Сказки и утопии немецкого кино
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

ü Режиссеры:

Ланг ( Lang ) Фриц (1890–1976), немецкий и американский режиссер, сценарист и продюсер.

Родился в Вене в семье архитектора. По желанию отца изучал архитектуру, но вскоре уехал в Мюнхен, а затем в Париж, где предпочел посвятить себя живописи. Путешествовал по Малой Азии, Северной Африке, России, Китаю, Японии и Индонезии, зарабатывая рисованием и продажей открыток. Вернувшись в Париж в 1913 г., работал художником, дизайнером одежды и карикатуристом. С началом войны уехал последним поездом в Вену, ускользнув от французской полиции, и был призван в армию рядовым. Получив четыре ранения и ослепнув на правый глаз, он был демобилизован в 1916 г. в звании лейтенанта и, долго оправляясь от ранений в госпитале, начал писать рассказы и киносценарии. Несколько его сценариев были куплены немецкими студиями, и он вскоре уехал в Берлин, где перепробовал ряд киноспециальностей: сценариста, актера, режиссера.

 Уже третья режиссерская лента Ланга – «Пауки» (первая часть – 1919, вторая – 1920), приключенческий триллер о преступной организации, стремящейся к мировому господству, – принесла режиссеру шумный коммерческий успех. Продюсеры потребовали от него немедленно приступить к съемкам второй части, из-за чего ему пришлось отказаться от другого задуманного проекта, фильма «Кабинет доктора Калигари», снятого в итоге Робертом Вине. Ланг внес некоторый вклад в разработку сценария, в частности, придумав обрамляющие эпизоды, превращающие основную, экспрессионистскую часть фильма в историю, рассказанную сумасшедшим.

Картина «Усталая смерть» (1921), одна из лучших ранних работ Ланга, получила высокую оценку критиков и окончательно выдвинула его в число ведущих немецких режиссеров. Темой ленты была неумолимость рока и обреченность всех человеческих усилий. Позднее Ланг сказал, что все его фильмы были посвящены борьбе человека с судьбой. Следующий фильм – «Доктор Мабузе, игрок» (две части, 1922) – вновь рассказывал о преступлениях маньяка, стремящегося к власти над миром. Эта тема была популярна в немецком кино того времени, но никто не решал ее в таких ярких образах, как Ланг, с такой визуальной и стилистической свободой, динамизмом и юмором. Кроме того, его завораживала криминальная и патологическая психология, и он продолжал развивать эту тему на протяжении всей жизни, снова и снова обращаясь к жанру триллера и раздвигая его рамки в соответствии со своим пессимистическим и фаталистским мировоззрением.

Эпический фильм «Нибелунги» (1924) вновь состоял из двух частей – «Зигфрид» и «Месть Кримгильды» – и был основан на средневековой легенде, ставшей частью официальной арийской мифологии нацизма. Чуждый арийской идее, Ланг вновь развивал здесь тему неотвратимой судьбы, препятствующей человеческим начинаниям. В тот же год во время поездки в Америку, под впечатлением нью-йоркских небоскребов, он задумал свою следующую ленту, «Метрополис» (1926). Ее постановка чуть не разорила студию «УФА»; это был на тот момент самый дорогой фильм в истории немецкого кино. Колоссального размаха антиутопия о строго регламентированной жизни в индустриальном обществе будущего, управляемом роботами, не стала лучшей картиной Ланга. Фильм часто увязает в абсурде и претенциозности, однако мастерство его художественного дизайна и стиля остается бесспорным.

Для постановки триллера «Шпионы» (1928) Ланг создал собственную компанию, и вновь добился успеха в своем излюбленном жанре. Первый звуковой фильм режиссера – «М» (1931) – затронул новую для кино тему. Это был психологический триллер о маньяке, убивающем детей. Преступный мир объединяется для его поимки и устраивает над ним импровизированный суд, сцена которого превращается одновременно в ошеломляющей глубины анализ патологической психики и в тревожную аллегорию общества, стоящего на грани массового психоза – фашизма. В фильме «Завещание доктора Мабузе» (1933) Ланг вложил фашистские лозунги в уста негодяев. Картина была запрещена Геббельсом; вызвав режиссера к себе, чтобы сообщить ему о запрете, рейхсминистр пропаганды одновременно предложил ему от имени самого фюрера руководство немецкой киноиндустрией. В тот же вечер Ланг, мать которого была еврейкой, уехал во Францию, оставив позади все свое имущество, сбережения и жену, сценаристку Теа фон Харбу, вступившую вскоре в нацистскую партию.

