Что Ипполит знал об античной традиции и как использовал свои знания

 

Разнообразных сведений о философии труд Ипполита содержит очень много, поэтому мы ограничимся рассмотрением только нескольких, наиболее важных случаев. Прежде всего, посмотрим, какие философы упоминаются Ипполитом и кто из них реально используются в его аргументации.

Ипполит упоминает следующих философов, философские школы, и других «древних». Перечислю их в том порядке, в каком они появляются в его трактате, прежде всего, разумеется, в первой книге.

Hippolytus, Refutatio[47]

Книга и глава Содержание Предполагаемый источник и примечания  
I , 1–16 «Физики»  
1 Фалес Cf. Ref. V 9, 13
2 Пифагор Antonius Diogenes (I A.D.) Cf. Marcovich M., Philologus 108 (1964), p. 29–39. Пифагоручился у «египтян» (IV 44–45)
3 Эмпедокл Heraclides Lembus (Marcovich)
4 Гераклит Heraclides Lembus
6 Анаксимандр  
7 Анаксимен  
8 Анаксагор  
9 Архелай  
11 Парменид  
12 Левкипп  
13 Демокрит Демокрит учился у «индийских гимнософистов, египтян, астрологов и магов» (cf. I 24; IV 28–44)
14 Ксенофан Sotion (Wendland, Marcovich)
15 Экфант  
16 Гиппон  
17–19 «Этики»  
18 Сократ Говорится, что Сократ имел много учеников, но упоминается только Платон.
19 Платон «Базовый учебник платонизма» Алкиной (?), Арий Дидим (?)
20–21 «Диалектики»  
20 Аристотель  
21 Стоики Упоминаются Хрисипп и Зенон (именно в этом порядке)
22 Эпикур  
23 Академики (скептики) Причем оказывается, что ’Akadhmaikh\ ai(/resi» основан Пирроном и от скептицизма не отличается
24 Брахманы 24, 2 (некий гностический источник?), 24, 5–6 (киники?)
25 Друиды Друидов научил раб Пифагора Замолксис (Ref. I 2, 17; cf. Strom. IV 58, 13; Diog. Laert. VIII 2). Источником этого представления был, скорее всего, Геродот (IV 93). Поэтому они относятся к пифагорейской традиции.
26 Гесиод Hesiod., Theogonia, 108–139
IV, 1–7 «Астрологи» Sext. Emp. Adv. Math. V 37–39; 44; 50–61; 64–70; 88–89; 92–93; 95–96; 97–98; 102; 105, etc.
8–12 «Астрономы» Какой-то комментарий на Тимей Платона
14 «Арифметики» (oi( yhfi/zonte»)  
15–27 «Астрологи»  
28–42 «Маги» Возможно, трактат о магии Трасимена (Thrasymenes); cf. Ref. VI, 7, 1; IV 32, 3; 35, 5
43–44 «Египтяне» Какой-то неопифагорейский трактат
46–50 Арат Гностический (?) комментарий на Арата (cf. IV47, 1–2; V, 8, 34; 16, 15)[48]
51, 1–9 «Пифагорейцы» Cf. Ref. I, 2, 5 –10
51, 10–14 «Медики» Медицинский трактат, cf. Ref. V 17, 11–12 («ператы»)
V, 6–11 Наассены Изложение включает в себя выдержки из греческой поэзии (Одиссея XXIV 1–12; Poet. Mel. Gr., 985 Page), а также из орфиков (V 2), и Гиппократа (V 7, 21)
12–18 Ператы Cf. Sext. Emp. in V 13, 3–9; 10–11
19–22 Сетиане  
23–27 Юстин Гностик «книга Баруха»
VI, 7–20 Apophasis Megale Философский трактат, который Ипполит приписывает Симону Магу, cf. Heraclitus, VI 9, 3
21–22 Платон  
23–28 Пифагор Гностический (?) пифагорейский трактат или доксография (cf. Ref. VI 24, 4; 25, 1–4; VII 29, 8 – 12)
29–36 Валентин Cf. Iren. Adv. Haer. I 1–8
37, 1–6 Платон Неопифагорейское «Второе письмо Платона» (312–314)
38 Последователи Валентина Cf. Iren., I 11–12
39–54 Марк и Колорбас Cf. Iren., I 13; 14, 1 – 15, 3; 16, 1–2; 17, 1–2
VII, 14–19 Аристотель В связи с Василидом
20–27 Василид  
28 Сатурнин и Менандр = Iren. I 24
29, 1; 30 Маркион Cf. Empedocles, VII 5
29, 2–29 Эмпедокл Гностический трактат (?)
31 Препон  
32 Карпократ = Iren. I 25
33 Керинт Cf. Iren. I 26, 1
34 Эбиониты Cf. iren. I 26, 2
35 Теодот Византийский  
36, 1 Теодот «Мелхидесианин»  
36, 3 Николай Cf. Iren. I 26, 3
37 Кердон и Луциан Cf. Iren. I 27, 1–2
38 Апеллес  
VIII, 8–11 Докетисты  
12–15 Монойм VIII 15, 1–2 Monoimi Epist. ad Theophrastum
16 Татиан Cf. Iren. I 28, 1
17 Гермоген Cf. Tertull., Adv. Hermogenem
18 Quatrodecimani  
19 Фригийцы (Монтан, Присцилла, Максимилла)  
20, 1–3 Энкратиты Сопоставляются с брахманами и киниками
20, 3 Каиниты, офиты, ноахиты Cf. Iren. I 31
IX, 6 Предисловие (o( me/gisto» a)gw/n)  
7; 10, 9–12 Ноэт, Эпигон, Клеомен Сравнивается с Гераклитом
8–10, 8 Гераклит Какая-то антология со стоическим комментарием
11–12 Каллист  
13–17 Алкивиад и Элхасиаты  
18, 1–2; 30 Иудеи  
18, 3 – 28, 2 Ессены Cf. Josephus, Bell. Iud. II 139; 8, 2 – 14; 119–166
28, 3–5 Фарисеи  
29 Саддукеи  
X, 6–8 Epitome philosophorum Вероятно Sext. Emp. или их общий источник. Это эпитомэ никак не связано с первой книгой. Точно так же, о том, что гностики украли мудрость у философов, не упоминается вообще, не говорится и о связи между философией и варварской мудростью, типа египтян или магов.
9–29 Epitome haereseon В основном повторение содержания предыдущих книг, однако, в иной последовательности, иногда с добавлением новой информации
9 Наассены  
10 Ператы  
11 Сетиане  
12 «Симон Маг»  
13 Валентин и его школа  
14 Василид  
15 Юстин Гностик  
16 Докетисты  
17 Монойм  
18 Татиан  
19 Маркион и Кердон  
20 Апеллес  
21 Керинт  
22 Эбиониты  
23 Теодот Византийский  
24 Мелхиседиане  
25 Фригийцы  
26 Ноэтиане  
27, 1–2 Ноэт  
27, 3–4 Каллист  
28 Гермоген  
29 Элхасаитяне  
30–31 Библейская хронология Cf. Hipp., Chronicle
31–32 «Истинное слово»  
34 Заключение Cf. Hipp., De universo, fr. 353 Holl

