Глава 1. СУДЕБНОЕ АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО КАК ПРАВО АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЮСТИЦИИ

1.1. Административное право -

материально-правовая основа административной юстиции

 

Социальное предназначение судебного административного права (САП) определяется целями материального административного права и юридической природой судебной власти. Материально-правовые предпосылки очерчивают круг спорных вопросов, на разрешение которых направлена судебная деятельность, связанная с применением норм административного права. Это право определяет предметную сферу административного правосудия и саму потребность в административной юстиции как специальном механизме защиты прав и законных интересов частных лиц посредством контроля за законностью в сфере публичного управления.

В сфере публичного управления административное право придает исполнительно-распорядительной деятельности органов исполнительной власти характер подзаконной деятельности: она должна осуществляться только на основе и во исполнение законов. Реализуя веления законов, исполнительная власть имеет возможность осуществлять определенные действия по собственной инициативе, т.е. распоряжаться. Исходя из конкретных ситуаций и требований законов она может обязывать путем одностороннего властного волеизъявления к совершению определенных действий и применять административное принуждение. Отсюда исполнительная власть - это власть, которая не только исполняет законы, но и распоряжается в пределах предоставленных ей законом полномочий.

Сущность исполнительной власти, выражающаяся в оперативном повседневном распорядительстве и исполнительской роли в государственном управлении, раскрывается через ее многообразные функции, отправление которых регулируется административным правом. В число этих функций входят:

- осуществление управленческой, организационной деятельности, направленной на исполнение законов и реализацию государственной политики в различных сферах жизни общества;

- административное нормотворчество (подзаконодательное регулирование);

- административное правоприменение, осуществляемое в двух формах: а) оперативно-исполнительная деятельность, выражающаяся в реализации предписаний правовых норм и позитивном регулировании с помощью индивидуальных правовых актов; б) юрисдикционная деятельность, осуществляемая административными средствами и направленная на разрешение управленческих конфликтов, охрану правовых норм от каких бы то ни было нарушений, обеспечение их исполнения и профилактику правонарушений;

- административный контроль за соблюдением правовых норм и общеобязательных правил в целях обеспечения правопорядка и законности в государственном управлении (инспектирование, проведение проверок и расследований);

- осуществление разрешительной политики государства (лицензирование, регистрация, сертификация, аккредитация);

- непосредственное обеспечение безопасности граждан и общества и охрана правопорядка (полицейская функция). В правовом государстве властные полномочия публичной администрации, осуществляющей исполнительную власть,

не беспредельны. Во имя подчинения общему благу они должны быть ограничены правовыми нормами, определяющими рамки свободы административных действий в отношении прав и законных интересов частных лиц, т.е. граждан и организаций, не осуществляющих публичные полномочия и функции. Такие ограничения устанавливаются посредством административного права, определяющего правовые процедуры осуществления исполнительной власти и гарантии прав и законных интересов частных лиц. Оно не позволяет публичной администрации при осуществлении властных прерогатив проявлять пристрастность и произвол, ограничивать рамки предоставленной частному лицу законом свободы действий в сфере исполнительной власти.

 

Административное право выступает одновременно как средство реализации государственной воли в отношениях "орган исполнительной власти - частное лицо" и как средство защиты частных лиц (граждан и организаций) от возможного произвола публичной администрации. В его задачу входит обеспечить справедливый баланс интересов в повседневных отношениях "государство - частное лицо", включая те из них, которые приобретают конфликтную форму. Административное право призвано установить определенные формы и процедуры реализации властной административной деятельности и способы защиты прав граждан от неправомерных действий публичной администрации. Тем самым оно придает административной деятельности юридический характер. Это означает, что исполнительная власть облекается в правовую форму и осуществляется под эгидой закона, порождающего права и обязанности как для самой публичной администрации, так и для частных лиц.

Социальная и юридическая ценность административного права состоит в том, что оно превращает властеотношения в сфере публичного управления в административные правоотношения. Оно определяет порядок взаимоотношений публичной администрации и частных лиц, их взаимные права, обязанности и ответственность за неисполнение обязанностей и нарушение запретов, способы защиты нарушенных прав и гарантии беспристрастного и справедливого осуществления исполнительной власти в процессе публичного управления. В административно-правовом отношении публичная администрация в лице ее органов при осуществлении управленческой деятельности является в первую очередь субъектом права, т.е. субъектом прав, обязанностей и ответственности, определяющих ее определенный юридический статус. Точно так же правовым субъектом выступает частное лицо в отношении к публичной администрации. Требованиям публичной администрации как субъекта права оно может противопоставить приобретенные им на основании закона субъективные публичные права. Нормы административного права являются источником не только публичных полномочий (прав) публичной администрации и публичных обязанностей частного лица, но также субъективных публичных прав частного лица и публичных обязанностей администрации.

В процессе реализации и применения норм административного права неизбежно возникновение различного рода конфликтных ситуаций, которые юридически опосредуются в административно-правовых спорах. Возникновение спора о праве административном - это всегда показатель двух взаимосвязанных в публичном управлении явлений.

Во-первых, в повседневной деятельности органов публичной администрации неизбежно возникают ситуации, когда велика вероятность принятия неправильных по содержанию или форме решений либо решений, основанных на ошибочных данных или на неверном, ошибочном понимании закона, его целей, буквы или духа, на неверной оценке пределов властных


полномочий, что ведет к административному произволу, нарушению субъективных прав частных лиц.

 

Во-вторых, возникновение спора о праве административном может свидетельствовать о незнании частными лицами в их отношениях с публичной администрацией своих прав, об их ошибочных либо неполных представлениях об объеме этих прав и публично-правовых обязанностей. Специфика споров, возникающих из административно-правовых отношений, предполагает необходимость адекватного механизма их разрешения, каковым является институт административной юстиции.

Административная юстиция представляет собой особый организационно-правовой механизм, предназначенный для устранения конфликтных ситуаций в сфере публичного управления и обеспечения стабильности функционирования административной системы посредством судебного контроля за ее возможными отклонениями от заданных нормами административного права параметров. Этот механизм может быть представлен как система организационных институтов, судебных и квазисудебных форм и отношений, функциональных инструментов (административный иск, меры предварительной защиты, способы контроля, властно-принудительное юрисдикционное решение и т.д.), используемых для обеспечения законности административной деятельности и защиты субъективных прав и законных интересов в процессе разрешения административных споров.

Административно-правовой спор как конфликт, возникающий из административно-правовых отношений, - это прежде всего спор о субъективном публичном праве, т.е. о праве, которое считается принадлежащим определенному лицу в правоотношениях с участием частных лиц и административных органов, действующих как публичная власть, и (или) о законности использования этими органами публичных полномочий в отношениях с частными лицами.

 

1.2. Субъективное публичное право

и законный интерес как предмет правовой защиты

 

Главное направление юридической регламентации в сфере административной юстиции законодатель выделяет посредством определения круга общественных отношений, составляющих предмет правового регулирования КАС РФ. Эта регламентация включает (ст. 1 КАС РФ) установление порядка осуществления административного судопроизводства при разрешении общими судами административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, а также других административных дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений и связанных с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий.