Сняв один фильм во Франции, Ланг переехал в США. Лишь в 1936 г. ему удалось снять первый американский фильм, «Ярость», драму о психологии толпы и о том, как насилие неизбежно порождает новое насилие. Критики моментально признали фильм шедевром, но это не облегчило положение Ланга в Голливуде. Он постепенно перешел на коммерческие проекты, но и в них по-прежнему обращался к своим традиционным темам. Он доказал свою режиссерскую разносторонность несколькими блестящими вестернами («Возвращение Фрэнка Джеймса», 1940; «Ранчо ''Дурная слава''», 1952 и др.), но предпочитал жанр триллера: «Охота на человека» (1941), «Ведомство страха» (1944, по Грэму Грину) и др. Одной из его лучших картин стал ироничный триллер «Женщина в окне» (1944). Картина «Большая жара» (1953) была этапной в переходе кино к более реалистичному изображению насилия на экране.

Однако с течением времени Лангу становилось все труднее бороться с произволом продюсеров, и в 1956 г. он решил не работать больше в Голливуде. Поездка в Индию, где он намеревался снять романтический костюмный фильм, оказалась неудачной. Он сделал в Германии две приключенческие ленты по сценариям, написанным еще в 1921 г., и в 1960 г. поставил свою последнюю картину «Тысяча глаз доктора Мабузе», еще раз вернувшись к своему самому знаменитому персонажу. В 1963 г. он сыграл самого себя в фильме Жан-Люка Годара «Презрение».

Рифеншталь ( Riefenstahl ) Лени (полн. имя Хелена Берта Амалия Рифеншталь) (1902–2003), немецкая актриса, кинорежиссер и фотограф.

Дочь состоятельного коммерсанта, Лени с детства отличалась волей, честолюбием, проявляла интерес к театру и танцам. В молодости она была очень красива: безупречный овал лица, большие выразительные глаза и пышные рыжевато-каштановые волосы. Лени училась в Берлинской школе искусств и, решив стать танцовщицей, принимала участие в балетных спектаклях Марии Вигман. В 1923 г. она начала выступать с сольной программой. Театральный режиссер Макс Рейнхардт предложил ей ангажемент в своем Немецком театре, на сцене которого она играла в сезонах 1923–1926 гг. Ее номера пользовались успехом, она танцевала в Берлине, Мюнхене, Праге, Цюрихе.

В 1925 г. Лени получила травму колена, и после операции вынуждена была покинуть балет. Но в том же году она дебютировала как актриса в фильме «Священная гора» (1925, в советском прокате – «Горная баллада»), после которого стала ведущей актрисой в специфическом жанре немецкого «горного кино». Первооткрывателем жанра в начале 1920-х гг. стал бывший геолог Арнольд Фанк. Он обучил скалолазанию съемочную группу и ежегодно выпускал по фильму о неприступных вершинах и их бесстрашных покорителях. В то время фильмы снимались преимущественно в студиях. Фанк же впервые использовал сложные натурные съемки. Работа у режиссера «горного кино» требовала незаурядной спортивной подготовки и немалого мужества. Героинями Рифеншталь были романтические, наивные, но очень смелые девушки.

Но со временем Рифеншталь стало тесно в рамках актерской профессии. В 1931 г. она основала собственную киностудию и в 1932 г. вместе с Б. Балажем сняла «горный» фильм «Голубой свет». Его действие происходит в итальянской деревне в Доломитовых Альпах. В полнолуние на вершине горы сверкает голубой свет, играющий роковую роль в судьбе деревенских юношей. Словно зачарованные, они стремятся через горные кручи к чудесному сиянию, но гибнут, так и не достигнув вершины. Рядом с деревней живет девушка Юнта (Рифеншталь) – толи колдунья, толи сумасшедшая. Заехавший в деревню немецкий художник влюбляется в Юнту и узнает от нее, что к таинственной вершине ведет горная тропа, а голубой свет излучает грот из горного хрусталя. Художник радостно сообщает эту весть крестьянам, и они разоряют грот, выломав из его стен куски ценных минералов. Голубой свет гаснет навсегда, а Юнта в отчаянии срывается со скалы. Этот фильм получил одну из наград Венецианского кинофестиваля 1932 г.

