Гравитационный колодец Земли
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Нова-Space.

12:35

Флагманский крейсер не мог покинуть стыковочный причал пока крепления не будут сняты, но ЦУП не собирался выпускать нас. Корабль запустил маневровые и нас вырвало из западни. Покорёженные металлические конструкции закрутились в бешенном танце, грозя разорвать обшивку Марс-2. И вот первые столкновения. Удар за ударом, экраны сдерживают их. Нова разворачивается и прежде чем успевает сделать первый залп, откуда-то со стороны в центральный блок станции впивается красно-оранжевый энергетический луч. Он прошивает полуторакилометровый стержень Марс-2, вокруг которого вращаются его кольца, и сотни взрывов раздирают космический исполин на части. Тысячи убитых вываливаются в космическую бездну. Наш флагман даёт залп по кольцам, их экраны ещё в действии как и орудийные платформы. Каждый из снарядов поражает цель и орудия перезаряжаются. На Нова-Space, орудия отличаются от тех которые установлены на Мидгарде, они потребляют больше энергии, но требуют большего времени на перезарядку. Станция, наконец-таки придя в себя, на последнем издыхании дала ответный залп. Десятки лучевых орудий выплюнули плазменные сгустки энергии в нашу сторону. Щиты приняли весь удар на себя и главные батареи повторно ударили по станции. Второй импульс из МПО пробил сразу три кольца и после чего в корпус вонзились сотни ракет. Множественные взрывы, Марс-2 не был готов к такому повороту событий. Кольца разваливались и сталкиваясь друг с другом распадались на части. Казалось бы крепкая и нерушимая станция сыпалась на части. Мы построили её на орбите Марса во времена его терраформирования, и сейчас разрушали на орбите Земли, которая должна была погибнуть.

 

—Уходим к Стражам Марса, — старик кивнул Баскаку и тот, развернувшись в капитанском кресле, запустил гипердвигатели судна. Перед носом открылась синяя воронка, и мы провалились в коридор подпространства.

 

—Госпожа президент вам лучше вернуться в свою каюту, — Александр проводил взглядом Заклейникова и смотрел на меня, — Ирина идите, у нас у всех было тяжёлое утро.

—Я не знаю где моя каюта, — и, смутившись, я покосилась на Алексея, — вы меня проводите директор?

—Мне далеко до вашего директора госпожа президент, — Липатников протянул мне руку, и мы покинули мостик, идя рука под руку. Я чувствовала взгляды экипажа на себе, они, наверное, были сильно удивлены происходящим. После смерти мужа я не подпускала к себе мужчин, кроме старика Заклейникова, но у нас с ним были почти родственные отношения. И теперь возможно в моей жизни может появиться новый мужчина. Девичьи мечты порой заводят в такие дебри, что страшно и подумать.

 

Моя каюта была расположена в одной из самых крепких частей флагмана, и когда Алексей начал мне рассказывать про особенности Нова-Space, о которых я не знала я даже забыла о том что мне нужно принять душ. Каюта, а на таких крупных кораблях их принято называть квартирой, была хорошо убрана, приятные цвета радовали глаза, а минималистический стиль меблированной части вообще приводил в изумление.

 

—Нова-Space, как и Мидгард построен по системе блоков, на случай эвакуации судна. В случае серьёзных повреждений блоки отстреливаются и выводятся на курс к ближайшей пригодной для жизни планете. Управлять ими, к сожалению нельзя, но они хорошо защищены и летят достаточно быстро.

—Как насчёт пиццы? — Где в конце концов моя гостеприимность?

—Думаю твой холодильник пустой, эта часть комплекса ещё не заселена, ты тут единственный пассажир. Экипаж живёт в другой части корабля, — Лёша выглянул в коридор, — ау! — Эхо понеслось по пустым стенам вглубь корабля.

—Тогда мне будет тут скучно одной с пиццой, итак? Ты составишь мне компанию?

—С радостью, и потом не могу же я оставить президента совсем одну. Без охраны.

 

Про охрану это он не зря сказал. Потому что в тот же миг всё пошатнулось. Посуда и все, что было не закреплено на полках, слетело на пол. Ноги подкосились, и меня бросило вперёд, но Алексей подхватил меня. Свет слабо моргнул и погас. Я начинала терять сознание. Воздух куда-то пропал и я отключилась.

 

Сентября 2059 год.

Стражи Марса.

00:05

 

—Ира? Ты как?

—Жить буду, что произошло?

—Похоже, что нашу секцию отбросило от корабля, — света так и не было, вероятнее всего мы потеряли сознание и провалялись какое-то время, — была пробоина, мы теряли воздух, и нас закрутило, думаю, мы висим на одном месте.

—А тех палуба? — Тут точно она должна быть, иначе как следить за системами блока.

—Я ждал, когда ты очнёшься, боялся оставлять тебя одну, — какая забота, да только она сейчас лишняя.

—Нужно найти её и связаться с кораблём, это сейчас важнее, — Алексей согласно кивнул, — тогда помоги мне подняться на ноги и идём.

 

Техническая палуба была запечатана, видимо в целях безопасности. Алексей повозился с контрольной панелью, но ему так и не удалось вскрыть двери. Тогда я применила свои способности, и ледяной шар сделал нам вход. Терминалы управления, системы индикаторов, множество экранов, но ничего напоминающего систему связи. Однако Алексей заметил панель координации движения, значит, мы могли бы направить наш блок к флагману. Но куда именно лететь мы понятия не имели.

 

—Посмотри сюда, похоже, мы до сих пор вращаемся, по этой причине система навигации не способна определить, куда нам направиться.

—Если бы нам удалось остановить вращательный момент, — рассуждала я вслух, в то время как Лёша перебирал доступные нам опции и функции нашего небольшого судёнышка, — проверь есть ли у нас маневровые?

—Нет. Только основной двигатель, зато достаточно воздушных шлюзов, но, — мужчина почесал подбородок на котором слегка проступила щетина, — у нас и без того мало воздуха, а система фильтрации работает лишь на двадцать пять процентов.

