АКАД. Н.М. НИКОЛЬСКИЙ. РАБСТВО В ДРЕВНЕМ ДВУРЕЧЬЕ

БДИ. 1941. М 7. С. 45- 63

 

    Изучение вопроса о формах и истории рабства в странах

древнего Востока является первоочередной задачей советской

исторической науки. Буржуазная ориенталистика уделяла во-

просу о древневосточном рабстве мало внимания. Советская

историческая наука выдвинула празильное общее положение о

рабовладельческом характере древнезосточных оищсств: одна'

ко до сих пор конкретные формы, роль и значение рабства з

отдельных странах древнего Востока не подверглись система-

тическому исследованию. [...] Мы можем в качестве рабочей

гипотезы ирсдложигь определение восточной системы домаш-

него рабства как системы, сохранявшей, с одной стороны, чер-

ты патриархального рабства (производство непосредственных

жизненных средств), но, с другой стороны, направляемой так-

же и по линии производства прибавочной стоимости, которая

могла быть реализована в виде товаров. Удельный вес рабства

при этом может колебаться в зависимости от целого ряда кон-

кретных условии - от степени развития частного землевладе-

ния, ремесла, торговли, торгово-ростовшического капитала.

Анализ конкретного материала о рабстве во всех странах древ-

него востока даст возможность проверить правильность нашей

гипотезы.

 

Рабство в Шумере и Вавилоне III и II тысячелетий

 

 Документальный материал о рабстве в странах древнего

двуречья по обилию текстов и по их содержанию занимает

фвое место в сравнении со скудными данными о рабстве,

имеющимися в письменных памятниках Египта и других стран

древнего Востока. Поэтому он имеет первостепенное значение

для разрешения проблемы древневосточного рабства. [...]

Прежде всего остановимся на источниках рабства и на во-

просе о численности рабов по документальным данным III и

начала II тысячелетия (до конца первой вавилонской дина-

стии). Рабы и рабыни добывались прежде всего посредством

скупки, преимущественно в соседних с Двуречьем странах-

Амурру, Гутиу, Сури, Эламе г и др. Покупка рабов обычно по-

ручалась дамкарам, т. е. торговым агентам царей, патеси^ и

храмов, причем дамкары обычно покупали рабов попутно, при-

покупке других товаров [...]. из царствования Хаммурапи име-

ется документ, говорящий о привозе дамкаром одного раба из

Сури. Имеются также" данные о числе рабов у отдельных вла-

дельцев. Больше всего рабов было у храмов и царей [...].

Весьма интересен один дефектный документ эпохи древневави-

лонской династии и, к сожалению, без точной даты и места

происхождения. Он, по-видимому, говорит о распределении

рабов между отдельными лицами, которые, вероятно, явля-

ются царскими сановниками и получают рабов в подарок от

царя. В документе сохранилось лишь начало реестра - поиме-

новано 10 лиц, из которых одно получило 9 рабов, одно-

рабов, два-по 2 раба и остальные шесть-по одному ра-

бу1. Число царских и храмовых рабов измеряется чаще всего

только десятками и значительно лишь в сравнении с числом

рабов, находившихся во владении частных лиц, у которых ред-

ко бывало больше 10 рабов. О том же свидетельствуют и до-

кументы о внутренних сделках на продажу рабов. Нет ника-

ких данных, которые бы свидетельствовали о существовании

Крупной работорговли внутри страны. Мы не имеем ни одного

документа о покупке или продаже партии рабов, дело идет по-

рой всегда о продаже только нескольких рабоз в пределах од-

ного десятка, и притом продавцами являются не работоргов-

цы, а частные владельцы рабов. Характерно, чти вместе с ра-

бами покупается скот (бык, баран), рабы меняются на ослов,

служат придачей к серебру при сделках на землю.

 Другой источник рабства-это патриархальное право отца

и связанный с этим правом обычай долгового права [...].

