Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

Хранители

Природы

Альманах

Великий Новгород

2018

ББК

 

Редакционная коллегия:

И.И. Егоров, В.Г. и С.В. Колотушкины,

О.В. Юдин, А.А. Игнатьев, Г.В. Щербакова

 

Составители:

И.И. Егоров, В.Г. и С.В. Колотушкины,

О.В. Юдин, Т.Г. Синица

 

 

  В 39 Хранители Природы: альманах / редкол.: И.И. Егоров [и др.]; сост. И.И. Егоров, В.Г. и С.В. Колотушкины, О.В. Юдин, Т.Г. Синица. — Великий Новгород: НРО ООО «Союз писателей России», 2018. — 286 с.: ил.

 

ISBN

 

В альманах вошли стихотворения и рассказы участников литературного конкурса «Хранители Природы», приуроченного к 145-летию со дня рождения М.М. Пришвина. Авторы произведений представляют регионы России, Белоруссию и Израиль.

 

ISBN   ©Авторы, 2018 © И.И. Егоров, В.Г. и С.В. Колотушкины, О.В. Юдин, Т.Г. Синица, составление, 2018

 

 

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!

 

Вашему вниманию предлагается книга стихотворений и рассказов о природе и живом мире нашей планеты.

В число авторов вошли лучшие участники первого конкурса «Хранители Природы», приуроченного к 145-летию со дня рождения М.М. Пришвина и Пришвинским чтениям, проводимым ежегодно в сентябре в Солецком районе Новгородской области.

Организаторами конкурса и издания альманаха стали Новгородское региональное отделение Союза писателей России, руководство Интернет-журнала «Область Культуры» и Отдел культуры Администрации Солецкого муниципального района.

Главная цель проекта — собрать в одной книге качественные современные произведения о природе, поэтому задача выявить победителей конкурса отодвигалась на второй план, но объявить имена победителей первого конкурса, без сомнения, надо. Лучшим автором стала поэт Ирина Кемакова из Кречетово Архангельской области. Автором лучшего рассказа была признана Татьяна Синица из Великого Новгорода. Лучшее стихотворение принадлежит перу тверичанки Марины Крутовой. Уже в процессе поступления произведений на конкурс члены редколлегии почувствовали необходимость ввода номинации лучшего детского автора, что и было сделано. Так в числе победителей посвящённого природе конкурса появился мужчина — Владимир Косарев из Новосибирска. Лауреатами конкурса стали ещё пятнадцать авторов со всех концов необъятной России.

В альманахе представлены 84 литератора.

Составители альманаха разделили произведения на пять разделов:

· проза для детей;

· стихи для детей;

· поэзия;

· проза для взрослых;

· «Созерцание».

Любите природу и литературу, посвящённую ей.

Редколлегия

Детям о Природе

Басараб Алина

 

ИМЯ ЕГО ВЕСНА

 

Вот уже несколько дней путник бродил, удивлённо оглядываясь вокруг. Следуя за тёплыми ветрами, он оказался здесь. Сейчас, немного выступив из темноты, он наблюдал за маленькими лесными хранителями. Природа наградила их невидимостью, но, суетливые и озорные, они выдавали себя просыпающейся с ветвей снежной пудрой. Каждый день они выполняли тяжёлую работу: поддерживали порядок в лесу, следили, чтобы люди не причиняли вреда для окружающего их мира, так нуждающегося в бережном отношении. Изредка проезжающие машины выхватывали светом фар из иссиня-чёрной лесной темноты самые разные образы и лесные тайны, но наш путник остался незамеченным.

