Цели антифранцузской коалиции и крушение наполеоновской империи
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Цели антифранцузской коалиции. От нападения к обороне. В1792–1793гг. европейские монархи вступили в войну с Францией, чтобы подавить в этой стране революцию, угрожавшую, по их мнению, устоям общества, восстановить монархию и вернуть трон Бурбонам. Таковы были официально объявленные ими цели войны. Разумеется, кроме этого, монархи руководствовались и тайными расчетами. Издавна они соперничали с Францией за влияние в германских и итальянских землях, за первенство на морях и в колониях. Поэтому они стремились воспользоваться удобным случаем, чтобы ослабить ее военное и морское могущество, подорвать ее влияние в Европе и мире.

 

Однако по мере того, как менялась международная обстановка, страны антифранцузской коалиции вынуждены были пересмотреть свои внешнеполитические цели. Франция, вопреки их надеждам, сумела дать отпор интервентам, и это сорвало планы реставрации дореволюционных порядков. Рухнули надежды и на то, что удастся подорвать ее военную мощь. Хотя основные силы французского флота были уничтожены и Франция на какое-то время утратила роль одной из основных морских держав, ее сухопутная армия не раз доказала свое превосходство над противником. Постепенно сама Франция, перейдя от обороны к активной внешней экспансии, а затем — и к борьбе за господство в Европе, стала угрожать независимости и территориальной целостности европейских государств. Поэтому на первый план в их политике вышли оборонительные задачи.

 

Озабоченные прежде всего собственной безопасностью, европейские монархи заметно охладели к судьбе Бурбонов (братьев казненного короля Людовика XVI — графа Прованского и графа д’Артуа, впоследствии французских королей Людовика XVIII и Карла X), живших в эмиграции и вынужденных с тех пор скитаться по разным странам Европы, где на них косо посматривали как на нежелательных иностранцев. Распущена была и эмигрантская армия Конде. В 1798–1799гг. она квартировала в России. Здесь же, в Митаве (нынешней Елгаве в Латвии), на рубеже столетий размещался и двор короля-изгнанника Людовика XVIII, перебравшегося впоследствии в Великобританию.

 

От обороны к освобождению. Оборонительные цели войны были закреплены союзными договорами, которые заключали между собой участники антифранцузских коалиций в начале XIX в. В этих документах они не скрывали свою антипатию как к республике, так и к империи. Выражая убеждение в том, что лучшей формой правления для Франции является монархия Бурбонов, они отвергали обвинение в стремлении навязать французам то или иное правительство по собственному выбору, вопреки их желанию. Союзники подчеркивали, что воюют лишь за освобождение захваченных Францией территорий. В частности, Россия и Великобритания выражали готовность признать любую форму правления, выбранную народом Франции, если она не войдет в противоречие с задачами восстановления мира и порядка в Европе.

 

Главной целью своей внешней политики участники антифранцузской коалиции провозглашали восстановление баланса сил в Европе, нарушенного «чрезмерным честолюбием французского правительства и превышающим всякие соображения влиянием, которое оно стремится себе присвоить». В подписанных ими договорах нашло выражение и стремление народов, измученных бедствиями войны, к справедливости и миру. В частности, в российско-британском союзном договоре 1805 г., из которого взята и предыдущая цитата, подчеркивалось стремление правительств обоих государств «обеспечить в Европе постоянный и прочный мир, основанный на принципах справедливости, правосудия и международного права», и с этой целью созвать по окончании войны «всеобщий» международный конгресс.

 

Особые интересы. Разумеется, и в ходе оборонительных войн участники антифранцузской коалиции не забывали о собственных государственных, династических и прочих интересах. Кроме официально объявленных, явных целей войны они вынашивали и тайные, до поры до времени их не афишируя. Противники Франции рассчитывали воспользоваться переменами, происходившими в Европе и мире под влиянием войн, для того чтобы усилить свои международные позиции. Они прямо добивались признания своего права на «вознаграждение» за понесенные в результате войны потери и жертвы, как делала это Австрия по союзному договору 1804 г. с Россией.

 

Они не пренебрегали и другими способами изменения границ в свою пользу и присоединения новых земель, если, конечно, представлялась такая возможность. Об этом свидетельствовали разделы Польши, осуществленные в 1793 и 1795 гг. тремя восточноевропейскими монархиями — Россией, Пруссией и монархией Габсбургов. О том же говорят и неоднократные попытки правительств разных стран договориться с Францией о территориальных компенсациях за счет третьих стран, как это сделала Пруссия в 1795 г. В частности, согласно Базельскому договору, Франция обещала ей «соответствующее возмещение» за уступку своих владений на левом берегу Рейна.

