Вопрос (42.1) о соотношении положений ГрК РФ от 29.12.04 и ГрК РФ от 07.05.98 в части правовой логики построения информационных систем обеспечения градостроительной деятельности

Как определить, имеем ли мы дело с подлинным кадастром или с информационной системой? По двум критериям:

1) за сведения, содержащиеся в кадастре, отвечает орган, ведущий кадастр. Эта ответственность в обязательном порядке является в том числе и имущественной и должна быть обеспечена бюджетом определенного уровня власти;

2) юридическую силу соответствующие документы приобретают только с момента включения их в состав кадастра.

Этим двум обязательным критериям соответствует, например, государственный земельный кадастр (а после принятия соответствующего федерального закона – государственный кадастр объектов недвижимости), но действовавший до 1 июля 2006 года «государственный градостроительный кадастр» им не соответствовал.

Почему «государственный градостроительный кадастр» не может считаться подлинным кадастром? В ст. 54 ГрК РФ от 07.05.98 года была сформулирована следующая норма: «Вред, причиненный предоставлением недостоверных сведений государственного градостроительного кадастра, возмещается владельцем соответствующих информационных ресурсов». Налицо прямое несоответствие первому обязательному критерию: орган, ведущий государственный градостроительный кадастр, не отвечает за сведения, содержащиеся в нем. У «государственного градостроительного кадастра», оказывается, не было ответственного «хозяина» (если бы «хозяин» был, то он бы и отвечал за недостоверные сведения, а не отсылал бы к иным лицам) или, напротив, было много «хозяев» — владельцев. А если хозяев много, то каждый отвечает «за свое». Получается, что есть много частей, но нет целого – кадастра.

При анализ норм ГрК РФ от 07.05.98 года обнаруживается также несоответствие «государственного градостроительного кадастра» и второму критерию подлинного кадастра: имеется некая информация, «первичность» которой определяется не фактом ее появления в таком «кадастре», а предшествующим фактом официального утверждения соответствующих документов, которые после этого перенаправляются в «кадастр».

Сторонники сохранения словосочетания «государственный градостроительный кадастр», видимо, отдавали себе отчет в том, что такое противоречие имеется, и предлагали «обойти» его следующим образом: в проекте ГрК РФ от 29.12.04 зафиксировать норму, согласно которой соответствующие документы приобретают юридическую силу только после их регистрации в качестве информационных ресурсов «государственного градостроительного кадастра». Если бы такое предложение было реализовано, то это фактически означало бы лишение Правительства РФ, высших исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления прав при утверждении документов в области градостроительной деятельности самим определять дату их введения в действие. Очевидно, что лишить органы власти таких прав невозможно.

ГрК РФ от 29.12.04 утвердил четкую схему обязательных действий:

1) каждый орган власти, утверждая документы в области градостроительной деятельности, самостоятельно решает вопрос о дате введения их в действие;

2) утвержденные в установленном порядке документы в области градостроительной деятельности подлежат опубликованию и размещению на соответствующем официальном сайте в сети «Интернет»;

3) копии документов в области градостроительной деятельности в течение семи дней со дня утверждения должны быть направлены в орган местного самоуправления, применительно к территории которого они подготовлены, для размещения в информационной системе обеспечения градостроительной деятельности;

4) орган местного самоуправления в течение 14 дней со дня получения соответствующих документов размещает их в системе информационного обеспечения градостроительной деятельности.

Определив кадастр как государственный, ГрК РФ от 07.05.98 года создал коллизию, содержание которой мы раскроем далее, последовательно рассмотрев особенности правовой конструкции под названием «государственный градостроительный кадастр».

Если кадастр «государственный», то вести его вправе только уполномоченные органы Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, но не органы местного самоуправления, которые согласно Конституции Российской Федерации не входят в систему государственной власти. При этом ГрК РФ от 07.05.98 вменял муниципальным образованиям в обязанность вести свои собственные градостроительные кадастры, являющиеся информационной основой для государственных градостроительных кадастров субъектов Российской Федерации (п. 6 ст. 54 ГрК РФ от 07.05.98).

В ситуации фактического наличия трех уровней «градостроительного кадастра» («градостроительного кадастра Российской Федерации», «градостроительного кадастра субъектов Российской Федерации» и «муниципальных градостроительных кадастров») возникают два вопроса.

Первый — сугубо технологический — об информационном взаимодействии трех уровней кадастров, и он без проблем решается технологическими средствами.

Второй вопрос носит одновременно и содержательный, и формальный характер: где, в каком месте, не обращаясь в другие инстанции, любое лицо может получить всю предельно полную информацию, необходимую для осуществления градостроительной деятельности, которая по необходимости происходит в конкретных точках локального пространства. ГрК РФ от 07.05.98 года не давал ответа на этот вопрос. Такой ответ может появиться только в том случае, если федеральный закон, во-первых, прямо указывает на «единственное место», где собирается вся без исключения информация и откуда она выдается по запросам заинтересованных лиц, и во-вторых, утверждает обязанность всех субъектов градостроительной деятельности направлять соответствующие документы в это «единственное место». Наличие этого «единственного места» и должно было бы стать тем необходимым условием, которое обеспечивает правовую возможность возникновения «градостроительного кадастра». Если такого места нет, то нет и кадастра — он «рассыпается» на несколько частей в разных местах, в которых хотя и собирается информация, но она не может быть полной по причине отсутствия обязанности у субъектов градостроительной деятельности переправлять в такой кадастр всю без исключения информацию по вопросам градостроительной деятельности.

Получается, что ГрК РФ от 07.05.98 сконструировал мнимую, объективно нежизнеспособную систему, которая так и не была создана и не могла быть создана. Поэтому ГрК РФ от 29.12.04 просто обязан был заменить мнимый «государственный градостроительный кадастр» на реальные информационные системы обеспечения градостроительной деятельности. Печаль и негодование некоторых профессионалов градостроительного проектирования по поводу утраты «государственного градостроительного кадастра» на самом деле не что иное, как фантомная боль, причиняемая мнимой «ампутацией» того, чего в действительности не было.

 

Дата: 2016-10-02, просмотров: 4.