В. В. Струве. ПРОБЛЕМА ЗАРОЖДЕНИЯ, РАЗВИТИЯ

И РАЗЛОЖЕНИЯ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИХ ОБЩЕСТВ

ДРЕВНЕГО ВОСТОКА

 

И Г А И М К. 1934. Вып. 77. С. 70-109

 

О названиях для рабства и разного рода зависимости со-

брал материал Байе [...]. Он пришел к слишком скептическим

выводам, не находя в египетском определенного названия для

раба. Ряд терминов, привлекаемых Байе, конечно, не имеет ни-

чего общего с обозначением раба, указывая на отношения под-

чиненных, которые могут быть и между свободными людьми,

или же просто на профессию. Другие вполне могут быть интер-

претированы как название для рабов. Так, слово «хем», соглас-

но определенным многократным указаниям папируса Харрис,

обозначает военнопленного раба б [...] После изъятия терми-

нов, не имеющих ничего общего с понятием раба как таковым,

мы получим в египетском, вероятно, не больше терминов для

раба, чем в греческом. [...]

По мере роста производительных сил численность рабов в

древневосточных обществах растет. В большом количестве они

работают над ирригационной сетью. [...]

Случайно для Нового царства мы не располагаем ни соот-

ветствующими текстами, ни изображениями, но, несомненно,

большая часть военнопленных-рабов была занята на этих ра-

ботах [ирригационных]. Ср. известное изображение азиатов, по-

ливающих из шадуфа сад в гробнице Апуи.[...] Они работают и

в ремесле. На рельефах и фресках гробниц Нового царства мы

видим таких рабов-ремесленников. О них сообщают египетские

и вавилонские тексты. Они работают на поле, согласно свиде-

тельствам египетских текстов и изображений. Вспомним рабов у

«немху» (мелкие землевладельцы) в. Рабы имелись в храмовом

хозяйстве Египта и Вавилонии; рабы в царском хозяйстве упо-

минаются и в египетских папирусах. [...] Они работали на по-

лях, подлежащих ведению номарха: например, на изображени-

ях гробницы номарха Пахери мы видим рабов, впряженных в

плуг. Много рабов работало и на войско и на войну, которая

также являлась одной из важнейших отраслей производст-

ва. [...]

Несомненно, и в египетском войске имелись рабы в качест-

ве обслуживающего элемента. [...]

В рудниках рабы работали в Египте, наверное, и в эпоху

Нового царства, как и в более позднюю эпоху в золотых ко-

пях Нубии г.

Наряду с военнопленными работали в рудниках, а также на

ирригационной системе и осужденные преступники. [...] Рабы

были заняты и на строительных работах. Об этом нам свиде-

тельствуют изображения гробницы Рехмире, об этом нам сооб-

щает и Библия, когда она рассказывает о том, что евреи в

 

Египте должны были изготовлять кирпичи. Любопытно, что и

тексты Нового царства нам сообщают о евреях, которые тащат

камни для построек храмов в Мемфисе. Мы встречаем рабов,

как гребцов на кораблях. [...] Всячески использовались, конеч-

но, домашние рабы. Чрезвычайно многочисленны они были во

дворце царя и в домах вельмож.

При столь широком и разностороннем применении рабского

труда вполне понятно, что ближневосточные общества вступают

на путь войн, чтобы добыть эту драгоценную рабочую силу. [...]

Сейчас же я остановлюсь специально на Египте Нового царства

(около 1550-1100 гг. до н. э.), ибо определение египетского об-

щества как рабовладельческого вызывает наибольшие сомне-

ния.

Полезно будет предпослать здесь указание на то, что и те

буржуазные историки, которые в особенности настойчиво дока-

зывают, что на Востоке всегда был феодализм, и категорически

утверждают, что никогда мы не можем здесь говорить о каком-

либо рабовладельческом обществе, должны перед лицом фак-

тов признать, что Египет Нового царства в этом отношении -

исключение. [...]

Эти только что процитированные заявления крупнейших

буржуазных историков [Эд. Мейера и М. Вебера^ обусловлены

тем громадным материалом, который свидетельствует нам об

обильном притоке военнопленных варваров в Египет. Мы ви-

дим их, приводимых толпами, на рельефах храмовых стен и

гробниц, мы видим их избиваемыми дубинами при регистрации

писцами. Они приводятся в Египет и с поля битвы и в качестве

дани; приводятся они и сухопутными путями и ввозятся на су-

дах. Идут в Египет в качестве пленных и мужчины, и женщи-

ны, и дети, пригоняются нубийцы и негры с юга, ливийцы с

запада, семиты с востока и севера. Они оставляются и в цар-

ском хозяйстве, и тысячами передаются в храмы, десятками их

дарят чиновникам и воинам. Несомненно, из этого числа рабов

перепадает кое-что и в руки лиц частных - ремесленников и

более зажиточных крестьян. «Немху», «сироты», мелкие земле-

владельцы Нового царства, являются, как это подчеркнул

Ю. Я. Перепелкин в своей диссертации о тель-амарнской лите-

ратуре, вместе с тем и рабовладельцами.