«Полномочие в случае нужды продавать себя и своих близких

было правом, к несчастью, всеобщим; это право признавали и

в северных странах, и у греков, и в Азии; почти столь же по-

всеместно было распространено право кредитора брать себе в

холопы должника, не уплатившего своего долга, и, насколько

возможно, обеспечивать себе уплату долга его трудом или про-

дажей его личности»,-говорит Маркс, ссылаясь на Нибура 2

[...]. Оно было подтверждено в кодексе Хаммураби (с. 115-

117), который внес в прежние обычаи только точное ограниче-

ние срока долговой кабалы тремя годами.

 Из § 117 кодекса Хаммурапи видно, что обычай долговой

кабалы базировался также до известной степени на патриар-

хальной власти отца. Указанный параграф свидетельствует,

что неисправные заемщики обычно вместо себя «продавали» в

рабство или отдавали в кабалу кредитору членов своей семьи.

Общее количество долговых рабов в III и в начале II тысяче-

летия, вероятно, было довольно значительное, но у каждого

отдельного владельца таких рабов было немного. Кодекс Хам-

мурапи также показывает, что долговое рабство сохраняло

свой первоначальный характер домашнего рабства, при этом

даже смягченного. Ст. 115 и 116 кодекса Хаммурапи называют

долгового раба не обычным термином «вардум», обозначаю-

щим раба, но «нибутум», т. е. «задержанным», взятым в дом

(«биту») кредитора, своего рода залогом. Эти статьи устанав

ливают в случае насильственной смерти «нибутум» «от уда-

ров» или «дурного обращения» ответственность кредитора,

причем если убитый «нибутум» является сыном свободного,

то кредитор платит штраф в 1/3 мины серебра. Отсюда видно,

что кодекс Хаммурапи рассматривал долговое рабство как вре-

менную потерю личной и хозяйственной свободы, не уничто-

жавшую для «нибутум» других прав свободных людей. Надо

особенно отметить, что долговое право в Вавилонии также нс

было орудием экспроприации непосредственных производитей

лей. Непосредственный производитель, впавший в долги, ли-

шался на три года одной единицы домашней рабочей силы, но

сам не отрывался обязательно от средств производства. Такси

характер долгового рабства был обусловлен постоянным суще-

ствованием общины и общинного обычного права. В СИЛУ по-

следнего, например, общинник, взявший ссуду за отработку

(обычно из жатве), мог всегда рассчитывать на помощь общи-

ны. которая давала ему заместителя, если он не мог отрабо-

тать долга сам3. Этот момент является существенным отличием

восточного долгового рабства от античного. [...] Нормы ко-

декса Хаммурапи в основном подтверждают такой же, преиму-

щественно домашний, характер прямого рабства. Прежде все-

го надо указать, что рабов как основных непосредственных

производителей на земле кодекс вообще не знает. Из 282 ста-

тей кодекса рабов касаются всего 24, содержание которых сви-

детельствует о домашнем характере прямого рабства в эпоху

Хаммурапи. Закон занимается главным образом следующими

делами, связанными с рабством: 1) о вознаграждении ра-

сельцев за увечье или убийство раба или рабыни, 2) об

укрывателях беглых рабов и вознаграждении за поимку.-

3) о залоге и продаже рабов, 4) о правовых отноше-

ниях,возникающих в связи с браками рабов или рабынь со

свободными. Яснее всего последняя категория статей, которая,

может иметь в виду только домашних рабов. Из ста-

тьи первой категории ст. 116 и 231 прямо говорят о рабах в

кредитора или господина; статьи третьей категории име-

ются в ВИДУ те мелкие сделки на продажу и покупку домашних

рабов, о которых сказано выше. Устанавливаемая кодексом

ответственность за увечье и убийство рабов и высо-

кая оценка рабов как залогового объекта свидетельствуют о

том, что рабов немного, и ими дорожат [...]. О домашнем ха-

рактере рабства этой эпохи свидетельствуют также обычаи,

связанные с освобождением рабов. Раб освобождается либо

на условии доставлять своему владельцу средства до его

смерти, либо за выкуп, либо через усыновление. Эти условия

приемлимы также только в рамках домашнего рабства. Только

домашний раб мог быть усыновлен; только домашний раб мог

скопить средства для выкупа или достать средства для содер-

жания господина после освобождения на этом условии.

