Глава III. Об уездных училищах
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

46. Уездные училища, открытые для людей всех состояний, в особенности предназначены для того, чтобы детям купцов, ремесленников и других городских обывателей вместе с средствами лучшего нравственного образования доставить те сведения, кои по образу жизни их, нуждам и упражнениям могут быть им наиболее полезны.

47. Во всяком уездном городе должно быть одно уездное училище; в столицах, в губернских и других обширных городах может быть оных и более, смотря по мере надобности и способов. Местное начальство может также, по мере надобности и средств, заводить уездные училища и в заштатных городах, и в больших посадах или местечках.

48. Уездные училища открываются с разрешения министра народного просвещения.

49. При каждом уездном училище должен быть смотритель, который избирается из учителей того же училища, отличившихся ревностью к службе, хорошим поведением и знаниями. Университет, по представлению директора, утверждает его в сем звании. Сверх того, для лучшего надзора за училищами уезда и содействия успехам благосостояния оных назначаются университетом, с утверждения министра народного просвещения, почетные смотрители. Они избираются из пользующихся общим уважением дворян или чиновников, живущих в том же уезде или, по крайней мере, в той же губернии...

50. В учителя уездных училищ определяются люди свободного состояния, доказавшие в одной из гимназий, что имеют сведения, нужные для преподавания, к коему предназначаются. Они обязаны представить достоверные свидетельства в беспорочном поведении и в том вообще, что по своим нравственным качествам могут быть допущены в звание учителей.

51. Окончившие с успехом курс учения в одной из гимназий предпочитаются другим кандидатам, а совершившие курс учения в университете предпочитаются и сим, но, однако же, с соблюдением всех установленных в § 50 правил. Свидетельств не обязаны представлять только определяемые самим университетом, известные совету оного учителя.

52. В уездных училищах обучаются дети только мужского пола; учреждению равных оным по степени преподавания училищ для девиц местное уездное начальство обязано содействовать всеми зависящими от него средствами.

53. Штатный смотритель всегда живет в доме училища...

55. Курс учения в уездных училищах разделяется на три класса; на каждый назначается по одному году.

56. Когда в одном классе более 40 учеников, то оный разделяется на два или на три разряда, по соразмерности.

57. Во всех трех классах преподаются: 1) закон божий, священная и церковная история; 2) российский язык, включая и высшую часть грамматики; 3) арифметика; 4) геометрия до стереометрии включительно, но без доказательств; 5) география; 6) история государства Российского и всеобщая, но сокращенно; 7) чистописание, черчение и рисование.

58. Сверх сего, при уездных училищах, смотря по местным потребностям, могут быть открываемы, с разрешения министра народного просвещения, особые дополнительные курсы для обучения тем искусствам и наукам, коих знание наиболее способствует успехам в оборотах торговли и в трудах промышленности.

59. Главнейшие из сих дополнительных курсов могут быть следующие: 1) общие понятия об отечественных узаконениях, порядке и формах судопроизводства, особенно по делам, относящимся к торговле; 2) основания коммерческих наук и бухгалтерии; 3) основания механики, с приложением оной к обыкновеннейшим искусствам; основания технологии; рисование, приспособленное к искусствам и ремеслам, и важнейшие правила архитектуры, особенно же все, принадлежащее к части каменного мастера, и 4) сельское хозяйство и садоводство.

60. Сии дополнительные курсы учреждаются не все вместе, но по одному или по два и более, смотря по нужде, средствам и удобности: при сем принимаются в особенное уважение изъявляемые значительнейшими жителями желания.

61. Дополнительные курсы могут быть учреждаемы частными людьми или обществами, без пособий, но с разрешения начальства...

64. Ученики к слушанию дополнительных курсов допускаются не прежде, как по окончании положенного Уставом учения. Слушать оные не воспрещается и посторонним, но с ведома училищного начальства.

65. Дополнительные курсы могут быть преподаваемы по два и по три раза в неделю, смотря по обширности предмета оных, но всегда ввечеру, дабы не препятствовать дневным работам или иным занятиям желающих слушать оные...

69. Для принятия в уездное училище представляющийся должен уметь читать и писать и знать первые четыре правила арифметики. За учение не определяется никакой платы...

72. В уездных училищах учение бывает ежедневно, за исключением воскресных и других положенных в табеле праздничных дней. Всякий урок должен продолжаться полтора часа, и на каждый день назначается по четыре урока, кроме среды и субботы; в сии дни после обеда учения не бывает...

73. ...При распределении уроков наблюдается вообще, чтобы преподавание труднейших предметов назначалось в первые утренние часы и чтобы два урока, равно трудные, не следовали один за другим непосредственно.

74. В конце каждого учебного года штатный и почетный смотрители производят испытания учеников всех классов... Малоуспевшим дозволяется вступить снова в один из классов, по принадлежности.

75. По окончании испытаний назначается день для торжественного акта, к коему в особенности приглашаются родители учеников и местные начальства... Окончившим учение, раздаются свидетельства, а отличнейшие ученики награждаются книгами или похвальными листами... Бедным ученикам даются в награждение такие книги, кои могут быть им нужны впоследствии...

76. Во всяком уездном училище кроме необходимых учебных пособий должно быть хотя небольшое собрание нравоучительных и других полезных книг для чтения, как учащихся, так и самих учителей.

77. Общие обязанности всех учителей уездных училищ в отношении к преподаванию и наблюдению за нравственною частью воспитания суть те же, кои определены для учителей приходских училищ в § 29-34 главы II сего Устава и в изданном вновь руководстве для учителей...

