I . Великая французская революция и Британия

Введение

Книги о Наполеоне и наполеоновских войнах писались весь XIX век и пишутся до сих пор. Книг об этом – более двухсот тысяч! Историки знают, во что одевался Наполеон, что было у него на ногах, сколько стоили его носовые платки, что он любил, есть и во сколько завтракал, каким был распорядок его дня. Академик Фредерик Массон на рубеже ХХ века выпустил 13-томное исследование «Наполеон и его семья», посвященное практически всем сторонам жизни Наполеона. Ланфрэ издал пятитомник. Несколько томов выпустил Вальтер Скотт. Французское правительство издало 32-томник приказов, писем и декретов, надиктованных лично Наполеоном. Луи Мадлен выдал на-гора 12 томов. Швейцарец Кирхейзен – 9 томов подробнейшей биографии Наполеона. Многотомники о Наполеоне издают и современные авторы. Скажем, бывший премьер-министр Франции, и писатель Доминик Вильпен выпустил несколько книг о Наполеоне…

Но, несмотря на то, что каждый шаг «великана» запротоколирован, несмотря на десятки тысяч сохранившихся документов с его подписями, несмотря на тысячи книг мемуаров, что знает о Наполеоне и его деятельности обычный человек сегодняшнего дня?

Программа «Word» не исправляет слово «наполеон», написанное с маленькой буквы, потому что это слово уже давно шире, чем просто имя. Наполеон – это коньяк… Наполеон – это торт.… А еще Наполеон зачем-то вторгся в Россию в 1812 году… «Скажи-ка, дядя, ведь не даром…» Остров святой Елены… Бонапартизм.… Вот и все. Ну, те, кто после телесериала, снятого по «Войне и миру», решился перечитать книгу, еще вспомнят какой-то Аустерлиц, где лежал, глядя на облака, раненый князь Болконский.

Конечно, нельзя исследовать Наполеоновские войны без личности самого Наполеона. А в основном книги о Наполеоне и его войнах начинаются с двух вещей – или с его рождения на Корсике, или с его смерти на острове Святой Елены. Наверное, исключение составляет Никонов, с его не обычным отношением и к Наполеону и к его делам. Никонов начинает с самого важного - с Французской революции… «Она, сломав все старые заграждения и условности, устроила такую кипящую кашу, такой социальный лифт, что с его помощью талантливая личность могла быстро всплыть от самого низу до самого верху. Если бы, конечно, уцелела, что в условиях революционных брожений является весьма нетривиальной задачей. Наполеон мог погибнуть много раз.»

В книге Никонова перед нами встает Наполеон человеком ярким, как комета. И чего он хотел? Мир – это все, что было нужно Наполеону. Поэтому он все время воевал…

Он хотел сделать то же, что хотели сотворить с миром римляне – цивилизовать его, стереть границы, превратив Европу в одну страну, с едиными деньгами, мерами весов, гражданскими законами, местным самоуправлением, расцветом наук и ремесел… У римлян не вышло: первая попытка закончилась провалом полторы тысячи лет назад. Была вторая попытка, отмеченная в книге. После которой во всей Европе воцарилась единая система мер и весов – граммы, литры и метры, а общественная жизнь, политическая карта и состояние умов европейцев претерпели такие изменения, после которых возврата в прошлое уже не было. Удалась лишь третья попытка: при нашей жизни Европа, наконец, объединилась, стерев границы и введя единый валютный стандарт.

Наполеон у Александра Никонова – не «узурпатор», не «корсиканское чудовище», не «антихрист» и «супостат», а самый эффективный менеджер всех времен и народов, главной целью которого было развитие национального бизнеса.

Экономическая история наполеоновской эпохи в общем оставалась до последнего времени очень мало разработанной, несмотря на обильнейшие неизданные материалы по экономической истории Первой империи, хранящиеся в Национальном архиве. Кроме работы Пауля Дармштеттера, работ Евгения Тарле о континентальной блокаде во Франции и Европе и об экономической жизни Италии в царствование Наполеона, книги Ролоффа и о колониальной политике Наполеона, труда шведского ученого Гекшера о континентальной блокаде (основанного, как оговаривается Гекшер, в значительной мере на материалах монографии Тарле) и кроме еще очень немногих частичных исследований, почти ничего сколько-нибудь систематического в области разработки экономической истории наполеоновской империи не сделано.

