Чудо за три дня: раскрываю секрет

 

То, что я делаю, многим родителям кажется волшебством. Но это просто-напросто здравый смысл. В такой ситуации, как у Мелани и Стэна, переход к новым привычкам может занять несколько недель, и к этому нужно быть готовым. А вот малыша Тедди мы отучили от привычки к «ручкам» всего за два дня, поскольку условие формирования этой привычки – готовность отца и няни постоянно его таскать – сохранялось считаные недели.

 

 

УПС! Как все изменилось!

Помните: любая дурная привычка, которую вы стремитесь искоренить, – это следствие (С) ваших собственных действий, создавших условия (У) для ее возникновения и диктующих определенное поведение (П). Его-то вы и хотите изменить. Если и дальше делать то же самое, это лишь закрепит соответствующее поведение. Измените то, что вы делаете, – это единственный способ нарушить привычную схему.

 

УПС-стратегия позволяет мне выяснить, какое именно «чудо за три дня» нужно совершить. Чаще всего чудо сводится к одному-двум приемам, заставляющим нежелательное поведение уйти в небытие. Этапами продолжительностью в три дня каждый вы откатываете назад то, что прежде сами натворили, – и старое постепенно уходит, освобождая место новому, способствующему независимости и самостоятельности вашего ребенка. Разумеется, чем старше ребенок, тем сложнее скорректировать прежнее поведение. Большинство обращений с просьбой о помощи поступают ко мне от родителей пятимесячных детей и старше.

В «Руководстве по решению проблем» (в конце этой главы) я даю краткий обзор типичных дурных привычек, которые помогала исправить. Но все случаи неизменно имеют некие общие черты.

 

Проблемы со сном . Если малышка (старше трех месяцев) просыпается среди ночи или не может заснуть сама, «лечение» всегда одно и то же. Первым делом нужно помочь ей освоиться в собственной кроватке, а затем научить засыпать без вашей помощи. В самых запущенных случаях – обычно после нескольких месяцев «стихийного родительства» – малышка может бояться своей кроватки. А может, она просто привыкла, что вы носите ее на руках или прикладываете к груди. Вследствие этого она просто не умеет засыпать самостоятельно.

Помню, одна девчушка, Сандра, была совершенно убеждена, что ее «кроватка» – это грудь кого-то из взрослых. Когда я взяла ее на руки, впечатление было такое, словно у нас с ней в груди спрятано по магниту. Едва я пыталась положить ее, Сандра рыдала, словно пытаясь втолковать мне: «Я засыпаю совсем не так!» Сначала мне даже рядом с собой не удалось ее уложить. Моей задачей стало научить Сандру засыпать по-другому. Именно так я ей и сказала: «Я помогу тебе научиться засыпать самой». Конечно, поначалу она отнеслась к моей затее скептически и не проявила ни малейшего желания учиться. Я брала ее на руки и снова укладывала 126 раз в первую ночь, 30 раз – во вторую и четыре раза – в третью. Ни разу я не бросила ее «выплакаться», но и не вернулась к «методу кенгуру», с помощью которого родители успокаивали ее, – это лишь усугубило бы проблемы малютки Сандры с засыпанием.

 

Проблемы с кормлением . Дурные привычки ребенка, связанные с кормлением, обычно возникают из-за того, что кто-то из родителей ошибочно истолковывает сигналы младенца. Например, Гейл жаловалась, что на кормление Лили уходит целый час. Еще до визита я предсказала, что Лили, которой на тот момент был один месяц, не ест все эти 60 минут, а утешает и успокаивает себя. Гейл так расслаблялась, кормя ребенка грудью, – видимо, у нее был высокий уровень выработки окситоцина, – что и сама нередко засыпала. Подремав минут 10, она возвращалась к реальности и видела, что Лили все еще сосет. Я заставила многих мамочек выкинуть таймер в помойное ведро. Но в этом случае пришлось поступить наоборот. Я выдала Гейл таймер и посоветовала поставить его на 45 минут. Что еще важнее, я велела внимательно наблюдать , как именно сосет Лили. Она действительно кормится? Вникнув в этот вопрос, Гейл поняла, что в конце каждого кормления Лили занимается самоуспокоением. Поэтому когда таймер зазвонил, мы заменили мамин сосок пустышкой. Через три дня мы распрощались с таймером, потому что Гейл стала лучше чувствовать потребности дочки. Когда Лили подросла, она перестала нуждаться в соске-пустышке, заменив ее собственными пальчиками.