 В документальном материале о шумеро-вавилонском раб-

стве также отчетливо выступают черты, унаследованные от

эпохи патриархального рабства. Этот момент связан с фактом

существования на Востоке семьи патриархального ха-

ракктера. Бесплодие жены, согласно кодексу Хаммурапи, дава-

ло мужу право или взять себе вторую, или побочную, жену

(«сугетум») из свободных или рабынь, или «отвергнуть» без-

плодную жену, вернув ей при этом ее приданое и подарки, с ко-

торыми она пришла в дом мужа (§ 145, 138). Бездетная жена

имела право сама дать мужу «сугетум» из числа своих ра-

бынь, такая шугетум» оставалась во власти жены, и если не

рождала детей, то возвращалась в свое первоначальное со-

стояние полной рабыни (§ 146, 147). Так обстояло дело по за-

кону; но на практике при всяких условиях любой господин мог

брать себе в наложницы любую рабыню, не предоставляя ей

никаких прав. Дети, рожденные рабынями, были ограничены в

правах. Наследовать могли только дети от главной жены

Хиртум»); дети рабыни (и соответственно дети «сугетум»)

^ла наследовать наравне с детьми от «хиртум» только ввиду

их формального признания (усыновления) отцом послед-

ом формулы «мои дети» (§ 170): дети от рабыни, однако,

во всяком случае оставались свободными (§ 171). Таким обра-

зом, рабство, внедрившееся внутри домашней общины, уничто-

жало прежнее равенство членов семьи и превращало послед-

них « в соединение взаимно враждебных составных элементов.

приводило к частым столкновениям внутри семейной об-

щины, оскверненной рабством».

Описанные черты семейного быта древневавилонских рабо-

владельцев говорят о том, что частное право пускало в III-

II тысячелетиях только свои первые ростки. При таком поло-

жении дела применение труда рабов с целью получения при-

бавочного продукта для сбыта на рынке могло иметь лишь

весьма ограниченные размеры... Рабы и рабыни употребляются

в частном хозяйстве по преимуществу для домашних услуг и

работ (рабыни-ткачихи, поварихи и т.п.), в земледелии - из-

редка для пахоты, а чаще всего для сезонных работ (на жат-

ве) вместе с другими рабочими людьми, в скотоводстве – в ка-

честве пастухов^ Лишь в царском и храмовом хозяйствах этой

эпохи встречаются случаи более широкого применения рабов

на различных работах не только вспомогательного, но и чисто

производственного характера, вместе и наравне с общинника-

ми и наемными людьми. [...]

 Господствующей формой рабства в древнем Двуречье оста-

валась домашняя, и лишь в некоторые эпохи рабство выходи-

ло за рамки этой формы. Основным тормозом на пути разви-

тия древневосточного рабства, как указывает Маркс, была об-

щина. Документальные данные целиком подтверждают выска-

зывание Маркса, что «при азиатской форме» общинной соб-

ственности «рабство не подрывает здесь условий труда и не

видоизменяет существо отношения»4. Но вместе с тем и само

рабство не имеет здесь возможности для своего полного раз-

вития, как это было в Греции и Риме.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Рифтин А. П. Старовавилонские юридические и административные

документы в собраниях СССР. М.; Л., 1937. № 144. С. 156.

2 Маркс К. Формы, предшествующие капиталистическому производству // Маркс К., Энгельс Ф. Сочи 2-е изд. Т. 46. Ч. I. С. 492.

3 Никольский Н.М. Община в древнем Двуречье//ВДИ. 1938. № 4(5).

С. 80-90.

4 Маркс К. Указ. соч. С. 482.

 

 

Дата: 2018-11-18, просмотров: 371.