—Поочерёдно открывая шлюзы, мы можем замедлить вращение или даже остановить его, да ты прав, у нас критично мало воздуха, но и пассажиров всего двое, — я развела руками, мол, другого выхода у нас нет.

—Если не сработает с первого раза, то повторить мы уже не сможем, — он меня словно отговаривал от этой затеи, хотя сам прекрасно понимал, что других идей у нас нет.

—У нас есть управление системой переборок?

—Да, но нет ни каких систем управления двигателем, мы даже не знаем, работает ли он, — Липатников перемещался от терминала к терминалу, — зато есть продуктовый склад и баки с водой заполнены под завязку.

—Вода в космосе нам не помощник, — хотя помниться Кожарская создала огромный водяной щит вокруг крейсера Картез, но она использовала Сферу, а её у нас нет.

—Тогда вставай сюда, на тебе правый борт а на мне левый. Главное не перестараться, — наверное, в управлении, именно ручном управлении, Алексей понимал не больше моего, — готова?

—Стой! А как мы поймём, что вращаемся в нужную нам сторону? Может нас крутит по вертикальной оси?

—Я установил сопротивление на минимум, так что мы ощутим когда поймём куда вращаемся, — я не совсем его поняла, но кивнула.

 

Это не сработало. Сразу можно было понять что ничего у нас не выйдет. Да, нам удалось замедлить вращение, но двигатель не запустился и что с ним не так выяснить не представлялось возможным. Липатников огорчённо опустив плечи посмотрел на меня, но я не знала чем мне его подбодрить.

 

—Давай разберёмся что у нас со светом и вообще с энергетическими запасами, — предложила я ему и Лёша послушно вбил команду в систему, на экран вывелся график, — теперь понятно что не так с двигателем.

—Почему так мало энергии? — Мало это ещё было мягко сказано. Её почти не было.

—Ты сам мне говорил, что пассажиров тут нет, а зачем тратить драгоценные крохи энергии на пустую, часть корабля, — это было самым логичным объяснением.

—Я отключу все ненужные системы и подведу энергию к твоей каюте, продуктовому складу и остальное брошу на систему жизнеобеспечения...

—Про гравитацию не забудь, не хочу, чтобы мои конечности атрофировались.

—У модуля автономный источник энергии, так что не беспокойся об этом, — мужчина улыбнулся мне, — а ты что не умеешь плавать?

—Если бы тут был бассейн, я бы тебе показала, как я не умею, — и мы оба рассмеялись, — как закончишь, возвращайся, я приготовлю нам поесть и посмотрю что с коммуникатором.

—Будь осторожна.

—И ты.

 

Мы застряли в этой консервной банке неизвестно где. Нас не найдут по энергетическому следу, так как энергии у нас совсем нет. И нет ни какой возможности определить наши точные координаты. Умереть вот так в космосе запертой с одним единственным человеком, которого я даже не знаю, это обидно. Потому я решила, что пока мы не познакомимся с Алексеем, умирать я не буду. По крайней мере от голода и обезвоживания мы точно не откинемся. А кислорода на нас двоих хватит надолго, главное не устраивать костров.

 

Немного побродив по соседним квартирам, я собрала кое-каких вещей, нашла швейную машинку допотопных времён, взяла побольше одеял и подушек, выбрала целую посуду из той что уцелела и принялась обустраивать наш маленький уголок. Неизвестно как долго нам тут быть. Может нас ищут, а может и искать уже некому. Неизвестно что стало с Нова-Space и всеми кто был на его борту. Но мы с Алексеем были тут, и мы не должны опускать руки.

 

По коммуникатору я определила точное время, как и обнаружила одно сообщение. Обратной связи не было, так что ответить на него я не могла. В информации о сообщении был указан отправитель: Ларин О. И текс пришёл через час после того как нас выбросило с флагмана. Я не стала читать его без Алексея, сейчас мы должны доверять друг другу, нет больше никаких я, есть только мы.

 

Расставив все найденные предметы и вещи на свои новые места, мне удалось разобраться с бытовой техникой, плита долго не хотела поддаваться моим попыткам её активировать, всё время выдавая жалобные писки о низкой подаче энергии, но поколдовав над ней, конфорка засветилась и дала долгожданное тепло. Кастрюля была поставлена, вода залита, ингредиенты с продуктового склада заброшены.

 

—Ты ещё и повар? — Лёша вернулся чуть ли не к обеду, — в следующий раз я готовлю.

—Составим график? — И обменявшись улыбками, мы сели за стол.

—Расскажи о себе, — начал Алексей.

—Разве есть что-то, чего ты обо мне не знаешь? — Обо мне наверное знали все, первый президент Федерации Хранителей как ни как.

—Чем ты занималась до всего этого, до коллапса, кем была.

—Студенткой первого курса, а до этого школьницей, как и все. Это было так давно.

—Почти пятьдесят лет назад, ты хорошо сохранилась. Насколько мне известно, ты не стала проходить процедуру омоложения, вы с Сергеем решили состариться и умереть, как это полагается всем лидерам.

—Да, но не так давно я подумала, что мне хочется новых ощущений, а в старом теле их особо не испытаешь...

—И вот ты застряла с незнакомцем неизвестно где, наверное, не этих ощущений ты хотела испытать, — Лёша поднялся из-за стола и, поставив тарелки на стол разлил по ним борщ, — пахнет обалденно. Ты даже нашла мясо? Ого.

—Там целый морозильник всего на свете, — но есть я сейчас не хотела и дождавшись пока Ал поставит на стол хлеб и салат, решила начать свой допрос, — расскажи лучше о себе, я вот не знала о твоём существовании до последнего времени. Кто ты вообще такой?

—Хаха! Тебе это понравится. Я второй лидер Семей, Хелен Рус моя тётка. После её гибели я занял её место. Но в отличие от неё у меня свой взгляд на пророчество о тринадцатых, когда сам являешь одним из Проводников, всё видится в ином свете.

—Так ты один из тринадцатых?! С ума сойти. Ты тот самый, которого мы так и не нашли, вот это да. А как так вышло, что ты работаешь с Сергеем?

