Основные тенденции развития современного русского языка
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Литературный язык непрерывно трансформируется, основными силами этого процесса являются все носители языка.

При характеристике литературного языка ХХ века следует разграничивать два хронологических периода:

Первый – с октября 1917 г. по апрель 1985 г.;

Второй – с апреля 1985г.по настоящее время.

Второй этап – период перестройки и постперестроечный. Явными и ощутимыми в это время становятся отрасли функционирования языка, до сих пор тщательно скрываемые цензурой. Благодаря гласности показались на свет жаргонизмы (братва, откат, шмон, предъява), заимствования (дилер, риэлтер, менеджер) и нецензурная лексика. Помимо новых слов возвращены к жизни многие слова, которые, казалось, навсегда вышли из употребления (гимназия, лицей, гильдия, гувернантка, департамент и др.).

Говоря о пополнении словарного состава литературного языка, нельзя не отметить: яркой чертой нашего сегодняшнего языкового развития считается засорение речи заимствованиями. «Иностранизация» русского языка вызывает обеспокоенность лингвистов, литературоведов, писателей, многих, кому дорог русский язык, кто озабочен его дальнейшей судьбой. Русский язык на всем протяжении своей истории обогащался не только за счет внутренних ресурсов, но и за счет других языков. Но, в какие-то периоды это влияние, особенно заимствование слов, было чрезмерным, тогда и появилось мнение о том, что иностранные слова ничего нового не добавляют, поскольку есть тождественные им русские слова, что многие русские слова не выдерживают конкуренции с модными заимствованиями и вытесняются ими. История русского литературного языка показывает: разумное заимствование обогащает речь, придает ей большую точность, в то время как, заимствование без меры засоряет речь, делает её понятной не для всех.

В связи со значительными изменениями условий функционирования языка, актуальной в настоящее время становится ещё одна проблема, проблема языка, как средства общения, языка в его реализации, проблема образцовой речи.

Литературная речь стала не единственной формой общения образованных людей. Возникают новые формы общения: не диалектные, не литературные и не просторечные. Возникает новая форма русского литературного языка, соответствующая духу развития национального, но не всегда отвечающая нормам литературности – обиходная, или так называемый «городской жаргон». Уже сегодня можно говорить по крайней мере о двух разновидностях такого языка. Первую из них называют «русский тусовочный», а вторую – «олбанский язык». Литературными разновидностями их называют потому, что они формально обладают всеми характеристиками современного русского литературного языка, включая систему языковых норм, и используются в речи образованных людей. Что же они собой представляют?

Русский тусовочный - это «смесь заблатненного языка с канцелярскими клише» (18, с. 7). Свое название язык получил от слов «тусовка, тусоваться». Этимология этих слов не установлена, вероятнее всего, они происходят от русского « тасовать», т. е. перемешивать карты. Значение этих слов связано с наименованием групп людей (и их занятий), объединенных какими–либо интересами (например: Тусовалось человек сорок: пили пиво, танцевали. Чужому в их тусовке делать нечего или В конце января в Институте философии Российской академии наук прошла крупная интеллектуальная тусовка «Россия в поисках идентичности».

Появление этого языка филологи связывают с тем, что «на смену осторожно–чистой, сверхправильной речи времен тоталитаризма, пришел резко раскрепостившийся, свободный язык нового времени. Несомненными лидерами в языковой либерализации стали освободившиеся от цензуры средства массовой информации, которые радостно подхватили речевые новшества и с неменьшим удовольствием изобретают свои собственные.

Уже второе десятилетие «акробаты пера» празднуют на страницах прессы карнавал вербальной свободы. И, как для любого карнавала, здесь характерны определенные крайности: резко изменяются привычные пороги смелости, меры допустимости, забываются приличия и нормы, в язык вливается блатная музыка, люди весело жонглируют словами, впитывая иностранную лексику и экспериментируя над своей собственной. Норма становится все более свободной как в политике, экономике, культуре, так и в языке». (18, с. 7).

Популярность русского тусовочного говорит о том, что сегодня уже общепонятными, а не жаргонными стали такие фразы, как: Фишка этой новогодней ночи – то, что все магазины и рестораны обязаны нас не только поить-кормить, но и развлекать (газета «Московский комсомолец», 22, 12, 00; От чего колбасит зарубежных молодых? (газета «АиФ», 01,19)

Олбанский язык, или язык падонкафф, появился в новом тысячелетии, с развитием Рунета. Этот язык называют «пасынком» нашего родного языка, появившемся в Сети. Он построен на эрративной (намеренно искаженной) орфографии. А такие слова как превед, кросаффчег, ржунемогу, аццкий сотона, стали уже общеупотребительными.

Впервые олбанский был «обналичен в миру», согласно сетевым источникам, в 2000 году на митинге против Лукашенко.

Феномен этого явления, на наш взгляд, правильно определил полиглот и переводчик, автор книги «Магия слова» Дмитрий Петров, отметив, что сам олбанский является «языковым всплеском, порожденным определенным периодом, местом и типом людей. Носителей олбанского я бы, впрочем, разделил на очень неплохо образованный слой, который, выстёбываясь, использует эти конструкции в креативных целях, и шлейф тех, кто под этой формой маскирует элементарную безграмотность. Ну, раз можно писать как угодно – давай так и писать. Ведь своеобразие проявляется практически только на письме».

Назовем некоторые причины появления «обиходной» речи сложившейся на рубеже третьего тысячелетия?

- Во-первых, коммуникация приобрела истинно массовый характер, состав её как никогда разнообразен и неоднороден.

- Во-вторых, освобождение от оков цензуры позволило речи выйти на качественно новый уровень, стать открытой и непринуждённой.

- В-третьих, изменение характера общения сделало речь менее официальной, демократизировало её, практически упразднило практику «чтения по бумажке». Для публично выступающих изменилась мера допустимости, если не сказать, совсем отсутствует. Нецензурная лексика, «матерный язык», «непечатное слово», сегодня можно встретить на страницах независимых газет, свободных изданий, в текстах художественных произведений.

На рубеже ХХ и ХХI веков демократизация языка достигла таких размеров, что правильнее называть этот процесс либерализацией, а еще точнее – вульгаризацией. На страницах периодической печати, в речь образованных людей потоком хлынули жаргонизмы, просторечные элементы и другие нелитературные средства (бабки, штука, кусок, стольник, отмывать, отстёгивать, прокрутиться и др.). Общеупотребительными даже в официальной речи стали слова тусовка, разборка, повестись.

Недопустимо распространенной стала нецензурная брань. Ревнители подобного экспрессивного средства даже утверждают, что матерщина является отличительной чертой русского народа, ее «фирменным знаком».

Однако, не стоит забывать, что русский литературный язык – наше богатство, наше достояние, он воплотил в себе культурные и исторические традиции народа, и мы несем ответственность за его состояние, за его судьбу. С тревогой и надеждой взирают образованные люди в будущее своей страны и своего языка. И все более актуальными становятся слова И. С. Тургенева: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей Родины – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!»

Дата: 2018-09-13, просмотров: 1392.