 

Впрочем, европейские государства со временем обнаружили, что их стремление как можно скорее добиться для себя тех или иных выгод и преимуществ во время войны ослабляет их позиции перед лицом Франции. Привлекая на свою сторону посулами и подачками то одно, то другое их них, она противопоставляет таким образом их друг другу, вносит в их ряды раскол, мешает образованию мощной коалиции с участием всех основных держав, которая могла бы ей противостоять. Европейские государи осознали необходимость отложить до окончания войны, до того момента, когда цели их освободительной борьбы против наполеоновской Франции будут достигнуты, все споры о разделе военной добычи, о компенсации материальных и моральных издержек, которые они понесли в наполеоновских войнах, об удовлетворении их претензий друг к другу. Едва ли не первыми в этом убедились российский и прусский государи, зафиксировавшие в двустороннем договоре соответствующее обязательство.

 

Отложив на будущее удовлетворение своих притязаний и разрешение взаимных споров, основные европейские державы смогли на завершающем этапе войны создать прочную коалицию, которая сумела добиться победы над наполеоновской Францией. Но когда по окончании войны они приступили к дележу добычи, в полной мере обнаружилось и их корыстолюбие.

 

Несмотря на эти частные интересы, в своей основе войны коалиции против Франции в начале XIX в. были безусловно оборонительными и освободительными. Более того, борьба с Францией государств, подвергшихся с ее стороны агрессии, постепенно приобрела ярко выраженный национальный, патриотический характер. Войны, которые они вели в это время, справедливо определяются в истории как отечественные. Вопреки традициям прежней эпохи, когда воевали почти исключительно профессиональные, в том числе наемные армии, на борьбу с иностранными захватчиками на этот раз поднялись сами народы.

 

В начале революции просвещенные, свободолюбиво настроенные слои общества европейских стран с надеждой взирали на Францию, рассчитывая на ее помощь в осуществлении либеральных и демократических преобразований. Но ее захватническая политика их глубоко разочаровала. Поэтому они не только поддержали свои правительства в борьбе против французских захватчиков (народное ополчение в Пруссии, России и других странах), но временами даже брали инициативу в свои руки (испанская герилья).

 

Как правило, общественное мнение европейских стран выступало за более решительное противодействие агрессору, чем сами правительства. Руководствуясь чувством самосохранения, а также своими династическими интересами, соображениями прямой материальной или политической выгоды и т.д., европейские государи не раз соглашались вести переговоры с Наполеоном и даже идти ему на большие уступки, как это сделали в 1807 г. Пруссия и Россия, а в 1809 г. — Австрия. Такого рода политические сделки общественное мнение стран, подвергшихся притеснениям со стороны Франции, неизменно подвергало критике, насколько это дозволялось законом и обычаем, как противоречащие «национальным интересам». Патриотический подъем в странах Европы во время наполеоновских войн во многом повлиял на характер внешней политики европейских государств.

 

Крушение наполеоновской империи. Кризис в отношениях. Присоединение к Континентальной блокаде самым неблагоприятным образом отразилось на экономике России. В конце XVIII в. ее главным торговым партнером была Великобритания, переживавшая в ту пору начальную фазу промышленной революции. В этой стране стремительно увеличивался спрос на промышленное сырье, который в значительной мере удовлетворялся за счет импорта. Россия

 

поставляла на британский рынок среди прочего полотно и железо, получая взамен как колониальные товары, в основном продукты тропического земледелия, так и готовые промышленные изделия, в том числе всякие механические приспособления, в изготовлении которых британские мастера в то время не имели себе равных. И вот на пути этой взаимовыгодной торговли внезапно встали серьезные политические и административные препятствия. В результате упали обороты торговли, а соответственно сократились доходы купцов и производителей экспортных товаров, а также налоговые и таможенные сборы, поступавшие в казну.

 

Избежать экономического краха удалось, передав русско-британскую торговлю в руки посредников-нейтралов, на которых запретительные меры первоначально не распространялись. Однако Наполеон, оценив размер бреши, которую в Континентальной блокаде сумела пробить нейтральная торговля, попытался задушить и ее. В августе 1810 г. он утвердил так называемый трианонский таможенный тариф, согласно которому любые колониальные товары облагались непомерными пошлинами, означавшими многократное повышение цен на них для конечных потребителей. Наполеон потребовал, чтобы Россия, равно как и другие союзные страны, последовала примеру Франции.