В 1933 г. к власти в Германии приходят фашисты. Попав на фашистский митинг, где выступал сам фюрер, Лени была поражена атмосферой политического действа, стройными рядами боевиков в форме, а главное – личностью Гитлера, его умением не просто владеть аудиторией, а наэлектризовать ее, заставить поверить в себя как в бога. Питавшая слабость к сильным личностям, Рифеншталь даже написала фюреру восторженное письмо.

Нуждавшийся в поддержке интеллигенции, Гитлер встретился с Рифеншталь, выразил восхищение ее истинно арийским творчеством и предложил совместно работать на светлое будущее Германии. Так Лени стала кинолетописцем партии. Ее первая работа на этом поприще – документальный фильм «Победа воли», в котором центральное место заняли сцены факельных шествий фашистов, – был одобрен Гитлером.

В 1934 г. Рифеншталь сняла документальный фильм о Шестом съезде НСДАП в Нюрнберге. Этот фильм получил название «Триумф воли». Для организации съемок Рифеншталь были созданы исключительные условия: в ее распоряжении находились 30 кинокамер, 36 операторов с ассистентами и около 80 помощников. Одну из камер закрепили в люльке между флагштоков, именно с этой точки Рифеншталь сняла самые впечатляющие панорамы. Режиссер придумала множество положений для камеры: сверху и снизу, съемки движущейся и статичной камерой, крупные и дальние планы, неожиданные ракурсы. Операторов учили кататься на роликовых коньках, чтобы получить с помощью ручных камер хорошие кадры в движении. Монтаж фильма занял пять месяцев и проводился лично режиссером.

В итоге получился грандиозный фантасмагорический спектакль исключительной художественной силы. В «Триумфе воли» нет дикторского текста, но кинематографические образы оказались выразительнее слов. Как речи Гитлера были нацелены не на логическое, а на эмоциональное восприятие, так и фильм Рифеншталь обращался не к разуму, а к эмоциям и глубинным инстинктам зрителя. Фильм прославлял отказ от индивидуальности, объединение в массу. «Триумф воли» привлек к фашизму сотни тысяч людей. Запрет на его демонстрацию не был отменен и спустя многие десятилетия после окончания Второй мировой войны. В 1936 г. Рифеншталь поставила еще один пропагандистский фильм «Наш вермахт».

Фильмы Рифеншталь стали символом фашизма, но сама она даже не была членом нацистской партии. В 1930-х гг. не только Лени, но и значительная часть европейской интеллигенции не рассматривали всерьез программу нацистов, воспринимали ее как популистскую демагогию, рассчитанную на привлечение симпатий обывателей. Рифеншталь надеялась, что сильная личность Гитлера придаст динамизм развитию Германии, превратит ее в сильную и здоровую страну.

Новым источником вдохновения для Лени стали Одиннадцатые олимпийские игры, проводившиеся в августе 1936 г. в Берлине. До начала съемок Олимпиады она несколько месяцев проводила занятия с операторами, для каждого из них были подобраны или изготовлены на заказ камеры и объективы. Придумывались необыкновенные ракурсы: одну камеру запускали на воздушном шаре, другую – для съемки бегунов – вмонтировали в движущийся механизм, третью приспособили для съемки одновременно в воде и над водой, около площадки для прыжков в высоту вырыли яму для оператора. Было отснято 400 км пленки, только просмотр материала занял два с половиной месяца, а монтаж фильма – почти два года. Фильм «Олимпия» относят к бесспорным шедеврам кинематографии. Операторские приемы, опробованные Рифеншталь на съемках Олимпийских игр, стали классическими и использовались потом неоднократно. В своем фильме Рифеншталь прославляла совершенное человеческое тело, что совпадало с нацистской пропагандой – культом здорового, сильного, преданного родине и фюреру человека.

С конца 1930-х пути нацистов и Рифеншталь начинают расходиться. В ноябре 1938 г., когда она с фильмом «Олимпия» была в США, в Германии случилась «Хрустальная ночь» – массовые еврейские погромы. Американские кинематографисты устроили Рифеншталь обструкцию. Лени недоумевала – какое отношение она имела к погромам? Но постепенно Рифеншталь разочаровывалась в фашизме и самом Гитлере.