131. Смотритель состоит в девятом, учителя наук - в двенадцатом, а учителя рисования в четырнадцатом классе государственной службы, если чина выше не имеют...

132. Смотритель, прослуживший беспорочно определенное законами число лет, получает пенсию; но буде изъявит желание, то с разрешения университета может продолжать службу, и тогда пенсия его прибавляется к обыкновенному штатному жалованью.

133. Молодые люди, окончившие в уездном училище назначаемый уставом курс учения и получившие в том свидетельство, если они, на основании существующих узаконений, имеют право вступать в гражданскую службу, определяются в оную предпочтительно тем, кои не обучались в уездных училищах или высших учебных заведениях.

Все эти этапы обучения были взаимосвязаны. Кроме того, вся территория России была разделена на 6 учебных округов по числу существовавших и предполагавшихся к открытию университетов: Московский, Дерптский, Виленский, Петербургский, Казанский и Харьковский. Во главе каждого учебного округа стоял попечитель, осуществлявший в своем лице контроль Министерства просвещения за всеми учебными заведениями данного округа. Попечителю непосредственно подчинялся и ректор университета.

 Ректор и профессора университета курировали гимназии, которые входили в округ, контролировали работу директора и преподавателей.

 Соответственно, директор гимназии курировал работу уездных училищ своего округа, а смотритель уездных училищ – деятельность приходских училищ. Эта система действовала не только в области контроля, но и содержала преемственность учебных программ всех ступеней.

 Приходские училища

 Срок обучения – 1 год. В них велось обучение детей низших слоев, в которое входило религиозное воспитание, навыки чтения, письма, счета и подготовка к поступлению в уездное училище.

 Процесс и система обучения в разных регионах России были, конечно, разными. Но в целом в 686 уездных городах России к 1825 году было только 1095 низших учебных заведений. В то же время там находилось 12 179 трактиров и питейных домов. Программа обучения была ограниченной: закона Божий, чтение, письмо и четыре правила арифметики. Учебников не было, все заучивалось «с голоса» и « назубок». Соединение в одном классе детей 6–7 лет с юношами 14–15 лет, перегруженность (иногда до 70–80 учеников одном классе), нерадивость, а иногда и жестокость учителей создавали атмосферу, непригодную для обучения.

 Уездные училища ( в уездных и губернских городах)

 Срок обучения – 2 года. Предназначались для детей мелких торговцев, ремесленников, зажиточных крестьян. Учебный план предусматривал подготовку к поступлению в гимназию.

 Их состояние было несколько лучше, чем приходских. Здесь было 15 предметов: закон Божий, арифметика, геометрия, грамматика, всеобщая и русская география, начальная физика, естествознание. Все предметы вели два учителя. Там были более удобные помещения, более грамотные педагоги и хотя бы минимальное количество учебников.

 Но там процветали зубрежка, розги, педагоги не всегда были профессионально подготовлены. Эти учебные заведения предназначались для купцов, мещан, зажиточных ремесленников. Цель обучения – подготовка учащихся к практической деятельности. По Уставу 1828 г. преподавали закон Божий, русский язык, Священную историю, арифметику, геометрию, географию, историю, чистописание, черчение. Срок обучения стал 3 года. Теперь уездное училище не готовило к поступлению в гимназию. Преемственность учебных планов была уничтожена.

 Гимназии (в губернских городах)

 Срок обучения – 4 года. Цель обучения – подготовка дворянских детей к госслужбе или к поступлению в университет.

 Учебный план гимназии был разносторонним и обширным. В приоритете были общественные науки, отсутствовали религиозные дисциплины. Изучение предметов проводилось по циклам, каждый из которых вел один из восьми учителей. Даже простое перечисление предметов дает представление о широте гимназической программы:

 математический цикл (алгебра, физика, тригонометрия, геометрия);

 изящные искусства (словесность, то есть литература, эстетика, теория поэзии);

 естественная история (ботаника, минералогия, зоология);

 иностранные языки (латинский, французский, немецкий);

 цикл наук философских (этика);

 экономические науки (статистика общая и государства Российского, коммерческая теория);

 история и география;

 музыка, танцы, гимнастика.

 30 учебных часов составляли недельный учебный план. Учебный день: с 8 до 12 и с 14 до 16 часов. В среду и субботу занятия длились с 8 до 11 часов.

 Для надзора за учащимися учреждались должности классных надзирателей, которые должны были следить за поведением гимназистов в урочное и внеурочное время. Телесные наказания существовали и в гимназиях.

К концу первой половины XIX века в Петербурге, например, существовало только 5 гимназий, и в конце 50-х годов общее количество гимназистов в Петербурге насчитывало 1425 человек.

 Частные пансионы

 Кроме государственных учебных заведений, в России было развито частное образование (частные пансионы). Пансионы делились на 3 разряда в зависимости от учебной программы: программа пансионов I разряда соответствовала программе гимназий, II — уездным училищам, III — приходским. В пансионах I разряда обучались преимущественно дети состоятельных дворян. В них большое внимание обращали на обучение французскому и немецкому языкам, танцам, хорошим манерам, музыке, фехтованию. Пансионы II разряда пользовались популярностью среди купечества, состоятельного мещанства. Учебная программа пансионов II разряда включала в основном общеобразовательные предметы: математику, историю, географию, химию, физику и какой-либо иностранный язык. В пансионах III разряда учились дети бедных дворян, мелких торговцев и даже зажиточных казенных крестьян. Программы лучших женских пансионов приближались к учебной программе институтов благородных девиц. В программе: закон Божий, русский, немецкий и французский языки, арифметика, история, география , рисование, музыка, танцы, рукоделие. В немногих столичных пансионах добавлялись еще и мифология, эстетика, естественная история. Плата за обучение в женском пансионе была выше, чем в мужском.