При проблемах с кормлением нежелательное поведение малышки может заключаться в том, что она сосет непрерывно, давно уже получив необходимые питательные вещества. Именно так поступала Лили. Ребенок также может то брать грудь, то бросать – это его способ сообщить вам нечто вроде: «Мамуля, я теперь быстрее наедаюсь, и мне нужно меньше времени, чтобы опустошить твою грудь». Если вы не понимаете, что она вам «говорит», то, вероятно, попытаетесь снова ее приложить, – и она будет сосать дальше, поскольку для младенца это норма. Кроха может просыпаться ночью для кормления, в котором больше не нуждается. В любом подобном случае ваш ребенок привык пользоваться грудью или бутылочкой, как пустышкой, и это не идет на пользу ни вам, ни крохе.

В чем бы ни заключалось нежелательное поведение, первое, что я делаю, – советую родителям ввести ПАСС-режим. ПАСС позволяет меньше гадать, что нужно малышу. Родители знают, когда можно ожидать, что он проголодается, и могут поискать другие причины для его капризов. Кроме того, я побуждаю родителей понаблюдать за происходящим и оценить, действительно ли ребенку нужно поесть. Если нет, следует постепенно сводить на нет излишние кормления и учить малыша другим способом самоуспокоения. Для начала я могу посоветовать сократить продолжительность лишних кормлений, чтобы ребенок меньше времени проводил у груди или выпивал меньше молочной смеси. Как вариант, я могу заменить молоко водой или дать младенцу пустышку, чтобы переход к новой привычке совершился полностью. В конце концов, ребенок и думать забудет о старой схеме поведения – именно поэтому со стороны это кажется чудом.

 

«Но у него же колики!»

 

Вот случай подвергнуть мою методику чуда за три дня серьезному испытанию. Ваш ребенок заходится криком и подтягивает ножки к груди. У него запор? Избыточное газообразование? Иногда боль кажется такой сильной, что у вас сердце разрывается. Педиатр и другие мамы, прошедшие через это, утверждают, что это колики, и зловеще предупреждают: «Вы тут бессильны!» Отчасти это правда – эффективного лекарства от колик не существует. С другой стороны, мы все привыкли употреблять слово «колики» к месту и не к месту. Едва ли не в любой сложной ситуации: «Да это же колики!» Между тем многие из этих ситуаций можно выправить.

Гарантирую, если у вашего ребенка настоящие колики, вы об этом узнаете. Это кошмар – для ребенка и для родителей. По оценкам специалистов, около 20 % детей страдают от колик в той или иной форме, причем у 10 % от этого числа проблема сильно выражена. При коликах мышечные ткани, окружающие желудочно-кишечный или урогенитальный тракт крохи, начинают спазматически сокращаться. Сначала ребенок беспокоится, затем начинаются затяжные – порой до часа – приступы крика. Обычно приступы случаются каждый день примерно в одно и то же время. При постановке диагноза педиатры иногда руководствуются «правилом трех» – три часа крика в день, три дня в неделю, три недели и дольше.

Например, Надя, классический пример младенца с коликами, почти весь день сияла улыбкой, а с шести до десяти вечера заходилась в крике – иногда непрерывном, иногда умолкая и начиная вновь. Едва ли не единственное, что помогало малышке, – если с ней сидели в темном чулане, где она была защищена от любых внешних раздражителей.

 

 

Позвольте себе передышку

Если собрать в одном помещении матерей с маленькими детьми, то маму ребенка с коликами можно узнать сразу же, даже если никто из младенцев не плачет. У нее самый измученный вид. Она считает, что чем-то провинилась, раз у нее родился «неправильный» ребенок. Чепуха! Если у вашего ребенка действительно колики, это самая настоящая проблема, но ее причина не в вас. И чтобы совладать с этой проблемой, вам нужно не меньше помощи, чем ребенку.

Вместо того чтобы спорить, кто больше виноват, – к сожалению, многие родители именно этим и занимаются, – вы с партнером должны облегчать бремя друг друга. У многих детей приступы плача происходят как по часам – скажем, с трех до шести каждый день. Дежурьте по очереди! Если сегодня с кричащим ребенком сидела мама, значит, завтра черед папы.

Если вы мать-одиночка, постарайтесь привлечь к дежурствам бабушек, сестер, подруг. И если нашелся желающий, не сидите рядом, слушая, как надрывается ваш ребенок, – бегите вон из дома. Прогуляйтесь, покатайтесь, делайте что угодно, лишь бы только сменить обстановку.

Самое главное: хотя вам кажется, что колики у ребенка будут вечно, уверяю вас, они обязательно пройдут.