—Мы давно знакомы, ещё со школы. Он меня помнит, когда я ещё под стол пешком ходил. И с Хелен он хорошо знался, — мы быстро закончили с обедом и завалились на кровать. Заметно холодало, сказывались неполадки в жизнеобеспечении. Мы прижались друг к другу и продолжили разговаривать, — после Эвакуации на Марс, я остался на Земле с верными себе людьми и построил мощную организацию РеВид.

—Почему РеВид?

—Революционный Вид, по-твоему, откуда у Гарнизона так много хороших Теней? Мы проводили тщательные исследования в областях генетики, да и вообще медицины в целом. А Гарнизон Теней уже создавал на этой основе различные устройства. У них производственная база была куда больше нашей.

—А во времена Вторжения? Где был ты?

—На Земле. Руководил силами сопротивления.

—А я была вынуждена принять пост временного главы государства, которое по сути своей перестало даже существовать. Были одни руины и сплошное кладбище, — я выдохнула, вспоминать о тех временах было очень больно, — ни за что не прощу себя за то, что пришлось делать.

—У тебя не было выбора, — Алексей бережно, провёл тыльной стороной ладони по моей щеке, смахнув скатывающуюся слезу.

—Выбор был, но я выбрала самый трудный.

—Как правило, самый трудный и есть верный.

—Кира тогда была вне себя, но Заклейников убедил её что это единственный способ.

—Сергей с Кирой спасли мир, буквально, и человечество в неоплатном долгу перед ними.

—Но кровь, принесённых в жертву, на моих руках, — опустив голову на плечо Лёши, я начинала проваливаться в сон. Мужчина прижал меня к себе и откинув голову назад, подумал о том, как бы он поступил на её месте? Смог ли пожертвовать всем ради спасения всего что осталось? Выбор сложный, и скорее бы всего он не смог его сделать. Потому и полностью проникнуться в ту трагедию которая покоилась в этой женщине он не мог. Но он был рядом с ней и в любой момент, готов был поддержать... нет... не поддержать, просто готов был быть рядом.

 

Апреля 2026 год.

Ганимед. Флот ВКС Марса.

11:30

 

Заклейников с силой ударил кулаком в стену, отчего костяшки пальцев на руке покраснели. Кира вновь принесла не самые лучшие результаты исследований с Ганимеда. Комплекс Надийцев на спутнике не мог выдать достаточного количества энергии для Трона, а значит, план по истреблению пришельцев откладывался на неопределённый срок.

 

Уже прошло, полгода с начала Вторжения в Солнечную систему, инопланетной расы напоминающей жукообразных существ. Их технологии были в разы лучше наших, и первые столкновения превратились в настоящую резню. Тысячи погибших превратили околосатурианское пространство в кладбище, а глыбы разбитых кораблей это всё что могло остаться после человечества. Европа и Марс были единственными, кто стоял на пути врагов всех людей к их колыбели. Колыбель человечества, планета Земля, стала ключевой точкой спасения. Если падёт она, то можно поставить жирный крест на всём чего мы добивались последние тысячелетия.

 

Правительство было эвакуировано с Марса на Мидгард, новейший флагман Гарнизона Теней, капитаном которого был сам директор Заклейников Сергей. Корабли ГТ постоянно вступали в схватки с кораблями противника в надежде обнаружить их слабые места, но все попытки были тщетны. По последним сводкам стало известно о новом классе кораблей пришельцев, которые встали у Юпитера, среди них был и подавитель. Подавитель... эскадра Патриотов, мелких штурмовых бомбардировщиков смогла нанести хоть и слабый, но всё же ощутимый урон этой страшной установке, которая останавливала все энергетические процессы в радиусе на сотни миллионов километров. Сейчас подавитель охватывал небольшую территорию вокруг Юпитера, где инопланетные захватчики и установили свой плацдарм.

 

Мы же, остатки сопротивления Марса, небольшая горстка космического флота, отступили на нашу основную космическую верфь, Ганимед. Отсюда производилось руководство всеми силами в космосе, а в будущем думаю и на планетах. Осталось недолго, прежде чем враги оккупируют Марс, а затем, разбив остатки космических сил, возьмут в блокаду Землю.

 

—Какие у нас ещё варианты? — Президент Марсианской республики, наш лидер, единовластно командовал всеми силами, что не редко бесило Сергея, ведь, по его мнению, Лекс совершенно не понимал с каким противником, столкнулись хранители.

—Отступить к Ганимеду, собрать все силы тут, и держать оборону пока Кабакова, Семёнова и Костырева с Джулией не найдут способ запустить станцию переработки на спутнике, — пыталась я убедить Казаченко Александра, — Лекс, пойми, без энергии трёх артефактов нам не запустить Фокусировочную станцию.

—Будь проклята эта ваша станция, если мы соберём все силы у Ганимеда, то кто будет защищать Марс, по-вашему? — Мы расходились во мнениях практически всегда, а Серёжа стоял в стороне, тихо следя за тем, как мы превращаем дискуссию в очередную перепалку.

—Марс уже потерян! Это просто планета! Мы должны беспокоиться не о ней, а о наших людях! — Я выходила из себя, неужели он не понимал очевидных вещей.

—Не забывайте про флот Земли, который мы предусмотрительно скрыли у Нептуна, — вклинился в разговор Заклейников указывая на голографическую карту, — мы можем отвести их к островам Плуто, — новое название тому что осталось от Плутона, после того как пришельцы уничтожили его.

 

—А какой в этом смысл, если они не могут сделать прыжок к Марсу, — Лекс стоял на своём, — у нас ещё достаточно сил для отражения атаки, — президент покрутил пальцем у виска, — а эта ваша Фокусировочная станция, бред сумасшедшего, у нас нет для этого достаточной энергии.

—Зеркала уже установлены у Солнца, осталось лишь найти способ...

—Заклейников перестань фантазировать, сейчас не время для твоих выдумок, — Казаченко скрестил руки на груди и встал в позу, — итак, больше ни каких обсуждений на этот счёт. Полная переброска всех сил к Марсу.

—Мидгард и флот Гарнизона Теней останется тут, — я хоть и не могла единолично принимать таких решений, всё же снискала одобрение со стороны Серёжи, — а ты можешь лететь и дальше взбивать воздух кулаками.