Походы приобретают теперь в Египте характер определен-

ной охоты за людьми. Каждый поход заканчивается приведени-

ем в Египет «пленных без числа». Так. в надписи из гробницы

известного воина Яхмоса мы читаем: «уведены подданные их

в плен» или же «нет числа пленным, уведенным его величест-

вом после своей победы». Царь Аменхотеп III говорит в своем

храме в Фивах: «Его рабочий дом заполнен рабами и рабыня-

ми, детьми князей всех стран, добычей его величества» и т. д.

Этот список цитат можно было бы по желанию увеличить до

бесконечности. Даже сам царь берет пленных. Так, мы читаем

на стеле Аменхотепа II в Карнаке следующее: «Его величест-

во сам сражался врукопашную. Он был подобно льву со свер-

кающими глазами... Список того, что сам его величество за-

хватил в этот день: «18 живых азиатов и 19 голов скота».

Египетские войска шли теперь в поход, подобно войскам

Карфагена, с заранее заготовленными кандалами для военно-

пленных. [...]

 [...] обычай везти с походным снаряжением и оковы для

пленных засвидетельствован нам одним текстом. Правда, этот

текст не что иное, как историческая сказка, но и историческая

сказка должна отображать адекватно быт эпохи. Названная

сказка повествует нам о взятии генералом Дхаути (это истори-

ческое лицо, гробница которого сохранилась) города Яф-

фы д. [...]

Громадное количество военнопленных, вывозимых египтяна-

ми в течение почти трех веков из года в год в долину Нила,

увеличивали число рабов и в царском хозяйстве и храмовом, а

также и в частновладельческом. Так, пять рабов сопутствуют

молодому человеку, который имеет намерение сделаться колес-

ничим. По нескольку рабов имеют даже и низшие служащие

храма, вроде пастухов.

Громадное число рабов сделало возможным и в Египте, да-

же в условиях ирригационного земледельческого хозяйства, пе-

реход на латифундиальныйе рабовладельческий способ произ-

водства на царских и храмовых землях. Конечно, это было воз-

можно лишь при условии весьма тщательно налаженного и про-

думанного контрольного аппарата, рекрутирующегося из сво-

бодных людей. Лишь в таком случае можно было пользоваться

трудом подневольных людей, оторванных от средств производ-

ства на орошаемых полях. При других условиях нельзя было

доверить рабу столь ценное и сложное орудие производства,

как ирригационный участок. [...]

В эпоху Среднего царства и Нового царства производитель-

ные силы Египта поднялись также на столь же высокую сту-

пень, и мы имеем здесь столь же сложную и точную систему

отчетности. До нас, к сожалению, дошли лишь жалкие остатки

этих ценнейших отчетных папирусов, но и то, что сохранилось,

например счетные папирусы нашего эрмитажного собрания или

знаменитые счетные папирусы магазинов царского двора в

Мемфисе, хранящиеся в Парижской национальной библиотеке

(фрагменты их хранятся и в Институте книги, документа и

письма, как это доказал Н. А. Мещерский), свидетельствует о

том, что отчетность и большого хозяйства, оперировавшего

большими цифрами, была поставлена на должную высоту.

Мы имеем ряд указаний на то, что на царской храмовой

земле имелось латифундиальное хозяйство. Об этом нам свиде-

тельствуют изображения уже упомянутой гробницы Пахери.

О том же свидетельствуют и анналы Тутмоса III на стенах

карнакского храма, когда они рассказывают нам об использо-

вании военнопленных, передаваемых храму Амона: «Передал

мое величество всех военнопленных, которых привел мой меч

из первого похода и которых он (Амон) давал мне, чтобы на-

полнить его рабочие дома, в качестве ткачей для изготовления

тканей и в качестве земледельцев для обработки храмовой зем-

ли, производящей зерно, в целях заполнения закромов храмо-

вого владения».

Конечно, это латифундиальное хозяйство сосуществовало в

Египте Нового царства наряду со средним и мелким владени-

ем, о котором мы имеем также достаточно сведений, причем

и это землевладение, как я выше уже указывал, пользовалось

рабским трудом наряду с трудом самих землевладельцев. [...]

