Основные этапы развития русского языка
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Основные этапы развития русского языка

История происхождения русского языка уходят в глубокую древность. Примерно во II-I-м тыс. до н. э. из группы родственных диалектов индоевропейской семьи языков выделяется протославянский язык (на поздней стадии - примерно в I-VIIвв. - называемый праславянским).

Уже в Киевской Руси (IX-начале XII вв.) древнерусский язык стал средством общения некоторых балтийских, финно-угорских, тюркских, отчасти иранских племён и народностей. В XIV-XVI вв. юго-западная разновидность литературного языка восточных славян была языком государственности и православной церкви в Великом княжестве Литовском и в Молдавском княжестве.

Феодальная раздробленность, способствовавшая диалектному дроблению, монголо-татарское иго (XIII-XV вв.), польско-литовские завоевания привели в XIII-XIV вв. к распаду древнерусской народности. Постепенно распалось и единство древнерусского языка. В XIV-XV вв. на базе этого складываются близкородственные, но самостоятельные восточнославянские языки: русский, украинский и белорусский.

История развития русского языка:

1) Эпоха Московской Руси

Русский язык эпохи Московской Руси (XIV-XVII вв.) имел сложную историю. Продолжали развиваться диалектные особенности. Оформились 2 основные диалектные зоны – северновеликорусское (примерно на Север от линии Псков - Тверь - Москва, южнее Н. Новгорода) и южновеликорусское (на Юге от указанной линии до белорусской и украинской областей) - наречия, перекрывавшиеся другими диалектными делениями. Возникли промежуточные средневеликорусские говоры, среди которых ведущую роль стал играть говор Москвы. Московский говор постепенно становится образцовым и ложится в основу русского национального литературного языка;

2) В XVII в. возникают национальные связи, закладываются основы русской нации. В 1708 произошло разделение гражданского и церковно-славянского алфавита. В XVIII и начале XIX вв. получила распространение светская письменность, церковная литература постепенно отодвигалась на задний план и наконец стала уделом религиозной обрядности, а её язык превратился в своеобразный церковный жаргон. Бурно развивалась научно-техническая, военная, мореходная, административная и другая терминология, что вызывало большой приток в русский язык слов и выражений из западноевропейских языков. Особенно большое воздействие со 2-й половины XVIII в. на русскую лексику и фразеологию стал оказывать французский язык;

3) Столкновение разнородных языковых стихий и потребность в общем литературном языке поставили проблему создания единых национальных языковых норм. Становление этих норм проходило в острой борьбе разных течений. Демократически настроенные слои общества стремились к сближению литературного языка с народной речью, реакционное духовенство пыталось сохранить чистоту архаического "словенского" языка, малопонятного широким слоям населения. В то же время среди высших слоев общества началось чрезмерное увлечение иностранными словами, грозившее засорением русского языка.

4) В современном русском языке наблюдается активный (интенсивный) рост специальной терминологии, что вызвано прежде всего потребностями научно-технической революции. Если в начале XVIII в. терминология заимствовалась русским языком из немецкого языка, в XIX в. - из французского языка, то в середине XX в. она заимствуется главным образом из английского языка (в его американском варианте). Специальная лексика стала важнейшим источником пополнения словарного состава русского общелитературного языка, однако проникновение иностранных слов следует разумно ограничивать.

К истории алфавита у славян

История рождения славянского алфавита и письма начинается с первой половины IX века. Именно в это время к выполнению своей духовной миссии явились два человека, греки по происхождению, Кирилл и Мефодий, которым было суждено стать первоучителями для всего славянского мира! По свидетельству Черноризца Храбра, около 855 года, после 40 дней и ночей поста и усердных молитв братьями была составлена азбука славянская. Примерно в то же время ими были переведены на славянский язык Святое Писание и богослужебные книги, среди которых Апостол, Псалтырь и весь Церковный чин.

В 862 году Великоморавский князь Ростислав просит у греческого императора Михаила для своего «новокрещенного народа», «не ведуща слово Божие языком своим чести, учителя, который бы нас языком нашим истиной вере христианской учил». Призвал император Михаил братьев в Константинополь: «Вы оба солунянина, а солуняне вси чисто словенски беседуют».

Чтобы глубже осознать, сколь велик был подвижнический труд святых братьев, отметим, что до крещения «славяне не имели букв, но по чертам и резам читали, ими же гадали...». Крестившись же римскими и греческими письменами пытались писать славянскую речь вез устроения».

В 863 году братья направились в Моравию. Константин принял на себя, главным образом, труд составления алфавита, приспособленного к потребностям славянской фонетики. Этот алфавит выл составлен весьма искусно и получил название глаголица. По свидетельствам, славянский алфавит первоначально заключал в себя 38 букв, из которых 24 выли взяты из греческого алфавита и отображали все звуки, какие имеются в греческом языке и 12 славянских звуков, которых в греческом языке не было. За основу выли взяты буквы из восточных алфавитов - еврейского, армянского, коптского. Цифры окозначались буквами греческого алфавита с поставленным над ним титлом. Кириллицу разработал ученик Кирилла Климент Охридский (ок. 840 – 916)

Так через святых братьев была явлена грамота славянским народам. С этой поры славяне стали утверждать Слово и всем сердцем взыскать к Богу.

Вы можете справедливо заметить, что древние церковнославянские памятники написаны двумя азбуками - кириллицей, которая нам и сегодня служит, и глаголицей, имеющей отличное от кириллицы начертание. Действительно, славяне использовали два алфавита - кириллицу и глаголицу. Но глаголица была трудна для употребления и не могла долго противостоять легкой для письма и чтения изящной на вид кириллице, поэтому рано вышла из употребления.

С введением Христианства на Руси в конце X века, грамота славянская и богослужение на славянском языке обрели свой настоящий дом. Этому искусству наши предки научились от учителей своих - греков и болгар. «Владимир посеял книжные слова в сердце верных людей, а мы пожинаем плоды, принимая книжное ученье». Сын Владимира, князь Ярослав Мудрый, был собирателем и основателем первой библиотеки на Руси, «собрал много писцов и переводил книги с греческого на словенский язык».

Самые древние русские книги XI века выли нисаны тростью (патык, калам), ее привозили на Русь из Греции. До середины XIV века книги писали только на пергамене. Со II половины XIV века пергамен на Руси уступает место бумаге, а вместо тростника для письма используют птичье перо.

Древнейшим почерком наших пергаменных рукописей был почерк уставный или устав. Каждая буква устава, простая или сложная, писалась отдельно, в несколько приемов руки. Почти не допускалось сокращений в словах. Начальные буквы

(буквицы) писались киноварью (красной краской) и украшались разнообразными фигурами в виде цветов, птиц, зверей и узорами с использованием других цветов, а иногда сусального и твореного золота.

С XIV века на Руси начинает распространяться вязь. Использовалась вязь достаточно широко - для выделения заглавий, как способ украшения книг и во всех видах декоративно-прикладного и монументального искусства.

Примерно с конца XIII века уставное письмо постепенно стало уступать место полууставному, который преобладал в нашей письменности до конца XVII века.

В сравнении с уставным письмом, в полууставном письме буквы располагаются ближе друг к другу, несмотря на то, что их писали быстро и размашисто.

Судя по рукописям, древние писцы писали разборчиво и красиво. Обучение письму начиналось с раннего возраста. В древней Руси существовали специальные школы, где учили чтению, пению и красивому письму. Но совершенству каллиграфии будущие писари научались в монастырях. Заниматься книжным списанием почиталось делом богоугодным. Писцы старались воспроизвести оригинал как можно аккуратнее, изящно и без ошибок.

Первыми настоящими пособиями по обучению письму стали Азбуковники. В древности они представляли собою бумажные или берестяные свитки длиной до 8 метров с написанными образцами букв и вариантами письма. Иногда в одном Азбуковнике было представлено до 50 вариантов написания каждой буквы.

Диалекты русского языка

Говор (диалект) – самая маленькая территориальная разновидность языка, на которой говорят жители нескольких районов. Объединение говоров называют наречием.

Наречия противопоставляют север югу, а диалектные зоны делят территорию как по горизонтали, так и по вертикали. В зоны входят диалекты, относящиеся к разным наречиям, но, несмотря на это, имеющие общие языковые черты.

Диалекты первичного образования – говоры, которые были распространены на территориях раннего расселения восточнославянских племен во временных рамках с VI и до конца XVI в., то есть там, где складывался язык русской нации- в центре европейской части России. На пространствах, которые были заселены позднее XVI века, куда люди переселялись отовсюду, образовались диалекты вторичного образования. Из-за смешения народа произошел синтез говоров. Яркий пример тому – диалекты Среднего и Нижнего Поволжья, Кубани, Урала, Сибири, для которых центральные наречия являются «материнскими». Одними из ярких таких примеров являются тихорецкий и донской говоры.

В русском языке выделяются два основных наречия - севернорусское и южнорусское и полоса среднерусских говоров между ними. Среднерусские говоры характеризуются сочетанием аканья с севернорусскими чертами. По происхождению это в основном севернорусские говоры, утратившие оканье и воспринявшие некоторые особенности южных говоров. Среднерусские говоры сложились в результате интенсивных междиалектных контактов на территории исторических центральных областей Русского государства. Именно эти говоры легли в основу национального русского языка. В пределах этих трёх главных групп (двух наречий и среднерусских говоров) выделяются группы и подгруппы говоров:

·    северное наречие: ладого-тихвинская, вологодская, костромская;

·    среднерусские говоры: псковская, владимиро-поволжская;

·    южное наречие: курско-орловская, рязанская.

Северные и южные наречия различаются комплексом языковых различий (фонетических, морфологических, лексических), образующих двучленные противопоставления.

Основные из них:

I. Северное наречие: различение гласных неверхнего подъёма после твёрдых согласных в безударных слогах (оканье);

Южное наречие: неразличение гласных неверхнего подъёма после твёрдых согласных в безударных слогах.

II. Северное наречие: смычное образование фонемы г и её произношение как к в конце слова и перед глухой согласной;

Южное наречие: фрикативное образование фонемы г и произношение её как [], а в конце слова и перед глухой согласной как [х].