—Ваше право, у нас и без вас достаточно кораблей, — и на этих словах Лекс покинул конференц-зал.

 

—Он нас в могилу сведёт, — подвёл итог, командующий космическими силами генерал-командор Соловьёв Михаил, мой муж.

—Миша останься, не хочу, чтобы ты летел, — потерять мужа из-за глупых рассуждений о спасении камней и песка, я не хотела, — мы должны придумать, как заставить работать Фокус.

—Джули, есть хорошие новости? — Директор департамента Гарнизона Теней обратился к главе планетарной обороны Марса, которая на время боевых столкновений занялась исследованиями на Ганимеде, а обороной планеты сейчас занимался её муж Щигилев Роман.

—Нова даст достаточно энергии для первого запуска, но для дальнейшей работы у нас не хватит ни энергии, ни времени.

—Однако у нас есть возможность подойти к этому вопросу с другой стороны, — Клепиков Егор старший инженер Мидгарда перевёл взгляд на доктора Кабакову Киру, она была ведущим специалистом в разработках Фокуса, и, Первой леди, женой президента.

—Да я выяснила, что энергия трёх артефактов может быть перемещена в живое существо, достаточно сильное для концентрации, — Кира посмотрела на меня умоляющим взглядом, — только Афина способна на это.

—Наша дочь? Как такое возможно? — Михаил удивлённо поднял брови.

—Если это так, то мы не можем пожертвовать ей против её воли, — Заклейников тепло относился к девушке, она в своё время спасла ему жизнь и была ему как родная.

—Это не нам решать, если другого выхода не будет, мы должны будем заставить её, — не верю сама себе что сказала это.

 

—Господа, дамы, — Федореев подошёл ближе к центру зала и вывел на голограмму изображение космического пространства вокруг Марса, — только что поступили сообщения о том, что флот ВКС республики вступил в бой с массивными силами пришельцев на орбите нашей планеты.

—У них нет шансов, — я закрыла лицо руками и, упав на плечо Миши, тихо зашептала, — Лекс нас всех погубит.

—Ирина, следуя протоколу безопасности, я как директор Гарнизона Теней, отстраняю президента Казаченко от командования и лишаю всех полномочий власти. И теперь тебе как вице-президенту необходимо принять присягу.

—А раньше ты этого сделать не мог?! — Я была вне себя, — нужно было позволить ему бросить весь флот в печь?

—Я только что узнал о гибели министра юстиций, — и директор увеличил изображения, — флот был разбит менее чем за пять минут, остатки отступают сюда. А Марс бомбят с орбиты.

—Вот вам и отражение атаки, — Иван покачал головой, — всё теперь в руках Киры и Серёжи, да?

—Только без громких слов, прошу тебя Вань, — Заклейников повернулся ко мне, — опустим официальные дифирамбы и перейдём к делу, итак госпожа президент, каков будет наш следующий шаг?

—Первым делом мы должны озаботиться о состоянии наших людей. Они сейчас пребывают в подавленном состоянии, все их надежды рухнули с гибелью флота.

—Вот она, "мисс политика", — Миша подмигнул мне.

—Директор, используйте все свои каналы связи и выведите все наши космические силы с Марса, а вы командор, соберите все гражданские суда у Ганимеда.

—Ирина, но зачем?

—Ваня, не обсуждай приказы президента, — в шутку заметила я, — все силы собрать тут.

—То есть мы бросим Марс? — Кожарская Татьяна, только что поднялась к нам, она была старшим заместителем Заклейникова, после Нартова Алексея, который сейчас остался на Марсе.

—Да, и используем Землю в качестве приманки.

 

— Интересно, каким это образом вы намерены это сделать? — Игнатьев Иван, предатель и перебежчик, бросил нас во время эвакуации и остался на Земле, заняв пост главнокомандующего космическими силами.

—Создадим видимость того, что весь наш флот сосредоточен у Земли, — я сменила голограмму, теперь вместо Марса, там висела цветущая Земля, — и когда противник возьмёт планету в блокаду мы ударим по подавителю и материнскому флагману. Разобьём их и победа в наших руках.

—Согласен с этим планом, но как вы намерены, создать эту видимость? — Иван сейчас беспокоился больше за себя, чем за всех людей на планете, — ни как используя флот государств Земли?

—Отнюдь господин главнокомандующий, — чуть ли с не пренебрежением бросила я в его сторону и уже продолжала для всех, — мы используем наши общие гражданские силы. Они сыграют отличную роль приманки. И пока мы будем сдавать им Землю, Кабакова с Заклейниковым найдут способ использовать Фокус для наших целей.

—Слишком рискованно, ты так не думаешь? — Серёжа кивнул Тане, — Татьяна сколько мы сможем продержаться у Земли прежде чем противник поймёт что это приманка?

—День может два. Мы установим на гражданские суда лёгкие торпедные установки, а на крупные лайнеры можно поставить тяжёлые батареи. Но и на это уйдёт не один день.

—Задействуем все наши корабли для модернизации, — Миша влился в обсуждение, — но даже так, потери среди гражданского населения на поверхности могут быть катастрофическими.

—Это единственный выход, — это было трудное решение, трудный выбор, но он был верным. И впереди будут ещё сложности, которые необходимо преодолеть.

—А что будем делать с поднятием духа? — Зайцева Катерина ведущий специалист парапсихологии, а сейчас и психологии, задумчиво посмотрела через панорамное окно в зал, где собирались выжившие, — корабли вернулись, я пожалуй пойду.

—Останься, — попросил её Заклейников и, посмотрев на меня, перевёл взгляд на Киру. Я до сих пор не понимаю, чья именно это была затея, моя или его. Но именно я её озвучила.

—Мы казним Казаченко Александра, как виновника в падении Марса...

—Ты в своём уме?! — Кабакова, его жена поднялась из-за стола во весь рост, — как это мы его казним?

—Публично, это даст людям то чего они хотят, я права? — Посмотрев на Катерину, я ждала её вердикта.

