И ПЕРВЫЕ ОЧАГИ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

М., 1988 Ч. II. Передняя Азия. Египет. С. 471-481, 485, 488-490

 

 Рабовладение достигло в Новом царстве распространения

дотоле невиданного. Рабовладельческие отношения проникли

едва ли не во все слои египетского общества. Слова «бак» или

«бакет» («бака») сохранили свое значение и по-прежнему упо-

треблялись для обозначения раба или рабыни. Но со времени

XVIII династии его стало вытеснять слово «хем» («хам»), обо-

значавшее прежде слугу, зависимого человека, а теперь став-

шее наиболее распространенным обозначением раба. То же

произошло и со словами «бакет» и «хемет» («хама»), обозна-

чавшими ранее служанку, зависимую египтянку, а теперь по-

лучившими значение «рабыня». Наплыв пленных в хозяйство

страны был, видимо, настолько велик, что прежние названия

зависимых работников наполнились новым содержанием, они

стали обозначать рабов.

 Рабами сплошь и рядом владели люди со скромным обще-

ственным положением: пастух и ремесленник, садовник и при-

вратник, корабельщик и торговец, возница и воин, сын воина,

слуга, певец, рядовые жрецы, мелкие должностные лица, про-

стые горожане, безвестный иноземец. В указе второго царя

XIX династии Сети I (надпись в Наури) об ограждении эфи-

опских владений храма Осириса в городе Абидосе от разного

рода государственных повинностей и от посягательств со сто-

роны должностных лиц возбранялось, между прочим, претен-

довать на храмовую рабочую силу, забирать работников в

другой округ для отбывания там пахотной, жатвенной или

иной повинности. Ослушнику грозило жестокое избиение, и он

должен был отработать храму каждый день, проведенный у

него храмовым человеком. Запрет распространялся на жен н

рабов работников храма. Кто же из храмовых работников мог

иметь рабов? «Блюстители пашен, доверенные, пчеловоды, зем-

лепашцы, садовники, виноградари, команды (?)] грузовых

судов, доставщики (?) грузов, торговцы с чужеземными стра-

нами, золотоискатели, промыватели золота, судостроители,

всякий, кто выполняет свое «дело» для храма. Вслед за тем

запрещение распространялось на храмовых пастухов, их жен и

рабов. Не правда ли, представительный перечень возможных

рабовладельцев? В него попали едва ли нс все рабитннки хра-

мового хозяйства! Запрет посягать на жрецов и храмовых слу-

жащих, их жен и рабов изложен особо.

 Но рабовладельцами были сплошь и рядом простые смерт-

ные. Они часто владели несколькими и даже многими рабами.

В конце XVIII династии один пастух имел по меньшей мере

раба и двух рабынь, привратник – не менее трех невольниц.

 В гробнице второстепенного жреца второй половины Нового

царства было изображено семь рабынь с детьми, а у другого,

тоже не высокопоставленного,-девять рабов, мужчин и жен-

щин. В начале XVIII династии Яхмос, сын корабельного вои-

на, сам долгие годы служивший воином на кораблях и лишь

впоследствии ставший начальником команды гребцов, владел

девятью рабами и десятью рабынями, из которых все или по-

чти все были получены им до того, как он стал начальником.

При XIX династии, согласно школьному поучению (папирус

Анастаси III), мальчишку, принятого лишь ради деда с мате-

ринской стороны в обучение на колесничного бойца, сопровож-

дали пять рабов, из которых, правда, ему оставили там толь-

ко двух.

 А как рьяно и упорно такие люди, стоящие на низших сту-

пенях общественной лестницы, добивались рабов! Еще на заре

Нового царства войско царя Камоса вело себя «подобно

львам», захватывая добычу, в первую очередь рабов, и дели-

ло ее с «радостным сердцем». В начале XVIII династии разда-

ча пленных была главным средством поощрения воинов. Не

только упомянутый корабельный воин Яхмос получил так сво-

их рабов, некоторых из них взяв в плен собственноручно, и па-

хотную землю, таким же образом была награждена вся коман-

да гребцов. С упрочением своей власти фараоны XVIII дина-

стии стали, видимо, скупее на раздачу пленников. Такой за-

служенный воин Тутмоса III, как Аменемхеб, получил за все

время -своей походной жизни только раба и рабыню. В граж-

данскую войну в самом Египте при XX династии, когда разо-

ряли один из среднеегипетских городов, воин-эфиоп поторо-

пился захватить себе раба, которого, впрочем, потом продал.

 Страсть к добыванию рабов охватывала не только воинов.