III. Северное наречие: отсутствие j в интервокальном (интервокальный (лат. inter – между + vocalis – гласный) – согласный, находящийся между двумя гласными) положении (дел[аэ]т, де[аа]т);

Южное наречие: сохранение интервокального j (делает).

IV. Северное наречие: формы род. и вин. падежей личных и возвратного местоимений меня, тебя, себя;

   Южное наречие: формы род. и вин. падежей личных и возвратного местоимений мене, тебе, себе;

V. Северное наречие: твёрдая т в формах 3 л. ед. ч. и мн. ч. глаголов (носит, носят);

Южное наречие: мягкое ть в формах 3 л. ед. и мн. ч. глаголов (он носить, они носять).

VI. Северное наречие: наличие согласуемых постпозитивных частиц –от, -та, -ту, -те, -ты, -ти (изба-та);

   Южное наречие: отсутствие согласуемых постпозитивных частиц.

Распространением наречий занимается лингвистическая география – наука, изучающая территориальное распространение языковых явлений.

Язык и общество

Как писал В. Гумбольдт, "язык есть обязательная предпосылка мышления и условиях полной изоляции человека. Но обычно язык развивается только в обществе, и человек понимает себя только тогда, когда на опыте убедится, что его слова понятны также и другим людям" (Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М.: 1984. С.77). "Речевая деятельность даже в самых своих простейших проявлениях есть соединение индивидуальных восприятий с общей природой человека", - писал основоположник языкознания (там же).

Язык и общество тесно связаны друг с другом. Как не может быть языка вне общества, так и общество не может существовать без языка. Их влияние друг на друга взаимное.

Отметим основные направления влияния общества на язык:

· связь происхождения языка с возникновением человеческого общества;

· социальная обусловленность развития языка;

· социальное расслоение языка;

· социальные компоненты в структуре языковых единиц;

· сознательное воздействие общества на язык и его функционирование.

Происхождение языка было вызвано общественной потребностью. Средство общения, а именно таким средством является язык, не могло возникнуть вне общения, вне общественных отношений. Главное в процессе происхождения языка - становление членораздельной речи, разграничение звуков и закрепление за ними четких смыслов.

Социальную обусловленность развития языка не следует понимать как прямое отражение в языке всех общественных событий или как наличие социальных причин у каждого факта изменения языка. Социальные факторы воздействуют на язык не прямолинейно: они могут ускорять или замедлять темп языковой эволюции, способствовать перестройке отдельных участков языковой системы.

Ярким примером влияния общества на язык является социальное расслоение языка. Правда, в социальной дифференциации языка получает отражение не только и не столько современная структура общества, сколько предшествующие его состояния (поскольку темп развития языка отстаёт от темпов развития общества).

В социальной структуре современного русского национального языка выделяются:

· литературный язык;

· территориальные диалекты;

· городское просторечие;

· профессиональные и социально-групповые жаргоны.

Социальные компоненты в структуре языковых единиц существуют потому, что язык служит средством описания и самого общества. Так, слова, обозначающие общественные явления, тем самым содержат в себе социальный компонент.

Помимо не зависящего от воли отдельных людей влияния общества на язык возможно и сознательное, целенаправленное воздействие государства (и общества в целом) на развитие и функционирование языка - языковая политика. К ней относится создание лингвистами нормативных словарей и справочников, пропаганда языковых знаний и культуры речи в средствах массовой информации.

Влияние языка на общество изучалось значительно меньше. Сам факт такого влияния нередко вызывал сомнения. Трудно, однако, представить, что основное средство мышления, оформления и распространения информации в обществе является неким незаметным инструментом, никак не влияющим на общественную жизнь.

Более того, результаты политологических и социологических исследований заставляют задуматься над тем, как формируется отношение различных общественных групп к тем или иным событиям. Анализ показывает, что это отношение во многом зависит от уровня понимания социальными группами функционирующих в обществе актуальных словесных знаков. Многие общественные проблемы решались бы эффективнее при наличии в обществе большего взаимопонимания. Это взаимопонимание не появится в результате благих пожеланий и призывов к общественному согласию, оно может появиться при сближении языкового опыта и совершенствовании языковой способности членов различных общественных групп.

Язык играет очень существенную роль в общественной жизни, является основой взаимопонимания, социального мира и развития. Он обладает организующей функцией по отношению к обществу.

Системная организация языка

Система–совокупность элементов и тех отношений, в которые эти элементы вступают. Системы: естеств. и искусств., технич., первичные и вторичные, сложные и простые. Система яз. = единицы языка + структура. Система языка – совокупность единиц яз.и тех отношений, в которые могут вступать друг с другом эти единицы. Сист. яз. – сложная система, т. к. является системой систем, состоит из уровней, которые сами являются системами.

Структура– сами отношения, в которые вступают эти элементы. То есть структура – это часть системы. Структура характерна для всех наук. (биология, химия, лингвистика)

20-30-е гг. XX в. – появление нового направления в языкознании – структурализм. Структуралисты изучают только структуру языка. Существует Пражский, Лондонский, Датский и Американский структурализм.

Условия для системы:

· В системе должно быть множество элементов. Язык –одна из самых сложных систем по количеству знаков.

· Система должна быть целостная. Целостность системы обеспечивают связи.

Таким образом, система представляет собой единицы + структуру.

Щерба придумал фразу с так называемыми «чистыми отношениями» (только структура) между единицами. В этой фразе использованы несуществующие слова для того, чтобы абстрагироваться от их значений и таким образом показать только отношения между ними. «Глокаякуздраштекокудланулабокра и курдячитбокренка»

«Структуры стабильны, они определяют систему языка.» -- Ф. де Соссюр. Также Соссюр сравнивал систему языка с шахматной доской. Она определяется не материалом, а структурой.

Чтобы дать полное описание системы языка, надо описать:

· инвентарь языка (единицы языка) – это дескриптивный подход

· связи между единицами – структурный подход

· функции, которые данная система выполняет – функциональный подход.

Существуют некоторые другие подходы к описанию системы:

· Страфикационный подход – как соотносятся разные части системы, по уровням.

· Динамический подход –каким образом происходит переход из языка в речь.

· Семиотический подход – смыкается с дескриптивным подходом.

Язык – система динамическая, открытая, никогда не бывает полностью «правильной», но всегда к этому стремится.

Системность языка выражается не только на уровне смысла (план содержания), но и на всех других уровнях (план выражения): на фонетическом, лексическом, грамматическом уровнях. Из этого можно заключить, что язык – система систем.

Термин «уровень языка» появился в 60-е годы. Его ввел французский лингвист Бенвенист.

Уровень – часть системы языка, которая объединяет однотипные (гомогенные)и одноименные данному уровню единицы. Единицы каждого уровня выполняют собственные функции в языке. Уровнеобразующим элементом является сама единица (ее наличие). Есть единица, значит, есть и уровень.

Не существует стилистического уровня, потому что нет соответствующей единицы.

Уровни бывают двух видов: основные и промежуточные (дополнительные)

Основных уровней 4:

· Фонетический

· Лексический

· Морфологический

· Синтаксический.

На каждом уровне есть своя единицы. Эта единица существует в двух разновидностях: как единица языка и как единица речи. В чем различие? Языковые единицы – это абстракция, некая модель, ее нельзя произнести. Языковая единица потенциальна, так как у нее бесчисленное множество речевых аналогов. Однако она имеет свой речевой аналог, т.е. речевую единицу – конкретная речевая практика со смыслом, в живой речи.

На фонологическом уровне единицей языка является фонема (сигнальная функция), а ее речевым вариантом является фон/аллофон/звук. Фонема выполняет смыслоразличительную функцию, она сама значения не имеет.

На морфологическом уровне единицей языка является морфема (строевая функция), а ее речевой вариант –морф/алломорф.

Лексический уровень –лексема (номинативная функция) Речевая единица – слово.

Синтаксический уровень –предложение (коммуникативная функция), речевая единица – фраза или высказывание.

Некоторые лингвисты выделяют еще 2 уровня:

· предельно низкий уровень (уровень различительных/дифференциальных признаков фонемы –меризмы (мягкость/ твердость))

· предельно высокий уровень (уровень текста. Текста не существует, как языковой единицы. Текст существует, только как речевая единица).

Промежуточные уровни:

· морфонологический уровень (морфофонема – недоморфема, у нее не хватает значения. Например, соединительные о и е)

· фразеологический (фразеологизм)

· словообразовательный (производное слово).

В чем отличие основных уровней от дополнительных? На единицы основных уровней мы можем расчленить весь текст без остатка, (принцип безостаточной делимости текста) а на единицы промеж. уровня – нет.

Отношения между единицами бывают двух видов:

· межвидовые (иерархические) – между единицами разных уровней;

· внутривидовые. Имеют две разновидности:

-- синтагматические – отношения линейные и горизонтальные. Показывают, как связаны единицы одного и того же уровня в речевой цепи;

-- парадигматические – (Соссюр – ассоциативные; термин «парадигматические» введен Л. Ельмслевым) – отношения между единицами одного уровня, которые могут встретиться в одном контексте. Иногда единицы могут встретиться в одной позиции, т. е. в одном и том же окружении. (посылаю отцу, посылаю письмо, посылаю по почте – слова «по почте», «отцу», «письмо» образуют парадигму, так как могут встреться в одном контексте). Иногда единицы образуют парадигму, потому что не могут стоять в одной позиции. (я иду – ты идешь – он идет. Иду, идешь, идет – требуют разных подлежащих и образуют парадигму) Парадигма –вертикальные отношения. Нарушение парадигматических связей может свидетельствовать о наличие психических отклонений.

Язык – система знаков. Наука, которая занимается изучением знаков, называется семиотика (греч. «семиос» – знак). Все, что нас окружает – знаковые системы. Язык жестов, язык Брайля, язык Морзе, язык гонга, музыкальные знаки, язык животных – все это языковые системы. Человеческий язык тоже является одной из систем знаков.

Языковые системы бывают:

- искусственные (напр. ноты)

- естественные знаковые системы (человеческий язык).