—Прости меня Кира, но это правда. Люди ищут виноватого, и если мы дадим им это, они успокоятся, а до тех пор, они могут начать грызться как звери между собой, пока не доберутся и до нас.

—Это немыслимо, Серёжа одумайся! — Кира поникла и села на стул, опустив плечи.

—Дорогая моя, это наш шанс. Не будем его упускать. У нас нет права на ошибку.

—Тогда я должна найти его, — девушка, было, поднялась с места, но служба безопасности остановила её.

—Нет, лучше останься тут, мы сами всё закончим, — я махнула рукой и растворившись у всех на глазах, телепортировалась в зал. Следом за мной отправился и Сергей с Мишей. Остальные остались в конферен-зале, следя за нашими действиями через стекло.

 

Тут царил хаос. Раненых складывали пластами вдоль стен, а убитых уже сваливали в кучу. Медики суетились повсюду, служба безопасности Мидгарда разгоняла обезумевших офицеров, от Лекса, его тащили под руки к ближайшему полевому госпиталю. Я успела нагнать их и остановить. Благо у меня было достаточно для этого сил, а теперь ещё и полномочий. Все кто находились рядом, сразу же обратили на нас внимание и раздались первые выстрелы.

 

—Не стрелять!

—Прекратить стрельбу!

 

Рядом со мной упала молодая девушка, в спине были дыры от пуль. Заклейников отмахнул рукой толпу, в которой был стрелявший, и телекинетическая волна отбросила всех на спины. Михаил последовал его примеру, и теперь мы были на более или менее расчищенной площадке. Охрана Лекса покорно расступилась передо мной, и я посмотрела на парня сверху в низ.

 

—Казаченко Александр, — переключившись с одной способности на другую, управление звуковыми волнами, я значительно усилила свой голос и меня мог услышать каждый на этом корабле, — вы отстранены от должности президента Марсианской республики, и обвиняетесь в преднамеренном убийстве тысяч граждан республики, вы приговариваетесь к публичной казни через расстрел. Я сама приведу приказ в исполнение, — ни один мускул не дрогнул на моём лице, только дрогнуло моё сердце. Но этого никто не видел.

—Вот значит как, — Лекс помотал головой из стороны в сторону и со стороны начали разноситься крики.

—Мало ему! Кто вернёт наших детей! Мы потеряли всё! — Да, простым выстрелом в голову тут не обойтись, я и сама это понимала. Как и понимала Зайцева, это ничего не изменит, как и не успокоит безумцев. Но нельзя и быть той кто одобряет подобные зверства, однако сейчас это будет правильным выбором. Я вновь переключилась между способностями и теперь в моей руке завихрилась сфера энергии блокировки способностей. Бросив её в грудь Казаченко, я обернулась.

—Директор, прошу вас, — Сергей протянул мне пистолет, его рука слегка дрожала, похоже, он знал что я задумала, но перечить не стал.

 

Способности Лекса были блокированы и мой зверский план мог быть приведён в исполнение. Прицелившись я спустила курок и пробила ему правую, а затем и левую, ногу. Мужчина сдерживая крик боли скорчился на полу.

 

—Он ваш, — и сделав пару шагов назад, я позволила всей толпе наброситься на бывшего президента Марсианской республики. Я не хотела смотреть, мне было тошно, но, не отворачивая взгляда, я встречалась им с глазами тех, кто рвал тело Казаченко на части. В сторону бросили кисть, а потом и плечо. Кто-то умудрился оторвать голову и подбросить в воздух. А я смотрела.

 

Это убийство, положило конец войне. Стало толчком к её завершению, и это маленькая капля из всех жестоких решений которые я приняла тогда. На Земле погибли сотни тысяч прежде чем мы сняли осаду, Ганимед был уничтожен, а Марс покрылся своими первыми ранами. Миллионы человеческих душ были загублены мной ради спасения остальных миллиардов... самый трудный выбор, самый верный.

 

Сентября 2059 год.

Где-то у Стражей Марса.

03:15

 

—Проснулась?

—Долго я спала?

—Почти сутки, у тебя были кошмары. Ты разговаривала во сне.

—На меня это не похоже, — и приподнявшись на локтях, я осмотрелась. На столе стояли тарелки, — это завтрак?

—Сначала душ, потом завтрак, — Алексей, наверное, давно уже не спит, раз успел приготовить нам.

—О да, душ не помешает. И я бы не отказалась от чашки крепкого...

—Кофе? — Закончил за меня Лёша, но я скривилась и исправила его догадку.

—Виски, — мой друг расплылся в улыбке, — зная пристрастие Заклейникова к спиртному, уверена, где-то должна быть припрятана бутылка, или целых холодильник.

—Не холодильник конечно, но барчик тут есть. Принесу нам чего-нибудь. А потом я покажу тебе что я нашёл.

—Надеюсь это фруктовый сад, — весело сказала я, подумав о том как сильно мне хочется киви.

 

Алексей провёл меня в какую-то слабоосвещённую часть комплекса и увеличил мощность света. Передо мной во всей своей красе раскинулись ледяные фигуры. Я узнала в этих прекрасных формах жирафа и попугая, почему именно этим существам отдал своё предпочтение Ал, я не знала. Но поодаль я также узнала очертания боевого танка, к сожалению, в сухопутной технике я разбиралась не больше чем в аэрокосмической, потому и не смогла определить точное название этой машины. Когда и каким образом он всё это построил я не могла понять, пока мне на глаза не попалась... бензопила, то есть это конечно была лазерная пила, но принцип работы был такой же как и у топливной. Держа в одной руке бутылку с виски, а в другой бокалы, парень наполнил их и подал мне один. После поднял с пола несколько кусочков льда и бросил мне в стакан. Себе же не стал. Мы опрокинули горячительный напиток, и мир сразу же принялся играть красками. В стороне я увидела незаконченную фигуру, но сразу поняла, что это была я. Мне ещё никто не строил статуй. Я вообще была противницей подобных вещей, но почему-то этот знак внимания к моей персоне мне был весьма приятен. После второго бокала мы уже сидели на полу и о чём-то болтали. О чём-то отрешённом и абсолютно беззаботном. Он рассказывал, а я слушала, потом была моя очередь и мы смеялись над какими-то моментами из наших жизней.