С началом Второй мировой войны Рифеншталь в качестве военного оператора выехала в район боевых действий, где стала свидетельницей карательной операции, которую провели немецкие солдаты над жителями польской деревни. Увиденное настолько потрясло Рифеншталь, что она наотрез отказалась работать на вермахт. Наступило время расплаты за слепоту. Ее единственного брата Хайнца за антивоенные высказывания отправили на Восточный фронт, где он вскоре погиб.

В начале 1940-х гг. Рифеншталь уехала в Испанию снимать свой второй художественный фильм «Долина» по пьесе каталонского драматурга Анжело Гимера и опере Эжена д'Альбера. Над этим фильмом она работала до самого конца войны, переезжала из Испании в Австрию и Прагу, стараясь как можно меньше времени проводить в Германии. В сущности, это была «внутренняя эмиграция» Рифеншталь. Снимая романтическую историю в далекой от войны Испании, она пыталась уйти от ужасающей действительности. «Долину» Лени снимала на черно-белой пленке, считая ее более выразительной, чем цветная. В центре сюжета история женщины, поверившей лжегерою. Рифеншталь, которая в сорок лет по-прежнему была красива и замечательно танцевала, сама играла главную роль цыганки Марты.

В 1945 г., после поражения Германии, Рифеншталь была арестована оккупационными властями по обвинению в пособничестве нацистам. Три года она провела в лагерях для интернированных, ее немалое состояние было конфисковано. Состоявшийся в 1948 г. суд учел, что Рифеншталь никогда не была членом фашистской партии, снял с нее обвинение в пропаганде и поддержке фашистского режима, но признал «попутчиком» нацистов. Клеймо фашистского режиссера осталось на Рифеншталь навсегда.

С 1956 г. Рифеншталь стала часто бывать в Африке. Она снимала в Кении и Уганде документальный фильм «Черный груз» о работорговле, много внимания уделяла фотографии. Новым увлечением Рифеншталь стали нубийские племена масаки и као, жившие в полупервобытных условиях. В далеких от цивилизации африканских дикарях режиссер увидела красоту свободного человека, живущего в гармонии с природой. Особенно импонировало Лени восторженное отношение нубийцев к красивому человеческому телу. Восемь месяцев она прожила одна среди масаки.

В 1973 г. вышел ее двухсотстраничный фотоальбом «Нубийцы. Люди словно с другой звезды», а в 1976 г. – альбом «Нубийцы као», которые имели шумный успех и вновь вызвали обвинения Рифеншталь в фашизме. Критики доказывали, что негритянские фотографии Рифеншталь несут в себе фашистскую тоталитарную идеологию, потому что пропагандируют здоровую плоть без изъянов. Мир Рифеншталь не отражал болезней, уродства, старости. В критике даже проводилась параллель между черными телами негров и черной эсэсовской формой. В результате ее фильмы об Африке так и не вышли на экран.

После неприятия африканских работ Рифеншталь ушла еще дальше от людей, даже место жительства ее не было точно известно. Новой страстью Лени стал подводный мир. В возрасте семидесяти лет она освоила подводное плавание, стала заниматься съемками под водой. Выпустив новый фотоальбом «Коралловые сады», Рифеншталь продолжала нырять и в 90 лет.

ü Выдающиеся актеры:

Яннингс (Jannings) Эмиль (1884–1950), немецкий актер.

В 16 лет оставил дом, чтобы стать матросом, а через два года появился на профессиональной сцене. В 1906 г. был приглашен в театр М. Рейнхардта и завоевал твердое положение к моменту дебюта в кино, например «В окопе» (1914), где поначалу снимался в коммерческих фильмах. В 1919–1923 гг. сыграл в фильмах Э. Любича и Д. Буховецкого серию ролей властных, хитрых, «плотоядных» персонажей, например Людовик ХV в «Мадам Дюбарри» (1919); Генрих VIII в «Анне Болейн», (1920); Дантон в одноименной ленте (1921); Петр I в «Петре Великом» (1923); Нерон в «Камо грядеши» (1924). Умение Яннингса проникать в психологическую суть характера и выражать ее на экране принесло ему успех в ряде экранизаций классики, например, Дмитрий в «Братьях Карамазовых» (1920); «Отелло» (1922); «Тартюф» (1926); Мефистофель в «Фаусте» (1926). В 1927–1928 гг. снимался в Голливуде, получил премию «Оскар» за участие в картинах «Последний приказ» (1928) и «Путь всякой плоти» (1927).