Нарушенные или оспариваемые права и законные интересы, защищаемые в рамках административной юстиции, так же как и властные полномочия, отличаются тем, что определяются нормами публичного правопорядка и носят публично-правовой характер. Все субъективные публичные права, гарантируемые этими нормами и реализуемые в сфере государственного и муниципального управления, можно подразделить на две категории: права властвования, представляющие собой властные полномочия органов публичной власти, и права свободы, характеризующие субъективные публичные права частных лиц. Из такого разграничения прав государственных органов и прав частных лиц в сфере публичного управления отечественное правоведение стало исходить еще в конце XIX - начале XX в. <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Тарановский О.В. Учебник энциклопедии права. Юрьев, 1917. С. 265 - 267.

 

Права властвования суть такие права, которыми наделены государство и его органы по отношению к частным лицам. Эти права предстают как властные полномочия и сопряжены с обязанностью их осуществления: они не даются органам власти в свободное распоряжение (за исключением случаев предоставления дискреционных полномочий), а подлежат обязательному осуществлению, содержат в себе обязанность их исполнения. Властное полномочие носит императивный и неотчуждаемый характер. При этом носитель данного полномочия (права) в конкретном правоотношении не может освободить обязанное законом частное лицо от осуществления его обязанностей, как это вправе сделать по своему усмотрению управомоченный субъект в отношении обязанного в частном праве. Обязательность осуществления властных прав исключает возможность освобождения частных лиц от их публично-правовых обязанностей, корреспондирующих с этими полномочиями.

Права свободы - это субъективные публичные права частных лиц по отношению к государству и его органам. Субъективное публичное право частного лица - это установленная законом мера и вид возможных действий ради достижения определенного социального блага, осуществление которых в сфере публичного управления обеспечено нормативно закрепленной обязанностью органов (должностных лиц) публичной власти совершить определенные действия или воздержаться от них. Как мера и вид юридической свободы частных лиц в отношениях с публичной администрацией эти права существуют только в том случае, если правовая норма накладывает на администрацию определенную юридическую обязанность, исключающую возможность применения ею дискреционных полномочий.

Категория "мера" выражает, с одной стороны, свободу лица, его личное усмотрение в поведении, с другой - ограничение этого усмотрения, т.е. обязанность соблюдать установленные нормой публичного права границы этой свободы. Следовательно, субъективное публичное право частного лица выступает как обремененная юридической обязанностью возможность притязания, которое не может быть реализовано вне публично-правовых отношений, опосредующих управленческое взаимодействие в сфере публичной власти. Частное лицо обладает этим правом, когда в соответствии с публично-правовой нормой реализация его индивидуальных интересов необходимо сопряжена с обязанностью носителей публичной власти совершить в отношении его определенные действия.

Категория "вид" возможного поведения применительно к субъективному публичному праву частного лица характеризует его определенную направленность и способ реализации. Исходя из этого критерия в отечественной науке еще в начале XX в. стали выделяться три вида субъективных публичных прав:

1) права на участие во власти;

 

2) права на свободу от власти, или права личной свободы;

3) права на содействие власти.


Эта классификация субъективных публичных прав частных лиц опирается на ставшую классической систему субъективных публичных прав, построенную Г. Еллинеком <1>. Она не потеряла своей актуальности и значения и сегодня, являясь одной из наиболее известных и популярных в теории административного права. Все правоотношения между индивидом и государством Г. Еллинек подразделяет на четыре категории, характеризующиеся специфическим статусом частного лица и соответствующими ему правами:

--------------------------------

<1> См.: Еллинек Г. Система субъективных публичных прав. М., 1905.

 

1) права на участие в организации и деятельности публичной власти, в формировании государственной воли - избирательные права, право петиций, свобода союзов, собраний и т.д. (status activus);

2) обязанности частных лиц в отношении государства (status passivus). Этот статус характеризуется состоянием подчинения частного лица публичной власти, при котором частное лицо несет только обязанности. Это состояние несвободы частного лица и свободы публичной власти, ограниченной объективным правом. Всякое притязание государства к частному лицу должно иметь правовое основание <1>. Обременение частного лица публично-правовыми обязанностями имеет свои правовые пределы, и выход за эти пределы (незаконное возложение обязанности) является правовым основанием для правопритязания к публичной власти и оспаривания ее действий;

 

--------------------------------

<1> См.: Еллинек Г. Право современного государства. СПб., 1908. С. 273 - 274.

 

3) права частных лиц на свободу от государства, от вмешательства органов публичной власти в сферу предоставленной им свободы - право на неприкосновенность личности, жилища, имени, свободу передвижений и т.д. (status libertatis). Статус свободы означает свободное от вмешательства государства состояние частного лица. В силу такого положения частное лицо может притязать на отмену всех нарушающих его свободу распоряжений публичной власти, всех ущемляющих его права или создающих препятствия их осуществлению административных актов;

4) права на содействие, помощь и положительные услуги со стороны государства (status civitatis). Сам Г. Еллинек к этой группе прав относил лишь права на судебную защиту. Следуя логике его теоретической конструкции, к этому виду субъективных публичных прав впоследствии стали относить также право на содействие в обеспечении безопасности имущества частных лиц, право на социальное обеспечение и иные социально-экономические права.

Наряду с понятием "субъективное публичное право" в одном категориальном ряду стоят понятия "свобода" и "законные интересы" частных лиц, которые также могут выступать в качестве предмета административно-правового спора. Так, отечественный законодатель к числу дел, рассматриваемых в порядке административного судопроизводства, относит "административные дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов" (ч. 2 ст. 1 КАС РФ). В теории права общепризнано, что юридические свободы суть те же субъективные права, с которыми корреспондируют определенные юридические обязанности. Использование термина "свобода" для обозначения определенных прав подчеркивает более широкие возможности индивидуального выбора лица, не очерчивая его конкретных действий и их результата (например, свобода совести в отличие от права избирать и быть избранным).

 

В данном случае лицу предоставляется возможность свободно определить свое поведение в некоторых сферах общественной жизни и гарантируется в этой связи невмешательство как со стороны государства, так и иных субъектов права. Тем не менее четкое разграничение между правами и свободами провести достаточно трудно, ибо зачастую все политические права с четко определенными правомочиями также именуют свободами. Различие в терминах обусловлено скорее историческими традициями, сложившимися еще в XVIII - XIX вв.

Законные интересы отличаются от субъективных прав прежде всего тем, что с ними не корреспондируют прямые юридические обязанности соответствующих лиц и они не имеют конкретного перечня и юридических гарантий. Субъективное право носит индивидуально-определенный характер (определены носитель права, обязанное лицо, мера и вид поведения, пределы во времени и пространстве). Пределы правомочий законного интереса четко не сформулированы в конкретных правовых нормах, а вытекают из совокупности правовых норм, правовых дефиниций, общих принципов права, буквы и духа закона, кодифицированных актов и т.д.