 Особенность частных пансионов: изоляция воспитанников от жизни вообще, преподавание велось так, что предметы не были связаны с жизнью, разрешалось читать только учебники и Священное писание, жития святых, большинство частных пансионов содержали иностранцы, поэтому обучение было в ущерб русской культуре. Часто выпускники этих пансионов даже плохо говорили по-русски.

Домашнее образование

 Домашнее образование и воспитание получала значительная часть дворянских детей. Его качество во многом зависело от культурного уровня самих родителей, хотя именно от них оно зависело мало, т.к. после няни, в возрасте 7-8 лет детей передавали на воспитание гувернеров ( мальчиков) и гувернанток (девочек), в основном немецкого или французского происхождения. Часто гувернеры не имели никакого образования, а на родине были парикмахерами или лакеями. Об этом мы находим много примеров в художественной литературе XIX века. Кроме гувернера, нанимали русского учителя — по большей части преподавателя гимназии, который должен был проходить с ними гимназический курс. По словам современников, «обязательным считалось для благовоспитанной девицы знание французского, английского и немецкого языков, умение играть на фортепьяно, кое-какие рукоделия, прохождение краткого курса закона Божьего, истории, географии и арифметики, а также кое-что по части истории литературы, главным образом, французской».

 В богатых столичных домах мальчиков и девочек учили танцам специально приглашаемые учителя. В более бедных семьях обходились без учителей танцев или им обучали сами родители. О домашнем образовании дворянских детей резко отзывались многие выдающиеся люди. А.С. Пушкин: «В России домашнее воспитание есть самое недостаточное, самое безнравственное. Ребенок окружен одними холопами, видит гнусные примеры, своевольничает или рабствует, не получает никаких понятий о справедливости, о взаимных отношениях людей, об истинной чести. Воспитание его ограничивается знанием двух-трех языков и начальным основанием всех наук, преподаваемых каким-либо нанятым учителем». Стоит вспомнить уровень воспитанности помещиков в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души», чтобы понять, каким могло быть домашнее воспитание.

 Однако среди дворян были и примеры высокой нравственности, бескорыстия, доброты и великодушия – это мы видим и в реальной жизни, и в произведениях литературы: образованная и умная графиня Е.П. Растопчина, благоговеющий перед отцом, но храбрый в бою Андрей Болконский из романа Л.Толстого «Война и мир», меценаты братья Третьяковы – примеры можно множить и множить.

 

Университеты

 Срок обучения – 3 года.

 Согласно Уставу, разработка учебных планов, выбор ректора, деканов и профессоров производились ученым советом.

Реформа образования 1804 г. отличалась прогрессивностью и бесплатностью обучения.

 Фактически правительство устранилось от содержания приходских училищ, и они перешли на благоусмотрение местных властей. При приеме в гимназию не срабатывало правило о бессословном образовании: требовалось предоставить «вольную» от помещиков. Стали образовываться благородные пансионы (предназначенные только для дворянских детей) при Московском и Петербургском университетах или в какой-то степени по подобию Царскосельского лицея.

В 1817 году Министерства народного просвещения преобразовывается в Министерство духовных дел и народного просвещения, во главе которого становится бывший обер-прокурор Синода князь А. П. Голицын. Его деятельность началась с ревизии учебного процесса, пересмотра учебных планов, в приходских училищах было запрещено преподавание естествознания, из курса гимназии исключались философия, политэкономия, теория коммерции и технология. Некоторые университеты признавались очагами революционной заразы. Ее начали искоренять вначале в Казанском, а затем и в других университетах. А события 14 декабря 1825 г. и вовсе вызвало принятие чрезвычайных мер: создание III отделения и корпуса жандармов, мероприятий на укрепление самодержавной власти и дворянства как его опоры. Весной 1826 года Министерство просвещения получило указание к пересмотру всей системы народного образования. Этим занялся Комитет устройства учебных заведений, деятельность которого определил министр просвещения Шишков: «Все вредное в преподавании и воспитании остановить, искоренить и обратить к началам, основанным на чистоте веры, верности и долге государю и отечеству».

 Новый министр просвещения С.С. Уваров, в молодости друживший с передовыми людьми своего времени Жуковским, Карамзиным и др., становится на реакционную позицию. Этот комитет просуществовал до 1835 г. и результатом его деятельности была установка сословной принадлежности: в приходских училищах должны были обучаться дети мещан и крестьян; в уездных – купеческие дети, в гимназиях – дети дворян. Учебный план составлялся соответственно этому. Структура образования, созданная в 1804 г., была сломана: теперь университеты не курировали низшие и средние школы, а все учебные заведения округа переходили под надзор и контроль попечителя, которого назначал министр просвещения.

 

 

 

 

Спасо - Вознесенский собор.

 

 

 

 Об основании собора рассказывается в статье «Спасо - Вознесенский собор» Е. Кабановой, опубликованной в газете «Бугурусланская правда».

«В дореволюционном Бугуруслане имелись 3 городские площади: Ярмарочная, Торговая, Дровяная. Каждую из площадей украшали церковь или собор. На Торговой площади стоял Спасо - Вознесенский собор.

