Обращение по случаю основания национального музея
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Создание в Праге Национального музея (1818, при основании – Патриотический музей в Чехии) знаменовало важный шаг в развитии чешской культуры. В статье Вацлава Матея Крамериуса (1753- 1808), опубликованной 25 апреля 1818 г. в газете «Властенецке новины» («Патриотическая газета»), сообщалось об основании музея. В ней отражались взгляды национальных деятелей, видевших в музее центр изучения и развития литературы и науки у чехов.

Патриоты! Итак, наше давнее пожелание об учреждении общества для сохранения и развития чешского языка выполнено. Под сенью могучего крыла нашей высшей аристократии возник Национальный музей, главная цель которого - сохранение языка, сохранение чешского народа. «Мы все еще народ» - эти слова вышли из просвещенных уст. «Мы все еще народ!» - слышится во всех концах любезной отчизны нашей Чехии. С тихой и затаенной болью несли мы до сего времени свою судьбу, закрывшую двери всех высших учебных заведений перед нашим народом и языком; уже печалились мы, предчувствуя его упадок; но не бывать этому, никогда этому не бывать. Под благосклонным взором властителя нашей земли, обращенным на своих верных чехов, звучит сегодня наш милый язык на кафедрах университетов, уже из гимназий доносятся его звуки, дай бог, мы услышим его вскоре и в других местах. Будь благословенно это национальное учреждение, от которого можно ожидать много, чрезвычайно много хорошего. Пусть станет для нас основание Национального музея всенародным праздником, пусть ликует каждое сердце, пусть каждый возложит на алтарь народности какую-нибудь жертву. И пусть даже самая малая из них будет любезна гению отчизны. Несколько золотых никого из нас не разорят, в итоге же выиграет каждый. Старые рукописи, книги либо другие памятники живут в наших руках до тех пор, пока мы их заботливо храним, а закроем глаза навеки, наш равнодушный наследник обречет их на гибель. В музее же они будут в полной сохранности: пусть он станет нашим наследником.

Ученые-патриоты, цвет нации, вы медлили издавать чешские сочинения как из-за больших расходов, так и из-за ненадежного спроса: кого обогащали ваши труды? Национальный музей позаботится в будущем о их издании, вы же помогайте ему по мере сил своими сочинениями. Народность - вот девиз, звучащий сегодня повсеместно. Это соседние народы, ропща на судьбу свою, стремятся таким образом уберечь себя. Самое время и нам последовать их примеру, чтобы и наши сердца трепетали от любви к своему языку, ежели мы не хотим на века опозорить доброе имя чеха и, утратив славу предков, покрыть позором своих потомков.

Хрестоматия по истории южных западных славян. – М., 1987.

Из трактата Я. Коллара

«О литературной взаимности между племенами и наречиями славянского народа»

С именем Я. Коллара (1793-1852) – одного из крупных деятелей словацкого и чешского национального возрождения – связана разработка концепции духовного единства и программы культурного сближения славянских народов. Трактат «О литературной взаимности » был напечатан в 1836 г. в чешском и хорватском журналах, а в 1837 г. вышел отдельной брошюрой на немецком языке Впервые на русском языке сочинение Я. Коллара было опубликовано в 1840 г. в журнале «Отечественные записки».

 

§ 1. Вступление. Литературная взаимность – вот один из самых прекрасных и самых примечательных цветов, который в новейшее время возник и распустился на почве многоплеменного славянского народа. В первый раз после многих столетий рассеянные славянские племена смотрят на себя опять как на один великий народ и на различные наречия как на один язык; чувство национальности пробуждается повсюду, и они усердно желают знакомиться короче друг с другом... Славяне не только способны к такому литературно-духовному союзу, но он сделался даже для их большинства необходимою потребностью. Это понятие и явление в Европе совершенно новое и не имеет сходства ни с каким другим...

§ 2. Что такое взаимность. Литературная взаимность есть общее участие всех племен в умственных произведениях их народа; она предполагает чтение славянами книг, издаваемых на всех славянских наречиях. Всякое наречие должно черпать оттуда новую жизненную силу для собственного освежения, обогащения и образования; оно не должно вступать в чужие границы точно так же, как не пускать в свои, а сохранять собственную, свободную область наряду со всеми прочими. При взаимности все племена и наречия остаются без всякой перемены на своих прежних местах, но взаимным действием и соревнованием содействуют развитию общей народной литературы.

§ 3. Что не может называться взаимностью. С другой стороны, взаимность не состоит в политическом соединении всех славян, в каких-либо демагогических происках или революционных возмущениях против правительств и государей... Литературная взаимность может быть и там, где народ находится под разными скипетрами, разделенный на многие государства, королевства, княжества или республики. Взаимность возможна и там, где в народе есть разные религии, церкви и исповедания. <...> Итак, любовь к нашему народу и языку, но вместе и верность, покорность государям, хотя б они были и из другого народа. <...> Если немцы верно преданы одной национальной литературе и разным немецким и ненемецким правительствам, то точно так же могут и славяне, тем более, что сии последние от природы спокойнее и почтительнее к начальству... Не должны бранить и называть мечтателями, фанатиками, возмутителями или врагами других народов тех, которые любят свой народ и желают ему истинного счастья, не думая расстраивать настоящего порядка вещей. Эта взаимность не состоит также в обобщении или насильственном смешении всех славянских наречий в один главный язык или одно литературное наречие, как о том начинают мечтать некоторые славянисты.

§ 4. Сколько и какие славянские наречия принадлежат ко взаимности. Славянин, невысоко ученый, по крайней мере стоящий на первой ступени образования и просвещения, должен знать четыре нынешних образованнейших наречия, на коих пишутся и печатаются книги; русское, иллирийское, польское и чехословацкое. Ученейший и образованнейший славянин второго класса познакомится и с меньшими наречиями или поднаречиями, например, с малороссийским - в русском, кроатским, виндским, булгарским – в иллирийском, лузацким - в польском. Славянин третьего класса, или ученый, филолог и историк по званию, должен знать все славянские наречия без исключения, живые и умершие.

Хрестоматия по истории южных западных славян. – М., 1987.

Дата: 2019-07-24, просмотров: 127.