И в Египте Нового царства, как впоследствии и в Карфаге-

не, рабы были дешевы и могли быть эксплуатируемы самым

безжалостным образом. Вполне понятно, что при таких усло-

виях латифундиальной эксплуатации рабы должны были меч-

тать об изменении своего положения, а это было возможно

лишь путем борьбы рабов против угнетающего их общества.

Эта борьба могла принять самые разнообразные формы. Она

могла выявиться в простом бегстве отдельного раба. [...^ Та-

кое бегство отдельных рабов должно было быть частым явле-

нием в Египте теперь, в эпоху Нового царства, при столь силь-

ной эксплуатации.

Из папирусов мы узнаем о хорошей организации борьбы с

бегством рабов. Так, например, в папирусе Анастаси (V, 19, 2

и ел.) мы читаем [...]ж.

Бегство могло принять массовый характер. [...] Такое мас-

совое бегство нам засвидетельствовано и для Египта, я имею в

виду бегство евреев из «дома рабства» Египта, ибо я полагаю

и теперь, как тринадцать лет тому назад, что рассказ Библии

о пребывании евреев в Египте не являлся мифом, а традицией,

сохранившей кое-что о далеком прошлом праистории еврейских

племен.

Рабы не только бежали от своих господ, но и восставали

против общества, угнетавшего их, с оружием в руках. Иной раз

они восставали совместно с обедневшими свободными против

зажиточной рабовладельческой верхушки. С таким восстанием

мы познакомились выше, когда разбирали смуту, имевшую мес-

то в Египте в конце Среднего царства з [...]

Опираясь на своих свободных собратьев, рабы могли рас-

считывать на успех. Мне думается, что мы имеем некоторые

указания на наличие подобного рабского восстания, поддержан-

ного свободными соплеменниками рабов в конце 19-й династии

(около 1250 г. до н. э.). Текст, который нам сообщает об этом

событии, уже давно известен в науке. Это 75-я страница боль-

шого папируса Харрис, который с этой точки зрения, насколько

мне известно, никогда еще не был интерпретирован. [...]

 «[...] После этого наступили другие времена с голодными

(букв. пустыми) годами. Некий сириец, бывший с ними (т. е.

среди них, египтян), сделал себя великим. Он сделал всю стра-

ну подданной перед собой одним. Он соединил своих товарищей

и грабил их (т. е. египтян) имущество»и. [...]

Многие исследователи, в том числе и я сам, лет тринадцать

тому назад был склонен видеть в этом сирийце, захватившем

во время голодных лет власть в Египте, библейского Иосифа.

Если бы это и было так, то это все же не меняет моего тепе-

решнего толкования событий. Ведь и Иосиф был, согласно биб-

лейской традиции, не кем иным, как купленным рабом. Этот си-

рийский раб папируса Харриса, опирающийся на своих това-

рищей, т. е. таких же чужеземных рабов, каким он был сам,

захватывает власть над Египтом. Объединив рабов вокруг се-

бя, а это было легко, поскольку латифундиальные поместья ца-

ря и храмов объединяли большое количество рабов в органи-

зованные отряды, он грабит имущество своих господ и унич-

тожает культ богов, покровителей общества, угнетавшего его

и его товарищей. [...]

Успех, который выпал на долю первого засвидетельствован-

ного историческим текстом рабского восстания, объясняется^

конечно, тем, что восставшие рабы получили помощь со сторо-

ны варварских племен, преимущественно ливийских, соседящих

с долиной Нила. [...]

Все эти приведенные мною тексты говорят о той легкости, с

которой варвары могли вторгаться в Египет. Это, конечно, об-

легчалось не только близостью территорий их поселений к Егип-

ту, но и, несомненно, той помощью и поддержкой, которую они

находили у своих многочисленных соплеменников, пребывавших

в качестве рабов в рабовладельческом обществе Египта. [...]

Рабское восстание конца 19-й династии нанесло рабовла-

дельческому обществу, сложившемуся в долине Нила, со-

крушительный удар, от которого оно оправиться уже не смог-

ло. [...]

Причина подобной слабости египетского рабовладельческо-

го общества была обусловлена, конечно, тем, что ему приходи-

лось бороться не только против союза своих рабов с их сво-

бодными соплеменниками, но, кроме того, еще против союза

рабов с теми варварами, которые служили в войсках Египта в

качестве наемников. Наемники, отпавшие от своих господ, мог-

ли быть тем ядром, вокруг которого могли группироваться

восставшие рабы. Вспомним гладиаторов, ядро спартаковского

восстания. [...]