Спасо - Вознесенский собор был построен в 1825 году «усердием горожан и других доброхотов» вместо сгоревшей при пожаре единственной в городе деревянной Николаевской церкви (у въезда в город). Собор и площадь дали названия улицам города. Улица Красногвардейская раньше называлась Вознесенской, а потом Торговой, а улица Революционная - Соборной.

Спасо - Вознесенский собор состоял из следующих каменных зданий: церкви, часовни, колокольни.

В 1834 году церковь была окружена оградой, столбы которой были каменные, а решетки деревянные.

В 1858 году в церковь провели отопление.

В церкви было 3 престола: первый - во имя Вознесения Господня, второй - во имя Казанской иконы Пресвятой Богородицы, третий - во имя Спасителя Чудотворца Николая.

В 1896 году при соборе была открыта церковно-приходская школа. При "Спасо - Вознесенском соборе было решено построить часовню. 2 мая 1869 года к начальнику Самарской губернии обратилась городская общественность. 22 бугурусланских купца и мещанина подписали прошение о возведении на Торговой площади часовни «в память избавления Его императорского величества от угрожавшей опасности 4 апреля 1866 года». Как известно, в этот день революционер В. Караказов стрелял в императора, но промахнулся.

Чудесное спасение императора в 1866 году вызвало волну патриотических чувств по всей России. Бугурусланцы решили откликнуться на это событие возведением часовни «против состоящего на городской торговой площади Спасо - Вознесенского собора и дома мещанина Петра Кузьмича Худякова».

16 января 1870 года император Александр II лично ознакомился с планом Торговой площади Бугуруслана и выбрал 2 места, на одном из которых предполагалось возведение часовни. Первое место - на улице Коммунистической и Московской, современный городской сквер. Но построена была на втором месте - на улице Коммунистической, между улицами Красногвардейской и Ленинградской. Сейчас это здание восстановлено.

На средства горожан в часовне был устроен иконостас, и каждую среду соборным причтом оправлялся молебен с чтением акафиста с провозглашением многолетия царствующему Александру III и вечной памяти императору Александру II (он уже был убит). В иконостас помещалась икона Нерукотворного Спаса в серебряной ризе, сооружённая Бугуруеланским земством в память события 17 октября 1888 года (в этот день Александр III с семьёй попал в железнодорожную катастрофу, но ни он, ни его семья не пострадали).

Все изученные мною источники утверждают, что собор просуществовал до 30-х годов XX века. После революции служба в нем не проводилась, кресты с куполов были сняты.

В 1925 году на Торговой площади на городском субботнике был заложен сад имени В.И. Ленина и установлен памятник советскому вождю.

Далее источники расходятся в своих мнениях: Кабанова Е., газета - журнал «Свой взгляд» 1991г. №11, утверждает, что в 1930 году собор был снесен, и в земле Ленинского сада сохранился фундамент. Другие же источники выдвигают предположение, что в бывшем здании собора располагается теперь краеведческий музей Бугуруслана.

Обратившись к архивным документам по данному вопросу, я пришла к выводу (Волкова Евгения, МБОУ СОШ №3, 9 «а» класс

 Руководитель: (Виноградова Екатерина Ивановна), что верны данные Кабановой Е., приведенные в статье журнала «Свой взгляд». По её утверждению, краеведческий музей лишь временно занимал в 1930 году здание Спасо - Вознесенского собора, а затем все экспонаты были перевезены в здание мужского реального училища, где и сейчас расположен Бугурусланский краеведческий музей. Здание же собора было снесено полностью, и действительно, в земле сада им. Ленина до сих пор сохранился фундамент.

 

Правление Николая I

 

 Третий сын Павла I, брат Александра I, Николай (1796-1855 гг.) вступил на престол в 1825 г. и правил Россией три десятилетия. Его время — апогей самодержавия в России.

 Годы учения оставили в Николае непреодолимое отвращение к "отвлеченным предметам" — философии, праву, политэкономии. Зато с упоением он предавался военным занятиям.

 В 1826 г. было создано II отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии, занимавшееся кодификацией русского законодательства.

 Ведущую роль в систематизации и публикации русских законов сыграл М.М. Сперанский. Под его руководством в 1830 г. было издано «Полное собрание законов Российской Империи» в 45 томах. Кроме того, действующие законы были опубликованы в 15-томном «Своде законов Российской Империи», построенном уже не по хронологическому, а по тематическому принципу.

 Большой интерес для историков представляют материалы III отделения императорской канцелярии, ведавшего политическим сыском. Документы этого органа содержат наиболее полную информацию по истории русского общественного движения второй четверти XIX в. В частности, самый объемный корпус источников по истории движения декабристов содержится в материалах их следственного дела. Даже программные документы декабристов, важнейшими из которых являются «Конституция» Н. Муравьева и «Русская правда» П. Пестеля, дошли до нас в составе архивов III отделения.

 Следуя замыслу о благодетельных преобразованиях, проводимых исключительно по почину всезнающей власти, Николай образовал Комитет 6 декабря 1826 г. Он был призван подготовить проекты преобразований по всем частям государственного управления. В том же году началось превращение Собственной его императорского величества канцелярии в важнейший орган государственной власти. Во II отделении была сосредоточена работа по кодификации законов. III отделению были вручены дела высшей полиции (для этого ему был придан корпус жандармов) и, по сути, контроль над всеми сторонами российской жизни. III отделение должно было стать всевидящим оком царя и сделать ненужными конституционные преобразования. Во главе III отделения стал близкий к Николаю гр. А.Х.Бенкендорф.