Человеческий язык – это особенная система знаков, имеющая свойства, которые отличают ее от всех остальных знаковых систем. Человеческий язык – первичная знаковая система. Все остальные зн. системы – вторичны. Первичность чел. языка проявляется в том, что все остальные системы либо возникли на базе человеческого языка, или же они могут быть объяснены с помощью человеческого языка. Человеческий язык возникает и развивается стихийно на протяжении тысяч лет. В человеческом языке примерно 50% избыточностей. Также в человеческом языке много неточностей. Другие языковые системы таких неточностей и избыточностей не имеют. Также человеческий язык – открытая система, в то время как другие системы закрыты: человеческий язык всегда пополняется новыми элементами, а другие знак. системы не пополняются. (всего существует 7 нот, нельзя ввести 8-ую). Человеческий язык – система, с помощью которой можно описать любое содержание, это показывает её универсальность. Язык общедоступен, он принадлежит всем. Остальные знаковые системы известны только ограниченному кругу специалистов. Языковая система обладает эмоциональностью.

Классификация языков

I. Сходства и различия между языками. Сходство материальное и типологическое

II. Генеалогическая классификация языков. Понятия «языковое родство», «сравнительно-исторический метод»

III. Типологическая классификация языков.

I. Одной из задач языкознания является систематизация существующих языков (около 2500), различающихся распространённостью и социальными функциями, особенностями фонетического строя и словарного состава, морфологическими и синтаксическими характеристиками.

Существует два подхода к классификации языков:

· группировка по общности языкового материала (корней, аффиксов, слов), а тем самым по общности происхождения – генеалогическая классификация;

· группировка по общности строя и типа, прежде всего грамматического, независимо от происхождения – типологическая классификация.

При сравнении языков можно обнаружить легко уловимые лексические и фонетические соответствия, т.е. материальные соответствия, которые предполагают определённые закономерности или регулярности соотношения между языками и народами – носителями этих языков.

Общность языкового материала (материальная близость) связана с дифференциацией диалектов некогда единого языка. Расхождения диалектов были вызваны разными причинами: изменением социально-исторических условий, миграциями, контактами с другими языками и диалектами, географическим и политическим обособлением и т.д. Племена, говорившие на разных диалектах одного, ранее общего языка, расселяясь на новых, удалённых друг от друга территориях, не могли общаться по-прежнему. Контакты ослабевали, а языковые различия нарастали. Усиление центробежных тенденций приводило с течением времени к образованию новых языков, хотя и генетически родственных. Систематизацию родственных языков отражает генеалогическая классификация.

В языках мира обнаруживаются общие черты и в строении предложений, составе основных частей речи, в формо- и словообразовательных структурах - так называемое типологическое сходство.

Это сходство обусловлено принципиальным единством человеческой природы, единством его биологической и психической организации, которое проявляется в ряде зависимостей между коммуникативно-интеллектуальными потребностями и возможностями человека и строением его языка. Если в ряде языков наблюдаемое типологическое сходство охватывает большую серию системно связанных между собой явлений, то такие языки можно рассматривать как определённый языковой тип. Систематизация языков мира по определённым типам отражается в типологических классификациях.

II. Генеалогическая классификация языков – изучение, описание и группировка языков мира на основе общего происхождения из одного языка-источника.

Генеалогическая классификация исходит из понятия родства языков. Родственными языками признаются языки, ведущие своё происхождение от одного языка-основы – праязыка и обладающие в силу этого некоторыми особенностями:

· наличием материально родственных корней и аффиксов;

· наличием закономерных звуковых соответствий.

Установление генетического тождества языков, выяснение степени их родственных отношений и связей осуществляется при помощи сравнительно-исторического метода. Сравнительно-исторический метод – это совокупность научно-исследовательских приёмов, используемых при изучении родственных языков с целью установления общих закономерностей их развития и реконструкции праязыка.

Сравнительно-исторический метод основывается на ряде требований, соблюдение которых повышает надёжность выводов.

Установление генетического тождества языков следует производить путём сравнения наиболее архаичных форм. Т.к. родственные языки претерпели изменения и разошлись друг с другом, необходимо проникновение в дописьменное их состояние.

Сравнение предположительно родственных языков начинается со сравнения словаря, причём исследуется не весь массив общих слов, а только те, которые по своему значению являются наиболее древними. Это следующие смысловые группы слов:

- формы глагола бытия 3-го лица ед. и мн. ч. настоящего времени изъявительного наклонения (ср.: санскр. ásti - sánti «есть», лат. est – sunt, гот. ist – sind, др. слав. ѥсть - сѫть);

- термины родства (например, «мать»: санскр. mā tár, лат. mater, др. исл. moder, др. слав. матэр, совр. англ. mother, нем. Mutter);

- названия некоторых растений и животных (например, «мышь»: санскр. mū h, лат. mus, др.верхненем. mus, др.слав. мышь, совр.англ. mouse, нем. Maus);

- названия частей человеческого тела, некоторых орудий труда, некоторых явлений природы (например, «зуб»: санскр. dántam - вин. пад. ед. ч., лат. dentem – вин. пад. ед. ч., совр. англ. tooth, нем. Zahn, франц. dent);

- названия местоимений, числительных до 10 (например, «два»: ведийск. d(u)vā, лат. duo, др. ирл. dau, др. слав. дъва, совр. англ. two, нем. zwei).

Эти группы слов должны быть равно представлены в сравниваемых языках, т.к. в бесписьменных языках отсутствует лексика, связанная с цивилизацией. Целью их сравнения, помимо установления характера соотношения общих слов в разных языках, является также анализ фонетической и морфологической структур слова. Родство языков проявляется как в совпадении целых слов, так и в сходстве (формальном и семантическом) минимальных значимых единиц языка – морфем.

Применение сравнительно-исторического метода способствует реконструкции праязыка. Реконструкция праязыка – комплекс приёмов и процедур воссоздания незасвидетельствованных форм и явлений путём сравнения соответствующих единиц родственных языков. Например, зная фонетические, грамматические и семантические соответствия индоевропейских языков, можно на основе лат. fumus «дым», древнегреч. thymos «дыхание, дух», древнеслав. дымъ и др. восстановить для этого слова праформу dhumos. Язык-основу полностью восстановить невозможно, но основные данные фонетики, грамматики и лексики (в наименьшей степени) реконструировать возможно.

Результаты исследований языков методом сравнительно-исторического языкознания подытоживаются в генеалогической классификации языков.

Разная степень родства языков передаётся терминами «семья», «группа», «подгруппа».

Семья – это вся совокупность языков данного родства (например, индоевропейская семья).

Группа (ветвь) – объединение внутри семьи языков, обнаруживающих большую материальную близость (например, славянская группа, германская группа и т. д.).

Подгруппа – объединение внутри группы языков, родственные связи которых достаточно прозрачны, что даёт возможность их носителям почти беспрепятственно понимать друг друга (например, восточнославянская подгруппа: русский, украинский и белорусский языки).

III. Сравнительное изучение структурных свойств языков независимо от характера генетических отношений между ними называют типологией. Предметом структурной типологии является внутренняя организация языка как системы, т.е. сходство структуры языков на одном из уровней. Различаются формальная и контенсивная типология.

Формальная типология изучает средства выражения значений языка, т.е. грамматические категории, которые обязательно выражаются в высказывании на этом языке.

Контенсивная типология ориентирована на семантические категории языка и способы их выражения, которые в отличие от грамматических могут быть выражены единицами всех уровней.

Основания для классификации в типологии могут быть различны. Традиционная типологическая (морфологическая) классификация отражает стремление выделить типы языков на основе общих принципов строения грамматических форм. Эта классификация основана на противопоставлении корней и аффиксов.

В морфологической классификации обычно устанавливаются следующие типы языков: корневые (или изолирующие), агглютинативные (или агглютинирующие), флективные, инкорпорирующие (или полисинтетические).

Изолирующие (или корневые) языки – это языки, в которых слова не изменяются, каждый корень в которых изолирован от другого, а грамматические связи между ними выражаются с помощью порядка слов и интонацией (например, китайский язык).

Все изолирующие языки делятся на корнеизолирующие и основоизолирующие, т.е. имеющие словообразовательные аффиксы.

К корнеизолирующим языкам некогда А. В. Шлегелем был применён термин аморфные (бесформенные), т. к. слова в этих языках лишены всяких форм. Данный подтип характеризуется следующими признаками:

- в таких языках нет не только словоизменительных, но и словообразовательных аффиксов;

- в данных языках отсутствуют части речи;

- каждое слово представляет чистый корень, а предложение – последовательность неизменяемых корней (например, в китайском языке ча во бу хе, где [ча] «чай», [во] «я», [бу] «нет», [хе] «пить», в переводе на русский чая я не пью);

- новые понятия, новые слова образуются путём сложения корней (например, в китайском языке шуй «вода», фу «нести», шуй+фу «водонос»);

- развита система тонов, в зависимости от которых меняется значение слова.

Основоизолирующие языки – это современные языки, в которых слова не изменяются, но в этих языках есть некоторые словообразовательные и формообразующие аффиксы (например, в малайском языке roemah «дом», be-roemah «жить, проживать»).

Агглютинативные или агглютинирующие (лат. agglutinare «приклеивать») языки – это языки, для которых характерна развитая система словообразования и словоизменения, отсутствие морфологических чередований, единая система склонения и спряжения (например, тюркские языки).

Данный тип языков отличается от других аффиксирующих техникой присоединения аффиксов и теми функциями, которые они выполняют: однозначные, стандартные аффиксы механически присоединяются к основе слова.

В агглютинативном слове границы между морфемами вполне отчётливы, корень не имеет вариантов, при этом каждый аффикс имеет только одно значение и каждое значение выражается всего одним аффиксом (например, каз. мектеп-тер-ге «школам», -тер- выражает значение множ. числа, -ге - значение дат. падежа).

В агглютинативных языках господствует позиционный способ формального выражения грамматических значений: многозначное слово строится по принципу постепенной конкретизации основы, от аффиксов с более широким значением к аффиксам более частным и с менее широким значением (например, каз. уй-лер-iмiз-де-гi-лер-ден «от тех, кто находится дома»: каждый последующий аффикс, выражая грамматическое значение, уточняет корень).

Поскольку в агглютинативных языках связь между морфемами слабая, то в них развито фонетическое средство для скрепления морфем – сингармонизм - во всех присоединяющихся аффиксах употребляется гласный того же ряда, что и в корне (например, каз. жер-лер «земли»).

