, что сама же и сделала.

В подобных случаях вы даже не сможете применить метод «взять на руки / снова положить», пока не решите проблему с потерей доверия. После того как мы с Шеннон все обсудили, она поняла, что действительно совершила огромное количество ошибок, относящихся к бессистемному воспитанию. Когда Келли должна была ложиться спать во второй раз днем, я первая забралась в ее кроватку и потом попросила Шеннон дать мне ребенка. Когда Келли уже тоже лежала со мной, я выбралась из кроватки. Келли, естественно, принялась плакать. Очень мягко и с утешающими интонациями в голосе я сказала: «Сейчас, сейчас. Мы не оставим тебя одну. Сейчас ты уснешь». Сначала ее плач был интенсивным, но после нескольких наших прикосновений и поглаживаний девочка заснула. А в ту ночь, когда Келли проснулась, Шеннон применила метод PU/PD. Она уже понимала, что есть разница между тем, чтобы успокаивать Келли на руках и после немедленно класть в кроватку, и тем, чтобы брать ее и продолжать держать, когда та уже не плачет. Я также посоветовала ей оставлять Келли в кроватке на более продолжительное время, чтобы девочка могла там просто поиграть. «Положите туда игрушки. Сделайте кроватку приятным местом для проведения времени в часы бодрствования. Келли должна почувствовать, что тут самом деле очень хорошо. Со временем вы даже сможете выходить из комнаты».

Через неделю Келли стало нравиться играть в своей кроватке. Ее сон в дневное и ночное время стал более последовательным. Она все еще продолжала периодически просыпаться и звать маму, но по крайней мере Шеннон уже знала, как правильно применять метод PU/PD, и могла довольно быстро усыпить ребенка.

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 72.