Казалось, для Яннингса не существует жанровых границ, и он способен сыграть любую роль, однако пик его славы связан с тремя блистательными работами: швейцар в «Последнем человеке» Ф. Мурнау (1924); цирковой артист в «Варьете» Э. Дюпона (1925); учитель гимназии в «Голубом ангеле» Дж. Штернберга (1930).

Трагедия рядового человека, раздавленного городской цивилизацией, в фильме Мурнау соседствует с крахом личности, столкнувшейся с неподвластной ему силой инстинктов в «Варьете» и «Голубом ангеле». Актер изображает агонию среднего немца с такой глубиной и граничащей с театральным пафосом силой, что в его героях можно усмотреть призрак ожидающих Германию грозных перемен. Но в отличие от большинства своих коллег Яннингс становится на сторону нацизма; снимается в ряде пропагандистских лент, таких как «Роберт Кох, победитель смерти» (1939); «Дядюшка Крюгер» (1941); получает звание «Государственного артиста» и возглавляет фирму «Тобис». После войны занесен в «черные списки» и заканчивает жизнь в одиночестве.

Рёкк (Rokk) Марика (1913–2004), немецкая актриса венгерского происхождения. Настоящее имя – Мария Кёррер.

С 11 лет выступала как певица и танцовщица. В кино начала сниматься с 1932 г., но ее впечатляющая карьера актрисы музыкальной кинокомедии связана с именем талантливого режиссера Г. Якоби, встреча с которым произошла в 1936 г. («Нищий студент»).

 Практически все фильмы, принесшие славу Рекк, поставлены Якоби («Гаспароне», 1937; «Дочь Евы», 1938; «Танец с императором», 1941; «Принцесса чардаша», 1950, и др.). Широкую популярность имели их ленты «Кора Терри» (1940) и «Женщина моих грез» (1944), беззаботные и веселые кинооперетки, снятые в гитлеровской Германии. В начале 60-х гг. перестала сниматься в кино, но продолжала выступать на сцене до самых преклонных лет. Автор широко известных мемуаров «Сердце с перцем» (1974). В России слава Рёкк связана с фильмом «Женщина моих грез», демонстрировавшимся в начале 50-х гг. под названием «Девушка моей мечты».

 

Библиографический список

 

1. Безелянский, Ю. Падение Лени Рифеншталь // Прекрасные безумцы : литературные портреты / Юрий Безелянский. – Москва : Радуга, 2005. – С. 238–262.

2. Васильченко, А. В. Прожектор доктора Геббельса. Кинематограф Третьего рейха / А. В. Васильченко. – Москва: Вече, 2010. – 320 с.

3. Гройс, Б. Порабощенные боги : кино и метафизика : «Метрополис» Ф. Ланга, «Матрица» Э. и Л. Вачовски // Искусство кино. – 2005. – №9. – С. 77–88.

4. Добротворский, С. Сердце между мускулами и мозгом [«Метрополис» Ф. Ланга] // Кино на ощупь: сб. ст. 1990–1997 / Сергей Добротворский. – 2-е изд., доп. – Санкт-Петербург: Сеанс, 2005. – С. 367–370.

5. Зонтаг, С. Магический фашизм / пер. с англ. // Искусство кино. – 1991. – №6. – С. 50–57.

6. [Лени Рифеншталь] // Искусство кино. – 2001. – №8. – С. 84–102.

7. Лютикова, Г. В. Казус Лени Рифеншталь // Культура в современном мире : опыт, проблемы, решения. – Науч.-информ. сб. – Вып. 5. – С. 3–19.

8. Прекрасная и страшная жизнь Лени Рифеншталь : [фр. киносценарии] / пер. с нем. М. Волчанской // Киносценарии. – 2004. – №1. – С. 4–69.

9. Рифеншталь, Л. Мемуары / пер. с нем. – М. : Ладомир, 2006. – 627 с. : ил.

10. Салкелд, О. Лени Рифеншталь. Триумф и воля / О. Салкелд ; пер. с англ. С. Лосева.– Москва: Эксмо, 2003. – 448 с. : ил.

11. Эйзеншиц, Б. Немецкое кино : 1933–1945 // Киноведческие записки. –2002. – №59. – С. 110–130.

