И.М. Волков. ЗАКОНЫ ВАВИЛОНСКОГО ЦАРЯ ХАММУРАБИ

М, 1914

 

С о с л о в и я

 

 Возглавляемое монархом вавилонское общество делится на

три сословия, резко обособленных одно от другого в отноше-

нии их прав и обязанностей. Основную массу населения со-

ставляет класс свободных («авилум»). Это граждански полно-

правные вавилонские подданные, в большинстве своем владев-

шие землей и несшие имущественные и личные повинности в

пользу государства. Следующим общественным классом были

вольноотпущенники («мушкенум»). Состоя в большинстве слу-

чаев из бывших рабов двора или храма, вольноотпущенники

не могли приобрести гражланскои полпоправкости наразне с

свободными, и, например, при нечаянном убийстве в ссоре за

вольноотпущенника уплачивается ввиде пени треть мины се-

ребра (ст. 208), тогда как за свободного-полмины (207), но

зато в силу клиентческих отношений к прежнему господину –

 

двору или храму – они пользовались и некоторыми преимуще-

ствами перед свободными; так, например, покража у вольноот-

пущенника возмещается в десятикратном размере (8), между

тем как свободному просто возвращается украденное.

 Низший общественный слой составляют рабы («вардум»).

ме военнопленных, а также покупных рабов значительная

этого класса состояла из порабощенных и ставших бес-

ыми свободных. Таковы, например, преступники и несо-

стоятеьные должники. Последние для расплаты с долгами

могли предоставить кредитору своих жену и детей во времен-

ное рабство (117) или же были порабощены насильно (114,

115). Рабы рассматриваются законом как вещь, находящаяся

полной собственности хозяина. Подобно всякому другому ро-

ду имущества, право собственности на рабов переходило в

мье от поколения к поколению. Рабов продают (278-281),

продают (117) и закладывают (118)1. Повреждение их

ровья или лишение их жизни считается не более как толь-

повреждением или уничтожением имущества их господина,

орому виновный и обязан возместить ущерб. Так, за лише-

ние жизни раба-вольноотпущенника по неосторожности – на-

пример, врачом (219) или строителем (231) – виновный обя-

зан отдать раба за раба; за смерть раба в доме кредитора по

вине последнего (216), за умерщвление его бодливым быком

(252), за смертельный удар, нанесенный рабыне дерущимися

II), господину их уплачивается треть мины, за удар, причи-

нивший беременной рабыне выкидыш, - 2 сикля (213), за по-

вреждение глаза рабу или неудачную операцию, повлекшую за

собою его смерть,-половина его стоимости (220). При всем

доверии, каким иногда раб мог пользоваться со стороны гос-

подина, он не имел права самовольно распоряжаться чем бы

то ни было из имущества последнего, например, продавать его,

закладывать и проч. Не говоря уже о самом рабе, даже поку-

патель, совершивший с ним куплю-продажу, наказывался

смертью (7). Против бегства рабов, по-видимому, нередкого в

Вавилонии, были принимаемы серьезные меры, как, например,

обыски подозрительных домов и проч. Иногда царь по получе-

нии от кого-либо прошения о правительственной помощи в де-

ле отыскания беглого раба лично принимал меры к розыску

беглеца. За содействие бегству и укрывательство казенного

"раба или раба-вольноотпущенника и отказ выдать его на тре-

бование власти виновный подлежал смертной казни (16), рав-

но как и поимщик раба, которого, поймав, он держит у себя,

медля с возвращением его господину и тем навлекая на себя

подозрение в укрывательстве (19). Наоборот, поймавший раба

и доставивший его господину получает за услугу два сикля

(17). Поимщик, бывший не в силах удержать в своих руках

Пойманного беглого раба, может снять с себя подозрение в по-

пустительстве клятвою именем божиим (20). В случае отказа

пойманного раба назвать имя своего господина оно устанавли-

вается в местном правительственном присутствии (18); за от-

речение от своего господина раб наказывается отсечением уха

(28). Для обозначения рабского состояния на рабов налага-

лись особые знаки, может быть, вырезаемые или выжигаемые

на теле. Сборником Хаммураби предусматривается случай не-

законного наложения знака неотчуждаемого раба. За наложе-

ние рабу такого знака без согласия господина клеймильщик

наказывается отсечением рук (226), а за склонение его к это-

му путем обмана виновный подлежит смертной казни и зары-

тию в своем доме (227). Необычайная тяжесть наказания в

данном случае объясняется, вероятно, тем, что такое клейме-

ние влечет за собою важное ограничение владельческих прав

господина, лишаемого этим возможности продать раба или от-

дать его в обмен на другого. Торговые сделки относительно

рабов нередко сопровождались оговорками насчет их здо-

ровья, неоспоримой принадлежности продавцу и проч. Если раб

заболел в первый со дня покупки месяц, то покупателю воз-

вращаются деньги, а продавцу-больной раб (278); очевидно,

предполагается, что продавец, зная о предрасположенности ра-

ба к известной болезни, лукаво умолчал о ней; ответственность

за проданного раба в случае, если на него будет заявлена вла-

дельческая претензия со стороны третьего лица, падает на про-

давца (279). Если кто-нибудь купит за границею убежавшего

или уведенного туда раба-соотечественника и по возвращении

их на родину объявится господин раба, то последнего должно

безвозмездно вернуть господину (280); если же раб-инозе-

мец, то покупатель получает обратно указанную им клятвенно

покупную плату (281). В первом случае наказание налагается.