 

Мне было слишком хорошо рядом с ним. Какого это сблизиться с кем-то спустя такой долгий срок одиночества в личной жизни? Это невероятно. Но эта близость, настоящая ли она? Или же это всё мои домыслы?

 

Наша беседа прервалась. Она конечно и не могла длиться вечно, рано или поздно мы бы вернулись к себе в квартиру и легли бы в одну постель, но не в этот раз, и другого возможно уже не представиться.

 

Свет несколько раз моргнул, и пол слегка дрогнул. Алексей среагировал сразу же, и, подхватив свою пилу встал у двери. Та отъехала в сторону и через неё ввалилась пара солдат в форме регулярной армии Содружества. Ал прыгнул на незваных гостей и срезал обоим головы. Мне понадобилась целая минута чтобы прогнать алкоголь из своей крови и, вытянув руки открытыми ладонями, впереди себя, я вышла в коридор. Очередной толчок не на шутку меня испугал, Алексей следом за мной с пилой наготове столкнул меня в сторону и мы влетели в одну из кают. За окном творилось что-то неладное.

 

—Это Нова и Пирамида, — без каких-либо усилий разобрала я и повернулась к Липатникову, — нас нашли!

—Тогда почему они обстреливают друг друга?

 

Пирамида тяжёлый линейный крейсер, метался вокруг неповоротливого флагманского крейсера, обстреливая его со всех сторон. Нова-Space отвечал ему двойными залпами, но его атаки были пустыми, ни один из снарядов не успевал настигнуть цели.

 

—Не знаю, — озадаченно отвечала я и, чувствуя приближение неизвестных, оттолкнула Лёшу от себя, выбросив перед собой две струи воды, он пробили ворвавшихся солдат и пригвоздили их к стенам, — возьми винтовку ледоруб, она сейчас будет полезнее, — попыталась пошутить, но время выбрала неудачное. В дверном проёме появились ещё солдаты, но эти оказались по расторопнее и сразу же открыли огонь. Ал прыгнул за кровать, а я прижавшись к стене провалилась сквозь неё в соседнюю комнату. Вышла в коридор и со спины ударила по противникам, сковав их конечности льдом.

—Где твой коммуникатор? — Крикнул Лёша, хватая одну из валявшихся винтовок и тут же приставляя её к плечу открывая перекрёстный огонь по приближающимся противникам, — откуда их так много чёрт!

—Он у нас в каюте! — С другой стороны коридора тоже подходили солдаты, и мои силы начали сдавать в самый не подходящий момент.

 

А потом ещё и по нашей железной банке видимо попали какие-то снаряды. Нас подбросило к потолку и метнуло на стены. На губах был привкус крови. Бровь разбита. А Лёша парит в невесомости. Перед глазами всего в нескольких сантиметрах, проплывают энергетические импульсы, и нас бросает на пол. Гравитационный модуль видимо был задет и теперь работал с очень серьёзными сбоями. Липатников приходит в себя, но у него кружится голова от удара и он пятится назад. Но нам надо вперёд. Хватаю его за руку и тащу за собой. По дороге встречается очередная группа, но и их пронзают ледяные иглы. Лестничный пролёт и мы на своём этаже. В стене зияет огромная дыра, за ней какой-то неизвестный мне объект напоминающий шлюп. Наверное, так солдаты и проникли к нам на борт. Алексей начинает отстреливаться, двигаясь спиной, противник ведёт огонь вслепую. Но несколько снарядов всё же находят свою цель, и я вскрикиваю от неожиданно пронзившей меня боли. Мужчина подхватывает меня на руки и, спотыкаясь, вносит в квартиру, запирая за нами двери.

 

—Где он?

—На столе посмотри, — я кривлюсь от боли, хотя понимаю, что скоро смогу исцелиться, но по какой-то причине этого не происходит.

—У тебя сообщение от Ларина, почему ты не читала его?

—Хотела что бы мы прочли его вместе и забыла про него, — он нашёл конечно время обсуждать это, — отправь сигнал на Нову, хватит причитать.

—Держись милая моя, помощь скоро будет, — но с этими выводами он явно поспешил, потому что стоило нам активировать связь, как в дверь сразу же что-то ударилось. И это что-то было очень сильным.

—Нова-Space это президент Республики Хранителей приём! Баскак! — Кричала я на экран в надежде, что нас хоть кто-то услышит. Я не исцелялась, продолжая истекать кровью. А значит, и помочь Лёше я ни чем не могла, а в дверь кто-то ломился.

—Ирина! Вы живы! Слава Свету! — Услышала я радостный голос Олега, — я знал, что ты жива.

—Вытащите нас! Она истекает кровью! — Мой напарник прицелился в дверь и приготовился открыть огонь, в случае если через неё кто-нибудь прорвётся.

—Пирамида не подпускает нас, продержитесь ещё немного, — это уже был голос Заклейникова, но различала его я уже сквозь полумрак, в который проваливалась. Нас не успеют вытащить, единственный способ бежать самим и, собрав последние силы в кулак, я потянулась за винтовкой парня, тот удивлённо на меня покосился, и я указала на воздушный фильтр под потолком. Пара попаданий в него и вся комната заполнится чистым кислородом.

 

Взяв Лёшу за руку, я кивнула, и он спустил курок. Воздух с огромной силой ворвался в комнату и наружное стекло, с дребезгом вылетело в открытый космос, и мы следом за ним. Мужчина выпустил оружие и, схватив меня за руки начал притягивать к себе. Мы закрутились в бескрайней космической пустоте. Вокруг кипела битва. Если бы мы попались на пути Пирамиды или Новы, то нас размазало бы, как мошек на лобовом стекле автомобиля. Мы просто крутились и летели. Силы возвращались, но медленно, сказывалось воздействие космической радиации. Но стоило ощутить первый прилив и я создала водяную сферу в которой заключила те маленькие крохи кислорода, который вырвался вместе с нами.