12. Fritz Lang / mit Selbstzeugnissen und Bilddokumenten dargestellt von Michael Toteberg. – Hamburg : Rowohlt,1985. – 157 s. – (Bildmonographien).

 

Видеопрактика

 

1. Фрагменты из передач цикла «Легенды мирового кино» (Телеканал «Культура»): Марика Рекк; Эмиль Яннингс; Георг Якоби; Лени Рифеншталь; Франческа Гааль.

2. Фрагменты из передачи цикла «Документальная камера» (Телеканал «Культура»): «Дзига Вертов и Лени Рифешталь: кто виноват?» / Андрей Шемякин.

3. Документальный фильм «Кино для Гитлера» (Телеканал НТВ, 2002) / р-р Д. Харитонов.

4. Фрагмент из д/ф: «Прекрасная и ужасная жизнь Лени Рифеншталь» (1993) / Рэй Мюллер; «Вертов и Рифеншталь» / Наталия Примакова.

5. Фрагменты из х/ф: «Зигфрид» (1924); «Метрополис» (1927); «М» (1931) / Фриц Ланг.

6. Фрагменты из д/ф: «Триумф воли» (1935), «Олимпия» (1938), «Мечта об Африке» (2000), «Коралловый рай» (2000) / Лени Рифеншталь.

7. Связанные богини: кинодивы Третьего Рейха (Марика Рекк, Цара Леандр, Лида Баарова) // Бабий век: документальный сериал (Телеканал «Культура», 2009)

 

Раздел 3. Веселые дни советского кино

 

1. Отечественное кино 30-х гг. – один из самых драматичных, трудных, противоречивых, но и самых ярких, памятных миллионам зрителей периодов. Сложившаяся в стране обстановка многочисленных запретов, ограничений, страха, вызванного жесточайшими массовыми репрессиями, создавала большие трудности для художников, не могла не влиять на творческий процесс. Появление звука открыло перед мастерами кино невиданные до того возможности и перспективы.

К середине 30-х гг. в стране окончательно сформировалась государственная система, решительно подчинившая себе все стороны жизни общества. Укрепление основ государственной системы стало главной задачей искусства. Возросший с приходом звучащего слова авторитет отечественного кино у широкой аудитории подтверждал правоту ленинских слов о решающей роли кино в пропаганде идей социализма.

 Поэтому к кинематографу государство относилось с особым вниманием. Кино должно было дать не просто образ современной действительности, но его формулу. Система жанров призвана была воплотить идеальный образ социальной системы со всех ее сторон. Поэтому 30-е гг. в отечественном кино – период формирования канонической жанровой системы.

2. Историко-революционные фильмы:

ü «Путевка в жизнь». Межрабпомфильм, 1931. Драма.

Этот фильм был признан сразу во всем мире. Выстраивались огромные очереди у касс, газеты пестрели восторженными отзывами на разных языках, а на I Венецианском кинофестивале 1932 г. постановщик «Путевки» Николай Экк был признан самым талантливым режиссером, хотя конкурентами дебютанта в игровом кино были Кинг Видор и Жюльен Дювивье, Рубен Мамулян и Джон Уэйл, Рене Клер и Александр Довженко. Влияние Экка усматривали потом в «Забытых» (1960) Луиса Бунюэля, в фильмах итальянских неореалистов.

Между тем фильм так и остался загадкой в мировом кино. Хотя, может быть, никакой загадки и не было? «Просто увлекательный сюжет разыгрывали талантливые актеры», – так писал много лет спустя один из современников и соотечественников Экка. А вся уникальность фильма лишь в том, что онпервый «стопроцентно говорящий» в отечественном кино. Герой заговорил – и впервые в «Путевке» был услышан, а потому и узнан, и признан. «Путевка» уникальна именно как образец сотворчества экрана и зала. Мелодраматическую (здесь в буквальном смысле, если учесть, что мелодрама – это именно музыкальная драма) историю о том, как «перековываются» (был у эпохи такой технологический термин) бывшие беспризорники под влиянием мудрых чекистов-воспитателей, а силы преступного мира стремятся во что бы то ни стало им помешать, разыгрывали прототипы героев.