При XIX династии одной горожанке по имени Иритнефрет

(Эра-нафра), жене должностного лица, так приглянулась де-

вочка-ханаанеянка у торговца, что, не имея нужных средств

дома, она обежала полдюжины знакомых и заняла у них вся-

кой всячины для обмена на рабыню (Каирский папирус

65739: ... девочка-рабыня была куплена за 1 передник, 1 про-

стыню, 1 полотняную одежду, 3 одежды тонкого полотна,

1 одежду из такого полотна иного покроя, 10 рубах, 3 медные

чаши, 1 медный котел, 1 медную кружку, около 1 кг медного

лома и 1 кружку меда. Все вещи были оценены в серебре, со-

ставив в общей сложности 373 г.). Стоило в конце XX дина-

стии жене сановника разжиться краденным на кладбище иму-

ществом, как она уже обменяла его на рабов. При XVIII дина-

стии покупали даже «дни» чужих невольниц. Какой-нибудь па-

стух или сын воина сам приходил и предлагал нанять у них

рабынь. Спрос же на рабские «дни» был, по-видимому, нема-

лый. Пастух Небмехит (Нибмахэ) нанимал рабынь в течение

ряда лет; сохранилось пять записей сделок, в которых он вы-

ступает нанимателем. Неудивительно поэтому, что другой па-

стух, сдававший внаем своих невольниц, держал раба и двух

рабынь, хотя, по собственным словам, нуждался даже в

одежде.

 Рабы мелких рабовладельцев часто переходили из рук в

руки-возможно, из-за недостатка средств. В 27-м году цар-

ствования Аменхотепа III две рабыни принадлежали упомяну-

тому выше пастуху Небмехиту, в 33-м году ими владели уже

горожанка п ее брат, мелкий жрец, а лет через восемь рабы-

ню, одноименную с одной из них, отдал внаем, притом тому

же лицу, что н прежние владельцы, сын воина. В те же годы

за рабыню отдали однажды двух коров, оцененных вместе в

16 «денег», и двух телят, оцененных вместе в 12 «денег», - ито-

го четыре головы скота стоимостью 28 «денег», или 210 г се-

ребраш. Определяя стоимость рабыни, следует учесть, что то-

гда же и там же корову можно было купить и за 6 «денег»,

1 сату пахотной земли («сата» - свыше 2700 кв. м) – и за

2 «деньги», козу – за 0,5 «деньги». Цена «дня» рабыни была

поразительно высока -1 или 2 «деньги». Поэтому вполне есте-

ственно, что сроки найма в уцелевших записях о сделках

обычно коротки: от двух до шести «дней», однажды десять,

другой раз, возможно, семнадцать. Покупка рабыни, упомяну-

тая выше, происходила в несколько необычных условиях. Про-

давец, пастух, предстал перед покупателем, сотоварищем по

ремеслу, связанный в сопровождении каких-то лиц, которые»

вероятно, требовали от него скот, и поэтому ему надо было

спешно во что бы то ни стало его приобрести. Во всяком слу-

чае, цены на рабов во второй половине Нового царства быва-

ли значительно выше. При XIX династии за девочку-ханаане-

янку торговцу дали вещей на 373 г серебра, в конце XX дина-

стии за одного раба было заплачено серебром, медью, зерном

и одеждой общей стоимостью более чем на 300 г серебра. Впро-

чем, в конце той же XX династии раба купили однажды всего

за 182 г серебра. Надо, однако, иметь в виду, что отношение

по стоимости между серебром, медью и зерном сильно меня-

лось в течение второй половины Нового царства.

 Несомненно, мелкие рабовладельцы использовали своих

незольинков н невольниц не только для личных услуг, но и как

непосредственных производителей. Погоню за рабами, покупку

рабов, несмотря на их дориговизну, приобретение дорогостоя-

щих ^дней» ^аиынь трудно объяснить иначе, как настоятель-

ной потребностью в рабском труде в небольших хозяйствах.

Когда основатель Нового царства фараон Яхмос I награждал

своего гс:.ку, л^^аос.1Ь-''.чо воина Яхмоса, за участие в граж-

данской войне, он каждый раз добавлял к рабам наделы па-

хотной земли. В первый раз он дал пять «голов» и – по числу

их? – 5 сат, во второй раз – три «головы» и те же 5 сат. В пер-

вом случае такую награду получила и вся команда гребцов.

 В богатых и просто состоятельных домах рабов использо-

вали, конечно, и для удовлетворения всякого рода прихотей.

Пятеро рабов, отправленных с будущим колесничным воином,

внуком относительно влиятельного лица, к месту обучения,

должны были ухаживать за подростком и, может быть, за его

конями. Во всяком случае, трех рабов отослали обратно за

полной ненадобностью. Богач был окружен рабами и рабыня-

ми. Эфиопские скороходы бежали перед его колесницей.

