Разделение видов ответственности за детей

В большинстве культур муж и жена разделяют функции в семье. Выше уже говорилось, что Т. Парсонс и Р. Бейлз назвали их роли инструментальной и экспрессивной соответственно (муж – добытчик, жена создает хорошую психологическую атмосферу в семье). Когда появляются дети, супруги продолжают такое разделение. Муж заботится о финансовой стороне воспитания, он должен заработать деньги, чтобы дети могли быть накормлены, одеты, получили образование и т. п. Жена выполняет домашнюю работу и воспитывает детей.

Попытки изменить этот традиционный стереотип ни к чему не привели. По данным Рассела, некоторые мужчины при рождении детей оставались дома и занимались домашней работой, но долго это не продолжалось.

Кросс-культурные исследования в 15 странах, которые провел Стоун, продемонстрировали следующее: хотя работающие матери проводят с детьми меньше времени, чем домохозяйки, это все же большее время, чем у работающих отцов. Матери часто остаются наедине с ребенком, в то время как отцы занимаются с ребенком в основном в присутствии матери. Также обнаружилось, что когда оба родителя находятся дома с ребенком, основное психологическое внимание ему уделяет мать: она стимулирует его активность, выражает свое эмоциональное отношение, при необходимости утешает, в то время как отец читает или смотрит телевизор.

Когда дети вырастают и идут в школу, большая часть ответственности за их повседневную жизнь все равно остается на плечах матери (Расселл и коллеги).

В США неоднократно раздавались призывы изменить ситуацию, от компаний и организаций требовали, чтобы они предоставили мужчинам возможность заниматься воспитанием детей. Появилось понятие «новое отцовство»: молодые отцы, приходя с работы, активно вовлекаются в заботу о детях – пеленают ребенка, кормят и купают его. Организации освобождают таких отцов от командировок, чтобы они могли проводить время с семьей, а жены получают возможность совмещать заботу о детях с учебой или карьерой.

Однако в целом это не меняет ситуацию. Когда жены пошли работать, мужья стали проводить времени с детьми всего на 45 минут в неделю больше, чем раньше (Бернетт и коллеги).

Существуют и другие семьи, где один супруг идет на работу, а другой остается с ребенком, и работа позволяет им делать это по очереди.

Замечена и еще одна тенденция – «бегство отцов из семьи» (Грисвольд).

Эта тенденция усиливается тем обстоятельством, что даже отец, занимающийся ребенком и проводящий с ним много времени, не освобождается от основной своей ответственности – обеспечивать семью материально (Маккоби и коллеги), поэтому, несмотря на благие намерения, объективные требования жизни (поддержанные субъективными переживаниями по поводу своего отцовства и материнства) приводят к тому, что мужчины и женщины в разной степени вовлечены в воспитание детей.

Лэмб и коллеги выделили три вида родительского вовлечения в воспитание детей:

1) взаимодействие – прямые контакты с ребенком, ежедневные действия по заботе о нем и управление его активностью;

2) присутствие – наблюдение за ребенком без контактов и взаимодействия с ним;

3) ответственность – родитель вселяет уверенность в ребенка, мобилизует его внутренние ресурсы, заботится о его здоровье.

Оказалось, что соотношение вовлечения матерей и отцов по указанным видам следующее: по присутствию – 2:1, по взаимодействию – 3:1, а по ответственности – 10:1.

Эти результаты демонстрируют значительно большее участие американских матерей в воспитании детей по сравнению с отцами. В нашей культуре также принято возлагать ответственность за воспитание детей на мать, причем даже при условии, что она работает. В этом плане наши женщины-матери значительно более перегружены – не только по сравнению со своими мужьями, но и по сравнению со своими зарубежными коллегами, и психологически наше общество не готово сочувствовать трудностям матери, которая «сидит дома и ничего не делает». Нужны специальные исследования того, как такая ситуация сказывается на отношении матери к ребенку и на ее взаимоотношениях с супругом, а пока очевидно, что вовлечение матери во взаимодействие с ребенком значительно больше, чем у отца и это обстоятельство нельзя считать позитивным фактором воспитания детей.

Используя данные, полученные в результате работы с семьями, психолог Г. С. Абрамова считает, что можно построить классификацию, которая говорит о переживании ребенком содержания отношений с отцом.

В результате получились следующие типы отношений: 1) отец-друг (человек, с которым всегда интересно, потому, что он много знает и умеет, он справедлив и никогда не обижает); 2) отец-судья (всегда всех проверяет, ругает, если кто-то что-то сделал неправильно); 3) отец-кормилец (все покупает, приносит деньги, следит, чтобы у всех все было); 4) отец-психотерапевт (всех мирит, с ним интересно, он может посоветовать, никогда не ругает зря, с ним можно обо всем поговорить); 5) отец-«нет дома» (ни во что не вмешивается, работает, зарабатывает деньги, дома отдыхает).

Приходится констатировать тот факт, что во многих семьях отцы в той или иной степени находятся вне психической реальности, которую сами же создали, то есть они как бы не живут в семье, а находятся в ней, так как не берут на себя ответственность за содержание отношений с членами семьи, полагаясь на спонтанное их осуществление и проявление.

Следующий фактор, влияющий на гендерные отношения, – стиль поведения родителей.

Дата: 2019-03-05, просмотров: 14.