Наемничество сыграло свою роковую роль в древневосточ-

ном рабовладельческом обществе, начиная с Египта и кончая

Карфагеном, а также и в античном обществе. Г...]

Страшными они [наемные войска] стали тогда, когда в кон-

це Нового царства они начинают рекрутироваться из ливийских

военнопленных. Находя поддержку среди многочисленных ли-

вийских и прочих рабов, эта этнически однородная масса на-

емников могла стать чрезвычайно опасной для общества, ис-

пользующего ее.

В конце 20-й династии ливийским наемникам удается в

Египте захватить власть, и они из рабов превращаются в гос-

под угнетавшего их общества.

 

П р е н и я

 

Выступление Н. М. Лурье (с. 114-119):

 [...] тов. Струве в большой степени основывает свои дальней-

шие положения на произвольном переводе социальных терми-

нов, точное значение которых до сих пор не установлено. Сло-

вом «рабы» он произвольно (как, впрочем, поступают все егип-

тологи в отношении большинства социальных терминов, кото-

рым они дают разнообразные толкования) переводит различные

социальные термины в зависимости от того, что говорит (или

как ему кажется, что говорит) данный контекст. Работа же по

точному установлению значения этих терминов, в сущности го-

воря, еще не начата, хотя через нее мы скорее и вернее, чем

каким-либо иным путем, дойдем до правильного понимания

древнеегипетского общества. И совершенно напрасно тов. Стру-

ве, полемизируя сегодня против сделанного на предыдущем его

докладе на ту же тему в Гос. Эрмитаже замечания И. А. Орбе-

ли о том, что им не используются данные языка, заявил, что,

.для того чтобы разобраться в том, что представляют собой со-

циальные термины, которые дают нам тексты Египта и Месо-

потамии, нужно предварительно определить, что собой пред-

ставляет в смысле формации данное общество. Я думаю, что

это мнение является доказательством того, что тов. Струве

не учтено то обстоятельство, что применение метода палеонто-

логического анализа языка, разработанного яфетидологией, пре-

вращает данные языка из иллюстративного материала в источ-

ник к. Разработка даже нескольких из этих терминов даст боль-

ше для правильного понимания древневосточного общества, чем

такой общий доклад, который мы слыхали сегодня. [...]

Тов. Струве говорил также о том, что на ирригационных ра-

ботах работали преимущественно рабы. Не знаю, на какие

данные он опирался. Насколько мне известно, нет данных та-

кого порядка. Наоборот, имеющиеся данные говорят о том, что

мы имеем дело с крепостными. [...]

Как и пирамиды, ирригационные сооружения воздвигались

крепостным трудом. В папирусе (Анаст., Н) мы читаем:

 «Список «семдет» л (категория крепостных крестьян, кото-

рых обычно принимают как «исполовников») н крестьян, кото-

рые были взяты для (рытья) каналов по (приказанию его ве-

личества ж. з. с.м). Собраны онн вместе, вместе с их инстру-

ментами». Таким образом, люди., привлекавшиеся к работам

по ирригационной сети, были крепостными, работавшими свои-

ми собственными инструментами.

Мы имеем многочисленные случаи, говорящие о том, что с

непосредственных производителей собирались подати, чего не

могло бы быть. если бы онн все были рабами. [...]

 

Тов. Струве довольно много говорил о военнопленных, ко-

торых делали рабами. Совершенно верно, что в Египет в до-

вольно большом количестве, особенно в Новом царстве, попа-

дают военнопленные, но у нас нет никаких данных, говорящих

о том, что они обращались в коллективное рабство. Наоборот,

мы знаем, что военнопленные раздавались в частную собствен-

ность феодалов, вельмож, храмов, что они в большом количе-

стве попадали в царское поместье, и мы не знаем, всегда ли

они обращаются при этом в рабство. [...] Те скудные факты, ко-

торые мы имеем о положении непосредственных производите-

лей в древнем Египте и которые были мной сегодня частично

оглашены, говорят о том, что подавляющая масса непосредст-

венных производителей не может быть охарактеризована как

рабы, тогда как определение их как крепостных ни в какой сте-

пени не противоречит тому, что рассказывают о них материалы,

Однако для исчерпывающего решения этого вопроса нужно про-

делать большую работу. Мы имеем большое количество терми-

нов, относящихся к египетским крестьянам и ремесленникам.