Агглютинирующие языки делятся на языки с суффиксальной агглютинацией (казахский язык), языки с префиксальной агглютинацией (языки Африки), языки с суффиксально-префиксальной агглютинацией (грузинский язык).

Флективные или фузионные (лат. fusio «сплавление») языки – это языки, для которых характерна полифункциональность грамматических морфем, наличие фузии, морфологических сочетаний, разветвлённая система склонения и спряжения (например, индоевропейские языки).

В языках этого типа, как и в агглютинативных, основным способом выражения грамматических значений является аффиксация. Но наряду с внешней флексией широко используется внутренняя флексия, т.е. изменение в составе корня, выражающее грамматическое значение (например, в англ.яз. man – men «мужчина - мужчины»: чередованием в корне передаётся значение множественного числа).

Другой характерной чертой флективного строя является фузионная техника соединения морфем в слове. В фузионном слове границы между морфемами неотчётливы (например, в слове об-у-вь морфемы тесно спаянны, корень является связанным, т.е. без служебных морфем не употребляется); служебные морфемы одновременно выражают несколько грамматических значений (например, в русском слове жена флексия –а имеет три значения: женский род, именительный падеж, единственное число).

Для флективных языков характерны также омонимичность и синонимичность аффиксов (например, в русском языке –ин- может иметь значение единичности: горош-ин-а и значение большой: дом-ин-а; в словах столы, дома, дети разные флексии выражают множественное число); различное положение аффиксов по отношению к корню (корни, префиксы, суффиксы, инфиксы).

Инкорпорирующие (лат. in «в», corpus «тело», т.е. «внедрение, чего-либо в тело», incorporere «вставлять») или полисинтетические (греч. poly «много» и synthesis «соединение, сочетание») языки – это языки, для которых характерна незавершённость морфологической структуры слова, позволяющая включение в один член предложения других его членов (например, в состав глагола-сказуемого может быть включено прямое дополнение). К инкорпорирующим языкам относятся языки индейцев Северной Америки, чукотско-камчатские и др.

Слово в таких языках приобретает структуру только в составе предложения: вне предложения нет слова, предложение составляет основную единицу речи, в которую включаются слова (например, чукотское слово-предложение ты – ата- каа – нмы – ркын «я жирных оленей убиваю», основа этого слова-предложения ты нмы ркын, в которую инкорпорируются каа «олень» и его определение ата «жирный»).

Многие языки занимают промежуточное положение на данной шкале морфологической классификации. Часто для характеристики грамматического строя языка используются ещё и термины «аналитические языки» и «синтетические языки».

Аналитическими языками или языками аналитического строя называются языки, в которых грамматические значения выражаются с помощью самостоятельных слов, т.е. осуществляется расчленённая передача лексического и грамматического значений. Аналитизм языка проявляется в морфологической неизменяемости слова и наличии сложных конструкций, в которых грамматическое значение передаётся либо служебным словом, либо самостоятельным (например, русская форма буду любить – аналитическая, значение будущего времени 1-го лица ед. числа передаётся вспомогательным глаголом).

Синтетическими языками или языками синтетического строя называются такие, в которых грамматические значения выражаются по преимуществу аффиксами, т.е. грамматическое значение и лексическое передаются нерасчленённо, в одном слове с помощью аффиксов, внутренней флексии и т. д. (например, в слове ход-и-л-а при помощи аффиксов передаются значения прошедшего времени, женского рода, ед. числа).

В чистом виде аналитизм и синтетизм не представлены ни в одном языке мира, т.к. в каждом языке имеются и те и другие элементы, хотя соотношение их может быть разным (например, в русском языке наряду с преобладанием синтетизма, имеются и аналитические формы; английский язык является флективным языком аналитического типа, но в нём наблюдаются и синтетические формы).

Помимо морфологической типологической классификации существуют классификации, построенные на основе других структурных критериев: синтаксических, фонематических и т. д. Так, известна фонологическая классификация славянских языков. Выявляются типологические закономерности и в синтаксисе.

Лексическое значение слова

Слова в русском языке служат для обозначения предметов, признаков предметов, количества предметов, действий, признаков действий. То, что слово обозначает, является его лексическим значением. Слова в русском языке, в зависимости от лексического значения, можно разделить на группы:

· однозначные и многозначные слова;

· слова с прямым и переносным значением;

· омонимы;

· синонимы;

· антонимы;

· паронимы;

· общеупотребительные и необщеупотребительные слова.

Слова в русском языке помимо лексического значения имеют грамматическое значение. Рассмотрим подробнее каждую группу и дадим определение с точки зрения лексического значения.

Однозначные и многозначные слова

Одно и то же слово русского языка может называть разные предметы, признаки, действия. В таком случае слово имеет несколько лексических значений и называется многозначным. Слово, которое обозначает один предмет, признак, действие и, соответственно, имеет только одно лексическое значение, называется однозначным. Многозначные слова встречаются во всех самостоятельных частях речи, кроме числительных. Примеры многозначных слов: сковать цепь и сковать льдом пруд, лист дерева и лист бумаги, серебряный поднос и серебряный век.

Прямое и переносное значения слов

Слова в русском языке могут иметь прямое и переносное значения. Прямое значение слова служит для обозначения конкретного предмета, признака, действия или количества предмета. Переносное значение слова в дополнение к уже имеющемуся основному значению (прямому) обозначает новый предмет, признак, действие. Например: золотые слитки (прямое значение) и золотые руки/слова/волосы (переносное значение). Переносное значение иногда называют косвенным, оно является одним из значений многозначного слова. В русском языке есть слова, переносное значение которых стало основным. Например: нос человека (прямое значение) и нос лодки (переносное → прямое значение).

Омонимы

Слова русского языка одной и той же части речи, одинаковые по звучанию и написанию, но разные по лексическому значению, называются омонимами. Примеры омонимов: кран (подъёмный и водопроводный), среда (место обитания и день недели), бор (сосновый лес и химический элемент).

Синонимы

Слова русского языка одной части речи, обозначающие одно и то же, но имеющие разные оттенки лексического значения и употребления в речи, называются синонимами. У многозначного слова синонимы могут относиться к разным лексическим значениям. Примеры слов, являющихся синонимами: большой и крупный (прилагательные), строить и сооружать (глаголы), земля и территория (существительные), смело и храбро (наречия).

Антонимы

Слова русского языка одной и той же части речи с противоположным лексическим значением называются антонимами. У многозначных слов антонимы могут относиться к разным лексическим значениям. Примеры слов, являющихся антонимами: война — мир (существительные), белый — чёрный (прилагательные), высоко — низко (наречия), бежать — стоять (глаголы).

Паронимы

Слова русского языка, близкие по написанию и звучанию, но имеющее разное смысловое значение, называются паронимами. Паронимы имеют морфологические деление, лексико-семантическое деление. Примеры слов, являющихся паронимами: одеть — надеть (глаголы), невежа — невежда (существительные), экономический — экономичный (прилагательные).

 

Группа слов Написание и звучание слов Лексическое значение слов Примеры
Синонимы разное одинаковое или схожее маленький — крошечный, мелкий, хрокотный
Антонимы разное противоположное маленький — большой
Паронимы схожее различное* абстрактность — абстракция
Омонимы одинаковое различное эфир (химические вещество) — эфир (трансляция)

 

* Лексическое значение слов из паронимического ряда различное. Оно может быть схожим, противоположным и просто различным (ни схожим, ни противоположным).

Общеупотребительные и необщеупотребительные слова

Слова, известные всем людям и употребляемые всеми, называются общеупотребительными. Лексические значения общеупотребительных слов понятны любому человеку. Слова, известные ограниченному кругу людей, называются необщеупотребительными. К ним можно отнести диалектные слова, профессиональные, сленговые. Выделяют следующие группы общеупотребительных и необщеупотребительных слов:

· устаревшие слова (историзмы и архаизмы);

· заимствованные слова (иностранные);

· новые слова (неологизмы);

· профессиональные слова (профессионализмы);

· диалектные слова (диалекты, диалектизмы);

· слова-паразиты;

· сленговые слова:

o молодёжный жаргон;

o професиональный жаргон;

o воровской жаргон (арго).

Язык и мышление

Вопрос о соотношении слова и мысли волнует людей очень давно.

Мышление – это духовная деятельность человека, которая состоит в отражении объективной действительности, а также процесс этого отражения и результат этого отражения. Это отражение активно. Человек классифицирует опыт, структурирует его и как бы моделирует реальность – сначала с опорой на ощущения. Способ моделирования действительности определяется жизнью человека, его нуждами.

Базовая активность мышления – классификация и обобщение (язык в ней участвует). Дерево – дерево вообще (как понятие).

На взаимоотношения языка и мышления существуют две крайние точки зрения:

Язык и мышление независимы. Язык – внешняя оболочка мысли. Человек формулирует мысль без участия языка, только передает ее с помощью языка. Аргументы: глухонемые от рождения люди или дети с задержкой в развитии не говорят, но в мире ориентируются; при тотальной афазии мыслительные функции сохраняются; животные лишены языка, но не мышления и пр.

Язык и мышление взаимозависимы (Гумбольдт, Сепир, Уорф). Мышление человека определяется языком, на котором он говорит. Люди думают и действуют так, как они говорят.

Обе эти гипотезы – крайности. Ни отождествлять язык и мышление, ни полностью отрывать их друг от друга нельзя.

Существуют биологические способы получения и обработки информации: зрение, слух, обоняние, осязание, вкус. Они существуют и у животных. Человек разработал еще один способ адаптации – социальный. Это язык – способ передачи полученной информации, другому человеку. Человек ее заново кодифицирует, классифицирует, делает доступной для передачи.

Мышление шире того, что человек обрабатывает языком. Мышление включает и осознанные, и неосознанные процессы – язык только осознанные; оно направлено на разные формы действия – язык только на социальную (коммуникативную).

Проблема соотношения языка и мышления в современной науке рассматривается в свете концепции универсального предметного кода как нейрофизиологического субстрата мышления. Эта концепция была разработана Н. И. Жинкиным, опиравшимся на некоторые фундаментальные идеи, высказанные Л. С. Выготским. Дальнейшую разработку этой идеи находим в работах И. Н. Горелова.

