Белорусские архивы в 1812 г
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Значительный урон белорусские архивы понесли во время войны 1812 г. Как и впоследствии, в первую очередь пострадали древнейшие документы: чиновники не видели в них особого проку, поэтому об эвакуации или принятии каких-либо иных мер по обеспечению их сохранности речи не шло. Вывозу прежде всего подлежали наряду с “казенными суммами” архивы, имевшие политическое или имущественное значение. Например, в секретном рапорте гродненского губернатора А. Ланского, направленном 4 июня 1812 г. литовскому военному губернатору, указывалось, что приняты меры по перевозке дел, имевших сведения о земле и находившихся в присутственных местах Гродно, Бреста и других поветовых городов, в Вильно. В дальнейшем эти материалы предполагалось направить в Псков. 10 июня 1812 г. слонимский земский исправник получил от Ланского предписание. В нем требовалось “без малейшего промедления и без всякого отлагательства перевезти в Псков все секретные переписки..., а равно и часть архива из присутственных мест, кои хотя малое могут дать понятие о земле... Дела поветовых для военных повинностей присутствий ... иметь под рукою земских исправников в такой готовности, чтобы они могли взять с собою при отступлении последних войск, с коими сами следовать будут”. Хранившиеся в присутственных местах, церквах, монастырях древнейшие документы выбрасывались французскими солдатами и польскими уланами на улицу, сжигались. В Орше, например, в числе ненужного “хлама”, выброшенного из разграбленных ими церквей и монастырей, оказалось и Евангелие (“Оршанское”) XIII в., писанное на пергамене, случайно уцелевшее и переданное затем в музей Киевской духовной академии. В настоящее время памятник хранится в Центральной научной библиотеке Национальной Академии наук Украины. Пострадал и древнейший фамильный архив князей Радзивиллов (так называемый Несвижский), несмотря на более чем лояльное отношение его владельца к французам. Значительная часть архива была вывезена в Неборово, оставшиеся же документы расхищались и даже уничтожались. Как установил в 1820-е годы профессор Виленского университета И.Н. Ло-бойко, “солдаты резали пергаментные документы и подшивали их на подтяжки. Другие документы исторической важности похищены разными лицами. Печати, не только украшенные алмазами, но и медные, какие только были и имели приятную наружность, тогда от документов оторваны”.

В то же время, если верить А.А. Шлюбскому, архив Радзивилла пострадал и от русских войск в период изгнания ими французов за пределы Российской империи. Ученый, в частности, отмечал в своей известной (но не всегда документально подтвержденной) библиографической работе:

“64. Адміралам Чычагавым разрабаваны палацы Радзівіла у Несьвяжы за яго прыхільнасць да Напольѐна, тады згінула рэшта бібліятэкі, якая ў 1772 годзе была вывезена у Пецярбург; загінула таксама і частка цэннага архіву”.

26 июня 1812 г. в Смоленск был доставлен архив Мстиславльских присутственных мест в 19 тюках и 6 сундуках. Сложенный в нижнем этаже корпуса совестного суда, он был сожжен французами вместе с другими многочисленными древними документами72. Из трех важнейших архивов Смоленска (губернского, городового магистрата и православной консистории) в 1812 г. уцелел лишь последний. Как установил в начале 1825 г. переводчик Могилевского главного суда Н. Горатынский, обследовавший по поручению известного российского государственного деятеля и мецената Н.П. Румянцева мстиславльские архивы, наиболее древние материалы, хранившиеся в Мстиславльском замке, перед 1662 г. были вывезены в Смоленскую крепость, где также погибли в 1812 г.

 

18. Віленскі цэнтральны архіў старажытных актаў

Виленский архив, находившийся в ведении Министерства народного просвещения и размещавшийся в здании закрытого к этому времени местного университета, начал функционировать с года своего учреждения. Его первым заведующим по распоряжению Виленского генерал-губернатора И.Г. Бибикова был назначен кандидат Санкт-Петербургской духовной академии Н.И. Горбачевский (1809—1880). Помимо заведующего в штат сотрудников архива входили два помощника архивариуса (постоянный и временный) и два писца. Бюджет архива составлял 2,3 тыс. руб. в год.

К 1863 г. концентрация документов в Виленском архиве была закончена. Из присутственных мест сюда поступили 18243 актовые книги. В 1887 г. архив пополнили еще 5 тыс. актовых книг различных судов Люблинской губернии за период с 1428 по 1810 г. Таким образом, к концу XIX в. в нем хранилось 23326 актовых книг, в которых содержалось примерно 15 млн документов Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской и Люблинской губерний. Встречались среди них также книги Могилевской и Смоленской губерний. Основные же книги этих, как и Витебской, губерний находились в Витебском архиве. По данным на июнь 1890 г. их здесь насчитывалось 1826 экземпляров с количеством актов до 300 тыс.