После долгих скитаний странник остановился на небольшой поляне, которая оказалась самым сердцем леса. Много дней он провёл здесь, приютившись среди отступивших старых дубов и берез, макушки которых, казалось, могли потревожить и проплывающие облака. Однажды утром он почувствовал на щеке нежное касание. Подозревая малышей-хранителей, он некоторое время притворялся спящим, тая хитрую улыбку в вороте своей мантии. Выждав некоторое время, он резко распахнул глаза, но увидел перед собой девушку с длинными волосами цвета коры. Та, испугавшись, отпрянула и скрылась в тени широких дубовых стволов. Долго звал незнакомку очарованный путник, но тщетно. Однако вечером, провожая солнце взглядом своих зелёных глаз цвета едва распускающейся листвы, он чувствовал её присутствие. Улыбнувшись в темноту лесной чащи, слегка подсвеченную нежным розовым закатом, путник, наконец, уснул.

Проснувшись утром счастливым, странник решился подарить незнакомке один из самых красивых своих подарков. Солнце улыбнулось на его просьбу, и вскоре тоненькие лучики, пробравшись сквозь паутину ветвей, уже игрались в сердце леса. От их маленьких тёплых следочков тающий снег зажурчал ручейками, разливаясь песней по всему лесу. Появилась на свет земля, долгие месяцы укрытая пушистым покрывалом. На ней медленно появлялись молодые травинки нежного зелёного цвета. На шум слетелись грачи, созывая жаворонков и скворцов. Вскоре вся поляна наполнилась шумом, проснувшись от долгого сна. Путник, убедившись, что всё готово, достал из длинной сумы крохотные зёрнышки и бережно, с любовью рассыпал их в сердце леса. Среди запестревшей зелёной травы стали расти необыкновенной красоты цветы, подрагивающие от зимнего дыхания, но каждым лепесточком тянущиеся к солнцу, переливаясь разными красками. Вспорхнули и хранители, суетливо кружа над новой лесной одёжкой. Задача их теперь усложнилась: необходимо было поддерживать жизнь в новоиспечённых жителях леса, оберегать их от людей, норовящих оборвать украшение лесной глуши.

На шум вышла и незнакомка. Увидев преобразившуюся поляну, она вздрогнула, румянец разлился на её щеках. Она медленно обошла лесное сердце, и с каждым её шагом таяла в лесу оставшаяся снежная пыль, ледяные оковы пали с леса.

Лесная душа полюбила этого странника.

А имя ему было — Весна.

 

Ве́ресень Настасья

 

ДВА РУЧЕЙКА

 

Искрится земля ручейками-мерёжками — ай да дружно они взялись нынешней весной! По всякой поверхности бегут тонкими жилками, унося вместе со снежным молоком, с ледовым толокном последнюю память о зиме. Быстры, текучи ручейковые голоса: звéнькнуло словечко — и уж не поймаешь его, не уловишь. Любуется ими весна-красна, да словно невзначай нет-нет да подольёт дождевой водицы, тогда ещё звонче и шибче тараторят ручейки под перекличку вешних птиц.

Как-то после дождика у старой деревенской дороги вконец раскисла до последнего не сдававшаяся весне ледяная горбушка; располонилась она ото льда, разлилась широкой лóжиной* да и снарядила в путь ручеёчек. По-девичьи робко ступил он на землю, подобрав прозрачный подол, шагнул разок-другой, да и побежал скороговоркой в неизведанные земли. «Счастливый путь, Тайюшка!» — рябью отозвался в ручейковых жилках материнский голос. Грустно было Тайе расставаться с лужей-матерью, да сил нет как любопытно: что там, впереди? Прихватив с собой материнское благословение, она изо всех сил устремилась в своё первое путешествие!

Ведомая земным притяженьем, бежала Тайя то прямо, то затейливой припляской огибая препятствия, и многое было ей впервинку. Вот упал в неё сухонький листок, совсем лёгкий и бесцветный. Вот свой чёрный точёный клюв опустила в её воду сорока, пинýв пару глоточков, а глаза-то у неё синие, точно два самоцвета. Кивнули белыми головками подснежники. Белка, роняя ворс со старой шубейки, тоже отпила талой, чуть горьковатой воды, и ну брызгаться-умываться! Видать, шибко ей зимняя блохастая шубка надоела. Рассмеялась Тайя и ринулась дальше, стараясь всё-всё разглядеть на бегу.