«Единицы мысли и единицы речи не совпадают», - писал Л.С.Выготский. «Процесс порождения высказывания он сравнивал с нависшим облаком, которое проливается дождем слов. Иначе говоря, исследователь обозначил существование двух качественно отличных языков, которые взаимодействуют в сознании человека: языка мысли и языка словесного» (Горелов, Седов 1998, с. 62- 63).

Согласно концепции Н. И. Жинкина, базовым компонентом мышления является особый «язык интеллекта» (его-то и назвал исследователь универсальным предметным кодом).

Применив методику речевых помех, Н. И. Жинкин показал, что мышление не связано с речедвигательным кодом и осуществляется в особом несловесном предметно-образном коде, который получил название «универсальный предметный код» (сокращенно – УПК). Единицами универсального предметного кода являются наглядные образы, формирующиеся в сознании человека в процессе восприятия им окружающей действительности. Код этот имеет принципиально невербальную природу и представляет собой систему знаков, представляющих собой результат чувственного отражения действительности в сознании. Это «язык» схем, образов, осязательных и обонятельных отпечатков реальности, кинетических (двигательных) импульсов и т. п. При помощи этих образов и осуществляется мышление человека.

Н. И. Жинкин характеризует этот код как непроизносимый, в котором отсутствуют материальные признаки слов натурального языка, и где обозначаемое является вместе с тем и знаком.

В посмертно вышедшей книге «Речь как проводник информации» Н. И. Жинкин отмечал: «Интеллект, для которого предназначается сообщение, не понимает естественного языка. У него есть собственный информационный язык. На этом языке он строит гипотезы, доказательства, делает выводы, выносит решения и т.д.»; интеллект «вырабатывает понятия, суждения, делает умозаключения и выводы с тем, чтобы отразить действительность и указать мотивы человеческой деятельности. Все эти операции не зависят от того, на каком языке говорит человек».

На универсальном предметном коде происходит формирование замысла речи, первичная запись личностного смысла, который стремится выразить говорящий. Движение от мысли к слову происходит на первых этапах развертывания этого процесса с использованием невербального кода, который в ходе порождения речи перекодируется в языковую форму. Порождение речи, таким образом, это переход с кода чувственных образов на обычный вербальный язык. В процессе восприятия и понимания языка мы, наоборот, переводим языковые единицы на универсальный предметный код.

Единицы универсального предметного кода - это нейрофизиологические единицы, кодирующие в биоэлектрической форме все знания и хранящие их в таком виде в долговременной памяти человека. Это образы, схемы, картины, чувственные представления, эмоциональные состояния, которые объединяют и дифференцируют элементы знаний человека в его сознании, памяти по различным основаниям. Универсальный предметный код является нейрофизиологическим субстратом мышления, который существует и функционирует независимо от национального языка и обеспечивает как непосредственно сам процесс мышления, так и начальный этап порождения речи (речевое высказывание начинается с личного смысла, выраженного универсальным предметным кодом), а также завершающий этап понимания речи (понимание речевого высказывания завершается «переводом» на универсальный предметный код, получением личностного смысла).

Таким образом, концепты кодируются в сознании единицами УПК, комбинирование единиц УПК с закрепленными ими концептами и представляет собой процесс мышления, а слова, язык используются лишь для того, чтобы передать результаты мышления другим, для сообщения результатов мышления, но не для осуществления самого процесса мышления.

Знаковая теория языка

Среди ученых нет единого понимания знака в языке, и многие это понятие объясняют по-разному.

Понятие знака восходит к стоикам и изначально определялось как двусторонняя сущность, образованная отношением означающего — звуковой речи и означаемого — значения, что соответствует «воспринимаемому» и «понимаемому». Такое определение знака прошло через всю ср. век. философию. В новое время В. Гумбольдт предложил теорию о знаках человеческого языка. Механизм соединения значения и формы «коренится во внутреннем языковом сознании и в звуке», к-рые взаимодействуют между собой (Гумбольдт В., Избранные труды по языкознанию, М., 1984, с. 127).

Общие принципы знаковых теорий были сформированы одновременно разными науками — философией, логикой, математикой, психологией, лингвистикой. Это позволяет разграничить знаковые теории по четырем науч. сферам: логико-математической, философской, лингвистической и психологической, хотя граница между ними относительна.

Знаковые теории языка - совокупность теоретических положений (идей, гипотез) о строении языка, рассматриваемого как система знаков, и об отношении его к внеязыковой действительности. Выделяют следующие линии в теории языка:

1. Логико-математическая линия. Ч. С. Пирс разработал особый вариант матем. логики - «умозрительная или чистая грамматика». По характеру соотношения двух сторон знака Пирс выделил 3 типа знаков: а) иконич. знаки, формируемые на основе подобия означающего и означаемого (по виду, структуре, форме: фото портрет, схема…); 6) знаки-индексы, связаны по смежности означаемого и означающего (флюгер, термометр, жесты, указатели, указательные слова …); в) знаки-символы, связь означающего и означаемого по условному соглашению. Связь двух сторон знака-символа не зависит от их сходства; такой знак обретает статус условного установления и всеобщего правила. (искусственные и естественные языки).

2. Философская знаковая теория языка в сов. языкознании - диалектич. материализм. Языковые знаки и язык в целом являются средством мыслительной деятельности и общения людей, представления, понятия и суждения людей - отображение объективной действительности. Теоретич. разработка проблем знаковости естеств. языка представлена трудами А. Ф. Лосева, Ю. С. Степанова.

3. Лингвистическая. Первым лингвистом, применившим понятие знака к конкретному описанию языка, был Ф. де Соссюр (Женевская школа). Рассматривал язык как «систему знаков, в которой единственно существенным является соединение смысла и акустического образа», предложил понятия «знак», «значение», «значимость» и др., применимые только к системе слов.

Другой подход к определению сущности языка и языкового знака представляла пражская лингвистическая школа. Языковой знак - социальная сущность, служащая посредником между членами одного коллектива и понимаемая только на базе всей системы. Выделяют два постоянных фактора, определяющих языковой знак, — говорящий и слушающий.

В противоположность знаковой теории Соссюра Э. Бенвенист предложил единую концепцию членения языка. единицы первичного означивания (слова); единицы вторичного означивания (предложения, высказывания).

4. Бихевиористская линия. Ч. У. Моррис интерпретирует язык как «целенаправленное поведение» (goal-seeking behavior), а знак - сумма условий, достаточных для его формирования. Моррис разграничил знаки на: а) характеризующие (designators), б) оценочные (арргаisors), в) предписывающие (prescirptors), г) идентифицирующие (identifiors) и д) знаки-форматоры (formators). Однако в этой теории все факторы знаковой ситуации и знакового значения (определяемые в терминах «стимул», «реакция»), ставятся в зависимость только от субъекта, от его эмпирич. опыта и данных его чувственного восприятия.

Психофизиологическая основа членораздельной речи была обоснована русскими учеными И. М. Сеченовым и И. П. Павловым. Сеченов разработал материалистич. концепцию о рефлексах головного мозга. Продолжателем идей Сеченова был Павлов, создавший учение о двух сигнальных системах: сигналы первой (сенсорные), взаимодействуют с сигналами второй (речевыми) и создают условия возникновения мышления. Вторая сигнальная система - знаковая репрезентации материального мира при помощи языковых знаков, что позволило человеку оперировать не самими предметами, а знаками, их замещающими.

Другим последователем Сеченова был психолог Л. С. Выготский, разработавший культурно-ист, теорию развития психики человека. Идеи Выготского, понимание языка как целенаправленной знаковой деятельности разрабатывались его последователями А. Н. Леонтьевым, А. Р. Лурией и др.

Учение о частях речи

Классификация лексем и словоформ

Наиболее общие и необходимые в грамматике каждого языка категории – это части речи.

Проблема сущности частей речи, проблема принципов их выделения, их классификации в различных языках мира – одна из сложных и актуальных в современном языкознании.

Одни ученые полагают, что части речи – это лексические группы слов и их классификация должна строиться на понятийно-предметных основаниях.

Другие считают частями речи грамматические классы слов, которые выделяются на основе учета морфологических и синтаксических свойств слов.

Другая группа ученых считает, что части речи – это функционально-семантические классы слов, при классификации следует учитывать общую семантику слов.

В современном языкознании наиболее принятым является комплексный подход к выделению и описанию частей речи, при этом выделяют несколько признаков, принципов классификации.

1. Одним из принципов классификации является возможность или невозможность функционирования словоформ в качестве члена предложения.

Те словоформы, которые являются или могут являться членами предложения, называются самостоятельными словами, полнозначными, или знаменательными словами. (Можно сказать, что это самостоятельные части речи).

К знаменательным словам (частям речи) относятся 7 разрядов:

· имена существительные,

· имена прилагательные,

· имена числительные,

· местоимения,

· глаголы:

- причастия,

- деепричастия,

· наречия,

· категория состояния.

Кроме того, что они являются членами предложения, имеют ряд важнейших особенностей:

1) отражают в себе различные явления объективной действительности (предметы и их качества, процессы, состояния и т.д.): дом, красивый, бежишь, весело;

2) обладают номинативной (назывной) функцией. Могут функционировать в качестве предложения.

Словоформы, которые не являются членами предложения, относятся к служебным словам (или частям речи). К служебным словам (или частям речи) относятся:

– предлоги,

– союзы,

– частицы.

Кроме того, что они не являются членами предложения, они не имеют самостоятельной номинативной функции и выполняют лишь служебную речь (как бы «обслуживают» самостоятельные слова, удовлетворяя их грамматические потребности. Функционировать в качестве предложения не могут). Эта особенность была подчеркнута в исследованиях А. А. Потебни и Л. В. Щербы.

В особые группы выделяются модальные слова, междометия и звукоподражательные слова.

Модальные слова служат для выражения говорящим оценки своего высказывания в целом или отдельных его частей с точки зрения их отношения к объективной реальности (действительно, безусловно, несомненно, конечно, бесспорно, очевидно, разумеется и др.).