Законные интересы частных лиц в сфере публичного управления - это феномен той сферы административной деятельности, где законодатель предоставляет органам публичной власти дискреционные полномочия, свободу в выборе вариантов поведения исходя из принципа целесообразности. Основными юридическими предпосылками существования законных интересов частных лиц являются три обстоятельства:

 

а) норма публичного права устанавливает возможность свободного усмотрения органа публичной власти;

б) норма права не определяет обязанностей этих органов, которые обеспечивали бы возможность частных лиц потребовать от них соответствующих действий и решений;

в) не устанавливая обязанности администрации удовлетворять законный интерес частных лиц, закон в то же время запрещает осуществлять связанный с ним публичный интерес в незаконной форме.

В случае нарушения или оспаривания субъективных прав и законных интересов в сфере публичного управления у их обладателя возникает право на защиту. Это самостоятельное субъективное публичное право. По своему содержанию оно выражает возможность управомоченного лица в установленной законом форме с помощью предусмотренных законом правовых средств использовать не противоречащие закону правовые способы воздействия на правонарушителя с целью:

- устранения препятствий в осуществлении своих субъективных прав и законных интересов;

- пресечения, предупреждения их нарушения или оспаривания;

- восстановления нарушенных или оспоренных прав и компенсации понесенного ущерба.


1.3. Формы защиты субъективных публичных прав

и законных интересов в сфере публичного управления

 

Защита прав и законных интересов представляет собой использование предусмотренных законом мер защиты с целью устранения препятствий для их реализации в случае нарушения или оспаривания. Меры защиты - это закрепленные в юридических нормах способы (средства) правового принуждения, направленные на восстановление нарушенного или оспоренного права, создание необходимых условий его беспрепятственного осуществления и обеспечение исполнения юридической обязанности.

 

В перечень мер защиты, используемых в административном праве, могут быть включены:

 

- признание незаконным принятого административного акта либо совершенного административного действия (бездействия);

- признание права;

- восстановление положения, существовавшего до нарушения права;

 

- пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (меры предварительной защиты);

- признание недействующим акта государственного органа или органа местного самоуправления;

- неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

 

- прекращение или изменение правоотношения;

- возложение определенной обязанности (принять решение по конкретному вопросу или совершить определенные действия в целях устранения допущенных нарушений права либо воздержаться от определенного действия) и др.

Эти меры направлены на обеспечение неприкосновенности права, его осуществимости и ликвидацию последствий его нарушения.

Использование мер защиты осуществляется в рамках определенной формы защиты прав и законных интересов, под которой понимается юридически установленный порядок удовлетворения потребности в признании, соблюдении и восстановлении нарушенных прав и законных интересов или устранении угрозы их нарушения в целях обеспечении беспрепятственной реализации.

Выделяются две основные формы защиты - юрисдикционная и неюрисдикционная.

Юрисдикционная форма защиты характеризуется тем, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями (бездействием) или решениями, обращается за защитой к государственным юрисдикционным органам (в суд или административный орган), которые уполномочены принять необходимые меры для восстановления нарушенного права и пресечения его нарушения. В своем исконном значении слово "юрисдикция" (от лат. jurisdictio - судопроизводство, ведение суда) обозначает право производить суд, решать правовые вопросы и сферу полномочий юрисдикционного органа. Jurisdictio дословно переводится как "правоговорение", суждение о праве, акт провозглашения права органом, имеющим власть, судить, т.е. прерогативу разрешать конфликты принудительным для сторон образом. Осуществлять юрисдикцию значит "говорить" сторонам, в чем заключается право в данном конкретном случае, "высказываться от имени закона", "взвешивать" их права и оценивать их действия с точки зрения правомерности либо неправомерности, применять юридические санкции к правонарушителю.

 

Деятельность, состоящая в "правоговорении", "суждении о праве", неразрывно связана с функционированием "третьей" власти - судебной. Однако понятие юрисдикции не может сводиться только к "судоговорению", судопроизводству. В случаях, предусмотренных законом, "правоговорение" в процессе разрешения административно-правовых споров могут осуществлять не только судебные, но и квазисудебные учреждения, а также административные органы, наделенные отдельными юрисдикционными полномочиями. Соответственно, для юрисдикционной формы характерны два основных порядка защиты: судебный и внесудебный.

Под судебной защитой субъективных публичных прав и законных интересов понимается деятельность органов судебной власти (общей и специальной юрисдикции), осуществляемая на основе конституционных принципов правосудия, установленными законом способами и средствами в определенной процессуальной форме путем разрешения административных споров в целях восстановления нарушенного или оспоренного права, создания необходимых условий его беспрепятственного осуществления и обеспечения исполнения юридической обязанности. Судебная форма защиты имеет конституционные основания. Согласно ч. ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ "каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд".

Судебная защита прав и свобод при разрешении административных споров отличается рядом особых признаков:

- реализуется только судом, наделенным особой функцией по отправлению административного правосудия;

- осуществляется с применением норм административного, налогового, антимонопольного и других отраслей публичного права с целью рассмотрения претензий, основанных на правовых нормах этих отраслей;

- регулируется судебным административным правом и предполагает разрешение административных споров по принципу "прав тот, на чьей стороне закон";

- предназначена для решения наиболее сложных правовых проблем, возникающих в сфере действия административного права;

- производится в установленной законом процессуальной форме, гарантирующей законность и обоснованность судебного решения;


- осуществляется при участии сторон административного спора и других заинтересованных лиц: это способствует принятию объективного и эффективного судебного решения.

В судебном порядке могут защищаться не только субъективные публичные права частных лиц (права свободы), но и права властвования - полномочия органов и должностных лиц государственной власти и муниципального самоуправления. В случаях, установленных в законе, за правовой защитой своих полномочий в суд могут обратиться Президент РФ, Правительство РФ, законодательный орган субъекта РФ, высшее должностное лицо субъекта РФ, орган местного самоуправления, глава муниципального образования, избирательные комиссии, полагающие, что какой-либо нормативный правовой акт нарушает их компетенцию (ч. ч. 3, 4 ст. 208 КАС РФ).

При использовании судебной формы защиты применяются такие средства правовой защиты, как административные иски (возражения на них), жалобы, протесты, представления, заявления, вынесение судебных решений, постановлений, оформление и исполнение исполнительных листов и т.д.

Внесудебный порядок характеризует процедуры защиты прав, которые используются до обращения в суд (досудебный порядок). При этом законодатель понимает термин "внесудебные процедуры" достаточно широко (ч. 1 ст. 218 КАС РФ). Исходя из этого понимания, внесудебный порядок защиты можно подразделить на два вида: юрисдикционный и неюрисдикционный. Внесудебный юрисдикционный порядок защиты, в свою очередь, представлен двумя видами процедур: квазисудебной и административной.

Квазисудебный порядок защиты характеризуется как деятельность специальных государственных органов, наделенных юрисдикционными полномочиями для разрешения определенных категорий административных споров. Эти органы не входят в систему судебной власти, но используют квазисудебные процедуры, т.е. почти судебные процедуры, максимально приближенные к ним. К их числу можно отнести, например, Высшую патентную палату Роспатента, комиссии по рассмотрению дел о нарушении антимонопольного законодательства, квалификационные коллегии судей и др. Они не могут называться судом, поскольку входят в систему исполнительной власти либо являются органами судейского сообщества, не относящимися к самой судебной власти и ее отправлению. Юрисдикционные полномочия этих органов не относятся к полномочиям судебной власти и называются как бы судебными, квазисудебными. Они не осуществляют правосудия, поскольку правосудие - это функция суда.