Тем часом спряталось солнышко, и сразу похолодало, остыло всё кругом — дело к вечеру, стало быть. Далече от родной лужи забрела Тайя-ручеёк. Обессилела, истончилась — еле-еле бежит, волоча старые листья, палочки и прочий сор.

— Устала ли? — прозвенело вдруг где-то неподалёку. Насилу обернувшись под тяжестью ноши, Тайя только сейчас заметила, что рядом бежит другой ручей — сильный, чистый, сверкучий.

— Пожалуй... — ответила она. — А ты откуда течёшь?

— Я-то? От дюжей лужи, которая и летом не высыхает! После дождика она так переполнилась, что много-много нас, братьев-скороходов, снарядила! — звонко отчеканил ручей на языке воды. — Я Вéстрень, а ты?

— Тайя! — ответила она.

— Красиво звучит — будто капель звенит. А я давно тебя заприметил, невдалекé бежал. Всё растекался и никак не мог собраться с самого начала. Да только вижу, что всё слабее ты и тише — может, подмогнýть чем, думаю. Ох, и навалилось же на тебя всего ненужного!

— Уж и не знаю, как быть. Да и матушку свою теперь уж и не слышу — всё из-за того, что торопилась без оглядки. Видно, пропаду... — пролепетала Тайя еле слышно, да и запнулась о кочку. И такой тоненькой сделалась — того и гляди исчезнет.

— Ты держись, не пропадай, — сказал Вестрень и протянул ей долговязую руку-струю. Тайя изо всех сил потянулась и ухватилась за неё прозрачными пальцами, и новые силы стали наполнять её.

Дорога, по которой бежали ручейки, вела с пригорка к речке-невеличке, куда давным-давно причаливали баржи. Сколько-то времени минуло с тех пор, как забыли о баржах и людях эти берега, а не выросло ни травинки на укатанной, окаменевшей от глины дороге; спуск к реке был таким же покатым, как и в прежние времена. К той реке-то и стремились все ручьи в этих краях. Самую малость оставалось пробежать нашим ручейкам.

Окрепла Тайя, держась за руки с Вестренем, но не убывали его силы — лишь скорей ему бежать хочется, да чтобы с нею рядом иль никак иначе. Ласково глядит, руки не отнимает, да тепло оттого обоим. Водица-то в обоих ледяная, но, видать, есть в мире тепло иного рода.

— Так-то, поди, получше будет! — сказал Вестрень и волною стряхнул с плеч Тайи тяжкую её поклажу — труху старой листвы, сучки-веточки.

— И правда! Спасибо! — просияла Тайя, и стало ей легко-легко теперь бежать, словно у ручейка, бегущей водицы, вдруг крылья выросли. Обняла она тогда Вестреня теми крыльями, и едва не остановился он, объятый нежностью и удивлением. Запело его прохладное сердце о далёких глубине и синеве, о волнах и о безднах, полных неисчислимых существ, о безбрежности да о вечности... Крепко прижал он Тайю к себе, и теперь они бежали заодно: одним прозрачным ручьём, не спотыкаясь более, не растекаясь, а с каждым мигом исполняясь сил, становясь всё чище и ближе к общей мечте.

Впереди забрезжила полоска реки, и под горку ручейкам побежалось и вовсе без труда. Уж совсем рядом река — что будет, когда она их примет? Разлука ли? Забытьё? Или возвращенье домой?

«Я всегда буду рядом», — промолвил Вестрень, и вместе они вошли в реку — единожды и дважды, и множество раз, покуда не избыло в них воды. Многими каплями просочились они под землю, а другими — испарились в вешнее небо, чтобы опять пролиться над землёй дождями и напитать всех её детей живительной силой воды, так много помнящей, но всегда юной, как сама весна.