Недавние беспризорники, ныне же – полноправные члены общества. Недавние зрители (преимущественно безбилетные, прорывающиеся в зал на «протырку») – ныне артисты. Экран и зал здесь фактически впервые узнают себя друг в друге с восторгом и изумлением, так же как беспризорники фильма узнают себя в обществе, вдруг оборачивающемся к ним белозубой открытой улыбкой начальника – не колонии, коммуны! – Сергеева в исполнении Николая Баталова, актера МХАТа.

«Путевка» – аттракцион по своей сути. Аттракционно все вместе и по отдельности. Иерархия «высоких» и «низких» жанров смещена: народный артист Качалов, подобно хору античной трагедии, обращающийся в зал с приветствием в прологе, соседствует с блатными песенками, которые распевает беспризорник в сцене «бузы» с умопомрачительными кульбитами, заставляющими вспомнить первые эксцентрические короткометражки всемирно признанных к тому времени мэтров, – с патетическими финальными эпизодами похорон главного героя, явно навеянными аналогичной сценой из «Броненосца Потемкина». А самый главный аттракцион – заговоривший человек.

Фактически Николай Экк, вышедший из той же школы, что и Эйзенштейн, Юткевич, Охлопков (в то время более известный как кинорежиссер-авангардист) – из мастерской Мейерхольда, – возвращает эйзеншнтейновскому термину «монтаж аттракционов» его первозданность, ту почву, на которой он возник и которой не уставали клясться в первые годы работы в кино мастера 20-х гг., – уличную стихию народных гуляний, увеселительных заведений, где само кино оказывалось одним из аттракционов, наряду, например, с воспетыми в «Чертовом колесе» ФЭКСов американскими горками.

Собственно говоря, сам жанр, в конечном счете, продиктован залом. Им же санкционирована иерархия героев. Сюжет элементарен, но не примитивен. Он достаточно многофигурен, чтобы из массы возникающих на экране и моментально впечатывающихся в память лиц выбрать тех, кто для зрителя станет подлинным героем, движущим сюжет. «Путевка» – конечно же, утопия, утопическое действо, где полярно разведены два мира – праведный и неправедный. Праведный – в монастыре, на открытом пространстве, освещенный солнцем и улыбкой мудрого и всесильного владыки Сергеева. Неправедный – в глухом лесу, укрытый от солнца притон-«малина», и правит им лукавый и жестокий Жиган Михаила Жарова. Посланец праведного мира в его стане – ангелоподобный Колька-Свист. Посланец неправедного в стане праведных – Васька-Буза с клоунски вздыбленной рыжей шевелюрой. Такова расстановка сил в сценаристском замысле. Но когда перед камерой возник недавний пастух из марийской деревни, а на момент съемок – поэт и студент-актер ВГИКа Йыван Кырля (репрессирован в 1937), его герой, движущийся из темного мира прошлого в светлое будущее, и был признан зрителем главным героем – двигателем сюжета, ибо двигался сам, в отличие от других персонажей. Постепенно преодолеваемое несовершенство героя роднило его со зрителем, обещая и зрителю геройское будущее. Гибель Мустафы, неизбежная в системе, где от героя требовалось прежде всего совершенство – то есть прекращение движения любой ценой (и ценой смерти в том числе), – воспринималась зрителем как трагедия. Через несколько лет именно так будет восприниматься построенный на тех же принципах «Чапаев».

В ролях: Николай Баталов, Йыван Кырля, Михаил Джагофаров, Владимир Весновский, Регина Янушкевич, Михаил Жаров, Мария Гонта, Александр Новиков, Мария Антропова, Рина Зеленая.

Режиссер: Николай Экк. Лучший режиссер по опросу оргкомитета I МКФ в Венеции-32 (Выставка киноискусства). Авторы сценария: Николай Экк, Регина Янушкевич, Александр Столпер. Оператор: Василий Пронин.

ü «Чапаев» («Чапай»). Ленфильм, 1934. Героическая драма, историко-биографический фильм. По книге Д. А. Фурманова.

Наполненный революционной романтикой и яркими характерами, с блестящей игрой исполнителя главной роли Бориса Бабочкина, фильм рассказывает о легендарном герое Гражданской войны – Василии Ивановиче Чапаеве (1987–1919). «Чапаев» – это уникальный опыт создания культурного героя средствами кино. Фильм братьев Васильевых появился в тот момент, когда поэзия на советском экране сменялась драмой. Идеология заговорила в нем не языком монтажного авангарда 1920-х гг., а кинопрозой с элементами вестерна, комедии и народной песни.