 

Однако Александр I отказался проводить политический курс, пагубный для экономики его страны. Наоборот, русское правительство приняло в 1810 г. новый таможенный тариф, который снижал или отменял вовсе пошлины на ввозимые товары. Этот шаг был прямым вызовом Наполеону. Если раньше Россия стремилась избегать конфликтов с Францией, то теперь она пошла с ней на лобовое столкновение по такому вопросу их взаимоотношений, который лишь на первый взгляд может показаться второстепенным, потому что сам Наполеон придавал ему первостепенное значение. Слишком многое он поставил на успех Континентальной блокады.

 

В ответ на отказ России усилить режим Континентальной блокады Наполеон принимает решение присоединить к Франции ряд северогерманских земель. Среди них оказалось и герцогство Ольденбургское — наследственное владение российского императорского дома. В 1773 г. датский король уступил его великому князю Павлу Петровичу (впоследствии императору Павлу I). Хотя последний отказался от этого герцогства, оно осталось во владении представителя младшей линии Гольштейн-готторпской династии. Получается, что французы бесцеремонно прогнали с трона родственника российского императора. Трудно предположить отсутствие злого умысла в действиях французского правительства. Но и русское правительство постаралось максимально раздуть этот скандал. Весной 1811 г. дело едва не дошло до разрыва дипломатических отношений между обеими странами. Опасаясь внезапного нападения французов, Александр I отдал приказ войскам выдвинуться к западной границе. Спустя короткое время дипломатам удалось замять этот инцидент, но причины, породившие его, остались. В обеих столицах понимали, что Россия и Франция приближаются к войне, и стремились лишь выиграть время, чтобы начать ее в наиболее благоприятных для себя условиях.

 

Союз с Швецией. Если Тильзитский мир чем-то оказался полезен России, то в первую очередь тем, что предоставил благоприятную возможность для последовательного решения Балтийского вопроса. Швеция, главный соперник России на Балтике, опасалась захвата Францией ее владений в Померании (Северная Германия). На этой почве и произошло ее сближение с Великобританией, чем не преминула воспользоваться русская дипломатия. По Тильзитскому миру Россия была обязана оказать давление на Швецию, чтобы добиться ее присоединения к Континентальной блокаде. После нескольких месяцев безуспешных переговоров Россия объявила Швеции войну. Ее примеру последовали некоторые другие союзники Франции — Пруссия и датсконорвежское государство.

 

Швеция оказалась в безвыходном положении. Помощь, которую предоставила ей Великобритания, была недостаточной. В феврале 1808 г. русские войска вошли в Финляндию, и спустя месяц Александр I объявил о ее присоединении на условиях сохранения широкой внутренней самостоятельности. В марте 1809 г. русские войска, пройдя по льду Ботнического залива, развернули военные действия на исконной шведской территории. В этих условиях в

 

Швеции произошел государственный переворот — прежний король Густав IV Адольф был свергнут, трон занял его дядя Карл XIII. В сентябре 1809 г. он и заключил с Россией Фридрихсгамский мирный договор, по которому Швеция отказывалась в пользу России от Финляндии и Аландских островов, а также присоединялась к Континентальной блокаде. Таким образом, Россия заметно укрепила безопасность своих северо-западных рубежей.

 

В перспективе обнаружилось, что историческое значение Фридрихсгамского договора гораздо шире — он подвел черту под русско-шведским «вековым конфликтом». Однако современникам даже побежденная Швеция внушала глубокое недоверие. Они опасались, что уязвленная поражением, она станет орудием в руках Наполеона. Опасения русского правительства усилились, когда ввиду бездетности Карла XIII наследным принцем в августе 1810 г. был выбран наполеоновский маршал Ж. Б. Бернадот. Человек отнюдь не королевского, даже не аристократического происхождения, он завоевал популярность гуманным обращением с пленными шведскими солдатами во время войны. Его избрание наследным принцем Александр I воспринял однозначно как победу наполеоновской дипломатии.

