И. М. Дьяконов. СТАРОВАВИЛОНСКИЕ ЗАКОНЫ
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Комментарий

ЗВАХ. ВДИ. 1952. № 3

 

Основные черты классовой и сословной структуры

 

 Классовая структура старовавилонского общества отраже-

на в законах Хаммурапи и других законодательствах этого пе-

риода лишь в самых общих очертаниях. Это и понятно, по-

скольку законы отражают социально-экономический строй об-

щества не непосредственно, а в преломлении через правовые

воззрения в духе классовых интересов господствующего класса.

 Два свободных класса рабовладельческого общества –

класс рабовладельцев и класс мелких производителей (пред-

ставляющие собой восходящий к первобытному обществу оста-

ток всей массы равноправных членов первобытной общины) -

не составляют обычно двух отдельных сословий. Класс мелких

производителей, непрерывно распадающийся на рабовладель-

дев и рабов, то социальное ядро, из недр которого вышли ра-

бовладельцы, относится в правовом отношении к свободным, и

мелкие производители рассматриваются как потенциальные

рабовладельцы. Рабовладелец и мелкий производитель, не

имеющий рабов, с формальной точки зрения закона-это в

равной степени «человек» (авелум). Этим термином обозна-

чается во всех статьях законов всякий свободный гражданин

государства и никогда-рабы.

 С точки зрения закона общество в это время резко делится

на свободных рабовладельцев (к которым примыкают и сво-

бодные, практически не владеющие рабами) и рабов. Формы

патриархальной зависимости, характерные для периода фор-

мирования классов и связанные с господством родовой знати,

ко времени старовавилонского государства в основном уже от-

дели. Последнее упоминание патриархально-зависимых сво-

бодных (миктум) относится к XX в. до н. э. (Законы Липитиш-

тара, § 15-16) [...]. Положение раба получает отныне свою,

четко выраженную, классическую правовую форму, мало отли-

чающуюся от положения раба, например, в ведущих государ-

ствах древней Греции.

 Особенностью старовавилонского общества было наличие

царской власти, деспотического государства как коллективно-

го и крупнейшего рабовладельца, обладающего громадной зе-

мельной собственностью1 и собственностью на большое число

рабов ([...] ЗХе, § 6, 8, 15-16, 32, 175-176 и др.). Это не зна-

чит, что деспотическое государство в лице царя было един-

ственным рабовладельцем, обладающим собственностью на

средства производства и рабов, но фактор существования ца-

ря^деспота как представителя класса рабовладельцев и круп-

нейшего рабовладельца чрезвычайно важен для понимания

Конкретных особенностей классовой структуры вавилонского

общества.

 Другой, еще более важный фактор, определяющий конкрет-

ные особенности вавилонского общества, это – сохранение об-

щинных отношений собственности в сложном сочетании с част-

ной рабовладельческой собственностью. Община [...] охваты-

вала как рядовых рабовладельцев, так и (главным образом)

мелких производителей, не имевших рабов.

 В численном отношении преобладающим был класс мелких

производителей, имевших собственность на средства производ-

ства и живших преимущественно личным трудом [...]. Как вид-

но из ЗХ и других законов этого времени, в старовавилонский

период имущественное расслоение общества и разорение мел-

ких производителей зашли сравнительно далеко: наличие лич-

ного найма ([...] ЗХ, § 237, 239, 253, 257-258, 273-274), арен-

ды (ЗХ, § 42-47 [...]) и тому подобных явлений свидетельст-

вует об обезземеливании мелких производителей, постепенно

попадавших в кабалу к ростовщикам, в долговое рабство [...].

Но чрезвычайно важно подчеркнуть, что, в отличие от антич-

ного, старовавилонское общество, несмотря на длительное раз-

витие рабовладельческих отношений и сильное разорение мел-

ких производителей, совершенно не знало такой характерной

социальной категории, как лица, не принадлежащие ни к од-

ной из существующих производственных категорий общества -

люмпен-пролетариат. Причина этого заключалась не только в

том, что в Вавилонии разорившиеся мелкие производители по-

падали в лапы к ростовщикам и в долговое рабство. Мы зна-

ем, что, несмотря на длительное развитие, долговое рабство в

Вавилонии времени Хаммурапи далеко не достигло таких мас-

штабов, как, например, в Ассирии середины II тысячелетия

до н. э. (ср. среднеассирийские законы, раздел о займе – ЗХ,

§ 114-119). По-видимому, все разорившиеся и потерявшие

связь с общиной свободные, поскольку они не попадали в дол-

говое рабство или выбивались из него, в особенности в старо-

вавилонский период, когда по закону срок долгового рабства

был ограничен (ЗХ, § 117), а также пришельцы ('напоминаю-

щие метэков ж греческой древности) немедленно поглощались

огромным царским и храмовым хозяйством, где они еще в ран-

нешумерский период попадали в неполноправное, для многих-

близкое к рабскому состояние2.