А сами Наполеоновские войны, описанные в различных источниках, являются частью бесконечной череды военных действий, потрясших Европу на рубеже XVIII-XIX веков. Но именно они дали большинству участвовавших в них стран выдающихся полководцев, чьи имена заняли первые места в списках военных гениев. Во Франции это блестящая когорта маршалов, возглавляемая самим Наполеоном, в Пруссии - Блюхер, в Великобритании - герцог Веллингтон, в России - Кутузов, Барклай-де-Толли, Милорадович, Платов и многие другие. В справочнике К. А. Залесского собрано почти 600 биографий военачальников, прославившихся (или, наоборот, потерявших свою репутацию) на полях сражений в Европе в 1799–1815 годах - с того момента, как генерал Бонапарт стал консулом Французской республики, и до второго отречения императора Наполеона I.

Все эти Наполеоновские войны велись в интересах французской буржуазии, стремившейся установить свою военно-политическую и торгово-промышленную гегемонию в Европе, присоединить к Франции новые территории и одержать победу в борьбе с Великобританией за мировое торговое и колониальное первенство. Наполеоновские войны, не прекращавшиеся вплоть до падения империи Наполеона I, были в целом войнами захватническими. Они велись в интересах французской буржуазии, стремившейся закрепить свое военно-политическое и торгово-промышленное господство на континенте, оттеснив на второй план английскую буржуазию. Но они содержали и прогрессивные элементы, т. к. объективно содействовали подрыву основ феодального строя и расчищали путь развитию капиталистических отношений в ряде европейских государств: упразднение десятков мелких феодальных государств в Германии, введение в некоторых завоёванных странах наполеоновского гражданского кодекса, конфискация и распродажа части монастырских земель, ликвидация ряда привилегий дворянства и др.). Главными противниками Франции в ходе наполеоновских войн были Англия, Австрия и Россия.

Так как же все было?

 


 


Заключение

Наполеоновская война завершила долгую историю войн между Англией и Францией, развивавшуюся в течение многих столетий. Теперь обе страны ждал долгий период относительно спокойного внешнеполитического состояния, хотя обе страны неизбежно сталкивались с последствиями войны, продолжавшейся в течение более чем 20 лет.

В результате Наполеоновских войн военная мощь Франции была сломлена, и она лишилась своего доминирующего положения в Европе. Главной политической силой на континенте стал Священный союз монархов во главе с Россией; Великобритания сохранила свой статус ведущей морской державы мира.

Захватнические войны наполеоновской Франции несли угрозу национальной независимости многих европейских народов; в то же время они способствовали разрушению феодально-монархических порядков на континенте – французская армия приносила на своих штыках принципы нового гражданского общества (Гражданский Кодекс) и отмену феодальных отношений; ликвидация Наполеоном многих мелких феодальных государств в Германии облегчила процесс ее будущего объединения. Как отмечал В. И. Ленин, войны Великой французской революции начались как национальные. "Эти войны были революционны: защита великой революции против коалиции контрреволюционных монархий. А когда Наполеон создал французскую империю с порабощением целого ряда давно сложившихся, крупных, жизнеспособных, национальных государств Европы, тогда из национальных французских войн получились империалистские, породившие в свою очередь национально-освободительные войны против империализма Наполеона"[15].

Если попытаться сформулировать, почему в конечном итоге Наполеон проиграл, сам Наполеон называет несколько причин:

1. дефицит демографических ресурсов.

«Наполеон признался, выступая в сенате Франции: «У меня были громадные планы… Я ошибся: эти проекты не были соразмерны с численной силой нашего населения…»

2. просчет 1812 года.

«Если бы я остался в Витебске и растянул русскую кампанию на два-три года, Россия примкнула бы к континентальной блокаде и к тому процветанию, которое сулило ей развитие собственного производства.»

3. сохранение Пруссии и Австрии.[16]

Зачем Наполеон их сохранил? Наполеон пытался играть с Европой по старым правилам, и его императорство – ярчайшее тому подтверждение. «Невозможно совместить лед и пламень. Начав все перестраивать, нельзя было останавливаться на полпути».