Не включаются в разряд модальных слов:

1) вводные слова, выражающие эмоциональное отношение к фактам действительности (к счастью, к удивлению, к сожалению, к несчастью, к удивлению и др.);

2) слова со значением уточнения, пояснения, ограничения (в частности, впрочем, кстати и др.);

3) слова, указывающие на связь мыслей порядок их изложения, способ оформления, близкие по функции к союзам (во-первых, наконец, напротив, значит и др.).

Междометия также лишены функции называния. Они являются выразителями определенных чувств (ох! чу! фу! увы!) и волеизъявлений (вон! стоп!).

Звукоподражательные слова являются по своему звуковому оформлению воспроизведением восклицаний, звуков, криков (кря-кря, ку-ку, му-у).

Семантический признак части речи – это ее общее, категориальное значение. Так, имена существительные имеют категориальное значение предметности, которое распространяется и на семантику существительных, обозначающих качество – краснота, белизна, действие – бег, хождение, состояние – задумчивость, успокоение. Семантика этих и подобных существительных абстрактное значение предметности. Глагол имеет категориальное значение действия или состояния, имя прилагательное – качества или признака предмета, наречие – признака действия или состояния.

При этом возникают определенные трудности: куда отнести слова типа булочная, суточные.

Синтаксический признак части речи – это ее обычная, первичная синтаксическая функция.

По синтаксическому признаку к одной части речи относят слова, способные стоять в предложении в одинаковых синтаксических позициях или выполнять одинаковые синтаксические функции. При этом учитывается не только набор синтаксических позиций и функций, но и характерность каждой из них для данной части речи. По степени характерности синтаксические функции делят на первичные и вторичные. Так, первичная синтаксическая функция существительного как части речи – выступать в роли подлежащего и дополнения. Первичная функция глагола – быть сказуемым, прилагательного – определением, наречия – обстоятельством.

Синтаксические функции частей речи подвижны: в русском языке глагол выступает сказуемым, но не всякое сказуемое – глагол; существительное может быть подлежащим, но не всегда и не всякое подлежащее – существительное.

Морфологический признак части речи – это система ее морфологических категорий и морфологических разрядов.

Так, существительные русского языка имеют морфологические категории рода, числа, падежа, а также морфологические разряды собственных и нарицательных, собирательных и вещественных существительных и некоторые другие. Русский глагол имеет морфологические категории вида, залога, времени, лица, наклонения и т.д., а также – разряды личных и безличных глаголов, возвратных глаголов. Морфологические признаки одной части речи могут проявляться в той или иной степени и в другой части речи.

Например, заимствование слов в русском языке породило группу несклоняемых существительных (кофе, пальто, шоссе), хотя несклоняемость – признак в первую очередь наречия.

Переход группы прилагательных в существительные (портной, столовая, ванная, гостиная) породил среди существительных особую группу слов, которая не обнаруживает при словоизменении и словообразовании тех формальных признаков, которые свойственны существительным.

По морфологическому признаку в русском языке выделяются слова неизменяемые, например, наречия, и изменяемые, например, существительные и глаголы, имеющие систему форм словоизменения.

Морфологические признаки при выделении частей речи не являются универсальными, они значимы только для флективных и агглютинативных языков.

В языках с богатой морфемикой выделяют словообразовательный признак части речи – набор ее словообразовательных моделей и словообразовательных средств, а также способность выделять основы для пополнения лексики других частей речи. Так, для глагола как части речи русского языка типично внутриглагольное префиксальное словообразование, для имени существительного – внутрисубстантивное суффиксальное словообразование. Глаголы в русском языке выделяют основы для образования отглагольных имен существительных.

Трудность классификации состоит в том, что одно и то же слово приходится рассматривать то как явление морфологическое (имя существительное, глагол, наречие и т.д.), то как явление синтаксическое (подлежащее, сказуемое, дополнение и др.).

Например, в предложении Берёзы вновь зазеленели каждое слово мы можем обозначить морфологическими терминами «существительное», «глагол», «наречие», но те же слова мы можем обозначить и синтаксическими терминами – «подлежащее», «сказуемое», «обстоятельство». Значит, в одном и том же слове могут существовать и морфологические и синтаксические (естественно, и семантические) признаки.

Части речи разных языков

Структурное своеобразие каждого языка привело к тому, что система частей речи каждого языка должна быть своеобразна. Поэтому при описании частей речи отдельных языков начинают вводиться новые термины, чтобы обозначить и выделить это «своеобразие».

Наличие нескольких допустимых признаков выделения частей речи привело к тому, что в перечне частей речи одного языка в один и тот же исторический период устанавливалось различное количество частей речи. Например, для русского языка А. А. Шахматов устанавливал 14 частей речи, Д. Н. Кудрявский – 4 части речи, а в «Академической грамматике русского языка» пишут о восьми частях речи.

В современном арабском языке одни ученые выделяют три части речи (имя, глагол, частица), другие – шесть частей речи (существительные, прилагательные, местоимения, числительные, глагол, частица), другие – одиннадцать частей речи (существительное, числительное, местоимение, глагол, наречие, предлоги, союзы, частицы, модальные слова и междометия.

Например, в китайском языке М. Цзяньчжун устанавливает пять частей речи у знаменательных слов. Он пишет: «Все знаменательные слова, которые обозначают явления и предметы, мы называем существительными». «Все знаменательные слова, посредством которых мы указываем на имена, мы называем местоимениями». «Все знаменательные слова, которые рассказывают о движении явлений и предметов, мы называем глаголами». «Все знаменательные слова, которые передают внешние формы явлений и предметов, мы называем прилагательными». «Все знаменательные слова, которые характеризуют глаголы и прилагательные, мы называем наречиями».

А. А. Драгунов выделяет в китайском языке две группы, имя и предикат. Среди них ведущими являются соответственно существительное и глагол.

Количество примеров и по китайскому языку, и по другим языкам можно было бы увеличить, но картина ясна.

В современном языкознании вопрос о принципах установления частей речи до сих пор остается актуальным.

Таким образом, задача установления частей речи в разных языках сводится к следующему: 1) к современной оценке сложившихся ранее критериев определения частей речи и к выяснению вопросов о степени их применимости; 2) к рассмотрению таких критериев выделения частей речи, которые были бы пригодны для всех известных современной науке языков, т.е. были бы универсальны.

Как свидетельствуют исследования частей речи в самых различных, родственных и неродственных, языках, части речи в языках различных типов выступают как наиболее общие и универсальные явления в грамматической системе языков. Нельзя назвать ни одного языка, в котором не было бы, например, существительного или глагола. Наличие частей речи – это универсальное явление. Универсальная система частей речи следующая:

1. Части речи всегда образуют систему, т.е. их общеграмматические значения находятся в определенном соотношении и противопоставлении друг другу.

2. Система частей речи, как и другие языковые явления, в основе своей двучленна, поэтому состоит минимум из двух взаимосвязанных и взаимопротивопоставленных компонентов.

3. Система частей речи исторична. Она возникла и развивалась с развитием человеческого сознания, органически связана с человеческим мышлением и служит одним из важнейших языковых средств формирования и выражения мыслей.

4. Основной частью речи во всех известных науке языках является существительное. В основе его лежит значение грамматической предметности, которое проявляется: 1) в лексическом значении слова, 2) в формах словосочетания, З) в его словообразовательных возможностях и 4) в синтаксических функциях. Любой предмет и любое явление окружающего нас мира человек может выразить предметно, и всегда это представление является словом, имеющим общеграмматическое значение предметности, т. е. существительным.

5. Словам со значением предметности, т.е. существительным, противопоставляются слова-признаки (глагол, прилагательное) и слова – признаки этих признаков (наречие). Слова-признаки делятся на слова-признаки статические (прилагательное) и слова-признаки динамические (глагол).

Такова универсальная система частей речи.

Таким образом, любой из принципов, критериев классификации словоформ (лексем) не приводит к той системе частей речи, которая традиционно существует в том или ином языке. Обычно выделяемые части речи – это результат целого ряда компромиссов между синтаксическим, семантическим и морфологическим принципами классификации.

Компромиссный характер решений, принимаемых по вопросу о частях речи, приводит к тому, что проблема частей речи относится к числу «вечных» проблем в грамматике.

В различных пособиях можно найти такое определение:

Части речи – это основные лексико-грамматические разряды (группы, классы), по которым распределяются слова языка исходя из принципов:

1) семантического (обобщенное значение предмета, действия или состояния, качества и др.),

2) морфологического (морфологические категории слов);

3) синтаксического (синтаксические функции слова).

Течения

Серебряный век очень резко выделяется на фоне всех остальных культурных явлений наличием множества течений. Все они очень разнились между собой, но по своей сути были родственны, так как происходили один из другого. Наиболее ярко выделялись символизм, акмеизм и футуризм. Чтобы понять, что несло в себе каждое из направлений, стоит углубиться в историю их возникновения.

Символизм

Каким было мировоззрение человека в то время? Он был уверен в себе благодаря знаниям. Теории Дарвина, позитивизм Огюста Конта, так называемый, европоцентризм, создавали твердую почву под ногами. Но в то же время началась эпоха великих открытий. Из-за этого европейский человек уже не мог почувствовать себя таким уверенным, каким был раньше. Новые изобретения и изменения привели к тому, что он стал чувствовать себя потерянным среди изобилия. И в этот момент приходит эпоха отрицания. Декаданство завладело умами культурной части населения. Тогда во Франции становятся популярными Малларме, Верлен и Рембо – первые поэты, которые осмелились найти иной способ отображения мира. Русские поэты уже очень скоро узнают об этих важнейших фигурах и начнут брать с них пример.

С этого момента и начинается символизм. Поэты символисты утверждали, что с помощью символа можно исследовать окружающий мир. Конечно, на протяжении всей мировой истории все писатели и художники использовали символику. Но модернисты иначе смотрели на это явление. Символ для них – это указание на то, что находится за гранью человеческого понимания. Символисты считали, что рассудок и рационализм никогда не смогут помочь в постижении прекрасного мира искусства. Они стали концентрировать своё внимание на мистической составляющей собственных произведений.

Признаки:

· Основная тема их творчества – религия.

· Главными героями их произведений теперь становятся мученики или пророки.