 

Алексис, несчастная мать Нади, была почти в таком же ужасном состоянии, что и девочка, и страдала от недосыпа даже больше типичного новоиспеченного родителя. Она не меньше Нади нуждалась в помощи. Ей приходилось круглые сутки прилагать огромные усилия, просто чтобы сдерживаться. Честно говоря, в иных ситуациях самый лучший совет, который я могу дать родителям ребенка с таким диагнозом, – это пожалеть самих себя (см. «Позвольте себе передышку»).

Во многих случаях колики начинаются внезапно на третьей или четвертой неделе жизни новорожденного, а месяца в три столь же таинственно проходят. (На самом деле никакой тайны тут нет. Чаще всего спазмы прекращаются, потому что созревает пищеварительная система ребенка. Кроме того, в этом возрасте младенцы начинают лучше контролировать конечности и сосать пальчики, чтобы успокоиться.) Однако, по моему опыту, иногда за колики ошибочно принимаются последствия «стихийного родительства». Мать (иногда отец), желая любой ценой успокоить плачущего новорожденного, привыкает укачивать его, пока он не уснет, либо ребенку дают бутылочку или грудь в качестве утешения. Это вроде бы «помогает», по крайней мере ненадолго. Между тем у младенца формируются ожидания: всякий раз, как он огорчен, его будут утешать именно этим способом. В возрасте нескольких недель ничто больше его не утешает, а все вокруг считают, что у него колики.

Многие родители, жалующиеся на колики у детей, находились примерно в той же ситуации, что Хлои и Сет, с которыми я вас познакомила в главе 2. По телефону Хлои сказала, что Изабелла мучается коликами: «Она почти все время кричит». Дверь мне открыл Сет с румяным ангелоподобным младенцем на руках. Девочка охотно пошла ко мне на руки и преспокойно просидела у меня на коленях 15 минут, пока мы с ее родителями заполняли анкету.

Возможно, вы помните, что Хлои и Сет были убежденными противниками всякой организации. Право, страшно было даже заводить разговор о распорядке дня и о том, какую пользу он мог бы принести их капризной пятимесячной дочурке! Я бы не удивилась, если бы меня стали отгонять крестным знамением и связкой чеснока, будто нечисть. Они привыкли, что все идет, как идет, и само собой устраивается, и тот же расслабленно-философский подход перенесли на воспитание крошки Изабеллы. Что из этого вышло, судите сами.

– Теперь немного получше, – сказала Хлои. – Наверное, она наконец начала перерастать колики.

И объяснила, что Изабелла с рождения спит в родительской кровати и до сих пор регулярно просыпается ночью вся в слезах. Днем происходило примерно то же самое. Изабелла плакала даже во время кормлений, происходивших, по словам Хлои, каждый час или два. Я спросила, как родители успокаивают ее.

– Иногда мы надеваем на нее зимний комбинезон, чтобы она поменьше возилась и ерзала. Или сажаем на качели и ставим альбом Doors. Когда дело совсем плохо, катаем ее на машине, чтобы движение помогло ей успокоиться.

Если и это не помогало, Хлои перебиралась на заднее сиденье и давала ей грудь.

– Иногда ее удается отвлечь, переменив род занятий, – добавил Сет.

Эти милые люди и заботливые родители не понимали, что почти каждое их действие мешало им достичь цели, к которой они стремились. УПС-метод позволил мне выявить ситуацию, которая складывалась и упрочивалась целых пять месяцев. Поскольку в жизни Изабеллы не было ничего, отдаленно похожего на заведенный распорядок, родители постоянно понимали ее сигналы неправильно, принимая любой плач за признак голода. Условием возникновения проблемы стали перекорм и гиперстимуляция. Поведение ребенка – крик и плач – закрепляло схему. И вот вам следствие – переутомленный ребенок, совершенно не умеющий отключиться от раздражителей. Непонимание сигналов и постоянные поиски все новых способов «помочь» малышке лишь усугубляли ее стресс и проблему.

Будто по заказу Изабелла начала издавать негромкие покашливающие звуки, со всей очевидностью (по крайней мере, для меня) означавшие: «Мама, с меня хватит!».

– Видите? – воскликнула Хлои.

Сет только и смог, что застонать.

– Послушайте, мама и папа! – проговорила я «детским» голоском от имени Изабеллы. – Я же просто устала!

И объяснила:

– Весь фокус в том, чтобы уложить ее именно сейчас , пока она вконец не расклеилась.

Хлои и Сет проводили меня наверх в свою спальню – залитую солнечным светом комнату с громадной кроватью и множеством картин по стенам.

 

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 123.