 

Впрочем, Александр скоро почувствовал фальшь в отношениях наследного принца, взявшего имя Карла Юхана, с Наполеоном, который высокомерно относился к нему как к своему вассалу. Российский император решил морально поддержать наследного принца, пытаясь его к себе расположить. А затем обещал поддержать притязания Швеции на Норвегию. Такой подход полностью себя оправдал: 24 марта (5 апреля) 1812 г. Россия и Швеция подписали в Петербурге тайный союзный договор. Они обязались помогать друг другу в войне против Франции и союзной ей Дании. Кроме того, Швеция подтверждала свой отказ от Финляндии. Этим договором фактически было положено начало созданию новой антифранцузской коалиции.

 

Бухарестский мир. Между тем конца Русско-турецкой войне, начавшейся еще в 1806 г., не предвиделось. В Тильзите Наполеон обещал Александру I посредничество Франции в урегулировании этого конфликта. В августе 1807 г. Россия и Турция заключили перемирие, продолжавшееся почти два года. Но французская дипломатия использовала это время не для того, чтобы сблизить, в чтобы еще дальше развести противников. В 1809 г. военные действия возобновились, хотя русские и турецкие дипломаты продолжали вести переговоры в Бухаресте. В условиях, когда разрастался конфликт с еще более опасным противником, чем Османская империя, — с Францией, точнее, с объединенной Европой во главе с наполеоновской Францией, русское правительство было готово пойти на значительные уступки Турции.

 

Прогресс в переговорах наметился лишь после ряда поражений, которые в 1811 г. русские войска под командованием М. И. Кутузова нанесли турецкой армии. 16 (28) мая 1812 г. был подписан Бухарестский договор, согласно которому Россия отказывалась от большинства своих претензий к Османской империи. Молдавия и Валахия, фактически освобожденные русскими войсками, возвращались Турции. Россия получила Бессарабию, соответственно русско-турецкая граница устанавливалась по реке Прут. Россия оставила за собой также Сухум и ряд других пунктов Кавказского побережья Черного моря. Подтверждались привилегии Дунайских княжеств и внутреннее самоуправление Сербии. Но главное, Османская империя обязалась сохранять нейтралитет в случае войны между Россией и Францией.

 

Вторжение в Россию. В 1812 г., так до конца и не покорив народы Пиренейского полуострова, имея за плечами ворох нерешенных проблем на родине, Наполеон предпринял поход в Россию. К этому его побуждали непомерное честолюбие и все более независимая политика Александра I.

 

Россия, казалось, была загнана в угол: почти полностью изолированная на континенте, она вряд ли могла рассчитывать и на помощь Великобритании. 18 июня 1812 г. войну «владычице морей» объявили США, возмущенные препятствиями, которые чинили ее торговле и судоходству британские власти. Действительно, война, продолжавшаяся два года, потребовала от Великобритании определенных усилий. Ей пришлось направить значительные подкрепления своим войскам в Канаду, куда попытались вторгнуться американцы. Россия поэтому предлагала свое посредничество в целях примирения сторон. Американцы рассчитывали на легкую победу, но на самом деле были вынуждены с оружием в руках повторно защищать свою независимость.

 

Британские войска даже захватили новую американскую столицу г. Вашингтон и сожгли ряд правительственных зданий, включая официальную резиденцию президентов Белый дом. 24 декабря 1812 г. США и Великобритания подписали в Генте мирный договор на условиях возвращения к довоенному статус-кво.

 

«Великая армия» Наполеона, вторгнувшаяся в Россию 12 (24) июня 1812 г., насчитывала свыше полумиллиона человек. На две трети она состояла из солдат союзных или зависимых от Франции стран — немцев, поляков, итальянцев, испанцев, — большинство из которых шли на войну без особого энтузиазма. Например, незадолго до начала войны русские дипломаты достигли с австрийскими властями устной договоренности (т.е. заключили «джентльменское» соглашение) о том, что если русские войска прямо не будут нападать на австрийцев, то они будут воздерживаться от активных действий. Тем не менее наполеоновская армия значительно превосходила русскую армию численностью. План Наполеона заключался в том, чтобы разгромить противника в серии «решающих» приграничных сражений, после чего продиктовать императору Александру I мир на своих условиях. Но русские военачальники Барклай де Толли и Багратион уклонились от сражения, которое им пытался навязать Наполеон. Отступая, они добились соединения основных сил русской армии близ Смоленска.