 Случалось, что в частных домах к рабам относились по-

патриархальному, так что рабы как бы входили в состав до-

мочадцев. На заупокойной плите привратника Тутмоса (конец

XVIII династии) три рабыни изображены в таких же длинных

платьях и с такими же пышными накладными волосами, что и

сестры хозяйки. И точь-в-точь как те, одна из рабынь держит

у носа благоуханный цветок. В нарядных платьях были изоб-

ражены рабыни и на стенах гробниц второй половины Нового

царства в Фивах-у второстепенного жреца Аменемхеба, и у

управляющего хозяйством небольшого поминального храма

Ра, а в Мемфисе – у стража тамошнего казнохранилища

Мрии. Во всех трех случаях рабыни исполняют обязанности

плакальщиц по умершему хозяину, а одна (у жреца) испол-

няет похоронный обряд разбития горшка. На заупокойной пли-

те придворного сановника XVIII династии Упуатмеса поми-

нальную жертву покойному приносят вместо сына два раба.

В гробнице упомянутого управляющего храма Ра заупокойную

службу по нем правят, кадят и исполняют обряды его рабы –

«(жрец-) заклинатель своего владыки (т. е. владельца)» и

«носитель кадильницы (и) двух ларцов своего владыки»-оба,

как заправские жрецы, в барсовых шкурах! А у стража каз-

нохранилища два раба несут ларцы и барсовую шкуру и каж-

дый назван «(жрецом-) заклинателем». При XVIII династии

один раб даже соорудил своему хозяину Нуни представитель-

ную заупокойную плиту (Британский музей, № 308). От рабов

дошли до нас так называемые «ответчики»Щ-заупокойные

статуэтки («куколки»), обязанные откликаться на том свете,

когда призовут исполнять повинности, и работать за умершего.

В надписи, нанесённой на фигурке такого «ответчика», раб

отождествлялся с самим богом мертвых Осирисом как полно-

правный покойник. Царский брадобрей Сабастет на 27-м году

царствования Тутмоса III даже породнился со своим рабом,

которого «добыл мышцею своею», сопровождая царя, видимо,

в походе. Брадобрей отдал в жены рабу дочь своей сестры с

обязательством отрабатывать повинности за эту последнюю.

Он сделал это самым законным и торжественным образом, в

присутствии придворных чиновников, мало того, увековечил

событие на плите из черного камня со своим выпуклым из-

ваянием (Луврский музей) э.

 Мы видели, что такие рабы разделяли верования своих гос-

под. В большинстве случаев известные нам рабы носили еги-

петские имена. Хозяева охотно давали иноземным рабам еги-

петские имена, нередко в честь египетских богов.

 Конечно, наряду с патриархальными наблюдались и иные

отношения между хозяевами и рабами. Садовник середины

XVIII ^династии по имени Аменемхет хвалился, что тайком от

^тца не познал рабыни его дома. Такого рода вещи были, оче-

видно, обычным явлением. В сказке второй половины Нового

царства Криада, беззаконно овладев имуществом Правды, мо-

жет спокойно положиться на двух его рабов в том, что те не

осушаются и не бросят своего бывшего хозяина в пустыне на

съедение львамю.

 Больших масштабов рабовладение достигло в государст-

венном, царском и храмовом хозяйствах. Здесь основным ис-

точником рабской силы были победоносные войны и дань людь-

ми с покоренных стран.

 Какое огромное количество пленных угонялось в Египет,

показывает надпись Аменхотепа II, найденная подле древнего

Мемфиса. Из одного только похода в Сирию-Палестину царь

привел свыше 100 тыс. пленных: 217 царьков, 179 братьев

дарьков, 3600 апиру (хапиру), 15200 ша'с (палестинских кочев-

ликов), 36300 хури (сирийцев), 15070 нухашше (жителей Ну-

дашше) и 30652 члена их семей-всего 101218 человек. Итог

надо, видимо, несколько уменьшить, так как в самой надписи

указано 89600, а одно слагаемое, именно 30652, написано

очень странно, частично, к тому же цифры были повреждены

эпоследствии и в древности же восстановлены. Правда, про-

чие известные нам цифры, обозначающие численность плен-

яых, много меньше приведенных в надпиши Аменхотепа II, они

яе превышают 3000, а то и 1000 и даже нескольких сотен че-

ловек. Аменхотеп II из другого своего похода в Сирию-Пале-

стину привел оттуда только 2015 пленных. Но походы завоева-

тельные, оборонительные, карательные были постоянным явле-

яием, и поэтому приток пленных не мог не быть значительным.

Правда, часть их вливалась в состав трудового египетского

населения.

 Другим существенным источником рабской силы была

лань с покоренных народов, которую как в первую, так и во

вторую половину Нового царства платили людьми. Судя по

тому, что осталось от списков дани, полученной Тутмосом III,

мужчины и женщины были неотъемлемой частью сиро-пале-

-стинской и эфиопской дани. Количество людей, поступавших

за год в виде дани из Сирии-Палестины, составляло чаще все-

го несколько сотен человек (наибольшее сохранившееся чис-

-ло-700 с лишним). Численность людей, доставлявшихся за

год в том же порядке из южной части Эфиопии, была значи-

тельно меньше, не превышала ста с лишним человек (наи-

большее сохранившееся число-134). Северная же часть

Эфиопии посылала в год от 10 до 30 человек (наибольшее со-

хранившееся число-34).