 

Защита прав и законных интересов в административном порядке осуществляется органами публичной администрации и местного самоуправления, которые в соответствии с законом компетентны без вызова заинтересованных лиц и вне развернутой процедуры по их жалобе принять решение о восстановлении нарушенного права либо устранении юридических неопределенностей. В случае необходимости для принятия объективного, всестороннего и своевременного решения жалоба может быть рассмотрена с участием направившего ее лица. Это решение может быть оспорено в суде. Процедурные правила административной защиты содержатся в ФЗ от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", административных регламентах, иных нормативных правовых актах.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия субъектов административно-правовых отношений по защите своих прав и законных интересов, которые в случаях, предусмотренных в законе, совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к юрисдикционным органам. Можно выделить три основных вида неюрисдикционных форм защиты: самозащиту, институт уполномоченного по правам человека (омбудсмена) и урегулирование спора о праве административном.

Самозащита - это форма защиты, при которой лицо, права которого нарушены или оспорены, располагает возможностями правомерного воздействия на нарушителя, не прибегая к помощи судебных или иных юрисдикционных органов. В рамках этой формы защиты обладатель нарушенного или оспариваемого права может использовать различные способы самозащиты, которые должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. В частности, к допускаемым мерам самозащиты относятся действия лица в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости или применение мер, которые называются мерами оперативного воздействия, например отказ совершить определенные действия. В административном праве к такого рода мерам можно отнести отказ от исполнения ничтожного административного акта, отказ государственного гражданского служащего от исполнения данного ему неправомерного поручения (ч. 2 ст. 15 ФЗ от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации").

Самозащиту для обеспечения своих полномочий (прав властвования) вправе использовать органы и должностные лица публичной администрации. Если они принимают в отношении частного лица решение, которое презюмируется законным и обязательным, а частное лицо не исполняет его добровольно, то орган может своей властью применить принудительные меры для исполнения решения и защиты своего права принимать такое решение. Это означает, что свое право (прерогативу) издавать односторонние обязательные решения публичная администрация по общему правилу может защищать принудительно без предварительного решения суда. Исключение составляют случаи, предусмотренные ч. 3 ст. 1 КАС РФ и другими законодательными актами. Этот вид самозащиты в теории административной юстиции называется "административная самозащита".

Уполномоченный по правам человека (омбудсмен) - это специально назначаемое должностное лицо, которое выступает как независимый публично-правовой посредник при разрешении споров между гражданином и административными органами и призвано свойственными ему средствами обеспечить защищенность субъективных прав и законных интересов в административно-правовых конфликтах. Основными направлениями деятельности уполномоченного по правам человека в Российской Федерации являются: рассмотрение жалоб и обращений о нарушениях прав и свобод человека и гражданина, принятие мер по их восстановлению; анализ законодательства РФ в области прав человека и гражданина, подготовка рекомендаций по его совершенствованию и приведению в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права; направление государственным органам, органам местного самоуправления и должностным лицам замечаний и предложений общего характера, относящихся к обеспечению прав и свобод человека и гражданина, совершенствованию административных процедур и др.

Уполномоченный по правам человека из-за отсутствия у него распорядительных и юрисдикционных полномочий самостоятельно не может непосредственно какими-либо властно-принудительными средствами влиять на действия и решения административных органов и должностных лиц и давать им обязательные к исполнению указания. Он не вправе отменить незаконное административное решение, заменить его своим собственным или потребовать его изменения или отзыва. Сила омбудсмена - в его высоком моральном авторитете, основанном на компетентности, уравновешенности,


справедливости суждений.

Урегулирование спора о праве административном - это самостоятельная форма правовой защиты, при использовании которой стороны спорного материального правоотношения совершают совместные действия с целью устранения возникшей спорной ситуации. Такое урегулирование путем обращения к примирительным процедурам, в частности путем обращения к посреднику, является одним из альтернативных судебному способов разрешения споров, использование которых возможно как до или вместо обращения в суд, так и после обращения в суд, когда дело находится в производстве суда.

 

Отечественное законодательство допускает использование процедур урегулирования административных споров сторонами путем заключения соглашения или с использованием других примирительных процедур после обращения в суд и вне суда, но под его контролем (ст. 190 АПК РФ, ст. 137 КАС РФ).

Процедуры урегулирования административных споров до суда, в том числе с использованием примирительных процедур, включая медиацию, в российском праве не получили еще надлежащей правовой регламентации. Между тем в зарубежных странах широко используется, например, процедура обращения к органу - автору акта для урегулирования спорных вопросов в претензионном порядке. На расширение в национальных законодательствах спектра этих процедур как дополняющих административную юстицию ориентирует Рекомендация Комитета министров Совета Европы N R (2001) государствам-членам "Об альтернативах судебному разбирательству споров между публичной администрацией и частными лицами".

Таким образом, административное право в качестве материально-правовой предпосылки административной юстиции обусловливает специфику защищаемых прав и законных интересов, характер форм, способов и мер их защиты. Необходимость административной юстиции предопределяется спецификой претензий, возникающих в связи с принятием и применением норм административного права и основанных на них. Соответственно, юридическая природа судебного административного права как права административной юстиции обусловлена административно-правовым основанием спорных притязаний.

Это право предназначено для разрешения спорных административно-правовых притязаний и выступает как форма принудительного осуществления материальных административно-правовых обязанностей, форма защиты субъективных публичных прав в случае, если содержащиеся в нормах административного права предписания, которые устанавливают эти права, не исполняются обязанными субъектами добровольно.

 

1.4. Административная юстиция как юрисдикционная форма защиты субъективных прав и контроля за законностью

в публичном управлении

 

1. Понятие юстиции. Термин "юстиция" происходит от лат. justitia и соответствует русским словам "справедливость", "правосудие", "благочестие". В русском языке это слово традиционно применяется как синоним слов "правосудие", "суд", "судопроизводство" и обозначает совокупность государственных учреждений, осуществляющих правосудие и так или иначе связанных с судопроизводством.

 

В современном российском юридическом лексиконе термин "юстиция" имеет широкое и узкое значение. В широком значении юстиция - это:

а) вся система судебных, правоохранительных и иных юридических органов государства, связанных с юридической деятельностью;

б) сфера деятельности, связанная с организацией и функционированием судебной власти, включающей:

- организационно-техническое обеспечение деятельности судов (судебная статистика, кадровое обеспечение, информационно-правовое обеспечение и др.);

- организация деятельности нотариата, адвокатуры, арбитражных управляющих;

- принудительное исполнение судебных актов;

 

- уголовно-исправительная система и др.;

в) правосудие как форма (способ) реализации судебной власти.

В исконном, строгом (узком) значении слова именно правосудие является синонимом слова "юстиция" и адекватным переводом латинского термина justitia. Правосудие представляет собой способ (форму) судебной деятельности по рассмотрению различных категорий дел. Конституция РФ (ч. 1 ст. 118) устанавливает, что правосудие осуществляется только судом, т.е. реализующими судебную власть специальными государственными органами в лице судей и посредством судопроизводства. Правосудие выражается через властное суждение о правах, обязанностях или ответственности кого-либо на основе применения закона в судебном решении. В качестве главной задачи правосудия Конституция РФ определила обеспечение прав и свобод человека и гражданина (ст. 18). Исходя из этого в общем виде правосудие можно определить как способ (форму) реализации судебной власти, выражающийся (выражающуюся) в осуществлении судом юрисдикционных полномочий по рассмотрению и разрешению различных юридических конфликтов, связанных с нарушением субъективных прав и свобод либо норм объективного права.