Наполеона обвиняли в избыточном честолюбии. Он соглашался, говоря с острова Святой Елены потомкам такие слова: «Мое честолюбие? Да, несомненно. И немалое. Но это высочайшее из всех существующих честолюбий: честолюбие учредить и освятить власть разума и полного наслаждения всеми человеческими способностями. Можно только пожалеть, что такому честолюбию не было дано удовлетвориться!»

У Наполеона отняли все... Но не смогли отнять главного: «По крайней мере, союзные державы не могут в будущем отобрать у меня грандиозные общественные работы, которые я осуществил, дороги, которые я проложил через Альпы, и моря, которые я соединил. Они не могут улучшить то, что было сделано мною ранее. Они не смогут отобрать у меня кодекс законов, который я оставил и который достанется грядущему поколению. Слава богу, всего этого они не могут лишить меня»[17].

«Когда в очередной раз статую Наполеона опять водрузили на место по приказу короля Луи-Филиппа, мать Наполеона Летиция Бонапарт – к тому времени уже ослепшая и очень-очень старенькая, – узнав об этом, улыбнулась и, глядя в пространство своими невидящими глазами, сказала:

– Император снова в Париже!»[18].

 



Список использованной литературы

 

1. Никонов А. Наполеон. Попытка №2 , Изд. гр. «ЭНАС», 2009

2. Залесский К. А. Биографический энциклопедический словарь. Наполеоновские войны, 1799-1815, М., 2003

3. Манфред А.З. Наполеон Бонапарт. М., 1986

4. Исдейл Ч.Дж. Наполеоновские войны. Ростов-на-Дону, 1997

5. Егоров А.А. Маршалы Наполеона. Ростов-на-Дону, 1998

6. Шиканов В.Н. Под знаменами императора: малоизвестные страницы наполеоновских войн. М., 1999

7. Чандлер Д. Военные кампании Наполеона. Триумф и трагедия завоевателя. М., 2000

8. Делдерфилд Р.Ф. Крушение империи Наполеона. 1813–1814: Военно-исторические хроники. М., 2001


[1] Исдейл Ч.Дж. Наполеоновские войны. Ростов-на-Дону, 1997

[2] Залесский К. А. Биографический энциклопедический словарь. Наполеоновские войны, 1799-1815, М., 2003

[3] Шиканов В.Н. Под знаменами императора: малоизвестные страницы наполеоновских войн. М., 1999

[4] Залесский К. А. Биографический энциклопедический словарь. Наполеоновские войны, 1799-1815, М., 2003

[5] Манфред А.З. Наполеон Бонапарт. М., 1986

[6] Шиканов В.Н. Под знаменами императора: малоизвестные страницы наполеоновских войн. М., 1999

[7] Шиканов В.Н. Под знаменами императора: малоизвестные страницы наполеоновских войн. М., 1999

[8] Залесский К. А. Биографический энциклопедический словарь. Наполеоновские войны, 1799-1815, М., 2003

[9] Манфред А.З. Наполеон Бонапарт. М., 1986

[10] Чандлер Д. Военные кампании Наполеона. Триумф и трагедия завоевателя. М., 2000

[11] Делдерфилд Р.Ф. Крушение империи Наполеона. 1813–1814: Военно-исторические хроники. М., 2001

[12] Делдерфилд Р.Ф. Крушение империи Наполеона. 1813–1814: Военно-исторические хроники. М., 2001

[13] Исдейл Ч.Дж. Наполеоновские войны. Ростов-на-Дону, 1997

[14] Залесский К. А. Биографический энциклопедический словарь. Наполеоновские войны, 1799-1815, М., 2003

[15] Никонов А. Наполеон. Попытка №2 , Изд. гр. «ЭНАС», 2009

[16] Делдерфилд Р.Ф. Крушение империи Наполеона. 1813–1814: Военно-исторические хроники. М., 2001