 Идея порядка и регламентации воплотилась в кодификации русского законодательства, проведенной под руководством М.М.Сперанского. Им были подготовлены "Полное собрание законов Российской империи", включающее все русское законодательство, начиная с Соборного Уложения 1649г. и "Свод законов", в котором были собраны действующие законы.

 Николаевская попытка усовершенствования государственного управления потерпела, однако, полный крах. Действовавший втайне от общества Комитет 6 декабря не выработал сколько-нибудь действенных мер. Сверхцентрализация обернулась тем, что высшие инстанции были буквально затоплены морем бумаг и потеряли реальный контроль за ходом дел на местах. Мелочная регламентация вела к волоките, злоупотреблениям.

О чиновниках

 

 Чиновничество как отдельная группа с определенными правами и задачами сформировалось в России благодаря введению «Табели о рангах» 1722 г. Чиновники представляли собой личный состав государственного аппарата, начиная от высшей бюрократии и кончая низшими служителями различных ведомств. Согласно «Табели о рангах» бюрократия делилась на четыре группы: 1) чиновники низших рангов (канце-лярские служители, или канцеляристы), не имевшие классного чина и дворянского статуса по чину; 2) чиновники IX – XIV классов – до 1845 г. личные дворяне по чину; 3) чиновники VI – VIII классов – до 1845 г. потомственные дворяне по чину;

4) чиновники I – V классов – высшее чиновничество или генералитет.

 Институт канцелярских служителей был начальной ступенью службы, которую должна была проходить основная масса будущих чиновников. Продолжительность пребывания на ней определяли происхождение и образование. К чинам прилагались определенные привилегии, а также были установлены определенные формы обращения к особам разных чинов в соответствии с их классом. К лицам первых двух классов –«ваше высокопревосходительство»; к особам III – IV классов – «ваше превосходительство»; к лицам V класса – «ваше высокородие»; к лицам VI – VIII классов – «ваше высокоблагородие»; к лицам IX – XIV классов – «ваше благородие».

 Согласно спискам «состоящим в гражданской службе чинам первых пяти классов», а так же VI и VII классов на 1805 г. по всем губерниям Российской империи количество чиновников составляло 2913 человек…

 Существовал значительный перепад в размерах жа-лования губернского начальства и остальных чиновников губернских учреждений (в 4, в 10 и даже более раз).

 Оклад правителя канцелярии губернатора в начале XIX в. составлял 600 руб. асс. в год (350 руб. жалования и 250 руб. столовых). Советники губернского правления получали в год: старший – 1100 руб. (600 руб. жалования и 500 руб. столовых); младший – 1 тыс. руб.; асессор губернского правления – 700 руб.; регистратор губернского правления – 284 руб. (включая 114 руб. квартирных); помощник регистратора – 115 руб. жалования и 85 руб. квартирных. Реальное значение денежного жалованья понижалось вследствие снижения курса бумажных денег и роста цен.

 В рассматриваемый период губернские чиновники происходили из различных слоев населения – крестьян (кроме крепостных), церковнослужителей, солдат, купцов, мещан, разночинцев. Следует отметить, что существование «Табели о рангах» создавало благоприятную возможность сделать карьеру на гражданской службе для способных и честолюбивых людей.

 Дворяне, участвующие по выбору от дворянства в управлении губернией, преимущественно были отставными военными.

 Общий дефицит способных к выполнению служебных обязанностей чиновников, особенно на губернском и провинциальном уровне, заставлял администрацию уделять особое внимание источникам пополнения государственных учреждений. Уже в Манифесте от 15 декабря 1763 г. была предусмотрена организация при Сухопутном Шляхетском корпусе и при Московском университете специальных классов для приготовления «детей разночинцев и приказного чина для определения в копеисты», их обучение и содержание за казенный счет 29 . За 1802 – 1804 гг. правительство Александра I реформировало систему просвещения, создав цельную систему начального, среднего и высшего образования: приходское училище – уездное училище – губернское училище – гимназия – университет. По университетскому уставу доступ в университеты был открыт для лиц всех сословий.

 Непосредственными представителями власти и проводни-ками государственной политики на местах были многочисленные провинциальные чиновники, служившие в губернских и уездных правительственных учреждениях. Кадровый состав местных учреждений составляли, во-первых, находившиеся при исполнении должностей - это коронные чиновники, назначаемые для службы в местные учреждения и служащие по выбору. Служба по выбору согласно закону «отождествлялась с службой правительственной», главной задачей выборной системы было поставлять чиновников в губернские учреждения. Во-вторых, «приказнослужители», к которым относились канцелярские чиновники, имевшие классный чин и находившиеся на службе в присутственных местах на должностях без названий, а также канцелярские служители, не имев-шие классного чина и занимавшиеся перепиской и копированием документов. Данные должности местного аппарата управления отражены в общих штатах губерний Российской империи за 1800 и 1812 гг. ...

 Условия государственной службы в рассматриваемый период были непростыми. В последней четверти XVIII в. в губерниях началось строительство специальных административных сооружений, и к концу правления Александра I практически все губернские и уездные учреждения размещались в новых зданиях…

 Продолжительность рабочего дня чиновников в XVIII в. составляла 1012 час. и регулировалась указами, в XIX в. рабочий день стал несколько сокращаться. В 1820-е гг. чиновники были на службе с 9 час. утра до 6 (иногда 7) час. вечера. В 1840-х гг. чиновники приходили на службу ежедневно от девяти до двух утра и оставались там до пяти или восьми вечера. Переписчики еще иногда брали работу на дом. В среду и субботу, когда не отправляли почту, служащие уходили в час дня. Продолжительность рабочего времени компенсировалась большим числом неприсутственных дней. Так, в среднем, в рассматриваемый период было 60 свободных от присутствия дней в году.