Их надо проанализировать. Нельзя все эти термины перево-

дить как «рабы» и на этом успокаиваться. Только после тща-

тельного анализа будет ясно, что собой представляет непосред-

ственный производитель в египетском обществе. До тех пор по-

ка это не проделано, мы должны считаться с тем материалом,

который был выявлен до настоящего времени. До тех пор у

нас нет оснований отказаться от установившегося на основе

фактического материала взгляда, что непосредственные произ-

водители в древнем Египте были крепостными.

 

Выступление Ю. Я. Перепелкина (с. 139-141):

Теперь я коснусь вопроса о крепостных в период Нового

царства. На чем основаны наши наиболее конкретные представ-

ления о «крепостных» Нового царства? На поучениях школьно-

го характера. Но кто такие те лица, которые упоминаются в

этих поучениях? Поучения были составлены для школьников

с той целью, чтобы ученик не променял профессию писца на

другую, невыгодную. В частности, ему не рекомендуется отво-

рачиваться от писцовых занятий в пользу занятий земледелием.

Конечно, его не уговаривают делаться крепостным или рабом.

Здесь речь идет просто о том, чтобы он не сделался земледель-

цем, так как это невыгодно.

Существовал социальный термин «немху». Кто такие нем-

ху? Одно из значений этого слова-»сирота». Отсюда, мне

кажется, произведены такие его значения, как бедняк, просто-

людин и т. д. Мы имеем богатый материал о немху, но я кос-

нусь его лишь постольку, поскольку немху нас интересуют сей-

час. Если мы обратимся к широковещательному декрету царя

Хоремхеба (Харемхеба), то из первой части, которая посвяще-

на защите этих немху, мы увидим, что они занимались земле-

делием, что они должны были доставлять подати, но при этом,

оказывается, чиновникам запрещается брать у них рабов.

Возьмем далее источник о немху конца Нового царства, от-

меченный как таковой в свое время В. В. Струве. Это тот па-

мятник, который упоминался И. М. Лурье и касается скупки

земли, скота и рабов, производившейся властными лицами еги-

петского общества у немху в этот период.

Скупаются такое-то количество пашни, колодцы, древесные

насаждения, скот мелкий и крупный, а также рабы, и притом

за серебро. Эта покупка у немху показывает опять, что немху

имели рабов.

Присматриваясь к тем памятникам, которые сообщают нам

о занятиях лиц, фигурирующих под названием немху, мы на-

ходим чрезвычайное разнообразие профессий и социального по-

ложения. С одной стороны, немху являются земледельцами, а,

с другой стороны, в тексте конца Нового царства немху явля-

ются жрец-уаб (веб), гребец заведующего быками Амона, «го-

рожанка» и др.

В известной речи Рамсеса II в кадетской битве, когда он

укоряет своих воинов в отсутствии мужества, он говорит им,

что, став повелителем в то время, как они были немху, он сде-

лал их князьями, дал им сидеть в их селениях, указал путь к

многочисленным городам и т. д. Это говорится о пеших и ко-

лесничных воинах. Таким образом, профессии, которыми зани-

мались немху, весьма разнообразны. Что мы знаем о лицах

«среднего класса» в Египте Нового царства из других памят-

ников? Здесь обнаруживается, что пастух, солдатский сын,

жрец-уаб, «горожанка» - вся эта «меньшая братия» египет-

ского общества - зачастую являются рабовладельцами.

Начну с памятников, достаточно хорошо известных и здесь

упоминавшихся, - с тех папирусов, которые дошли до нас от

времени Аменхотепов III и IV. Эти документы повествуют о

том, как один пастух нанимает рабынь у разных лиц, причем

оказывается, что один из последних, тоже пастух, имел по

меньшей мере двух рабов и двух рабынь. Наем производится

«регулярно», и не один человек вступает в эти отношения с од-

ним и тем же пастухом, а целый ряд лиц (пастух, солдатский

сын, горожанка с жрецом-уабом).

Эти папирусы не одиноки. Во времена Аменхотепа II мел-

кий жрец-уаб занимается тем же. В декрете Сети 1 в Наури у

мелких служащих храма запрещается брать их рабов. Нельзя

уводить не только их самих и их жен, но и их рабов. В послед-

нем случае употреблены термины «хем» (хам) (раб), «бак»

(слуга). Между прочим, о наличии «бак» (слуги) у немху упо-

минается в папирусе Варзи. Я хочу обратить внимание на то,

что тот круг профессий, о которых я говорил и носители ко-

торых фигурируют в числе мелких рабовладельцев, оказывает-

ся примерно тем же, от избрания которого предупреждают

школьные поучения.

Дата: 2018-11-18, просмотров: 262.