 Пленных гнали толпами, связанными веревками за шеи, с

руками, зажатыми в деревянные скобы или скрученными са-

мым мучительных способом. Во вторую половину Нового цар-

ства. а может быть, и раньше пленных клеймили, как скот,

калеными печатями с царским именем. С людьми, которых по-

стазляли з зиле дани, сами поставщики обходились как с

пленниками: взрослых МУЖЧИН доставляли скованными.

 Значительная часть пленных поступала в храмы, преиму-

щественно Амона, главного бога, покровителя и защитника

египетской державы и египетского войска. Привод пленных

для заполнения ими его служб-общее место в тогдашних

надписях. По-видимому, за короткий промежуток времени по-

сле своего первого похода в Сирию и Палестину Тутмос III

пожертвовал Амону 1588 сиро-палестинских пленных и еще

какое-то количество эфиопов. Второй царь XX династии Рам-

сес III отдал Амону 2607 сиро-палестинских и эфиопских плен-

ных, а храму Птаха-205.

 Многие иноземцы становились храмовыми рабами в пря-

мом смы-сле этого слова. Чаще всего их использовали в храмо-

вых заведениях, где приготовлялись жертвы. Так как жертво-

приношения бывали весьма богатыми и совершались постоян-

но, такие заведения-они же и места хранения-могли быть

очень крупными. Поскольку приготовлявшееся здесь должно

было быть особенно изысканным, сюда набирали «отборней-

ших» из иноземных невольников, в частности детей сиро-пале-

стинских вла-стителей. В середине XVIII династии пленных

было полно также и в ткацких мастерских Амона, где ткали

разные виды полотна-от плотного до тончайшего. Подне-

вольным ткачам выдавали на год вперед умащение и одежду,

что предполагает наличие у каждого из них жилища или по

меньшей мере обособленного помещения. К рабам в точном

смысле этого слова можно причислить и тех пленных, которые

при XVIII династии использовались в храме Амона для изго-

товления кирпича-сырца и на строительстве. Для времени

XIX династии засвидетельствованы как будто бы храмовые ко-

рабельные рабы (Лейденский папирус 1.350, оборотная сторо-

на). Каждый из рабов получал столько же хлебцев, сколько и

корабельщики и прочие нерабы. Однако неизвестно, были ли

эти невольники иноземцами.

 Мы хуже осведомлены об использовании иноземных рабов

в государственном и царском хозяйствах. В места назначения

«новые» эфиопы поступали целыми толпами, задавая дополни-

тельную работу государственным пекарням и писцам, рассчи-

тывавшим зерно, тесто и припек (раб-эфиоп получал в день

один «большой» хлеб). Мы знаем, что при XIX династии ино-

земцы должны были таскать камни, но были ли эти люди ра-

бамии, на неизвестно. Во вторую половину Нового царства рабынями состояли даже при отрядах ремесленников, трудив-

шихся на столичном кладбище, и получали зерновое доволь-

ствие на месяц вперёд, как и сами ремесленники, но этниче-

ская принадлежность этих рабынь опять-таки неизвестна. При

дворе XIX династии восточноанатолийский сорт пива варили

как знатоки этого дела восточноанатолийские рабы.

 Велико было [...] и использование при дворе рабов-ино-

земцев в качестве слуг. Во времена XIX династии киликийские

(?) юноши, которых в большом количестве доставляли ко дво-

ру, служили не только пивоварами, но и кравчими; умытые,

умащенные, приодетые, представали они пред очи царя. От-

борные молодые сирийцы и эфиопы в белой обуви и тоже при-

наряженные служили царскими опахалоносцами. [...]

   Мы не знаем, как жилось при дворе тем «добрым» юношам,

о которых только что шла речь, но участь их собратьев, заня-

тых на тяжелых работах, должна была быть ужасной. Мы

уже говорили о том, что иноземцев при XIX династии застав-

ляли таскать камни. На изображении времени Тутмоса III по-

казано, как пленные изготовляют кирпич и кладут стены в

службах храма Амона под надзором надсмотрщиков, воору-

женных палками. Вещественным доказательством зверского

обращения с подневольной рабочей силой может тужить на-

ходка, сделанная подле красивейшего поминального храма

фараона-женщины Хатшепсут,-тяжелое кнутовище, надпи-

санное именем корабельщика самого зодчего этого храма вре-

менщика Сененмута. От постоянного употребления оно внизу

вылощило-сь и почернело. Некогда это был бич о двух широ-

ких ременных хвостах. Им, надо полагать, корабельщик под-

гонял подчиненных, когда те тащили к храму привезенный

ими камень (как такими бичами подгоняли гребцов на судах,

показано на тогдашних изображениях). Чего стоили мирные

походы в каменоломни, можно судить по тому, что за один та-

кой поход (в Вади-Хаммамат) при третьем представителе

XX династии Рамсесе IV из 8000 с лишним участников-в их

числе было не менее 800 иноплеменных работников-умерло

900.