Правосудие осуществляется посредством судопроизводства, которое производится в процессуальном порядке, устанавливаемом в зависимости от вида разрешаемых дел, но не суда. Специфика разрешаемых дел определяет особенности юрисдикционных полномочий суда, реализуемых в конкретной форме судопроизводства. Конституция РФ определила четыре формы судопроизводства, в которых осуществляется правосудие: конституционное, гражданское, административное и уголовное (ч. 2 ст. 118). Каждая из этих форм юстиции имеет свой предмет, т.е. определенный вид правовых конфликтов, на разрешение которых направлена деятельность по отправлению правосудия. Под правовым конфликтом понимается социальный конфликт, в котором субъекты основывают свои действия и притязания или отказ в удовлетворении притязаний на существующем позитивном праве либо действуют вопреки предписанным правовым запретам и обязанностям, нарушая права и законные интересы другой стороны либо установленный правопорядок.


2. Понятие "административная юстиция". Административная юстиция называется административной не потому, что юрисдикцию по разрешению правовых конфликтов с участием административных органов осуществляют сами административные органы. Она является административной, потому что ее предметом выступают административно-правовые споры. Они представляют собой разновидность правовых конфликтов в форме разногласий, связанных с нарушением, применением либо с различным пониманием и толкованием норм административного права его субъектами, из которых как минимум один наделен властными полномочиями. Это спор, в котором предметом разногласий являются субъективные права, обязанности или ответственность субъектов административно-правовых отношений. От гражданских споров он отличается тем, что в спорном административном правоотношении присутствует субъект, действующий как административная власть, который своим властным управленческим актом предположительно нарушает права и законные интересы другой стороны - частного лица.

 

Это предопределяет специфику задач административной юстиции по сравнению с уголовной и гражданской. Они заключаются не только в защите прав и законных интересов, но и в целевой проверке законности административных актов и признании их недействующими в случае установления факта их незаконности. Такая функция не свойственна судам гражданской и уголовной юстиции по самой их природе.

Определение понятия "административная юстиция" предполагает раскрытие ее сущности, которая имеет общее основание с другими видами юстиции (гражданской, конституционной и т.д.), но специфически проявляется в ее функции, реализуемой посредством административной юрисдикции. Административная юстиция как государственная функция имеет своим предназначением защиту существующего публичного правопорядка и в случае нарушения восстановления его, вынесение решения о соответствии (или несоответствии) административных актов закону, о спорных правах и обязанностях в административных правоотношениях.

В правовом государстве функция административной юстиции состоит в юрисдикционной защите субъективных прав, законных интересов и обеспечении законности при разрешении административных споров в сфере публичного управления. Юрисдикционная защита предполагает использование технологии властно-принудительного "провозглашения" права при разрешении спорных ситуаций. Это то общее начало, которое связывает административную юстицию с судебной властью и правосудием и характеризует ее как разновидность правосудия, осуществляемого по специфическому предмету - административным спорам и в отличающемся от других видов правосудия порядке - в порядке административного судопроизводства.

В функциональном плане административная юстиция представляет собой юрисдикционный механизм разрешения административных споров и обеспечения административной справедливости. Этот механизм может быть представлен как система организационных институтов, судебных и квазисудебных форм и отношений, функциональных инструментов (административный иск, меры предварительной защиты, способы контроля, властно-принудительное решение и т.д.), используемых для обеспечения законности административной деятельности и защиты субъективных публичных прав от возможных нарушений в процессе ее осуществления. Он встроен в систему судебной и отчасти исполнительной власти и функционирует в форме административного судопроизводства или квазисудебного административного производства.

 

В современном государстве функция административной юстиции осуществляется не только судами в форме административного правосудия, но и различными квазисудебными органами, реализующими юрисдикцию по административным спорам - административно-спорную юрисдикцию. Следовательно, понятие "административная юрисдикция" по своему объему шире понятия "административное правосудие". Оно охватывает своим содержанием юрисдикцию судов (административное правосудие) и юрисдикцию квазисудов, которая отличается от правосудия тем, что решения квазисудов не имеют значения окончательного судебного решения (res judicata) и могут быть оспорены в суде.

Исходя из этого в качестве предельно лаконичного определения может быть сформулировано такое: административная юстиция - это юрисдикция по административным спорам. В этом определении юрисдикция представляет собой ближайшее родовое понятие, которое может быть также применимо к определению таких ее видов, как гражданская, конституционная, уголовная, а видовым отличием административной юстиции является направленность на разрешение административного спора.

Это определение административной юстиции может быть конкретизировано в целом ряде ее характерных признаков:

- она имеет своим предназначением (функцией) юрисдикционное разрешение административных споров с целью защиты субъективных прав, законных интересов и обеспечения законности в публичном управлении;

- разрешение административных споров - это не самоцель административной юстиции, а средство властно-принудительной защиты субъективных прав или законных интересов, которые предполагаются нарушенными в спорном административно-правовом отношении;

- она представляет собой юрисдикционный механизм разрешения административных споров, отличающийся от различных неюрисдикционных форм их разрешения;

- она имеет своим предметом не просто спор, а правовой спор, обязательной стороной которого является административный орган, действующий как субъект права, наделенный властными прерогативами;

- рассмотрение административно-правовых споров инициируется частными лицами с целью защиты субъективных прав и законных интересов и проверки законности решений и действий (бездействия) административных органов либо самими административными органами по вопросам нарушения компетенции и проверки законности правовых актов управления;

- она обеспечивает юрисдикционную проверку правомерности административных решений и действий (бездействия) в спорах о субъективных правах и в спорах о соответствии закону нормативных актов публичной администрации, которая является не только средством разрешения административных споров, но и формой (способом) обеспечения законности в публичном управлении;

- она характеризуется определенной организационной структурой, включающей систему судебных органов общей или специальной юрисдикции, осуществляющих административное правосудие, а также квазисудебных учреждений, наделенных административно-спорной юрисдикцией;


- она отличается особой процессуальной формой разрешения административных споров, специально созданной для их рассмотрения либо учитывающей специфику этих споров и приспособленной для их разбирательства.

 

Так, специальная процессуальная форма административного судопроизводства в общих судах установлена КАС РФ. Она представляет собой развитую специализированную форму искового производства, в основе которой лежит административный иск. Процессуальная форма административного судопроизводства в арбитражных судах учитывает специфику административных дел и приспособлена в АПК РФ к их разбирательству. Она не определяется как исковое административное судопроизводство и характеризуется ограниченным применением процессуальных средств административно-исковой защиты.

Если исходить из этих уточняющих признаков, административная юстиция может быть определена как осуществляемая в особой административно-процессуальной форме деятельность судебных или иных юрисдикционных органов по разрешению административно-правовых споров, направленная на защиту субъективных прав, законных интересов и обеспечение законности в публичном управлении.