 

Крупнейшее сражение этой кампании произошло 26 августа (7 сентября) 1812 г. у села Бородино, когда французы приблизились к Москве на расстояние всего около сотни километров. К этому времени из-забольших потерь, которые понесла наполеоновская армия, силы противников почти сравнялись. Однако Бородинское сражение не дало существенного перевеса ни одной из сторон. По его окончании армии фактически вернулись на исходные позиции. Главнокомандующий русской армией М. И. Кутузов был готов возобновить сражение наутро, но узнав о большом количестве убитых и раненых, принял решение об отступлении и сдаче Москвы противнику без боя. Большинство москвичей покинуло город вслед за армией.

 

Брошенная жителями Москва оказалась западней для армии Наполеона. На его предложения о переговорах Александр I не ответил. Переждать суровую русскую зиму на теплых московских квартирах также не удалось. В городе вскоре после прихода французов начались пожары, в которых сгорело две трети всех домов. Армии угрожал голод. Прождав в нерешительности месяц, Наполеон 7 (19) октября вывел армию из Москвы и попытался пробиться к Калуге, где располагались продовольственные склады русской армии. Но получив отпор, он был принужден к отступлению.

 

В ходе отступления «Великая армия» перестала существовать. 13(26) декабря 1812 г. ее остатки пересекли российскую границу в обратном направлении. Но еще раньше Наполеон, оставив командование армией Мюрату, поспешно уехал в Париж, откуда пришли известия о попытке государственного переворота с целью его низложения, предпринятой генералом Мале, республиканцем по убеждениям. Прибыв в Париж и сместив префекта полиции, допустившего покушение на его власть, Наполеон немедленно приступил к формированию новой армии для продолжения войны на Востоке Европы. И уже в апреле 1813 г. он во главе 150-тысячноговойска снова появился в Германии.

 

Шестая коалиция. Победы в военной кампании 1812 г. Россия добилась практически самостоятельно. Ее тайная союзница Швеция не рискнула открыто выступить против Франции, пока русские войска отступали перед армией Наполеона. Союзные договоры с Великобританией и регентским советом (повстанческим правительством) Испании, подписанные соответственно 6 (18) и 8 (20) июля 1812 г., имели главным образом политическое значение, потому что ни о какой реальной координации действий на столь отдаленных друг от друга театрах военных действий, как Россия и Испания, конечно, не могло быть и речи.

 

Разгром «Великой армии» в России послужил сигналом к расширению состава, а лучше сказать, к созданию эффективной антифранцузской коалиции.

 

В ее состав вошли наряду с Россией и Великобританией Пруссия, Швеция и Австрия. Новая коалиция была постепенно оформлена рядом союзных договор

 

Пруссией 16 (28) февраля 1813 г., Россией и Великобританией 3 (15) июля 1813 г., а также Австрии, Пруссии и России 15 (27) июля 1813 г.

 

Начало кампании 1813 г. оказалось для союзников неудачным. В мае французы добились победы в сражениях при Лютцене и Баутцене в Саксонии. Но когда союзники подтянули резервы и обеспечили себе значительное численное превосходство над противником, произошел перелом в ходе военных действий. В августе по отдельности потерпели поражение видные наполеоновские военачальники Макдональд и Удино, в сентябре — Ней. Основные силы наполеоновской армии были разгромлены в «битве народов» под Лейпцигом 16– 19 октября. Понеся огромные потери, французы в беспорядке бежали с поля сражения.

 

Поражение под Лейпцигом ознаменовало закат политического и военного могущества Наполеона. Его покинули последние союзники, в частности, Дания, Саксония и Бавария. Народы Европы один за другим стряхивали с себя иноземное господство. Как и в начале правления Наполеона, армии стран — членов антифранцузской коалиции вплотную приблизились к границам Франции. Однако обеспечить надежную защиту ее территории он уже был не в силах. Прошли те времена, когда массовый призыв новобранцев в армию позволял в короткие сроки довести ее численность до многих сотен тысяч человек. Двадцать лет почти непрерывных войн — начиная с 1792 г. — обескровили Францию. Поэтому когда 350-тысячнаяармия союзников вступила в декабре 1813 г. на французскую территорию, Наполеон смог выставить против нее всего лишь около 70 тыс. солдат.

 

Во время кампании 1814 г. Наполеон в последний раз блеснул своими полководческими дарованиями. Постоянно находясь в движении, умело маневрируя, он внезапно нападал на превосходящие силы противника, нередко вынуждая их к отступлению. Особенно удачной для него была середина февраля, когда за восемь дней он одержал семь побед. Но эти победы имели местное значение и не могли изменить общего хода войны. В полном сознании своей непобедимой мощи союзники, не отвлекаясь на те мелкие неприятности, которые доставлял им Наполеон, вели наступление на Париж.