 Но далеко не все пленные использовали-сь как рабы. [...]

В египетском войске, особенно во второй половине Нового

царства, служили иноземные воины. Эфиопы бились на сторо-

не египтян во время освободительной войны с «властителями

стран», а во вторую половину XVIII династии составляли едва

ли не основную часть воинских сил, стоявших в мирное время

в Сирии-Палестине (египтяне ненавидели жизнь на чужби-

не). С тех же времен иноземными воинами заселялись крепо-

сти. В конце XVIII династии, при Аменхотепе IV, среди его те-

лохранителей имелись сирийцы, ливийцы и эфиопы, подчинен-

ные, впрочем, египетским начальникам. Воины-шердани слу-

жили в египетском войске еще при XVIII династии. При

XIX династии они образовали едва ли нс основной контингент

Царских телохранителей. При той же династии египетское вой-

ско вообще пополнилось иноземцами. По словам писателя

«литературного критика» того времени, отряд, посланный в

Сирию-Палестину против «мятежников», состоял из

1900 египтян, 520 шердани, 1600 ливийцев одного племени и

100 ливийцев другого и 800 эфиопов (папирус Анастаси 1). Ко-

гда бывает возможно установить происхождение иноземных

воинов, то они оказываются, как мы видели, из числа плен-

ных. Тем не менее эти иноплеменники по своему положению

мало чем отличались от воинов-египтян.

  [...] При XX династии пленные ливийцы с женами и деть-

ми, хотя и поголовно клейменные, были поселены в крепости

под начальством своих же племенных или родовых старшин.

Скот у пленников был, правда, отобран, но они, как настоя-

щие воины, получали из казнохранилища содержание. [...]

 Многих иноземцев использовали как земледельцев. Тут-

мое III после первого похода отдал часть своих сиро-палестин-

ских пленных храму Амона в «надельные (землепашцы) [...]».

[...] Для египтян-землепашцев отличительной чертой была ра-

бота на отдельном участке пахотной земли. И у нас нет ника-

ких причин противопоставлять работу землепашцев из инозем-

цев работе прочих землепашцев. Г...] В правовом отношении си-

риец-землепашец был рабом [...].

 По существу, рядового землепашца от посаженного на зем-

лю раба [...] отличала только относительная свобода, то, что

он не был вещью хозяина. [...]

 Каково было положение пастухов из иноземцев, остается

пока неясным. [...]

 Надо также учесть, что ремесленники были большей частью

египтяне, а не иноземные рабы.

 Итак, часть иноземных рабов по своему положению непо-

средственно смыкалась с низами египетского населения, вли-

валась в его состав.

  [...] Но если египтяне-землепашцы и были «слугами царя»,

а по словоупотреблению Нового царства-»рабами царя» [по-

скольку слово «хем» («слуга», «работник») приобрело значе-

ние раб], то невольниками они все-таки не были. Мы видели,

что при XIX династии храмовые землепашцы сами могли

иметь рабов. [...] Да и школьные поучения времен XIX-

XX династий, рассказывая о тяжелой участи землепашца, [...]

показывают, что имеют в виду землепашца, который отнюдь

не является рабом.

 

КОММЕНТАРИИ

 

 а В качестве дополнительных источников можно посоветовать: Из ле-

топнсей Ту-тмоса Ш^ХПДВ. 1980. Ч. 1. С. 66-71: 1963. С. 84-?8; Указ

Хоремхеба//ХИДВ. 1980. Ч. 1. С. 100-103 (С. 115-119); Лурье И. М.

Очерки древнеегипетского права Х\1-Х веков до н. э. Памятники и иссле-

дования. Л., 1960.

 б Современное понимание термина см.: История Древнего Востока. М.,

1988. Ч. II. С. 471.

 в Немху - букв. «сирота». т. е. простолюдин, бедняк. Следует, однако;

заметить, что в амарнскую эпоху и позже так называют себя иногда бога-

тые и знатные вельможи, желая подчеркнуть, что они всем обязаны царю.

Важными источниками сведений о немху являются: надпись из гробницы

вельможи Май (ХИДВ. 1980. Ч. 1. С. 92-93 (108-109) и указ Хоремхеба

(Там же. С. 100-103 (С. 115-119).

 г Труд рабов на золотых рудниках в Куше (из Диодора Сицилийско-

го)//ХИДВ. 1980. Ч. 1. С. 143-145 (172-174).

 д Переводы см.: Поэзия и проза Древнего Востока//(БВЛ). М" 1973.