В современных государствах функция административной юстиции может осуществляться различными судебными органами:

- общими судами;

- специализированными подразделениями по административным спорам, создаваемыми в рамках общих судов (палаты, коллегии, присутствия и т.д.);

- специальными административными судами, образованными в качестве самостоятельной ветви судебной власти наряду с общими судами;

- специализированными хозяйственными (экономическими) и иными специализированными судами (финансовыми, социальными, военными и др.), наделенными юрисдикцией по административным спорам;

- различного рода квазисудебными органами, действующими в рамках исполнительной власти или на границе судебной и исполнительной власти с использованием основных принципов и средств судебного производства.

Административная юстиция как механизм защиты прав частных лиц и обеспечения законности в различных странах может быть представлена различной комбинацией юрисдикционных органов, наделенных полномочиями по разрешению административных споров (административной юрисдикцией). В России понятие "административная юстиция" охватывает своим содержанием юрисдикцию общих судов по административным делам (ст. ст. 1, 17 КАС РФ), арбитражных судов по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений (ст. 29 АПК РФ), военных судов по административным делам (ст. 18 КАС РФ), а также административную юрисдикцию квазисудебных органов.

 

1.5. Модели административной юстиции в современном мире

 

Во всем многообразии форм организации административной юстиции в современных государствах можно обнаружить определенные базовые, матричные формы, которые служили образцом, моделью для ее создания в отдельных странах. Эти модели, описывающие определенную систему административной юстиции, отличаются друг от друга принципами построения, местом органов административной юстиции в системе разделения властей, характером их целей, объемом полномочий и др.

Модели административной юстиции могут классифицироваться исходя из двух видов оснований, к числу которых относятся:

- критерий специализации юрисдикционных органов;

- критерий приоритетной цели деятельности этих органов.

В соответствии с критерием специализации выделяются две базовые модели административной юстиции, характеризующие различные системы ее организационного построения:

 

1) модель специализированных административных судов и

2) модель юрисдикции общих судов.

1. Модель специализированных административных судов опирается на различие между частным и публичным правом, между гражданско-правовым спором и административным спором, проистекающим из административного правоотношения. Считается, что эти факторы предопределяют необходимость административной юстиции как строго специализированной юрисдикции в сфере публичного права. Исходя из этого спорные вопросы административного права должны разрешаться самостоятельными, специализированным судами административной юрисдикции - судами публичного права, независимыми как от общих судов, так и от органов публичной администрации.

 

В рамках этой модели можно выделить две разновидности систем административной юстиции:

а) система специальной административной юрисдикции внутри системы исполнительной власти, или французская модель, и

б) система специальной административной юрисдикции внутри системы судебной власти, или немецкая модель.

В основе французской модели лежит интерпретация принципа разделения властей, согласно которой законодательная, исполнительная и судебная власти не должны вмешиваться в дела друг друга. Разрешение споров о праве административном сопровождается оценкой действий административных органов, являющихся специальными субъектами права. Отсюда проверка действий этих субъектов и их правовая оценка должны быть изъяты из компетенции общих судов и переданы образованной в рамках самой исполнительной власти системе особых учреждений - административных трибуналов, действующих как суды публичного права. Они делятся на два вида: а) трибуналы


общей административной юрисдикции и б) трибуналы специальной административной юрисдикции.

Французская система может быть обозначена также как модель двойственной юрисдикции, или дуалистическая модель. Это обусловлено тем, что законодатель выделяет споры между частными лицами и относит их к сфере общих судов, а споры между частными лицами и административными органами передает в ведение административных судов. При этом определенные категории административных дел в порядке исключения может рассматривать общий суд, что порождает двойственность и параллельное существование двух юрисдикций при осуществлении юрисдикционного контроля: юрисдикции общих судов и юрисдикции административных трибуналов.

Немецкая модель представляет собой систему внешней специализации по отношению к общим судам, т.е. специализацию не внутри общих судов, а внутри всей системы судебной власти. Она предполагает образование (обособление) отдельной судебной ветви административных судов со всей их иерархией во главе с Высшим административным судом. В основе построения этой системы лежат два принципа:

- идея изоляции правосудия по административным делам от вмешательства исполнительной власти, что предопределило отнесение административных судов к судебной власти;

- идея разделения сфер публичного и частного интересов, обусловившая обособление административного правосудия от общих судов.

В соответствии с этой моделью судебная власть дифференцируется на различные виды юрисдикции - конституционную, общую (гражданскую и уголовную), административную, финансовую, социальную и т.д. Каждая из них, за некоторыми исключениями, представлена самостоятельной системой судов во главе с соответствующим высшим судом. Административные суды выступают как суды общей административной юрисдикции, а финансовая и социальная юрисдикции - как отдельные специализированные виды административной юрисдикции. В результате внешней специализации административные суды образуют самостоятельную, отличную от общих судов специальную административную юрисдикцию и автономную от общих судов организационную структуру административной юстиции. Эта структура представляет собой самостоятельную часть системы судебной власти в целом, а не часть системы общих судов.

2. Модель юрисдикции общих судов исходит из возможности подчинения спорных вопросов публичного права компетенции общих судов, которые наделяются полномочиями по контролю за актами административных органов. В рамках этой модели можно выделить две основные разновидности:

 

а) систему единой юрисдикции и

б) систему внутренней специализации судов общей юрисдикции.

Модель единой юрисдикции обычно ассоциируется с системой common law (общего права) и называется также английской моделью. Она исходит из того, что существуют единое общее материальное право, т.е. применимое ко всем субъектам (jus commune), и единая судебная юрисдикция для всех субъектов права. В силу этого споры между частными лицами и публичной администрацией должны разрешаться теми же судьями, в том же порядке и с применением того же материального права, что и споры между частными лицами. Судебные процедуры контроля основываются на тех же принципах, которые применяются в судебных процессах с участием частных лиц.

 

В строгом виде эта система характеризуется отсутствием какой-либо специализации по административным спорам внутри общих судов. В современных вариациях этой модели в англосаксонских странах специализация по административным спорам имеет место не внутри общих судов, а вне этих судов. Она выражается в создании квазисудебных органов административной юрисдикции (административных трибуналов) в системе исполнительной власти. При этом чем более развита в той или иной стране система административных трибуналов, тем более ограничена функция общих судов при осуществлении непосредственного контроля за деятельностью административных органов. В таких случаях общий суд больше контролирует администрацию опосредованным образом - посредством контроля за решениями административных трибуналов.

Вместе с тем в начале XXI в. в рамках этой системы наметилась новая тенденция, свидетельствующая об ослаблении ригоризма традиционной модели единой юрисдикции: в системе общих судов Великобритании был создан новый орган - Административный суд в статусе палаты Верховного суда.

Модель внутренней специализации судов общей юрисдикции характеризуется созданием специализированных административных судов либо административных палат (коллегий) в судах в рамках системы судов общей юрисдикции. Эта система характеризуется тем, что функция административной юстиции осуществляется в системе общей юрисдикции как единственно возможной, но посредством специализированных судей и специализированных подразделений общих судов.