 Подобная продолжительность рабочего дня чиновников объясняется условиями жизни того времени. Приходилось подстраиваться под световой день, поскольку электрического освещения не было, его заменяли свечи…

 Трехчасовой дневной перерыв в службе определялся бытовыми условиями, необходимостью готовить еду. Мизерный размер жалованья заставлял провинциальных чиновников вести домашнее хозяйство: выращивать овощи, ягоды, держать скотину, чтобы обеспечить пропитание себе и своей семье.

 Чиновники имели право увольняться в отпуск, который использовался для решения семейных дел или лечения. Согласно Манифесту 18 февраля 1762 г. и Жалованной грамоте дворянству начальству разрешалось обращаться в Сенат по этому поводу с представлением на тех служащих, назначение которых зависит от него, а также по Регламенту и последовавшим за ним указам 6 марта 1775 г., 3 мая 1782 г., 18 марта 1792 г. - на тех членов присутственных мест и губернских правлений, советников и асессоров, городничих, которые пожелают быть в отпусках 29 дней и более. Указ разрешал самим губернаторам увольнять в отпуск уездных судей, земских исправников, их заседателей и другие чины, но не более чем на 29 дней, а на больший срок - представлять Сенату. Указ 11 марта 1802 г. разрешал губернаторам и губернским правлениям предоставлять отпуска чиновникам палат уголовного и гражданского суда, совестного суда на 29 дней, на больший срок - представлять Сенату. Больше одного должностного лица в присутственном месте увольнять не разрешалось. Указ 4 февраля 1803 г. предписывал следить, чтобы никому не просрочивать отпусков и частых отпусков не делать, и «чтобы всегда оставалось положенное число членов на лицо»…

 Чиновник должен был жить там, где служит; отлучиться он мог только с позволения начальства…

 Характерной чертой деловой жизни того времени являлась медленность присутственных мест и должностных лиц. Чиновники оправдывались тем, что необходимо наводить уточняющие справки и составлять экстракты, на самом деле боль-шинство из них занимались «канцелярскими отписками» и создавали видимость труда. Причинами медленного течения дел были: «небрежность и лень», а также «злой умысел чиновников разных рангов». Думается, что объективной причиной данного факта мог быть и отмеченной И. И. Дмитриевым «запутанный, варварский слог наших толстых экстрактов и аппеляционных челобитен». Данный факт приводил к особой значимости должность секретарей, которые составляли экстракты дел и представляли их начальству на рассмотрение. Потому, как говорил Александр I флигель-адъютанту П. Д. Киселеву, много зла может происходить в управлении «как от высших, так и от дурного выбора низших чиновников». В.Н. Геттун писал, что когда он стал секретарем дворянской опеки, то сначала «сформировал канцелярию по своему выбору людей» и после «управлял ею как хотел, ибо судьи не мешались в эту часть и имели ко мне полную доверенность». Данный факт отразился и в литературе того периода. Так, в одноименной комедии автор дал секретарю фамилию Хватайкин: «Что по закону не возможно, возможно то секретарю».

 И. И. Мешков в своих воспоминаниях отмечал важность дол-жности простого писца, от которого «зависела всякая справка с книгами и делами, нет ли препятствий к совершению» дел. Он с самого начала службы понял, что данная должность не требовала «ничего кроме усердия, исправности в письме и хорошего поведения». После хорошее исполнение своих служебных обязанностей помогло ему стать известным не только просителям, но и «благородным и значительным людям», что помогло в будущем сделать карьеру честным путем…

 Говоря о медленном прохождении дел, не стоит забывать об особенностях делопроизводства того времени. В начале XIX в. делопроизводство осложнялось рядом технических обстоятельств. Документы писались исключительно от руки гусиными перьями, - «главным орудием писания» с незапамятных времен, требовавшими частой заточки и замены и не позволявшими писать быстро. Для очинки перьев существовали особые машинки, но хорошие были дорогими, «скоро портились, поэтому преобладала ручная очинка». К тому же писчая бумага была низкого качества (с неровной поверхностью). Освещение свечами и «коптилками» было недостаточным. Текст каждого документа приходилось писать, по меньшей мере, дважды: в виде черновика и беловика. Так как копировальной бумаги не существовало, для получения копии документа приходилось его переписывать, а в некоторых случаях размножать его текст типографским способом.

 Стремясь к упрощению и удешевлению делопроизводства, при его реформировании власти пытались возместить вероятную неопытность, необразованность и нерадивость чиновников. Указ об учреждении министерств от 25 июня 1811 г. содержал целый раздел из 135 параграфов, посвященный делопроизводству. Считалось, что вновь устанавливаемый порядок делопроизводства предопределит деятельность чиновника и будет средством контроля за ней. Номенклатура (состав) и формуляры документов для каждого рода учреждений, порядок их оформления и рассмотрения, формулы обращения и подписания - все это предусматривалось законом и строго контролировалось. Идеалом считалась, с одной стороны, содержательность изложения, а с другой - краткость и ясность документов. Сохранявшаяся архаичность языка и отсутствие четких правил правописания мешали этому.