по-видимому, за предполагаемое злонамеренное бездействие

покупателя раба по отысканию рабохозяина. Из общего поло-

жения о рабах законом делаются некоторые изъятия для ра-

бов из бывших свободных, закабаленных за долги, и для рабы-

ни, родившей, в качестве наложницы господина, детей. Закаба-

ленные за долги не могли находиться в рабском состоянии бо

лес трех лет (117). Родившая детей рабыня в случае, если он^

попала в чужие руки для уплаты долгов своего господине:

могла быть выкуплена последним (119). В случае неповинове-

ния своей госпоже она не могла быть продана, а только низве-

дена на положение обычной рабыни, в котором находилась до

деторождения (146). Дети ее госпожи не имеют права на по-

рабощение ее детей, а в случае признания их законными со

стороны отца последние являются его полноправными наслед-

никами наряду с детьми главной жены (170, 171). Казенному

рабу и рабу-вольноотпущеннику дозволяется жениться на сво-

бодной, и дети от такого брака свободны (175). Приданое

вдовы такого раба было неприкосновенно для господина, ч

то/п.ко совместно нажитое супругами имущество делилось меж-

ду вдовою и господином (176). Смотря на рабов как на пол-

ную собственность господина, закон, как видим, все же при-

знает за рабом человеческое достоинство и не только не дает

господину права жизни и смерти в отношении к нему, но даже

доставляет рабу некоторые из благ общежития, обычно яв-

ляющиеся привилегией свободных классов общества.

 

П р о ф е с с и и

 

 Наряду с сословиями сборником Хаммураби отмечаются

также профессиональные занятия. Первые места среди них за-

нимают придворные служащие, из которых в сборнике назва-

ны только тапгагит (вероятно, царский телохранитель) и

высшее жречество; те и другие стояли в непосредственной бли-

зости к царю как средоточию светской и духовной власти. Из

других государственных служащих в сборнике Хаммураби упо-

минаются не совсем ясные по своим функциям «р е д у м» (ве-

роятно, тяжеловооруженный солдат), «б а и р у м» (вероятно,

легковооруженный солдат), «д е к у м» (вероятно, нечто вроде

фельдфебеля) и «л у б у т т у м» (вероятно, один из офицерских

чинов). В соответствии с важным государственным значением

религии и храмов в Вавилонии почетное положение среди дру-

гих профессий занимают и храмовые служащие. Из них сбор-

щиком Хаммураби отмечаются только лица женского пола:

божья жена» (40), «божья сестра» (110), храмовая дева (181)

храмовая блудница (181). Низшие ступени профессиональ-

но-служебной лестницы занимают крупные купцы и предпри-

ниматели, ремесленники и, наконец, поденщики.

 При частых войнах эпохи Хаммураби вопросам обороны

страны, естественно, должно было уделяться особенно много

внимания. Кроме народного ополчения в Вавилонии было по-

стоянное войско, служба которого была организована на нача-

лах, напоминающих средневековые ленные начала. Военнослу-

жащий обязан был по первому царскому требованию высту-

пить в поход. За уклонение от военной службы, равно как и за

попустительство этому, виновный подлежал смертной казни

(26, 33). В вознаграждение за службу военнослужащие полу-

чали от. государства в наследственное пользование земельные

участки с инвентарем. Эти участки законом считаются неот-

чуждаемыми (36), они не подлежат даже продаже за долги

(38), и торговая сделка относительно их признается недействи-

тельной (37). Пользование ленным земельным участком обус-

ловлено исключительно личным отправлением служебных обя-

занностей со стороны военнослужащего. В случае замещения

Связанной с леном должности другим последний вступает в

пользование леном даже в том случае, если прежний владелец

лена находится в плену н, таким образом, по совершенно не

Зависящим от него обстоятельствам, не может отправлять сво-

их служебных обязанностей; в случае же своего возвращения

на родину он одновременно с возобновлением отправления

служебных обязанностей получает и свой прежний лен (27),

если, впрочем, его отсутствие длилось не более трех лет (30).

Если у него есть сын, то, в крайнем случае, он мог заступить

служебное место отца, вместе с чем к нему переходил и отцов-

ский лен (28): если же, по своему малолетству, сын был еще

непригоден к службе, то его матери дается треть лена на со-

держание ее с детьми (29). Вообще государство очень забо-

тится о своих служащих; так, если военный не в состоянии

сам выкупить себя из плена, он выкупается на средства храма

своей местности, в крайнем случае-на счет казны (32). На

тех же самых началах наделения землею от государства осно-

вана была и служба многочисленного чиновничества, пристав-

ленного к разным частям сложного государственного механиз-

ма. Из этих агентов правительства в сборнике Хаммураби упо-

минается только тамкар (40), функции которого состояли в

сборе налогов и взносов, поступавших в царскую казну и скла-

ды, а также в выдаче ссуд торговым агентам и купцам, при

посредстве которых велась торговля с окраинами государства

и другими странами.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

 1 Документ купли-продажи рабов имеет обычно приблизительно такую

форму: «Анаку-илумма, сын Маннийа, купил рабыню по имени Ит-Иштар-

милки у Иштар-илшу, Идннъятума и Нарамсина. В качестве полной платы за

это он отвесил 16 сиклей серебра. Иштар-илшу, Идинъятум и Нарамсин ни-

когда не могут заявлять какой-либо (судебной) претензии на Ит-Иштар-мил-

ки. Они поклялись перед богом Нумушда и царем Хаммураби». Присоединены подписи девяти свидетелей (из врем. Хаммураби).

 

Дата: 2018-11-18, просмотров: 69.