“Акты Виленского архива, — отмечал упоминавшийся выше В.К. Голуб, — представляют собой весьма ценный материал для изучения внутреннего строя бывшего Литовского княжества и в этом отношении имеют высокий научный интерес. Если к этому прибавить, что акты Виленского архива не мертвые исторические материалы, но еще действующие юридические документы, служащие доказательством различных гражданских прав, то вопрос о значении Виленского центрального архива будет исчерпан”.

В 1865—1915 гг. Виленская археографическая комиссия, созданная в 1864 г., издала 39 томов “Актов”, подавляющая часть которых была взята из Виленского и частично Витебского архивов. Самим же Виленским архивом в 1901—1913 гг. были подготовлены и изданы 10 выпусков описей документов архива. В 1867 г. на средства Виленской археографической комиссии были изданы подготовленные Виленским архивом “Ревизии пущ и переходов звериных в бывшем ВКЛ с присовокуплением грамот и привилегий на входы в пущи и на земян, составленные старостою мстибоговским Г.Б. Воловичем в 1559 г.” и “Актовая книга, содержащая в себе привилегии, данные дворянам и священникам Пинского повета”, составленная тем же Воловичем в 1554 г. В этом же году были изданы подготовленные Н.И. Горбачевским “Краткие таблицы, необходимые для истории, хронологии, вообще для всякого рода археографических исследований и в частности для разбора древних актов и грамот Западного края России и Царства Польского”. В 1869 г. на средства Виленского учебного округа был издан составленный Н.И. Горбачевским “Археографический календарь” на 2 тыс. лет (325—2324) по Юлианскому и на 742 (1583—2324) — по Григорианскому летосчислению. Он представлял собой дополнение к “Таблицам”. В 1874 г. вышел в свет “Словарь древнего актового языка Северо-Западного края и Царства Польского”, над которым Н.И. Горбачевский работал с 1871 г. и за который в 1875 г. был удостоен Уваровской премии. Этот словарь включал названия всех судов, существовавших в Польше и ВКЛ с древнейших времен, названия всех сановников от высшего до низшего с объяснением их компетенции, названия древних польских и литовских монет с вычислением их стоимости в разные времена с переводом на русскую монету, названия мер и весов, установившихся окончательно в Польше и ВКЛ в 1764—1766 гг. и с переводом их на русские весы и меры. Словарь содержал также слова и изречения средневекового латинского языка, использовавшиеся в юридическом языке Польши и ВКЛ, названия подвижных и неподвижных праздников и недель года, которыми были обозначены в древние времена явки актов, древние названия ремесел, орудий и одежды, юридические термины и т.д. В 1888 г. при содействии Виленского учебного округа был издан подготовленный архивариусом И.Я. Спрогисом “Географический словарь древней Жомойтской земли XVI ст.”, составленный по 40 актовым книгам Росиенского земского суда. В него вошли 9742 названия городов, сел, имений, деревень, сенокосов, лугов, урочищ, рек, речек, озер.

Первая мировая война и последовавшие за ней события существенным образом изменили не только состав, но и характер деятельности Виленского архива: из хранилища древних актов он превратился в Госархив в Вильно, в котором начали концентрироваться документы учреждений и организаций Виленского края, отошедшего в 1920 г. к Польше. В таком качестве архив оставался до осени 1939 г.

Тогда же, в 1915 г., с приближением кайзеровских войск к Вильно, часть архива вывезли в Ярославль. Известный белорусский этнограф и библиограф Ал. Шлюбский считал, что была эвакуирована самая ценная часть96. Бывший в 1920-е годы старшим архивистом Виленского архива Р. Меницкий на вопрос: “Что вывезено?” не мог дать точного ответа, так как отсутствовали списки вывезенных книг. “Российские архивные власти, —писал он, — перед выездом из Вильно опечатали архив, закрыли двери на ключ и отдали их городскому совету, а те — археографической комиссии”. Десятью страницами ниже Меницкий указывал, что после вывоза книг в Россию и передачи в октябре 1919 г. 3518 (из находившихся там 4822) книг Люблинской губернии в соответствующий польский архив в Виленском архиве оставалось 14832 книги. Таким образом, нетрудно подсчитать, что, по данным польского архивиста, в 1915 г. из Виленского архива в Россию было вывезено 7227 книг.

Дата: 2019-02-02, просмотров: 314.