___

*Слово из местного диалекта: «... сходно с «лог», «логовина» — то есть, большая лужа растекается по широкой поверхности». (Прим. автора).

Егоров Иван

 

ИЗ ЖИЗНИ ГРИБОВ

 

Приехала однажды девочка в деревню, в гости к бабушке. И пошла в лес погулять. Смотрит — у самого пенька растут три грибочка и изо всех сил стараются спрятаться среди опавших листьев.

— Вы кто? — спросила девочка.

— Мы грибы, — ответил один из них. — Вот я, например, Рыжик. Потому что я весь рыжий.

— А я — Сыроежка. Многие думают, что меня можно есть сырой, но я никому такого не посоветую. Ещё не хватало…

— А я — Волнушка. Если вдруг что-нибудь случится, я начинаю очень сильно волноваться.

— Да ты всегда волнуешься, даже если ничего и не случилось, — заметил Рыжик.

— А почему вы прячетесь? — спросила девочка.

— А как же нам не прятаться? — вздохнула Волнушка. — Кругом столько опасностей. Мальчишки пробегут — палкой собьют. Прохожий ногой пнёт. Просто так. А грибник сорвёт, и в корзину.

— Да… — сказала девочка. — Тяжёлая у вас жизнь. Только вы меня не бойтесь, я вас не обижу. А если хотите, буду с вами дружить.

— Хотим! — воскликнули грибы.

Девочка прикрыла их листьями и сухой травой.

— Ну вот. Теперь вас никто не заметит.

И тут с крылечка закричала бабушка:

— Внученька! Беги скорей домой! Обедать будем. Я суп грибной сварила. Вкусный.

И девочка побежала домой.

А грибы долго молчали, пока Рыжик не подал голос:

— Хватит вам дрожать. Суп-то сварен не из нас, а из других грибов. А у нас теперь есть друг. Это же здорово!

И с ним все согласились. Но, всё равно, было как-то тревожно…

 

 

ПРИКЛЮЧЕНИЯ КАПИТАНА ФЛИНТА

 

Новоселье

Накануне Нового года мама пришла с работы раньше обычного. Она поцеловала Ваню в макушку и, усадив его рядом с собой на диван, сказала:

— Мы с папой приготовили для тебя подарок к новому году, но это необычный подарок и до тридцать первого ждать не может. Ты не возражаешь, если я вручу его прямо сейчас?

Ваня закивал головой, а мама таинственно улыбнулась и вынула из сумки коробочку с круглыми отверстиями по бокам. Она осторожно открыла коробочку и — о, чудо! — в ней оказалась настоящая живая белая крыса.

— Это ещё не всё, — сказала мама и принесла из прихожей большую двухэтажную клетку с множеством лесенок и мостиком на втором этаже.

Ваня расцеловал маму, ведь он давно мечтал о таком подарке, и тут же устроил крысе новоселье. Правда, оказалось, что это не крыса, а крыс (мужского рода). Он был белым, любопытные глазки рубиновыми, а по спине тянулась светло-пепельная полоска. Крыс сразу начал обследовать новое жилище, и, глядя, как он бесстрашно бегает по лесенкам, словно заправский матрос, Ваня придумал для него имя — Капитан Флинт, в честь знаменитого пирата из книги «Остров сокровищ». Правда, вскоре выяснилось, что характер у Капитана Флинта отнюдь не пиратский. Он был очень добрый, никогда никого не кусал и больше всего напоминал шарик белого пломбира, только мягкий и тёплый.

Ваня поставил клетку на свой письменный стол, насыпал в кормушку специального корма, а в поилку налил воды. Кроме того он смастерил из картона маленькую коробочку-норку, в которую можно было спрятаться, если вдруг захочется побыть наедине с собой.

Капитан Флинт первым делом наелся вкусных зернышек, запил их водой, потом умылся передними лапками и, благодарно пошевелив усами, залез в норку, где и уснул крепким сном.

Вот так состоялось новоселье Капитана Флинта.

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 110.