· Символизм отказывается от конкретного изображения действительности и содержания. Это скорее представление предметного мира с помощью символов.

· Поэты-символисты держали дистанцию и не вмешивались в общественную и политическую жизнь общества.

· Их главным девизом была фраза: «Мы привлекаем избранных», то есть они сознательно отталкивали читателей, чтобы не быть массовым явлением культуры.

К главным символистам относятся такие писатели, как: Брюсов, Бальмонт, Мережковский, Гиппиус.

Эстетика символизма – это эстетика намека. Автор не изображает мир вещей, не выражает своего мнения, он лишь пишет о своих ассоциациях, которые связаны у него с тем или иным предметом. Именно поэтому символисты так ценили музыку. Ш. Бодлер рассматривал символизм, как единственно возможный способ отображения реальности.

Акмеизм

Акмеизм – самое загадочное явление Серебряного века. Берет свое начало в 1911 году. Но некоторые исследователи и филологи порой заявляют, что никакого акмеизма не было вовсе и он является своеобразным продолжением символизма. Но различия в этих направлениях все же есть. Акмеизм стал новым, более свежим течением и появился в тот момент, когда символизм начал изживать себя и в его среде назревал раскол. Молодые поэты, которые изначально хотели причислить себя к символистам, были разочарованы этим событием и решили создать новую группировку. В 1911 году Гумилев организовал «Цех поэтов», когда почувствовал, что имеет достаточно опыта и сил для того, чтобы обучать других. К нему присоединяется Городецкий. Вдвоем они хотят приобщить к себе как можно более «разношерстных» поэтов. В итоге так и произошло: «Цех» посещали Хлебников, Клюев и Бурлюк, из-под крыла Гумилева вышли такие писатели, как Мандельштам и Ахматова. Молодым поэтам нужна была профессиональная среда, и они получали её, когда присоединялись к сообществу «Цеха».

Акмеизм – красивое слово, которое переводится как «вершина» или «острие». Какие же основные различия между символизмом и акмеизмом?

· Прежде всего, оно состоит в том, что произведения поэтов-акмеистов были проще и не несли в себе такого глубокого сакрального смысла, как у символистов. Тема религии была не настолько навязчива, тема мистики тоже отошла на второй план. Точнее, акмеисты писали о земном, но предлагали не забывать, что ирреальная сторона тоже существует.

· Если символизм нес в себе идею непостижимой тайны, то акмеизм – это скорее загадка, над которой стоит подумать, и обязательно найдешь ответ.

Но акмеисты сильно поторопились, и течение просуществовало не так долго, как того хотели его участники. Уже в первые годы был написан манифест акмеизма, который, при всей своей насыщенности, не особо соответствовал действительности. Творчество поэтов «Цеха» не всегда несло в себе все идеи манифеста, и критики были очень недовольны этим фактом. А в 1914 году началась война, и акмеизм скоро забылся, так и не успев расцвести.

Футуризм

Футуризм не являлся цельной эстетической школой и включал в себя различные направления: кубофутуризм, эгофутуризм, мезонин поэзии и т.д. Его название происходит от английского слова «future», что в переводе означает «будущее». Давид Давидович Бурлюк – один из главных представителей, «отец футуризма», как он сам любил себя называть, ненавидел заимствования из языка и называл футуристов «будетлянами».

Признаки и особенности:

· Футуристы, в отличие от других направлений, ориентировались на разные типы культуры. У поэта сформировалась новая роль, он одновременно становился разрушителем и творцом.

· Футуризм, как явление авангардное, стремился эпатировать публику. Марсель Дюшан, который принес на выставку писсуар и назвал это собственным творением, изобразив на нем свою подпись, был первым, у кого получилось сделать такой скандальный выпад в сторону творческой интеллигенции.

· Некоторые филологи утверждают, что акмеизм и футуризм – это не отдельные течения, а лишь реакция на то, что делали в своё время представители символизма. Ведь в стихотворениях многих символистов, к примеру, у Блока или Бальмонта, можно найти строки, которые звучат весьма авангардно.

· Если символисты считали главным искусством музыку, то футуристы, прежде всего, ориентировались на живопись. Не зря многие из поэтов изначально были художниками, к примеру, Д. Бурлюк и его брат, Маяковский и Хлебников. Ведь искусство футуризма – это искусство изображения, слова изображались на плакатах или агитационных листах, чтобы публика могла видеть и запомнить основной посыл поэтов.

· Футуристы предлагали окончательно забыть традиционное искусство. «Сбросить Пушкина с корабля современности» — их основной девиз. Маринетти также призывал «ежедневно плевать на алтарь искусства».

· Футуристы уделяли большее внимание не символике, а конкретно слову. Они пытались его видоизменить, иногда не самым понятным и эстетичным способом, чтобы задеть читателя. Их интересовала историческая основа слова, его фонетика. Это было нужно для того, чтобы слова буквально «выпирали» из текста.

На происхождение футуризма очень повлияла деятельность итальянских футуристов, в особенности, манифест Филиппо Томазо Маринетти, который был написан в 1910 году.

В 1910 году собирается группа из братьев Бурлюков, Велимира Хлебникова и поэтессы Елены Гуро, которая, к сожалению, прожила очень короткую жизнь, но подавала большие надежды, как творец. Они назначают дом Давида Бурлюка местом для творчества и создают сборник «Садок судей». Напечатали его на самой дешевой бумаге (обоях) и пришли на знаменитые «среды» к В. Иванову. Весь вечер сидели довольно тихо, но ушли раньше, предварительно рассовав по карманам чужих пальто, те самые сборники. Именно с этого необычного происшествия, по сути, и начался русский футуризм.

В 1912 году создается «Пощечина общественному вкусу», которая шокировала читателей. Этот сборник наполовину состоял из стихов В. Хлебникова, чье творчество очень ценилось футуристами.

Футуристы призывали к созданию новых форм в искусстве. Основными мотивами их творчества были:

· возвеличивание собственного «я»,

· фанатичное поклонение войне и разрушениям,

· презрение к буржуазии и слабой человеческой изнеженности.

Для них было важно привлечь к себе как можно больше внимания, и для этого футуристы были готовы на все. Они одевались в странную одежду, рисовали на лицах символы, развешивали плакаты и ходили так по городу, скандируя собственные произведения. Люди реагировали по-разному, кто-то восхищенно смотрел вслед, удивляясь смелости пришельцев, а кто-то мог наброситься с кулаками.

Имажинизм

Некоторые черты этого направления очень схожи с футуризмом. Термин впервые появился в среде английских поэтов Т. Элиота, У. Люьиса, Т. Хьюма, Э. Паунда и Р. Олдингтона. Они решили, что поэзия нуждается в большей образности («image» в переводе с английского значит «образ»). Они стремились создать новый поэтический язык, в котором нет места клишированным фразам. Русские поэты впервые узнали об имажинизме от Зинаиды Венгеровой, на тот момент, одной из самых знаменитых литературных критиков. В 1915 году вышла в свет её статья «Английские футуристы», и тогда молодые поэты задумались о том, что могли бы позаимствовать название у англичан, но при этом создать собственное течение. Тогда бывший футурист Владимир Шершневич в 1916 году пишет «Зеленую книгу», в которой впервые употребляет термин «имажинизм» и заявляет, что образ должен стоять выше содержания произведения.

Затем в 1919 году в журнале «Сирена» публикуют «Декларацию» ордена имажинистов. В ней были указаны основные правила и философские концепции этого движения.

Имажинизм, подобно сюрреалистическому движению во Франции, был самым организованным течением из всех существующих. Его участники часто проводили литературные вечера и встречи, публиковали большое количество сборников. Выпускали собственный журнал, который носил название «Гостиница для путешествующих в прекрасном». Но, несмотря на такую сплоченность, поэты-имажинисты имели абсолютно разные взгляды на творчество. К примеру, поэзия Анатолия Мариенгофа или Владимира Шерневича отличалась упадническими настроениями, личными переживаниями, пессимизмом. И в то же время, в их кругу был Сергей Есенин, для которого тема родины становится ключевой в творчестве. Отчасти, это был образ крестьянского мальчишки-простачка, который он сам себя придумал, чтобы стать популярнее. После революции Есенин и вовсе откажется от него, но здесь важен сам факт того, насколько разнородными были поэты этого течения, и как они подходили к созданию своих произведений.

Именно это различие в итоге привело к расколу имажинизма на две разные группы, а позже движение распалось вовсе. В их кругу на тот момент чаще стали возникать разного рода полемики и споры. Поэты противоречили друг другу, высказывая свои мысли, и не могли найти компромисс, который бы сгладил конфликт.

Эгофутуризм

Разновидность футуристического течения. Его название несет в себе основную идею («Эгофутуризм» переводится как «Я – будущее»). Его история началась с 1911 года, но этому направлению не удалось долго просуществовать. Игорь Северянин стал тем поэтом, который решил самостоятельно придумать собственное течение и воплотить свою идею с помощью творчества. В Петербурге он открывает кружок «Ego», с которого и начался эгофутуризм. В его сборнике «Пролог. Эгофутуризм. Поэза грандос. Апофеозная тетрадь третьего тома» название течения прозвучало впервые.

Сам Северянин не составлял никаких манифестов и не писал творческую программу для собственного течения, он писал о нём так:

В отличие от школы Маринетти, я прибавил к этому слову [футуризм] приставку «эго» и в скобках «вселенский»… Лозунгами моего эгофутуризма были: 1. Душа – единственная истина. 2. Самоутверждение личности. 3. Поиски нового без отвергания старого. 4. Осмысленные неологизмы. 5. Смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы. 6. Борьба со «стереотипами» и «заставками». 7. Разнообразие метров.

В 1912 году в том же Петербурге была создана «Академия эгопоэзии», к которой присоединились молодые и совсем неопытные Г. Иванов, Грааль-Арельский (С. Петров) и К. Олимпов. Лидером все ещё оставался Северянин. Собственно, из всех названных выше поэтов, он стал единственным, чье творчество до сих пор не забыто и активно изучается филологами.

Когда к течению эгофутуризма присоединился совсем ещё молодой Иван Игнатьев, создается «Интуитивная ассоциация эгофутуристов», куда вошли П. Широков, В. Гнедов и Д. Крючков. Так они характеризовали движение эгофутуризма в своём манифесте: «Непрестанное устремление каждого Эгоиста к достижению возможностей Будущего в Настоящем посредством развития эгоизма».