Старая хроника сохранила неопровержимый факт небывалого успеха этого фильма. «Мы все идем смотреть Чапаева» – такой транспарант несут красноармейцы в колоннах многолюдной демонстрации. Это действительно был фильм «для всего советского народа», для многих его поколений. Секрет успеха прост и трудно, редко достижим. Он – в герое, одновременно легендарном и реальном, психологически сложном и сказочно простом, принадлежащем истории и мифу. Авторы сценария и режиссеры фильма братья Васильевы создавали такого героя, находясь между литературой и фольклором, между прозой бывшего комиссара чапаевской дивизии Д. Фурманова и народными песнями, сказами о Чапаеве.

К нему стягиваются все сюжетные линии, на нем замыкаются все отношения, на него работают все остальные персонажи, непосредственно и опосредованно. Даже события Гражданской войны – лишь драматическая среда, в которой живет, борется и погибает этот герой. Герой с большой буквы, ибо являет собой счастливого человека, оседлавшего свою судьбу и трагически погибающего, несмотря на это. Но герой без котурн, с живым, противоречивым, многожанровым характером. К такому зритель проникается доверием и интересом, дарит ему любовь и сочувствие, действительно готов надеяться: «А вдруг выплывет!».

Чапаев – роль всей жизни талантливого русского актера Бориса Бабочкина, его профессиональное счастье, его профессиональный подвиг. Фотографии и хроника свидетельствуют: герой и исполнитель мало похожи. Однополчане, даже родной сын утверждали: «похож». Это было сходство внутреннее, сущностное, не внешнее и не дарованное природой, а завоеванное талантом, мастерством, трудом актера.

В ролях: Борис Бабочкин, Леонид Кмит, Варвара Мясникова, Борис Блинов, Илларион Певцов, Степан Шкурат, Вячеслав Волков, Николай Симонов, Борис Чирков, Георгий Васильев, Георгий Жженов.

Режиссер: Братья Васильевы. Автор сценария: Братья Васильевы. Операторы: Александр Сигаев, Александр Ксенофонтов.

ü «Юность Максима». Ленфильм, 1934. Лирико-эпическая драма, историко-революционный фильм.

Эксперименты и эксцентрика молодых ФЭКСов (Фабрика эксцентрического актера) Григория Козинцева и Леонида Трауберга должны были преобразоваться в нечто новое в связи с приходом звука в кино и все большим контролем над кинопроизводством со стороны властей. К счастью, это новое оказалось удачным.

 «Юность Максима» вышла на экраны в 1934 г. За первых пятнадцать дней проката в Ленинграде фильм посмотрело 500 тыс. зрителей. Успех по стране нарастал лавинообразно. Критики не могли обнаружить в фильме недостатков и в растерянности формулировали причины успеха: вместо схемы – на экране живые люди, реализм в показе рабочего класса и партийных руководителей и т. п. На самом деле главной причиной непреходящей ценности фильма оказался талант всей съемочной группы. Режиссеры смело пользовались любимыми народом жанрами – цирковой репризой и городским фольклором; оператор и художник создали мир, полный воздуха и движения; фантазии Шостаковича на темы модного галопа, анархистского «Цыпленка жареного», революционной «Варшавянки», не говоря уж об интерпретациях песенки о шаре, пронизывают фильм; абсолютная естественность актерской манеры, лукавое остроумие и личное обаяние Бориса Чиркова, – все вместе создает атмосферу, в которую легко вписываются революционные приключения и большевистские речи героев.

Несмотря на некоторые метаморфозы, произошедшие с трилогией от первой до последней серии, работа Козинцева и Трауберга стала подлинной вехой истории кино. «Максим» превратился в имя нарицательное, а с исполнителем роли на улицах Ленинграда десятилетиями здоровался каждый встречный.

В ролях: Борис Чирков, Степан Каюков, Александр Кулаков, Валентина Кибардина, Михаил Тарханов, Павел Волков, Борис Блинов, С. Леонтьев, Владимир Сладкопевцев, М. Щелковский.

Режиссеры: Григорий Козинцев, Леонид Трауберг. Авторы сценария: Григорий Козинцев, Леонид Трауберг. Оператор: Андрей Москвин.

Дата: 2018-11-18, просмотров: 404.