[17] Манфред А.З. Наполеон Бонапарт. М., 1986

[18] Никонов А. Наполеон. Попытка №2 , Изд. гр. «ЭНАС», 2009


Введение

Книги о Наполеоне и наполеоновских войнах писались весь XIX век и пишутся до сих пор. Книг об этом – более двухсот тысяч! Историки знают, во что одевался Наполеон, что было у него на ногах, сколько стоили его носовые платки, что он любил, есть и во сколько завтракал, каким был распорядок его дня. Академик Фредерик Массон на рубеже ХХ века выпустил 13-томное исследование «Наполеон и его семья», посвященное практически всем сторонам жизни Наполеона. Ланфрэ издал пятитомник. Несколько томов выпустил Вальтер Скотт. Французское правительство издало 32-томник приказов, писем и декретов, надиктованных лично Наполеоном. Луи Мадлен выдал на-гора 12 томов. Швейцарец Кирхейзен – 9 томов подробнейшей биографии Наполеона. Многотомники о Наполеоне издают и современные авторы. Скажем, бывший премьер-министр Франции, и писатель Доминик Вильпен выпустил несколько книг о Наполеоне…

Но, несмотря на то, что каждый шаг «великана» запротоколирован, несмотря на десятки тысяч сохранившихся документов с его подписями, несмотря на тысячи книг мемуаров, что знает о Наполеоне и его деятельности обычный человек сегодняшнего дня?

Программа «Word» не исправляет слово «наполеон», написанное с маленькой буквы, потому что это слово уже давно шире, чем просто имя. Наполеон – это коньяк… Наполеон – это торт.… А еще Наполеон зачем-то вторгся в Россию в 1812 году… «Скажи-ка, дядя, ведь не даром…» Остров святой Елены… Бонапартизм.… Вот и все. Ну, те, кто после телесериала, снятого по «Войне и миру», решился перечитать книгу, еще вспомнят какой-то Аустерлиц, где лежал, глядя на облака, раненый князь Болконский.

Конечно, нельзя исследовать Наполеоновские войны без личности самого Наполеона. А в основном книги о Наполеоне и его войнах начинаются с двух вещей – или с его рождения на Корсике, или с его смерти на острове Святой Елены. Наверное, исключение составляет Никонов, с его не обычным отношением и к Наполеону и к его делам. Никонов начинает с самого важного - с Французской революции… «Она, сломав все старые заграждения и условности, устроила такую кипящую кашу, такой социальный лифт, что с его помощью талантливая личность могла быстро всплыть от самого низу до самого верху. Если бы, конечно, уцелела, что в условиях революционных брожений является весьма нетривиальной задачей. Наполеон мог погибнуть много раз.»

В книге Никонова перед нами встает Наполеон человеком ярким, как комета. И чего он хотел? Мир – это все, что было нужно Наполеону. Поэтому он все время воевал…

Он хотел сделать то же, что хотели сотворить с миром римляне – цивилизовать его, стереть границы, превратив Европу в одну страну, с едиными деньгами, мерами весов, гражданскими законами, местным самоуправлением, расцветом наук и ремесел… У римлян не вышло: первая попытка закончилась провалом полторы тысячи лет назад. Была вторая попытка, отмеченная в книге. После которой во всей Европе воцарилась единая система мер и весов – граммы, литры и метры, а общественная жизнь, политическая карта и состояние умов европейцев претерпели такие изменения, после которых возврата в прошлое уже не было. Удалась лишь третья попытка: при нашей жизни Европа, наконец, объединилась, стерев границы и введя единый валютный стандарт.

Наполеон у Александра Никонова – не «узурпатор», не «корсиканское чудовище», не «антихрист» и «супостат», а самый эффективный менеджер всех времен и народов, главной целью которого было развитие национального бизнеса.

Экономическая история наполеоновской эпохи в общем оставалась до последнего времени очень мало разработанной, несмотря на обильнейшие неизданные материалы по экономической истории Первой империи, хранящиеся в Национальном архиве. Кроме работы Пауля Дармштеттера, работ Евгения Тарле о континентальной блокаде во Франции и Европе и об экономической жизни Италии в царствование Наполеона, книги Ролоффа и о колониальной политике Наполеона, труда шведского ученого Гекшера о континентальной блокаде (основанного, как оговаривается Гекшер, в значительной мере на материалах монографии Тарле) и кроме еще очень немногих частичных исследований, почти ничего сколько-нибудь систематического в области разработки экономической истории наполеоновской империи не сделано.