 

Шомонский трактат. 17 февраля (1 марта) 1814 г. четыре основные державы антифранцузской коалиции — Великобритания, Россия, Австрия и Пруссия — подписали в Шомоне, маленьком французском городке, лежащем на полпути от Рейна к Парижу, союзный договор. По этому договору они обязались не вступать в сепаратные переговоры с Францией и довести с ней войну до полной победы. Каждая из держав должна была выставить по 150 тыс. солдат. Для Великобритании было сделано исключение: вместо армии она предоставляла союзникам ежегодную субсидию в размере 5 млн ф. ст.

 

30 марта войска союзников подошли к стенам Парижа. В тот же день его защитники, опасавшиеся, как бы их город не постигла участь Москвы, сложили оружие. На следующий день император Александр I и прусский король Фридрих Вильгельм III во главе своих армий вошли во французскую столицу.

 

Отречение. Наполеон, которого эти события застали близ Парижа, в замке Фонтенбло, не терял надежды на сохранение власти. Его все еще окружали 60 тыс. преданных солдат. Кроме того, он рассчитывал на сочувствие тестя, императора Австрии. Но случилось то, чего Наполеон ожидал меньше всего: он не встретил понимания у своих приближенных. Маршалы Ней, Бертье, Лефевр потеряли веру в победу и посоветовали императору отречься от престола в пользу сына, Римского короля. Несколько дней Наполеон колебался. 6 апреля он все же подписал отречение. Но было уже поздно. По инициативе Талейрана еще 1 апреля сенат сформировал временное правительство, а 3 апреля объявил о низложении Наполеона, виновного «в нарушении присяги и покушении на права народа, поскольку набирал в армию и взимал налоги в обход положений конституции». 6 апреля сенат предложил корону Людовику XVIII.

 

11 апреля союзники заключили в Фонтенбло договор, отдававший в пожизненное владение Наполеону остров Эльба в Средиземном море.

 

Узнав о своей участи, Наполеон попытался покончить жизнь самоубийством. В конце концов он смирился с уготованной ему участью. 20 апреля в дворике Фонтенбло состоялось его прощание с гвардией. Многие из солдат не могли сдержать слез при виде своего несчастного императора. После этого Наполеон немедленно отправился в изгнание.

 

Подошла к концу наполеоновская эпопея, волновавшая современников на протяжении полутора десятков лет. В сущности, Наполеона Бонапарта постигла та же участь, что и революционные группировки, правившие во Франции до него. Ему не удалось основать прочный и устойчивый режим, который он мог бы передать своим преемникам. Правлению Наполеона было свойственно неразрешимое внутреннее противоречие, которое рано или поздно должно было привести к краху. Важным, если не основным, слагаемым успехов его внутренней и внешней политики были завоевательные войны. Именно эти войны в короткие сроки сплотили французское общество вокруг Наполеона и обеспечили международное признание его режима. Он стал пленником своей военной славы. Чтобы сохранить власть, он должен был вновь и вновь доказывать всему миру свое военное превосходство, пока окончательно не подорвал силы Франции.

 

Договор между Россией, Австрией и Пруссией, с одной стороны, и императором Наполеоном, с другой, касательно отречения от французского престола Наполеона I и его династии, заключенный в Париже 30 марта (11 апреля) 1814 г.

 

Ст. 1. Е. в. имп. Наполеон отказывается за себя и своих наследников и нисходящих потомков... от всякого права на верховную власть и господство как над Французской империей и Итальянским королевством, так и над всякой другой страной.

 

Ст. 3. Остров Эльба, избранный е. в. имп. Наполеоном местом своего пребывания, будет в течение его жизни составлять особое княжество, которым он будет владеть на праве полной верховной власти и собственности...

 

Ст. 5. Герцогства Парма, Пиаченца и Гвасталла отдаются в полную собственность и верховное владение ее вел.имп-цеМарии Луизе... Принц, ея сын, примет теперь же титул принца пармского, пиаченцского и гвасталльского.

 

Ст. 17. Е. в. имп. Наполеон может взять с собой и держать в качестве своей стражи 400 человек добровольцев — как офицеров, такунтер-офицерови солдат.

Дата: 2019-02-19, просмотров: 617.