Ипполит перечисляет двадцать три философа, не считая других «древних», при этом достаточно четко выделяются досократики («физики»), Сократ, Платон и платоническая традиция (не Академия!), Аристотель и перипатетики, Хрисипп, Зенон и стоики (в этой последовательности), Пиррон, академики и пирронисты. Это только то, что, так сказать, лежит на поверхности. Кроме того, в Refutatioвстречается множество изолированных цитат и упоминаний о различных авторах. Например, в I 2, 12 говорится об Аристоксене (fr. 13 Werli), киники не упоминаются в первой книге, однако о них говорится в связи с Маркионом и Татианом (Ref. VII 29, 1; X 19, 4; X 18)[49], а в V 21, 1–2 упоминается Андроник Родосский (книгу которого «о соединении и смешении» использовали гностики-«сетиане»).

Однако если обратиться, к индексу Refutatio (Marcovich), мы увидим, что брахманы[50] и друиды, приведенные, так сказать, для полноты картины, поскольку у первых учился Демокрит, а вторые сами получили свои знания от пифагорейцев, более не упоминаются ни разу. О египтянах и магах иногда говорится, однако, как мне представляется, эти упоминания не содержат никакой интересной информации. Из перечисленных в первой книге философов, как читатель, наверняка уже заметил, Ипполитом реально используются только немногие. Именно, нечто определенное говорится в последующих книгах только о Фалесе, Пифагоре, Эмпедокле, Гераклите, Сократе, Платоне (и платониках), Аристотеле и стоиках.

