Глава 10. СНОВИДЕНИЯ И СОЗНАНИЕ

]

Мы так привыкли думать о себе как о сознательных телах, что не можем представить сознание, владеющее телами

Шри Нисаргадатта

Мы ехали, любуясь великолепным зимним пейзажем. За рулем была моя подруга Дита, мы мчались все дальше – было скользко, и нас заносило на обледенелой дороге. А потом в одно мгновение сцена изменилась, и я обнаружил, что иду по обочине дороги, которая теперь петляла по берегам замерзшего озера.

Дита, где-то разжившаяся коньками, рванула вперед, а я остался брести за ней вслед, далеко позади. В отдалении грозная группа крепко сбитых мужчин перевалила через вершину холма и кинулась к Дите, и я крикнул ей, чтобы она срочно возвращалась. В этот момент я заметил черный седан, который припарковался на обочине дороги; когда я поравнялся с ним, дверцы распахнулись, и четверо одетых в темное мужчин вышли из машины и поспешили ко мне.

Миг – и они уже набросились на меня. Один из них швырнул меня на землю и держал, пока остальные собирались вокруг. Я отчаянно пытался спастись, но в какой-то момент, как раз когда я собирался ударить своего обидчика, до меня дошло, что моя рука парализована. В тот же миг мой противник и его мир начали бледнеть и таять, и я обнаружил, что лежу в постели.

Это описание может показаться обычным переходом между сновидением и пробуждением, который каждый из нас переживает каждый день своей жизни; но в данном случае между этими двумя состояниями не было никакого разделения. Не то чтобы я в один момент спал, а в следующий проснулся; вместо этого мир сновидений на некоторое время задержался, наложенный на проявляющийся полумрак моей спальни.

Это необычное переживание случилось в результате моих экспериментов с программой инструкций для осознанного сновидения, разработанной Институтом Монро. При создании CD применялись запатентованные технологии аудиоинструктирования, разработанные для того, чтобы вызывать измененные состояния сознания, и за несколько недель использования этой программы я успел не раз насладиться осознанными сновидениями.

Вышеописанный случай, как и два похожих опыта, за ним последовавшие, казались продолжением того же феномена; но каково бы ни было объяснение этих явлений, они действительно предоставляли возможность наблюдать миры сновидений и бодрствования, один в другом, в течение продолжительного периода времени, сохраняя при этом ясность осознания.

Мужчины, которые напали на меня, были тех же размеров и пропорций, что и люди в реальном мире. Снежный покров, устилавший шоссе в моем сне, достигал уровня моей кровати и тянулся за пределы стен комнаты к северу и к югу. Седан, припаркованный у дороги, располагался частично перед западной стеной, частично за ней, а его задний бампер нависал над моим трюмо.

Ярко-голубое небо, выгнувшееся над крышей моего дома, и альпийский лес, простиравшийся до самого горизонта сновидения, накладывались на вид моей спальни и им же перекрывались. Мужчины на дороге и окружающий пейзаж в пределах моей комнаты просто постепенно бледнели и растворялись. Мир сновидений рассыпался на части, хотя отношения между различными физическими чертами сохраняли свою пространственную цельность.

ОРИЕНТАЦИЯ

В своем сновидении в момент перехода я находился в лежачем положении, таким образом два мира совпали один в один; но если бы я в сновидении стоял, мир сновидений оказался бы повернут и был бы перпендикулярен к поверхности моей кровати. Именно таково было мое ощущение во время второго сна, когда я обнаружил себя стоящим у подножия гигантского каменного монолита, окруженного обширной пустынной равниной. Моему вновь пробуждавшемуся разуму мир сновидения казался лежащим на боку.

Поначалу это может звучать фантастически, но по размышлении трудно было бы вообразить все это по-другому. Странно было бы представить себе «диагональные» сны или сны «вверх тормашками», и кажется вполне естественным, чтобы сновидения выстраивались вполне последовательно. На самом деле, если уж так подумать, разве вам ваши сновидения не кажутся «прямостоящими», несмотря на то что вы лежите в постели?

Однако разве не любопытно, что в сновидениях, которые принято считать ментальными феноменами, на самом деле участвует все тело? Во время бодрствования тело движется в стационарном мире, но во время сновидений оно остается неподвижным, а движется сам мир. Мир сновидений поддерживает для физического тела, постоянно лежащего в постели, перцепционную ориентацию.

Это немного похоже на то, как, сидя перед компьютерным монитором, ориентируешься в виртуальном мире, который пребывает в постоянном движении. Похоже, для мозга не имеет значения, движется ли тело в стационарном мире или мир движется вокруг стационарного тела.

Но больше всего заворожило меня в этом переживании то, что было похоже, будто мое бодрствующее тело находится внутри сновидения. Говоря это, я не хочу предположить, что сны порождают некую оккультную реальность, существующую независимо от тела, но просто привлекаю внимание к ошеломительному сходству между сновидением и бодрствованием как сознательными сенсорными опытами.

НАСКОЛЬКО ВЕЛИКИ СНЫ

Я дивился, как любой ментальный образ может быть столь бесконечно разнообразным и детальным, столь огромным.

Уитли Стрибер

В приведенном мной в пример сне я лежал поперек обочины дороги. Я не мог видеть «сонную» насыпь и «реальное» изголовье надо мной и позади меня или «сонное» озеро ниже уровня моих ног, но видел черный седан и свое трюмо – оба были выше кровати. Я также видел боковым зрением дорогу и поросшие лесом холмы по обеим ее сторонам, равно как и свое кресло и компьютерный стол. Оба царства возникали в моем нормальном поле зрения, и все объекты содержались как в мире сновидения, так и в мире бодрствования, были правильно расположены и пропорциональны.

Вплоть до того момента, как я открыл глаза и узрел оба мира, наложенные один на другой, я всегда воспринимал как данность, что мир бодрствования (а под ним я понимаю физический мир) и мир сновидения – это субъективные переживания, созданные внутри черепа моим мозгом.

Этот опыт бросил вызов всем моим прежним представлениями о сновидении, и я решил, что, если мне случится увидеть другой похожий сон, я проведу эксперимент, чтобы понять, могу ли я определить действительное местоположение образов из сновидения.

В моем третьем сне в момент перехода я шел по лесу, пронизанному солнечными зайчиками и заросшему дикими цветами. Ощущение было похожим на мои первые два сновидения, но в этом случае я открыл глаза, чтобы воспринимать оба мира одновременно, затем закрыл их вновь и разместил большие и указательные пальцы по периметру глазниц.

Образ сновидения теперь казался расположенным в зрительном поле прямо перед моими глазами и проецировался на «задник» моих сомкнутых век. Впоследствии я обнаружил, что это наблюдение подтверждалось всякий раз, как я наблюдал любой вид внутренне порожденной гипногогической или гипнопомпической визуальной образности; образ всегда был расположен перед моими глазами.

Одна из особенностей сновидения, которую вы, вероятно, замечали, состоит в том, что сны всегда воспринимаются с единственной точки зрения. Эта точка зрения может меняться во время развертывания сновидения, но наше восприятие мира сновидений никогда не бывает разнонаправленным; мы не можем видеть одновременно во всех направлениях – только в одном направлении, как происходит и тогда, когда мы бодрствуем.

Дата: 2018-09-13, просмотров: 96.