 В старовавилонское время эта категория лиц (в основном,

очевидно, мелкие производители, хотя некоторые из них уже

в пределах царского хозяйства выбивались в рабовладельцы)

не обладала собственностью на основное средство производ-

ства-землю, но могла лишь иметь в повинностном владении

участки земли, находившейся в собственности царя. Царь нс

имел в это время, как справедливо указывает Н. М. Ннколь-

ский3, собственного полевого хозяйства: громадные царские

«латифундии» времени III династии Ура, обрабатывавшиеся

рабами и требовавшие громадного штата чиновников, контро-

леров, надсмотрщиков, в результате ожесточенной классовой

борьбы рабов оказались нерентабельными и были почти пол-

ностью розданы по кускам в обработку за долю урожая или

под служебные наделы. Держатели этих наделов 4 составляли

особую правовую категорию мушкенумов5. Именно такое по-

нимание термина «мушкенум» настоятельно требуется рядом

источников. В письме Самсуилуны з «редум», «баирум» и

«мушкенум» рассматриваются вместе, причем последний зани-

мает здесь место «наши билтим» ЗХ; отправитель другого

(частного) письма говорит адресату, что он не может выпол-

дить просимого дела: «... разве ты не знаешь, что я мушкенум»,

«разве ты не знаешь моего зависимого служилого положе-

ния», - говорит он. В третьем письме автор говорит: «... по

моему мушкенству я могу служить в воротах (что означает:

при дворе) моего господина». Наконец, в четвертом письме

некий сын пишет отцу: «Как отцу моему известно, я стал муш-

кенумом; пусть отец мой вернет меня под власть общины та-

ким образом, чтобы против меня не возбуждали жалобы».

В государственных складах сложено «зерно мушкенумов»; в

С^ппаре и других городах севера и юга страны были кварта-

лы мушкенумов; как в ЗБи, так и в ЗХ мушкенум постоянно

занимает место рядом с дворцом: например, в ЗХ кража у

мушкенума рассматривается в одной статье с кражей у храма

или дворца (§ 8). Несмотря на приниженное положение муш-

кенумов, рабы их пользовались особой охраной закона (ЗХ,

§ 15, 16) и особыми привилегиями (ЗХ, § 176) наряду с цар-

скими рабами. Все это показывает мушкенума как лицо, свя-

занное с царским хозяйством, с обязательной царской служ-

бой и стоящее вне общины. Еще в позднеассирийское время

ассирийский чиновник, жалуясь царю, что наместник отобрал

у него служебный надел, говорит: «...ца'рь, господин мой, зна-

ет, что я мушкенум, несу царскую службу и не покидаю двор-

ца; пусть мне вернут мое поле, чтобы мне не умереть с голо-

ду». [...]

 Надо думать, что и в старовавилонское время мушкенумом

назывался тот, кто условно владел участком царской земли за

службу.

 Как известно, акад. В. В. Струве придерживается иной точ-

ки зрения, рассматривая мушкенумов как представителей насе-

ления, покоренного Хаммурапи, в частности шумерийцев6. Од-

нако, мне кажется, нет данных о том, что жители покоренного

Хаммурапи шумерского юга (царства Ларсы) были поставле-

ны в неравноправное положение. Как бы то ни было, социаль-

ное положение мушкенумов было менее привилегированным

по сравнению с положением «человека», полноправного граж-

данина общины и рабовладельца (см., например, законы об

охране жизни и здоровья мушкенума и «человека», § 196-

223). С нашей точки зрения, это понятно, если учесть вероят-

ное происхождение социальной категории людей, сидевших на

царской земле. Пойти на владение условное, повинностное вме-

сто безусловного могли только лица, потерявшие опору в об-

Щине, разорившиеся, лишившиеся собственности, или же при-

шельцы.

 Фактически, конечно, некоторые наиболее высокопостав-

ленные царские служащие (тамкары, жрецы – § 40) находи-

лись социально в несравненно лучшем положении, чем отдель-

ные полноправные общинники; но всякий царский служащий,

«раб царя», употребляя вавилонское выражение, был в сослов-

ном отношении мушкенумом. если только, как это обычно и

бывало, он не владел одновременно землей в той или иной об-

Щине, что было обязательным условием для полноправного

Гражданства в ней [...].

ПРИМЕЧАНИЯ

 

 1 ...Этот фонд образовался преимущественно в результате захвата храмо-

вых земель жрецами-правителями в раннешумерский период, а затем в ре-

зультате объединения всех правительских (и храмовых) земель в руках об-

щих для всего Двуречья царей-деспотов династии Аккада и III династии Ура.

Этот фонд охватывал, вероятно, не менее половины всей производственной

территории Двуречья.

 2 Тюменев А. И. Хозяйственный персонал храма Бау в Лагаше//ВДИ.

1948. Хд 1. С. 22 и сл.; Дьяконов И. М. О площади и составе населения

шумерского «города-государства» // ВДИ. 1950. № 2. С. 93.

 3 Никольский Н. М. Частное землевладение и землепользование в

Двуречье. Минск, 1948. С. 41-42.

   4 «наши бильтим», т. е. «приносящий доход (дань)» - § 38, «надитум»

(жрица), «тамкару» (государственные торговые агенты) - §40, и «илькум

ахум» («обязанные другой повинностью»), в частности царские ремесленники

(§ 40, ср. § 71), но, по-видимому, не воины - «редум» или «баирум» (§ 26-

39, 41). Воины, хотя и сидели на царской земле, в правовом отношении были,

видимо, приравнены к «людям»; по крайней мере, нет данных, чтобы они считались мушкенумами. То, что их наделы находились именно на царской земле, видно из переписки Хаммурапи с Шамашхасиром (управителем царской земли в Ларсе) и косвенным образом из 32 ЗХ, где именно царское хозяйство выступает как конечная инстанция для выкупа пленного воина, причем его надел не мог быть отдан для выкупа.

 5 «Мушкенум» (ЗБ, § 12-13, 24, 34, 50; ЗХ, § 8, 15-16, 175-176, 198.

201, 204, 208, 211, 216, 219, 222) – дословно «склоняющийся ниц, совершаю-

щий проскинесиск (перед царем)». Термин «мушкенум» в шумерском варианте известен еще с начала 1 раннединастического периода истории Шумера (самое начало III тысячелетия до н. э.).

  6 Струве В. В. Проблема зарождения, развития и разложения обществ

древнего Востока // ИГАИМК. 1934. Вып. 77. С. 60.

 

 

Дата: 2018-11-18, просмотров: 569.