Фалес упоминается дважды. В разделе о наассенах (V 9, 13) Ипполит говорит, что они «змея считают влажной природой (u(gra/n), как и Фалес Милетский, и без него (змея) не может быть составлена ни одна вещь, вечная или смертная, телесная или бестелесная». В Ref. I 1 первоначало Фалеса называется водой, так что Ипполит использует здесь другой источник, или же, как предполагает Маркович, в этом (как и во многих других случаях) сравнение с Фалесом уже содержалось в том источнике, которым пользуется Ипполит.[51] Второй раз Фалес упоминается в связи с египтянами, а также Пифагором, Солоном и Платоном (известный рассказ Солона из Тимея ему также известен – Ref. VI 22, 1) в разделе, посвященном современным ему ересям («элхасеты» Ref. IX 17, 2). Итак, Фалес, который со времен Аристотеля считался основателем натурфилософии, упомянут, однако эти упоминания практически не играют никакой роли в аргументации Ипполита. Другие древние философы, кроме Пифагора, Эмпедокла и Гераклита не используются никак.

Сократа Ипполит содержательно упоминает дважды.[52] В доксографическом очерке (I 17–18) говорится, что Сократ прежде всего интересовался этикой и интерпретировал смысл максимы «познай себя». Ипполит говорит, что у него было много учеников, однако по имени упоминается только Платон, который все свое учение позаимствовал у Сократа, смешав этику с диалектикой и физикой (cf. Diog. Laert. III 56). Как видим, немного и достаточно стандартно. Более важно, что Сократ упоминается и в разделе о современных еретиках, в связи с Гермогеном (VIII 14, 2). Здесь просто говорится, что Гермоген позаимствовал свое учение у Сократа и Платона.

«Пифагорейская традиция». Все остальные философы рассматриваются Ипполитом в рамках некой широко им понятой пифагорейской традиции. Начинается она, естественно, с Пифагора, затем идут Эмпедокл, Гераклит, Платон, Аристотель и (с некоторыми ограничениями) стоики. Обо всех этих философах говорится в первой книге, однако дополнительные сведения даются и в последующих книгах, с шестой по девятую. В основном новый материал содержится в шестой книге в двух больших разделах о Пифагоре и Платоне, которые заканчиваются цитатой из Второго письма (см. таблицу). Причем это письмо цитируется для того, чтобы доказать зависимость Валентина от Пифагора, а не Платона. Тимей по мнению Ипполита – это также пифагорейский трактат (VI 22; cf. IV 8, 1 где имя Платона не упоминается, однако после слов «они говорят (legou/si)» цитируется Tim. 36 cd). Все это несомненно показывает, что Ипполит использует здесь какой-то неопифагорейский источник.

Оказывается, что Аристотель также пифагореец, хотя и в меньшей степени, чем сам Платон, своего рода отступник. Аристотелевские категории, например, эксплицитно приписываются пифагорейцам (I 20, 1–3; VII 17). Тем не менее, доктрина Аристотеля по мнению Ипполита существенно отличается от пифагорейской, однако, в данном случае – парадоксальным образом – это исключение только подтверждает правило. Ипполит неоднократно говорит (I 20, 3–4; cf. 19, 10), что Аристотель и некоторые другие платоники не принимают пифагорейского учения о душе, прежде всего представления о перевоплощении.[53] Каким образом Эмпедокл и Гераклит стали пифагорейцами, сказать трудно, однако, несомненно, что это изобретение не Ипполита, а его источника.

Стоики в этой теории также принадлежат к пифагорейской традиции. За исключением краткого изложения стоической доктрины в первой книге, осмысленное упоминание о них в нашем трактате только одно (IX 27, 3). Оказывается, что пифагорейцы и стоики переняли доктрину «воспламения (ekpyrosis)» у египтян, которые, в свою очередь, узнали ее от евреев (cf. I 21, 4, где на том же основании стоики соотносятся с Эмпедоклом).[54]

Итак, сам источник Ипполита предоставляет ему прекрасную возможность для соотнесения этой фиктивной пифагорейской традиции с гностической и, что более важно, с современными Ипполиту христианскими противниками.[55] Причем этот источник, судя по всему, отличается от того, из которого он извлек значительную часть (не нужной впоследствии) информации в доксографическом очерке в первой книге. Следовательно, в очерке Ипполита просматривается несколько источников или, как говорит Мансфельд, «традиций», которые могли уже смешаться в его источнике (с. 43). Важно также то, что он несомненно подходит к своему источнику или источникам творчески, выбирая оттуда то, что нужно и, вполне вероятно, позволяя себе определенную переработку в тех случаях, когда это соответствует его целям. Следовательно, к свидетельствам Ипполита необходимо более внимательное и критическое отношение, нежели это принято в большинстве собраний фрагментов, которые по-прежнему следуют канонам, заданным Дильсом.

О Платоне Ипполит говорит несколько раз, причем Платон первой книги существенно отличается от того «пифагорейца», который рисуется в последующих. Рассмотрим сначала свидетельства первой книги.

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 40.