 

Больше я ничего не помню. Только как лежу на холодном полу, а надо мной висит лицо Олега. Он кому-то кричит и мне прикладывают кислородную маску. Поворачиваю голову. Рядом Лёша, но он не дышит. Я не чувствую его тепла. Неужели он... вот к нему подбегает Элен и Кира с какими-то приборами. Меня поднимают с пола и выносят. Перед глазами всё плывёт и моего сознания касается чужое, которое за столь короткое время стало мне родным: "Держись милая моя, я рядом..."

 

Глава 6. Сложные отношения.

 

Октября 2059 год.

Стражи Марса.

Нова-Space.

11:20

 

Уже почти две недели я нахожусь в центральном госпитале Нова-Space. Мои ранения оказались несовместимы со здоровьем, а аквакинез не смог с ними справиться по причине того что, снаряды винтовок были заряжены энергией блокировки. Удивительно как мне ещё удалось побороть эту силу и создать сферу, благодаря которой мы и выбрались. Я медленно шла на поправку, Олег периодически забегал ко мне, докладывая о последних событиях на Земле. Но я не могла сейчас об этом думать. От Алексея не было никаких вестей. Я лишь знала, и то, это мне рассказала Кира, что Лёша перенёс сложную операцию по пересадке лёгкого. Где он был сейчас и в каком состоянии, мне оставалось лишь гадать. Никто не хотел, чтобы я лишний раз нервничала и перенапрягалась. Значит всё не так хорошо, как бы мне этого хотелось.

 

Пирамида была захвачена людьми Вэйда, экипаж покинул корабль, и Виктор начал преследовать флагман. Марс-2, вернее его останки вращались на орбите Земли, а станция Лебедь стала центральной системой обороны планеты. Казалось бы, что всё налаживается. Но это было иллюзией. Всё было ужасно. Хотя бы взять смерть Кроуфергровта Дениса, он хоть и был той ещё занозой в заднице, но он хотя бы не пытался нас убить. Он разделял наши взгляды касательно Исхода, в отличие от Виктора.

 

Ко мне мало кто приходил. Кира заскакивала всего пару раз, ссылаясь на работу. Заклейников вообще пришёл только вчера и то, я спала в этот момент, и он не стал меня будить. Заходил на прошлой неделе и Рогозин, мы говорили с ним о Марье. Хорошая была девчонка, но я не оправдала её надежд и теперь, она, скорее всего, была мертва. Если она и выжила после падения в шахту, то после разрушения станции шансов на выживание у неё почти не было. Заходил и Нифонтов, я долго извинялась перед ним, а потом он сказал, что намерен остаться до отхода последней волны Исхода. Парень хочет возглавить остатки человечества и попытаться найти способ выжить, в том аду, который всех ждёт. Шанс, конечно, есть, но он так мал, что мы даже не рассматривали его.

 

Сегодня ещё никого не было. Я чувствовала себя лучше прежнего и вышла на прогулку. По дороге встретила парочку молодых людей, и дойдя до развилки коридоров уже собиралась было повернуть, как глаза заметили движение. Двери телепортера открылись, и там стояла Арья. Даша сияла лучезарной улыбкой, смотря на меня. А потом она бросилась со всех ног и повисла на моей шее. Она стала ещё ниже? Или это я подросла?

 

—Как же я рада тебя видеть! — Дарья отпустила руки и, встав на пол, деловито вскинула подбородок, — куда это ты растёшь ещё? Итак, высокая, скоро головой будешь о потолок биться.

 

Мой рост и правда изменился, я стала выше сантиметров на пять или даже шесть, Арья теперь казалась мне подростком, едва достающим моего плеча.

 

—Я думала ты погибла, — пробормотала я и смахнув слезу, отвела взгляд в сторону. Какая-то я стала сентиментальная. Словно и не я. Где та сильная женщина, которой я должна быть?

—Как ты могла так подумать, — Даша, подхватив меня под руку повела по коридору, у неё это вышло очень смешно, и я позволила себе лёгкий девичий смешок, — если ты забыла, то спешу напомнить, я самый сильные телекин во всём мире, — объявила подруга, — я выбралась, нас эвакуировали на Химеру, это одна из внешних баз РеВид и ГТ, представляешь?

—Не совсем, — озадаченно поведя бровями я сверлила Арью взглядом, ожидая объяснений, но та не торопилась их давать, — внешние базы, я сама была в шоке от увиденного, оказывается Гарнизон Теней совместно с РеВид устанавливают колонии на других планетах, нашей необъятной Вселенной!

—Другие планеты? Ты это серьёзно? — Но Титова не шутила, а мне так хотелось, что бы это было шуткой, — разве это не является засекреченной информацией, за разглашение которой следует суровое наказание?

—Да, но ты-то у нас претендент на пост генерального секретаря Содружества, думаю, ты должна знать, чем занимаются эти две организации, — её слова были мне не совсем ясны, с чего это я должна была стать генсеком, если Нифонтов намерен бороться за это место. Да и потом, я жду не дождусь, когда же начнётся Исход, скорей бы свалить из этого прогнившего мира, где всё настолько стало ненавистным, что не знаешь, куда бы деться.

—Эй, ты ошиблась, не я, а Влад, его ведь отстранили, но теперь у нас есть поддержка других государств...

—Эх, дорогая моя, твоя навигация по миру устарела, — и Арья силой толкнула меня в сторону. Я, теряя равновесие, провалилась в какую-то яму, откуда посреди коридора быть яме?! Но я упала сквозь неё в другое помещение. Даша спрыгнула следом, и дыра от ямы затянулась прямо на моих глазах.

—Знаешь, куда меня занесла та шахта?! — Что это такое? Сон?

—Марина, ты опять? Я тебя точно стукну чем-нибудь тяжёлым, — Арья помогла мне подняться на ноги, — да что ж вы все такие высокие, или это я низкая, — передо мной стояла Марья, живая и невредимая, в новенькой форме РеВид, — Марь, только быстро, я уже раз десять слышала эту историю.

—Ира, ты не виновата, стоит начать с этого, Алексей рассказал, как ты переживала по этому поводу, но мне запретили тебя навещать в связи с событиями на Земле.