С. 66-68; Сказки и повести древнего Египта/Пер, и ком. И. Г. Лившица.

л 1979 С 84-87; Повесть Петеисе III. Древнеегипетская проза/Пер.

М. А. Коростовцева. М., 1978. С. 73-79.

 е Латифундия - крупное земельное владение, где в основном использо-

вался труд рабов. Латифундии возникли во II в. до н.э. в древнем Риме.

 ж ХИДВ. 1980. Ч. 1. С. 103-104 (С. 136-137).

 з Имеется в виду восстание, о котором сообщают Речения Ипусера к

пророчество Неферти (ХИДВ. 1980. Ч. 1. С. 42-53 (С. 63-73); С. 53-56

(С. 73-76)).

 и Ср.: ХИДВ. 1980. Ч. 1. С. III (С. 132). Нет никаких данных о соци-

альном статусе Ирсу: он мог быть не только рабом, но и воином и даже

вельможей, так как в это время в Египте жили чужеземцы и некоторым из

1Я1 удавалось выдвинуться. Имя этого человека скорее всего неегипетского

происхождения. Нет никаких данных и о помощи восставшим со стороны

ливийцев (другое дело, что последние не упускали случая вторгнуться в

ослабевший Египет).

 к Яфетидология, или «новое учение о языке»,-лингвистическая теория

Н. Я. Марра, возводившего происхождение всех языков к четырем перво-

элементам.

 л Семдет - букв. «профессии». Согласно Е. С. Богословскому, основная

категория непосредственных производителей материальных благ, занимав-

шихся земледельческим и «неквалифицированным» трудом (Богослов-

ский Е. С. Древнеегипетские мастера. По материалам из Дер эль-Медина.

М., 1983. С. 289-296; Он же. 1984-а; ср.: Редер Д. Г. Рабы и поддан-

ные (семдет) египетских храмов в XII в. до н. э. по статистическим данным

большого папируса Гаррис//УЗМОПИ. 1940. Вып. II. С. 100-143).

 м «Жизнь, здоровье, сила!»-благожелательная формула, употребляв-

шаяся после имени фараона и членов его семьи. Обычно переводится: «да

будет он жив, невредим, здоров!» или «да будет он жив, цел, здоров!».

 н Перевод текста см.: ХИДВ. 1963. С. 130-132.

 о В эпоху Нового царства чеканных денег не существовало. При торго-

вых операциях пользовались весовыми единицами; дебен («круг», «коль-

цо») = 91 г серебра и кедет (ките, кит – «деньга» – дебепа) ̴ 7,1 г при

XVIII династии; при XIX-XX династиях «деньга» стала составлять

1/10 «круга» (9,1 г). Кроме серебра мерой стоимости служило золото, а во

второй половине Нового царства - медь. На практике торговля часто оста-

валась меновой, по сначала предметы, предназначенные на продажу, оцени-

вали в серебре.

 п В настоящее время некоторый сравнительный материал имеется-см.

табл. на с. 33.

 р По данным, приведенным Е. С. Богословским в таблице, 373 г сереб-

ра – это стоимость-7087 л зерна.

 

 с Имеется п ВИДУ стела Аменхотепа Н из Мнт-Рахинс (сопр. селение на

территории дрепнего Мемфиса)- ХНДВ. 1980. Ч. 1. С. 71-74 (С. 96-99).

 т «Баки» (м. р.), «бакит» (ж. р.), «бакиу» (мн. ч) - новоегипетские

формы среднеегипетскнх «бак:», «бакет», «баку».

 у «Место Правды»-поселок работников царского некрополя около

Фив (совр. Дер эло-Медина).

 ф Ремесленники в Дер эль-Медине составляли «соединение», делившееся

на две половины.

 х Богословский Е. С. Об основных производителях материальных

и духовных ценностей в Египте второй половины II тысячелетия до н. э.//

Проблемы социальных отношений и форм зависимости на древнем Восто-

ке. М" 1984. С. 52-80.

 ц См. сноску «м».

 ч Метек (букв. «переселенец») - чужеземец в древней Греции, пересе-

лившийся в какой-либо полис (источники сохранили больше всего сведений

об афинских метеках). Будучи лично свободными, они не имели граждан.

ских прав и должны были платить особый налог на право жительства, за.

нятия ремеслом или торговлей.

 ш См. сноску «о».

 щ Обычно употребляется египетский термин «ушебти».

 э Об этом памятнике см.: Лурье И. М. К проблеме домашнего раб-

ства в древнем Египте//ВДИ. 1941. № 1. С. 196-198.

 ю См. перевод: Повесть Петеисе III. Древнеегипетская проза. С. 68-72;

Сказки и повести древнего Египта. Л" 1979. С. 103-108; Поэзия и проза

Древнего Востока. М., 1973. С. 50-52.