 Исследователи во все времена много писали о злоупотреб-лениях, взяточничестве и казнокрадстве в среде чиновничества. Эта тема также заняла значительное место в русской классической литературе. Яркие запоминающиеся образы чиновников создали Капнист, Гоголь, Салтыков-Щедрин. А.Е. Измайлов писал о «приказных синонимах»: « доложить все то же, что и приложить». Так, повытчик объяснял незадачливому просителю, дело которого решалось больше месяца, и пригрозил еще и себе мзду:

 

«Фунт чаю взять с тебя за объясненье! Истец исполнил все тот час. И на другой же день как раз, Поспел экстракт, определенье. И выдали ему указ».

 

 Взятка всеми признавалась злом, но при низком жалованье губернского и уездного чиновничества - злом неизбежным. Н.П. Макаров в своих воспоминаниях писал: «все брали взятки». Помимо этого, как отмечал П. Берлин, «русская взятка» имеет «весьма древнюю родословную» и исторические традиции. Служба всегда была способом «кормиться», только при Екатерине II было введено денежное жалованье, а привычка «подносить» осталась.

…Основой для расцвета взяточничества в среде чиновничес-тва в начале XIX в. являлись низкий нравственный и образовательный уровень, мизерные оклады, бумаготворчество и многоступенчатость в прохождении бумаг...

 Виды наказания чиновников в начале XIX столетия были различными. Постепенно уходили в прошлое суровые наказания канцелярских служителей. Хотя отдельные случаи истязаний еще встречались и в это время…

 В учреждении о губерниях предписывалось местным властям «прилежно» следить за исполнением закона, а также «взыскание чинить во всех непослушных, роптивых, ленивых и мед-лительных», пеню на них налагать, а «буде не исправляются, то оных к суду отсылает...». Указы от 20 июня 1805 г., 15 мая 1815 г., января 1817 г. разъясняли разницу между пенями и штрафами, а также порядок их взыскания с провинившихся чиновников. Пеня и штраф являлись наказанием, но различной степени: пеня была только легким взысканием, налагаемым без производства суда, а штраф был наказанием, определяемым по суду. Пени следовало отсылать в приказ общественного призрения, а штрафы «причислять в государственный доход». Указ августа 1815 г. разрешал уездным стряпчим пользоваться третьей частью пени в случае, если она действительно их стараниями взыскана…

 Половина причин отдачи под суд приходилась на дисцип-линарные нарушения (самовольная отлучка, избиение, ругань, пьянство). Однозначную оценку выявленным данным дать сложно. Такой небольшой процент судимостей либо говорит о том, что мнения исследователей, писателей и современников о значительном размахе правонарушений в среде чиновничества субъективны и являются преувеличенными, либо свидетельствует о том, что далеко не все случаи нарушений вскрывались и доводились до суда, либо действительно чиновники, зная неотвратимость наказания, боялись нарушать закон.

 Традиционное мнение, что «служить - значило добывать чины всякими путями и извлекать из своего привилегирован-ного положения всевозможные личные выгоды» - это только одна сторона чиновничьей службы. Чиновники были обычными людьми со своими достоинствами и недостатками, которые могли проявлять самые разные качества, как жадность, так и бескорыстие и т. д.

 Традиционно мнение исследователей, которое подтвержда-ется и большинством современников, о бесправном, угнетенном, подчиненном положение «чиновничьего пролетариата», особенно в губернских и уездных учреждениях начальством. Так, В. Р. Зотов в своих автобиографических записках писал: «Полнейшая покорность судьбе и начальству» - философия народного духа и характера. Представляется забитая покорная судьбе понурая фигура, однако в действительности все было не так однозначно, «ведь каждый прежде родится человеком, а потом уже делается чиновником». В.Н. Геттун вспоминал, как, исправляя должность секретаря дворянской опеки, будучи еще довольно молодым человеком, он «пошутил» во время заседания. По прошению о дозволении он, заранее приготовив две резолюции, начал читать «отказ», немного погодя извинился (не та бумага), просители обрадовались и «в благодарность» за успешное решение дела угостили всех обедом, за которым «довольно повеселились». Никаких последствий для карьеры В.Н. Геттуна это происшествие не имело.

 В первой четверти XIX в. существовали следующие виды наград по гражданской службе: 1) чины; 2) ордена; 3) Высочайшее благоволение; 4) арендные деньги; 5) пожалование земель; 6) прибавочное жалованье; 7) подарки от имени императора; 8) единовременные денежные выдачи; 9) признательность начальства, объявляемая с Высочайшего соизволения. Особым видом поощрения чиновников являлись награды. При награждении орденами соблюдалась установленная законом очередность.

 Увеличение в составе губернского и уездного чиновничества количества кавалеров различных орденов объясняется посту-плением в статскую службу отставных военных, а также существующими правилами награждения, позволяющими получать соответствующие ордена за выслугу определенного количества лет.

 Медали, в отличие от ордена, свидетельствовали не о заслугах их обладателя, а об участии в каком-либо событии, полезной деятельности и т.д…12

 Для несения службы в разных присутственных местах привлекались и солдаты. В 1798 г. в Бугуруслане солдат и их детей было 269 чел. Кроме того, в «Жалованной грамоте городам» говорится п. 257: «Штатные команды, кои в городах находятся при разных караулах Присутственных мест, или при должностях - суть в команде Городничего, … Почему Городничему надлежит за исправным состоянием той штатной команды прилежное смотрение иметь.»…

 Учреждением 1775 г. было предписано, чтобы при каждом казначействе (губернском и уездном) состояло по 4 должностных лица, обязанности которых заключались бы в хранении денег, их приеме, выдаче и т. д. Эти должностные лица получили название присяжных; они должны были комплектоваться из отставных гвардейских унтер-офицеров. Такие же должности были учреждены и при других правительственных учреждениях, имевших дело с хранением и. т. д. денег.