Многие произведения эгофутуристов служили не для чтения, а для исключительно зрительного восприятия текста, о чём предупреждали сами авторы в заметках к стихотворениям.

Представители серебряного века

Александр Александрович Блок (1880-1921)

Александр Александрович Блок родился в Петербурге 28 ноября 1880 года в семье профессора философии и права Варшавского университета А. Л. Блока. Его дед по матери А. Н. Бекетов был видным ученым, ректором Петербургского университета. Детские годы Блок провел в семье Бекетовых, жил в имении деда Шахматово (недалеко от г. Клина). В 1906 году Блок окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. Стихи начал писать еще будучи студентом. В 1902 году Блок дебютировал стихотворным циклом «Из посвящений» в журнале «Новый путь». В ранний период творчества Блок находился под влиянием философии Вл. Соловьева. В 1898-1904 годах он создает цикл «Стихов о Прекрасной Даме», проникнутый мистическими чаяниями о пришествии в мир Вечной Женственности и составивший его первую книгу. Уже во второй книге стихов (1904-1908) мистические настроения отходят на второй план. До 1916 года Блок создает все главные свои произведения, объединенные в третью книгу стихов (1907-1916). После 1916 года наступает пауза в поэтическом творчестве Блока. Первое написанное после почти двухлетнего молчания произведение — поэма «Двенадцать» (январь 1918 года). В этом же году Блок пишет поэму «Скифы».

Анна Андреевна Ахматова (1889-1966)

Поэтесса, переводчица и литературовед, её раннее творчество принято относить к течению акмеизма. Была одной из учениц Гумилева, за которого позже вышла замуж. В 1966 году была номинирована на Нобелевскую премию. Главной трагедией её жизни, конечно, стала революция. Репрессии забрали у неё самых дорогих людей: первого мужа Николая Гумилёва, который был расстрелян в 1921 году, уже после их развода, сына Льва Гумилёва, который провел в заключении более 10 лет, и, наконец, третьего мужа Николая Пунина, трижды арестованного, и погибшего в лагере 1953 году. Всю боль этих страшных потерь Ахматова вложила в поэму «Реквием», которая стала самым значительным произведением в её творчестве.

Основные мотивы её стихотворений связаны с любовью, которая проявляется во всем. Любовь к родине, к семье. Удивительно, что, несмотря на соблазн присоединиться к эмиграции, Ахматова решает остаться в поруганной стране. Чтобы спасти её. И многие современники вспоминают, что свет в окнах её дома в Петрограде вселял в их души надежду на лучшее.

Николай Степанович Гумилев (1886-1921)

Создатель школы акмеизма, прозаик, переводчик и литературный критик. Гумилев всегда отличался своим бесстрашием. Ему было не стыдно показать, что он чего-то не умеет, и это всегда приводило его к победе, даже в самых безнадежных ситуациях. Очень часто его фигура смотрелась довольно комично, но это положительно сказалось на его творчестве. Читатель всегда мог поставить себя на его место и чувствовать некую схожесть. Поэтическое искусство для Гумилева – это, прежде всего, ремесло. Он воспевал в своем творчестве художников и поэтов, которые много трудились, чтобы развить свой навык, ибо не верил в торжество прирожденного гения. В его стихотворениях часто прослеживается автобиографичность.

Но есть период абсолютно новой поэтики, когда Гумилев находит свою особую манеру. Стихотворение «Заблудившийся трамвай» — эмблема, напоминающая творчество Ш. Бодлера. Все земное в пространстве стихотворения становится метафизическим. В этот период Гумилев побеждает самого себя. Во время революции, находясь в Лондоне, он все же решает вернуться в Россию и, к сожалению, это решение становится роковым для его жизни.

Владимир Владимирович Маяковский (1893-1930)

Один из самых значительных поэтов XX века, который проявил себя в сфере кино, драматургии, сценарного мастерства. А также был художником и редактором журналов. Являлся представителем футуризма. Маяковский был довольно сложной фигурой. Его произведения насильственно заставляли читать, и поэтому у интеллигенции сложилась стойкая неприязнь ко всему, что делал поэт.

Он родился в сельской местности, в Грузии, и этот факт коренным образом повлиял на его дальнейшую судьбу. Он прилагал больше усилий к тому, чтобы его заметили, и это отражалось в его творчестве и в том, как он умел преподносить его. После тюремного заключения Маяковский отходит от политической жизни и отдает всего себя искусству. Поступает в художественную академию, где знакомится с Д. Бурлюком, и эта судьбоносная встреча навсегда определила род его занятий. Маяковский был поэтом-оратором, который пытался донести до публики новые истины. Его творчество понимали далеко не все, но он не прекращал признаваться в любви читателю и обращать к нему свои идеи.

Осип Эмильевич Мандельштам (1908-1916)

Русский поэт, прозаик и переводчик, эссеист, критик, литературовед. Относился к течению акмеизма. Мандельштам довольно рано становится зрелым писателем. Но все же исследователям более интересен поздний период его творчества. Удивительно, что его долго не воспринимали, как поэта, его произведения казались многим пустыми подражаниями. Но, вступив в «Цех поэтов», он, наконец, обретает единомышленников.

Часто Мандельштам опирается на отсылки к другим произведениям классической поэзии. При чем, делает это довольно тонко, чтобы только начитанный и умный человек мог понять истинный смысл. Его стихотворения кажутся читателям немного тусклыми, так как он не любил излишнюю экзальтацию. Размышления о Боге и вечном – частый мотив его произведений, который тесно переплетается с мотивом одиночества. О процессе творчества автор говорил: «Поэтическое слово есть пучок, и смысл из него торчит в разные стороны». Именно эти смыслы мы можем рассмотреть в каждой строке его стихотворений.

Велимир Хлебников (1885-1922)

Русский поэт и прозаик, один из крупнейших деятелей русского авангарда. Входил в число основоположников русского футуризма; реформатор поэтического языка, экспериментатор в области словотворчества и зауми, «председатель земного шара». Самый интересный поэт своей эпохи. Являлся главной фигурой кубофутуризма.

Несмотря на внешний образ спокойного и тихого человека, был очень амбициозен. Пытался преобразить мир с помощью своей поэзии. Хлебников очень хотел, чтобы люди перестали видеть границы. «Вне пространства и вне времени» — вот главный девиз его жизни. Он пытался создать язык, который смог бы объединить всех нас. Каждое его произведение было попыткой создания такого языка. Также в его творчестве можно проследить некую математичность, видимо, на это повлиял тот факт, что он учился на математическом факультете в Казанском университете. Несмотря на внешнюю сложность его стихотворений, каждое можно читать между строк и понимать, что именно хотел сказать поэт. Сложности в его произведениях всегда присутствуют намеренно, чтобы читатель каждый раз разгадывал своеобразную загадку, читая его.

Основные этапы развития русского языка

История происхождения русского языка уходят в глубокую древность. Примерно во II-I-м тыс. до н. э. из группы родственных диалектов индоевропейской семьи языков выделяется протославянский язык (на поздней стадии - примерно в I-VIIвв. - называемый праславянским).

Уже в Киевской Руси (IX-начале XII вв.) древнерусский язык стал средством общения некоторых балтийских, финно-угорских, тюркских, отчасти иранских племён и народностей. В XIV-XVI вв. юго-западная разновидность литературного языка восточных славян была языком государственности и православной церкви в Великом княжестве Литовском и в Молдавском княжестве.

Феодальная раздробленность, способствовавшая диалектному дроблению, монголо-татарское иго (XIII-XV вв.), польско-литовские завоевания привели в XIII-XIV вв. к распаду древнерусской народности. Постепенно распалось и единство древнерусского языка. В XIV-XV вв. на базе этого складываются близкородственные, но самостоятельные восточнославянские языки: русский, украинский и белорусский.

История развития русского языка:

1) Эпоха Московской Руси

Русский язык эпохи Московской Руси (XIV-XVII вв.) имел сложную историю. Продолжали развиваться диалектные особенности. Оформились 2 основные диалектные зоны – северновеликорусское (примерно на Север от линии Псков - Тверь - Москва, южнее Н. Новгорода) и южновеликорусское (на Юге от указанной линии до белорусской и украинской областей) - наречия, перекрывавшиеся другими диалектными делениями. Возникли промежуточные средневеликорусские говоры, среди которых ведущую роль стал играть говор Москвы. Московский говор постепенно становится образцовым и ложится в основу русского национального литературного языка;

2) В XVII в. возникают национальные связи, закладываются основы русской нации. В 1708 произошло разделение гражданского и церковно-славянского алфавита. В XVIII и начале XIX вв. получила распространение светская письменность, церковная литература постепенно отодвигалась на задний план и наконец стала уделом религиозной обрядности, а её язык превратился в своеобразный церковный жаргон. Бурно развивалась научно-техническая, военная, мореходная, административная и другая терминология, что вызывало большой приток в русский язык слов и выражений из западноевропейских языков. Особенно большое воздействие со 2-й половины XVIII в. на русскую лексику и фразеологию стал оказывать французский язык;

3) Столкновение разнородных языковых стихий и потребность в общем литературном языке поставили проблему создания единых национальных языковых норм. Становление этих норм проходило в острой борьбе разных течений. Демократически настроенные слои общества стремились к сближению литературного языка с народной речью, реакционное духовенство пыталось сохранить чистоту архаического "словенского" языка, малопонятного широким слоям населения. В то же время среди высших слоев общества началось чрезмерное увлечение иностранными словами, грозившее засорением русского языка.

4) В современном русском языке наблюдается активный (интенсивный) рост специальной терминологии, что вызвано прежде всего потребностями научно-технической революции. Если в начале XVIII в. терминология заимствовалась русским языком из немецкого языка, в XIX в. - из французского языка, то в середине XX в. она заимствуется главным образом из английского языка (в его американском варианте). Специальная лексика стала важнейшим источником пополнения словарного состава русского общелитературного языка, однако проникновение иностранных слов следует разумно ограничивать.

Дата: 2018-09-13, просмотров: 946.