—Эй! Ближе к сути! — Прикрикнула Арья на Марину и та демонстративно зевнув, отвернулась в сторону, — ау, мы тут.

—Меня спас Ерёмин, он же и вывел меня со станции после её разрушения, ну и делов вы натворили, конечно.

—А что за события на Земле? — Наконец немного придя в себя, спросила я.

—Земля как Земля. Только больше нет государств. Осталась одна Коалиция Российской Империи, и то, императрица Анна скоро отступит. Вэйд кардинально, всё изменил, больше нет других лидеров, он единовластный правитель планеты Земля. И он угрожает Исходу больше чем кто-либо за последние лет двадцать! — Титова постучала кулаком по стене, — Ал знает, что ты сразу бы рванула на планету разбираться с этим супостатом, потому тебе ничего и не говорили.

—Погоди, Лёша в порядке? — Мне стало обидно.

—Скачет как конь. Заклейников вообще размяк, Элен и Кира опасаются за его здоровье. Похоже, что Вэйд вытянул из него последние соки. Теперь Липатников всем заправляет и разрывается между тем, что бы спасать Исход и Российскую Империю.

—А зачем её ему спасать?

—Она и правда умом тронулась, — Марья ткнула меня пальцем в плечо, — Императрица Анна, его родная сестра!

 

—Интересно, — и при этом у РеВид не очень-то большая производственная база, как мне говорил Лёша. Хотя он никогда не упоминал о своей сестре. Я знала, что у него несколько сестёр: Элис, Настасья и Анюта. Но я не думала что эта та самая Анна. И если это так, то можно сказать что он один из наследников имперского трона. Забавно как разворачиваются события, — и что же он намерен предпринять?

—Не сейчас и не тут, нам пора вернуть тебя, — Арья указала Марине на стену, — открывай свою нору.

—А что собственно происходит? Почему понадобилось меня похищать?

—К тебе никого не пускают. Заклейников не у дел, грубо говоря. Кроуфергровт мёртв. Кожарская и Федореев тоже мертвы. Кабакова занята, подготовкой Мидгарда. Теперь поняла? — Марья с какой-то ноткой раздражения перечислила все эти очевидные для меня вещи.

—Не совсем, — честно признаться, я уловила суть, но мне нужны были подробности от этих двоих.

—Гарнизоном сейчас не кому руководить. Как и Исходом. Элен беспокоиться, что старик не дотянет до января. Всё в руках Липатникова Алексея, а он, — Даша замахала руками пытаясь подобрать слова, — ну сама знаешь.

—Знаю что? — Играла я дурочку.

—Не хочет брать на себя эту ответственность, как же ты запарила, всё вали отсюда лечи свои мозги дальше, — и Марья небрежно толкнула меня на очерченный ею круг на стене.

 

Я вывалилась на пол, больно приземлившись на колени. Ко мне тут же подбежала сестра и помогла подняться.

 

—Госпожа президент, вы в порядке?

—Да, прошу вас, помогите мне связаться с капитаном, — я должна помочь Лёше, — передайте, что это срочно.

—К сожалению это невозможно, командор сейчас находится на Земле, — виновато оправдывалась молодая девушка, проверяя состояние моих колен, — царапина, а вот с головой видимо что-то не так.

—Я, — как же заставить их, — а первый помощник капитана? Или хоть кто-нибудь. Кто мог бы мне помочь.

—А с чем вам нужно помочь, Ирина, вы прекрасно выглядите и себя чувствуете очень даже хорошо, — мы обе обернулись, за спиной возвышался Ильченко Родислав. Как же я рада была его видеть, хоть кто-то адекватный в этом дурдоме.

—Родик! — Я, было, потянулась к нему, но он сделал шаг назад и едва заметно мотнул головой.

—Ирина вам следует пройти в свою палату, скоро всё закончится, — мужчина склонил голову, — прошу вас.

—Скажи Липатникову, что я беременна, — что я несу...

—Вы беременны?! — Вскричала сестра и глупо разинув рот, уставилась на меня.

—Этот трюк не сработает, Ира.

—Ты забыл Род, но я ещё способна вызвать потоп на всём корабле, да такой что даже Ной его не переживёт...

 

—Прекратите оба, — я даже не заметила, что в коридоре стало совсем пусто и тихо. Все куда-то разбежались и мы остались втроём. Вернее сказать нас теперь было четверо, — иди Род, и вы уважаемая тоже свободны, — Заклейников как всегда был очень серьёзным. Только вот откуда он тут взялся, — Ира давай присядем, — Родислав, взяв медсестру за руку, скрылся с ней в телепортаторе, я же со своим старым другом перешла в сестринскую, — он не справится.

—Кто?

—Алексей, но ты должна ему помочь. Нам не спасти Землю. И мы все это прекрасно понимаем. А тратить свои драгоценные ресурсы на спасение мира, который уже обречён, бессмысленно. Рассуди сама, — старик и правда, казался каким-то умирающим. Арья и Марья не солгали, когда говорили о его состоянии. Заклейников Сергей отжил своё. Но представить дальнейшую жизнь без этого человека я не могла. Только благодаря его рассудительности и эмоциональности мы и смогли выжить, — Анна его сестра. Последний родной человек, который у него остался из всей семьи. И он будет спасать её, используя наши силы. Этого нельзя допустить. Земля для нас потеряна навсегда.

—А как же Нифонтов, он же хочет...

—Мне плевать на это, он отличный человек, хороший и добрый друг, он полетит со всеми. Мы заберём всех. Наших. Людей.

 

—Всех хранителей?

—Если бы можно было спасти всех хранителей, думаешь, я бы этого не сделал, за кого ты меня принимаешь? — Сергей как-то поник, и я поспешила продолжить разговор в другом русле.

—Так ты хочешь забрать именно наших, я поняла, прости, что не сразу.

—Я возвращаюсь на Мидгард, там требуется моё присутствие. А ты летишь на станцию Лебедь. Ромул тебя прикроет, это новый крейсер Ларина. Попытайся отговорить Алексея от его затеи. Нет. Ты должна отговорить его.

—Я поняла.

 

Октября 2059 год.

Дата: 2018-12-28, просмотров: 280.