Так, в Испании палаты, специализирующиеся в области административного права, существуют в Верховном суде и на всех иерархических уровнях системы общих судов, а на нижнем уровне эта модель включает институт единоличных административных судей. Похожая модель использовалась в России в соответствии с Положением о судах по административным делам от 30 мая 1917 г. Эта модель получила значительное распространение в современных государствах. Она приближается к системе специализированных административных судов и отдаляется от английской модели общего права. Споры, возникающие в отношениях частных лиц и публичной администрации, продолжают решаться в рамках общей юрисдикции, но специализированными судьями с позиций материального административного права.

Таким образом, эта модель порывает с традиционной трактовкой административной юстиции как особой, исключительной юрисдикции, не свойственной общим судам и неприемлемой для них. В этой модели ей придается значение одной из форм (ветвей) общей судебной юрисдикции, которая, соответственно, делится на такие общие юрисдикции, как гражданская, уголовная, административная и др. Основы для становления этой модели в современной России были заложены ст. 118 Конституции РФ, установившей три специализированные формы общей юрисдикции: гражданскую, уголовную, административную.

В соответствии с критерием приоритетной цели административной юстиции выделяются две ее основные модели:

 

а) модель, характеризующая административную юстицию как систему защиты субъективных прав и законных


интересов, и

 

б) модель юрисдикционного контроля за законностью и защиты объективного права.

В основе разграничения этих моделей лежит доктринальный подход, который основывается на определении главной цели судебно-административного процесса: является ли этой целью обеспечение правомерности административного акта (модель контроля за законностью, или защиты законности) либо защита субъективных прав и (или) законных интересов (модель защиты субъективных прав).

Модель контроля за законностью имеет в своей основе систему административной юстиции, определяющую в качестве своей главной цели контроль за законностью в публичном управлении. В этой модели внимание судьи ориентируется на проверку законности административной деятельности независимо от того, нарушаются или нет при ее осуществлении права и законные интересы частных лиц. Ее ключевым процессуальным элементом является иск, в котором содержится требование проверки законности административных актов. Он инициирует процесс, направленный на защиту объективного публичного права, поэтому в зарубежной доктрине его называют объективным иском. Соответственно, модель контроля за законностью обозначается как модель защиты объективного права, или объективная модель (система) административной юстиции <1>.

 

--------------------------------

<1> Gaudemet Y. Traite de Droit Administratif. T. 1. Paris, 2001. P. 456 - 457.

 

Модель контроля за законностью в своем генезисе связана с исторически первой системой административной юстиции, формирование которой происходило во Франции в рамках системы исполнительной власти. Учреждения административной юрисдикции первоначально предполагалось использовать как механизм, дополняющий самоконтроль публичной администрации и обеспечивающий "чистку" правового поля в сфере управления от незаконных административных актов. Такой утонченный, опосредованный дополнительный механизм самоконтроля позволял публичной администрации более эффективно самой себя дисциплинировать.

 

Существенным элементом этого механизма являлись частные лица, которые посредством оспаривания административных актов указывали публичной администрации вопросы, решение которых должно было способствовать целям ее самоконтроля и укрепления дисциплины. Процессуальным средством оспаривания и постановки таких вопросов стало обращение в юрисдикционный орган, получившее обозначение как административный иск о превышении власти либо иск о законности (объективный иск). При этом объектом защиты являются в первую очередь не права частных лиц, а закон, нарушаемый неправомерным использованием властных полномочий.

Модель процесса, инициируемого иском о превышении власти, исключает его понимание как процесса между сторонами, которые борются за обеспечение и защиту своих субъективных прав. От частного лица требуется лишь удостоверить свой правовой интерес для легитимации своей процессуальной правоспособности. В самом же судебном процессе не выясняется ничего, что имело бы отношение к этому интересу. Процесс ограничивается только контролем за законностью оспариваемого акта и направлен на акт. В силу этого при характеристике сущности данной системы используется понятие "процесс над актом". Это, следовательно, не есть процесс по поводу прав и обязанностей в административном правоотношении, а процесс над актом, его "пороками", и судебная деятельность направлена на проверку его формальной законности. В силу этого судебное решение не провозглашает права и обязанности сторон, а лишь декларирует аннулирование незаконного акта.

Таким образом, порядок разрешения спора в рамках этой модели характеризуется целым рядом особенностей.

1. Главная цель процесса - контроль за законностью оспариваемого административного акта, а не защита нарушенных этим актом прав или законных интересов.

 

2. Основное средство контроля - проверка оспариваемого акта на предмет его соответствия закону или иному акту большей юридической силы. В отдельных конкретных правопорядках иски о проверке законности могут подаваться как в отношении нормативных, так и в отношении индивидуальных правовых актов.

3. Судебно-административный процесс в рамках этой парадигмы постулируется как односторонний, поскольку орган, принявший незаконный акт, не считается стороной процесса и цель его участия в процессе в том, чтобы информировать, а не защищаться или защищать оспариваемый акт.

 

4. Судебный процесс сводится к обычной процедуре контроля за законностью с той лишь разницей, что эта процедура по существу своему юрисдикционная. Производство в суде - это своего рода следствие по акту. Административное дело трактуется как разногласие без судебного спора, поскольку у заявителя нет оппонента. В фокусе этого процесса проверка законности акта, а не выяснение того, кто прав - администрация или истец.

5. При разбирательстве дела суд проверяет лишь вопросы права и действует как контролер за законностью административных актов, устанавливая их соответствие правовым нормам большей юридической силы. Действия суда как контролера за законностью могут завершиться лишь восстановлением законности, а не прямым восстановлением нарушенных административным актом субъективных прав.

6. Модель контроля за законностью - это образец урезанной, ограниченной административной юрисдикции, непосредственно направленной на защиту объективного права от неправомерных актов публичной администрации. Компетенция судьи является неполной: его полномочия ограничиваются лишь тем, чтобы объявить оспариваемый акт законным или незаконным.

 

Модель контроля за законностью, в основе которой лежит концепция "процесса над актом", в течение двух веков являлась господствующей не только в тех странах, которые избрали путь специализированной административной юрисдикции, организованной на французский манер. Она оказывала значительное воздействие и на доктрину тех стран романо-германской правовой семьи, в которых разрешение административных споров было передано в компетенцию судов общей юрисдикции. В число таких стран до принятия КАС РФ входила Россия.

Модель защиты субъективных прав исходит из того, что обращение в суд, судебный административный процесс и


содержание решения суда, призванного высказаться по спорному вопросу, фокусируются на том, чтобы выяснить, нарушены ли права частного лица. Причинен ли этим правам ущерб незаконными актами (действиями или решениями) публичной администрации. Ключевым элементом этой модели является иск в защиту субъективного публичного права. Этот иск в современной зарубежной доктрине называют субъективным иском. Соответственно, модель защиты субъективных прав обозначается также как "субъективная модель" (система) административной юстиции. В ее рамках внимание суда концентрируется на защите субъективных прав от неправомерных актов администрации и анализе правового статуса сторон, спорный характер которого вызван этими актами.