 

Раздел II

 

СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА

СТАРОВАВИЛОНСКОГО ОБЩЕСТВА

 

 

Основным источником по дан-

ной теме являются законы вавилонского царя Хаммурапи

VIII в. до н. э.). Перевод этих законов, осуществленный

М. Дьяконовым, с комментарием, сделанным им же и

Я. М. Магазинером, опубликован в ВДИ (1952, № 3). Перевод

Л. А. Липина, помещенный в «Хрестоматии по истории Древ-

Дего Востока» (М., 1963), заново отредактирован, уточнен и в

ряде случаев исправлен В. А. Якобсоном и переиздан в «Хре-

стоматии по истории Древнего Востока», ч. 1 (М., 1980).

 Весьма полезно использовать в процессе семинарских заня-

тий собрание административных, хозяйственных и частнопра-

вовых документов старовавилонского периода а, опубликован-

ных А. П. Рифтиным (Старовавилонские юридические и адми-

нистративные документы в собраниях СССР. М.; Л., 1937).

 Законы Хаммурапи с момента их обнаружения в Сузах

французской археологической экспедицией в 1901-1902 гг. не-

однократно издавались, переводились, комментировались и

Научались. Первый их перевод был сделан французским иссле-

дователем В. Шейлем. Далее последовали переводы Г. Винкле-

ра, А. Унгнада, У. Дэвиса, Ф. Харпера, П. Крюисльс и других

на различные европейские языки. Как справедливо отмечает

Д» Г. Редер в помещаемой ниже статье, «литература, посвя-

'Щенная законодательству Хаммурапп, является необозримой и

охватывает целый ряд проблем». Наши соотечественники так-

же активно включились в изучение этого юридического памят-

ника древности. Отметим важнейшее исследование и перевод с

языка оригинала – книгу И. М. Волкова «Законы вавилонско-

го царя Хаммураби»б, вышедшую в 1914 г. в серии «культур-

но-исторические памятники Древнего Востока», издававшейся

под руководством Б. А. Тураева.

 В настоящее время выделяются как классические капи-

тальные две работы, посвященные Законам Хаммурапи: это

уже упоминавшаяся работа И. М. Дьяконова и Я. М. Магази-

нера (ВДИ. 1952. До 3) и работа английских исследователей

Дж. Драйвера и Н. Майлса «Вавилонские законы» в 2-х томах

(Оксфорд, 1955-1956). Из новых работ следует отметить мо»

нографию чехословацкого ассириолога И. Климы «Древней-

шие законы человечества» (Прага, 1979). А из новейших-

целый ряд статей советского ассириолога В. А. Якобсона, из

которых в первую очередь мы отсылаем читателя к статье

«Возникновение писаного права в древней Месопотамин»

(ВДИ. 1981. № 4) и к автореферату его докторской диссерта-

ции «Законы Хаммурапи как источник по истории древней Ме-

сопотамии» (Ленинград, 1988), основные положения которой

нашли отражение в вышедших в издательстве «Наука» «Исто-

рии Древнего Востока». Т. 1. Ч. 1 (М., 1983) и в «Истории

древнего мира». Т. 1 (М., 1989). Итоговый вывод автора: «За-

коны Хаммурапи... отражают объективную реальность и явля-

ются для нас энциклопедией сведений об экономике, культуре,

праве и об обществе в целом старовавилонского периода» (аз-

тореф. С. 39),-преодолевает возникшую в 60-70-е годы ги-

перкритическую тенденцию оценивать Законы Хаммурапи как

литературный памятник, «царскую надпись апологетического

жанра» (Дж. Финкельстейн), отвергать их законодательную

природу (Ф. Краус), утверждать, что им при'сущ лишь мораль-

ный аспект, а отнюдь не юридическое действие (И. Ренгер).

 Возвращаясь к уже проверенной десятилетиями оценке За-

конов Хаммурапи как исторического источника, следует под-

черкнуть. что в них отражена «классовая структура старовави-

лонского общества», хотя «лишь в самых общих очертаниях

Г...], поскольку законы отражают социально-экономический

строй общества не непосредственно, а в преломлении через

правовые воззрения в духе классовых интересов господствую-

щего класса» (Дьяконов И. М. Указ. соч. С. 264).

 Законы Хаммурапи позволяют достаточно полно рассмот-

реть социальную структуру современного им вавилонского об-

щества. Именно в этом обширном юридическом сборнике мы

встречаемся с тремя классами вавилонского общества: рабо-

владельцами, мелкими производителями материальных благ и

рабами. Четко выделяются три сословия: 1) свободных, полно-

правных общинников-авилумов, 2) свободных, но ограничен-

ных в правах «царских людей»-мушкенумов и 3) рабов (вар-

думов). Мы встречаемся также с представителями различных

профессий, довольно замкнутых социальных групп: тамкары и

шамаллумы-торговцы; редумы и баирумы-воины; жрече-

ство; представители сельскохозяйственных и ремесленных про-

фессий, к которым примыкала и «интеллигенция» (врачи, ве-

теринары). Они занимали различное положение в экономиче-

ской системе государства, в отношениях собственности, имели

очерченный круг прав и обязанностей, располагали опредвлен-

ным отношением к себе со стороны общества и государствен-

ный власти.