 От присяжных закон отличал счетчиков, хотя обязанности тех и других подходили, кажется, весьма близко. Счетчики состояли при разных правительственных учреждениях для счета ,денежной казны“; при этом они комплектовались совершенно иначе, чем присяжные. А именно, на должности счетчиков должны были назначаться отставные низшие чины и вольные люди.

 Различие между присяжными и счетчиками так характеризуется в одном указе: должность счетчиков, говорится здесь, еще тяжелее, чем присяжных, ,,ибо одни находится токмо при хранении денежной казны, а другие беспрестанно ее считают и, в случае прочета, отвечают и сами платят“...

 Во всех…. случаях, за весьма редкими исключениями,… отставные определялись на разные места помимо их желания. Но бывали и такие случаи, когда какая-нибудь должность предоставлялась им без всякого принуждения ее занять. В качестве примера можно привести здесь следующее. В 1797 было предписано произвести реформу в почтовом деле, требовавшую увеличения контингента почтальонов при почтовых станциях на 3500 чел. (для начала-на 2000). Откуда было набрать столько людей, да при том еще, способных и благонадежных“?

 Вспомнили опять об отставных, почему и было предписано инспекторам, чтобы они всех увольняемых в отставку за выслугу 25 л. или по неспособности продолжать полевую службу, если они только ,,в почтальонах быть еще могут“—скло-няли к поступлению на эту должность, на которой им сулили 80 р. в год и, кроме того, казенный мундир, квартиру, дрова и свечи. Насколько отставные сочли эту перспективу заманчивой и в какой мере они ответили на этот призыв,- мы, к сожалению, не знаем. Другим примером может служить предписание, данное в 1802 г. инспекторам войск, чтобы они всем солдатам, увольняемым за 25-летнюю службу в отставку на собственное пропитание, предлагали поступить в ведомство Московской полиции ,,для употребления сторожами при будках и дневальными для пожарных случаев“, с получением на содержание одежду и до 50 р. в год”).

 Нам остается сказать несколько слов о материальном положении отставных, состоявших ,,у дел“. Всем известна та материальная необеспеченность, которая характеризовала положение всех лиц, состоявших на государственной службе в России до 60-ых гг. ХIХ века. Эта необеспеченность, распространявшаяся одинаково и на приказных и, разного рода низших служителей, и на высших служащих, вошла в поговорку и являлась одной из главнейших причин всюду проникавшего у нас взяточничества. Нет сомнения, что эта необеспеченность характеризовала и положение рассыльщиков, сторожей, служителей и т. д...

  Новая эра для рассматриваемой категории отставных наступила с 1793 годом, когда стали увольнять в отставку не только таких солдат, которых служба искалечила или лишила рабочей способности, но и всех тех, которые прослужили 25 лет. Следует, однако, заметить, что 25-лтний срок службы был введен не сразу для всех отставных. Первоначально, согласно манифесту 1793. г., он был применен только к тем солдатам, которые уже прослужили 25 лет в момент его издания. После него же, по-прежнему, от службы увольняли только тех, которые не могли ее продолжать, и притом определяли их не на свое пропитание, но в инвалиды. Положение последних … сделалось очень льготным: они могли жить, где хотели, и все же получали жалование. Тем не менее, от инвалидов поступали просьбы о том, чтобы их отпустили на собственное пропитание; по этому поводу 25-летний срок службы был распространен и на всех подлежавших увольнению после 1798 г. и сделался, таким образом, общей нормой.

  Понятно, что со времени этой реформы, состав отставных должен был сильно измениться, так как после неё отставку могли получать и люди сравнительно молодые и здоровые. Поэтому, мы теперь уже не должны удивляться, если правительство таким отставным предлагала поступать в почтальоны или в пожарные команды, если оно предлагало им место сторожей и т. д., так как и после 25-лтней службы они могли еще быть вполне пригодными для дальнейшей деятельности на названных поприщах…(Ден)

 

 В декабре 1826 г. на 16-е трехлетие были избраны:

 Оренбургским губернским предводителем дворянства полковник и кавалер Ермоген Евграфович Пальчиков.

 Уездными предводителями дворянства: Уфимского, Стерлитамакского, Троицкого и Челябинекого уездов ротмистр Лев Николаевич Воецкий.

 Бузулукского уезда капитан Андрей Гаврилович Жданов.

 Бугуруславского уезда поручик Николай Николаевич Кротков, а потом подпоручик Василий Борисович Нагаткин. (со 2 ноября 1827г. исполнял обязанности предводителя дворян).

 Мензелинского и Бирского уездов поручик Сергей Александрович Пальчиков.

 Бугульминского и Белебеевского уездов подпоручик Михаил Иванович Пасмуров.

 Оренбургского и Верхнеуральского уездов штабс-капитан Алексей Петрович Крашенинников.

 

  2 октября 1827 года, бывшим в г. Бугуруслане пожаром истреблены более половины домов, деревянная церковь и вновь выстроенный гостиный двор, заключавший в себе 28 лавок. После этого разрабатывается вновь спроектированный план города.

Дата: 2018-11-18, просмотров: 478.