 

Модель защиты субъективных прав начала формироваться в XIX в. в немецких государствах, где первоначально складывалось две системы административной юстиции: в северных землях под французским влиянием акцент делался на модели контроля за законностью, в доктрине южных земель - на защите субъективных публичных прав. В настоящее время господствующая в Германии доктрина в качестве главной миссии административной юстиции и конечной цели юрисдикционного контроля рассматривает всестороннюю и полную защиту субъективных публичных прав.

В конце XX - начале XXI в. происходит изменение приоритетов в концептуальных схемах административной юстиции, в том числе под влиянием немецкой модели всесторонней защиты субъективных публичных прав. Этот процесс охватывает в первую очередь страны, относящиеся к французской модели административной юстиции. В самой Франции с помощью иска о превышении власти стало возможно добиться не только аннулирования оспариваемого акта, но и осуждения публичной администрации, устанавливая для нее определенные обязанности. Она стала рассматриваться как сторона процесса по проверке законности акта. В ходе реформы 2000 г. и принятия Кодекса административной юстиции в административный процесс были включены обеспечительные меры (référés) . Это имело своим следствием возможность прямой защиты прав частных лиц и преодоление характерной для этого процесса схемы простого декларирования незаконности акта.

 

Эти и другие изменения были вызваны широким признанием в европейских странах фундаментального права на эффективную судебную защиту, установленного ст. 6 Европейской конвенции о правах человека. Административная юстиция стала все больше приобретать значение особого судебного механизма защиты прав частных лиц. Это выразилось в тенденции придания судебно-административному процессу столь же развитой и демократичной формы и того же юридико-технического уровня, каким характеризуется гражданский процесс по разрешению споров между частными лицами.

Эволюция французской модели административной юстиции от строго объективной модели "процесса над актом" в сторону расширения юрисдикции по административным спорам и обеспечения прав частных лиц нашла отражение во всех странах, воспринявших в ходе исторического развития ее концептуальные схемы и юридические конструкции (Испания, Италия, Португалия, латиноамериканские государства и т.д.). Административная юстиция, констатировал на рубеже веков известный в Европе ученый Э. Гарсия де Энтеррия, будучи традиционно средством публичного порядка по защите административной законности, превращается в конце XX в. в ряде стран Европейского сообщества, и даже в самой Франции, в систему защиты прав и законных интересов частных лиц <1>.

--------------------------------

<1> См.: Garcia de Enterria E. Contencioso-administrativo objetivo y contencioso-administrativo subjetivo a finales del siglo

XX. Una vision historica y comparativista // Revista de Administration Publica. 2000. N 152. P. 93.

 

В рамках этой тенденции в качестве основополагающих элементов новой теоретической модели административной юстиции обозначаются два таких фундаментальных принципа, как:

- эффективная судебная защита и

- полная административная юрисдикция, т.е. полноценный судебно-административный процесс.

Судья в административном судопроизводстве перестает быть ограниченным в полномочиях, "маленьким судьей", т.е. меньшим по значимости в сравнении с гражданским судьей, как это было в течение двух веков со времени возникновения первой структурированной системы административной юстиции во Франции. Административная юстиция превращается из ограниченной административной юрисдикции в полную административную юрисдикцию, в настоящий, полноценный судебный процесс по административным спорам.

Включение в судебно-административный процесс мер предварительной защиты (обеспечительных мер), которые суд способен применять в отношении публичной администрации, выступающей в качестве административного ответчика, порывает с догмами традиционной модели о непреложной исполнимости ее актов как безоговорочного веления публичной власти, перед которой юридическая позиция частного лица всегда должна быть приниженной и второстепенной. В новой теоретической модели, находящей отражение в новом законодательстве европейских стран, в том числе во французском Кодексе административной юстиции, правовая позиция частного лица, не согласного с действиями и решениями публичной администрации, перестает рассматриваться как простое, допускаемое в управлении отклонение от заданных параметров. Она превращается в достойную гражданина позицию носителя права на эффективное правосудие, предполагающее его равенство с публичной администрацией в использовании процессуальных средств.

 

Новые концептуальные схемы в теории административной юстиции, реализуясь в законодательстве, повышают юридическое значение частного лица, преодолевающего статус управляемого, пассивного перед публичной администрацией, наделенной привилегиями публичной власти. Он становится способным на равных в рамках полноценного судебно-административного процесса защищать от административного произвола пространство своей свободы, обозначенное его субъективными публичными правами.

В России принятие в 2015 г. КАС РФ обозначило переход от модели защиты объективного права к системе защиты субъективных прав.

До принятия этого Кодекса судопроизводство по делам, возникающим из административно-правовых отношений, регулировалось в рамках небольшого подраздела ГПК РФ. В господствующей процессуальной доктрине оно определялось как неисковое, в котором отсутствует спор о праве, среди участников процесса не выделялись стороны и не определялись как истец и ответчик и т.д. При этом утверждалось, что основная цель суда в этом судопроизводстве - "не разрешить спор о праве, а осуществить судебный контроль за законностью действий государственных и муниципальных органов" <1>. Если


лицо обжаловало те или иные решения и действия (бездействие), то по ГПК РФ оно имело права заявителя, а не истца, а орган власти рассматривался как заинтересованное лицо и не считался ответчиком по делу. A priori доминировала установка на то, что государство в лице своих органов власти и должностных лиц не может ошибаться. Такой подход к построению системы защиты прав граждан и организаций не мог не противоречить принципам правового государства.

 

--------------------------------

<1> См.: Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2012. Комментарий к ст. 245.

 

КАС РФ в отличие от ГПК РФ строит систему защиты субъективных публичных прав и законных интересов на других принципах и подходит к правовому регулированию административного судопроизводства как полноценного судебного административного процесса, исходящего из модели защиты прав, установленной ст. 18 Конституции РФ. Современная модель судебно-административного процесса в общих судах базируется на принципиально новых основах:

 

1) административное судопроизводство получает в КАС РФ свое определение как судопроизводство в полном смысле этого слова, а спор о праве административном - как предмет судебной деятельности;

 

2) административный судебный иск приобретает легальный статус средства правовой защиты нарушенного публичного права, точно такой же, как гражданский иск в частном праве;

3) споры о праве административном рассматриваются в состязательном судебном процессе, цель которого - восстановление нарушенного субъективного права в полном объеме и всеми доступными для этого процессуальными средствами. Конституционный принцип состязательности реализуется с учетом особенностей спора, возникающего из административно-правовых отношений;

4) КАС РФ в отличие от ГПК РФ четко определил статус сторон судебно-административного процесса как административного истца и административного ответчика и предоставил им возможность использовать весь арсенал средств искового производства, в том числе совершать распорядительные действия (отказ от иска, изменение либо признание иска, заключение соглашения о примирении сторон и др.);

5) в обоих видах административного судопроизводства в общем суде, предусмотренных ч. ч. 2, 3 ст. 1 КАС РФ, на первый план выдвигается вопрос защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций от неправомерных административных актов органов публичной власти. В ст. 3 КАС РФ на приоритетное место по сравнению с защитой объективного права ставится задача защиты нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов граждан и организаций в сфере административных и иных публичных правоотношений.

Таким образом, можно констатировать, что теория административного судопроизводства в России ориентируется на два базовых принципа современной парадигмы административной юстиции:













Дата: 2018-09-13, просмотров: 23241.