 Судить о социальной структуре вавилонского общества не-

просто. С начала XX в. сложилась известная концепция

Эд. Мейера о цикличности исторического развития, согласно

которой он и его последователи усматривали наличие феодаль-

ных и капиталистических отношений в древнем мире, в том

числе и в Месопотамии. Подобная точка зрения имела место,

например, в работах немецких историков Б. Майснера «Вави-

лония и Ассирия» (Гейдельберг, 1920) и М. Вебера «Аграрная

история древнего мира» (пер. с нем. М., 1925). Эту концепцию

восприняли и развивали вплоть до середины 30-х годов наши

отечественные исследователи Н. М. Никольский, А. И. Тюме-

нев и др. После дискуссии 30-х годов в кругах научной общест-

венности возобладала активно утверждаемая В. В. Струве точ-

ка зрения на древневосточное общество как на общество ра-

бовладельческое, базирующаяся на фактическом материале из

истории древнего Египта, Хеттского государства, но более все-

го – Месопотамии, особенно времен Шумеро-Аккадского цар-

ства III династии Ура. С некоторыми поправками и отступле-

ниями она была вскоре принята всеми советскими востоковеда-

ми и повторно дискутировалась на новом теоретическом и фак-

тологическом уровне в 60-х годах, конкурируя с «теорией фео-

дализма» и «азиатского способа производства»в.

 В разделе, посвященном историографии проблемы социаль-

ной структуры старовавилонского общества, подобраны фраг-

менты исторических трудов и ряд несколько сокращенных ста-

тей отечественных востоковедов, занимавшихся ее изучением.

Они представляют определенные хронологические этапы изуче»

иия социально-экономических отношений в Месопотамии 11 тыс.

до н. э.: это работы И. М. Волкова (1914 г.), Н. М. Никольско-

го (40-е годы), В. В. Струве, И. М. Дьяконова (50-е годы),

Д. Г. Редера (70-е годы), В. А. Якобсона (60-80-е годы).

 В данных работах отразились некоторые общетеоретические

спорные вопросы: о степени развития рабства, его источниках,

 Общих чертах и различиях, характерных для тех или иных

стран древнего Востока (например, Вавилонии, Палестины), а

также в сравнении с античным «классическим» рабством. Осо-

бенно интересным (различающимся в ряде случаев в трактов-

ке и переводе тех или иных терминов или параграфов сборни-

ка Законов) является взгляд этих исследователей на пробле-

му долгового рабства, связанную с имущественной дифферен-

циацией, ростовщичеством, уставом древневосточной патриар-

хальной семьи.

 Весьма интересны и разнообразны взгляды ученых на проб-

лему «мушкенумов» - сословия свободных, но неполноправных

^йодей. Б. Майснер считал их «пролетариями», И. М. Волков –

«вольноотпущенниками». В. В. Струве полагал, что это поко-

ренное амореями население юга Двуречья. И. М. Дьяконов

В. А. Якобсон видят в них «царских людей», условно владев-

ших землей за службу дворцу. Для более детального ознаком-

ления с этой проблемой полезно и необходимо обратиться к

статье И. М. Дьяконова «Мuskenum» и повинностное землевла.

дение на царской земле при Хаммураби» («Еоs». 1956. 48. N 1).

Наконец, ниже приводятся две статьи В. А. Якобсона, одна из

которых посвящена торговцам, другая-воинам, наиболее по-

дробно представленным в Законах Хаммурапи профессиональ-

ным группам свободного населения Вавилонии.

 Для расширения знаний об экономических, социальных,

правовых, психологических сторонах жизни старовавилонского

общества полезно также обратиться к книгам: Дьяконов И. М. Люди города Ура (М., 1990); Кленгель-Брандт Э. Путешествие в древний Вавилон (обширное предисловие В. А. Якобсона) (М., 1979); Козырева Н. В. Древняя Ларса (М.: Наука, 1988).

 Предлагаемые ниже статьи и фрагменты исторических тру-

дов вышеупомянутых авторов позволяют проредить историю

изучения социально-экономических отношений в Вавилонии

времен Хаммурапи со многими ее спорными вопросами, а так-

же могут быть использованы для изучения непосредственно по

источнику-Законам Хаммурапи - ряда вопросов социальной

структуры: например, рабство в Вавилонии, проблема ростов-

щичества и долговой кабалы, место мушкенумов в сословной

структуре вавилонского общества, царские воины, вавилонская

торговля и торговцы во II тыс. до н. э.

 

Дата: 2018-11-18, просмотров: 368.