А сами Наполеоновские войны, описанные в различных источниках, являются частью бесконечной череды военных действий, потрясших Европу на рубеже XVIII-XIX веков. Но именно они дали большинству участвовавших в них стран выдающихся полководцев, чьи имена заняли первые места в списках военных гениев. Во Франции это блестящая когорта маршалов, возглавляемая самим Наполеоном, в Пруссии - Блюхер, в Великобритании - герцог Веллингтон, в России - Кутузов, Барклай-де-Толли, Милорадович, Платов и многие другие. В справочнике К. А. Залесского собрано почти 600 биографий военачальников, прославившихся (или, наоборот, потерявших свою репутацию) на полях сражений в Европе в 1799–1815 годах - с того момента, как генерал Бонапарт стал консулом Французской республики, и до второго отречения императора Наполеона I.

Все эти Наполеоновские войны велись в интересах французской буржуазии, стремившейся установить свою военно-политическую и торгово-промышленную гегемонию в Европе, присоединить к Франции новые территории и одержать победу в борьбе с Великобританией за мировое торговое и колониальное первенство. Наполеоновские войны, не прекращавшиеся вплоть до падения империи Наполеона I, были в целом войнами захватническими. Они велись в интересах французской буржуазии, стремившейся закрепить свое военно-политическое и торгово-промышленное господство на континенте, оттеснив на второй план английскую буржуазию. Но они содержали и прогрессивные элементы, т. к. объективно содействовали подрыву основ феодального строя и расчищали путь развитию капиталистических отношений в ряде европейских государств: упразднение десятков мелких феодальных государств в Германии, введение в некоторых завоёванных странах наполеоновского гражданского кодекса, конфискация и распродажа части монастырских земель, ликвидация ряда привилегий дворянства и др.). Главными противниками Франции в ходе наполеоновских войн были Англия, Австрия и Россия.

Так как же все было?

 


 


I . Великая французская революция и Британия

 

Великая французская революция, развернувшаяся в 1789 г. и последовавшие за нею войны вызвали неоднозначную реакцию британской общественности, но Британия вплоть до 1793 г. соблюдала нейтралитет по отношению к Франции, с изумлением, трепетом и неким почтением наблюдая за той драмой, которая разворачивалась в ней. Большая часть общественности прогрессивных взглядов приветствовала падение самой старой и абсолютистской монархии Бурбонов и установление республики, которые казались им самим подтверждением торжества идей Джона Локка, английского философа конца XVII в., создавшего учение о естественных, вечных и неотъемлемых прав каждого человека на жизнь, свободу и собственность - это учение настаивало на обязанности любой формы государственности уважать и защищать эти права. В свое время идеями Локка руководствовались радикалы, начавшие войну за независимость Америки – и прогрессивная британская общественность от Эдмонда Берка до Фокса поддержали стремление американских колоний к независимости. Теперь те же французские революционеры выдвинули такие же идеи, вызвав восторг таких как Фокса, так и молодых поэтов Вордсворта, Кольриджа и Саути – единственным голосом, который поставил завоевания французских радикалов под вопрос, был тот же Эдмонд Берк, в том же 1789 г. написавший книгу «Размышления о французской революции», бывшей, по сути манифестом консерватизма и предостережением против самовольного разрушения установившегося строя общества – за свои взгляды Берк навлек на себя массу критики со стороны даже своих бывших союзников-вигов, среди которых был и Фокс. На другом полюсе находился Томас Пейн, чей труд «Права человека», утверждавший необходимость установления республики, союза с Францией и беспощадного налогообложения богатых, поставил его в ряды поборников радикального либерализма. Под влиянием идей французской революции в Англии появляются радикальные общества и организации, такие как Лондонское революционное общество, начавшее переписку с клубами во всех частях Франции, или Лондонское корреспондентское общество, основанное сапожником Томасом Харди, выдвигавшее программу всеобщего предоставления права голоса. Попытка европейских монархий в 1792 г. утопить революцию в крови, отчаянное оборона французского народа и неожиданный триумф новой Франции в битве при Вальми 20 сентября 1790 г. вызвали безоговорочное одобрение радикалов, хотя обеспеченная прослойка в большинстве была на стороне европейских монархий. Даже казнь Людовика XVI 21 января 1793 г. не остужает пыла радикалов, хотя приводит в ужас истеблишмент. Но во Франции вскоре начинается массовый якобинский террор, продолжавшийся до термидорианского переворота августа 1794 г: образуется Комитет общественного спасения, который в целях «спасения народа от врагов революции» арестовывает тысячи подозрительных, в число которых входили аристократия, сочувствующие им, или подозреваемые в сочувствии, и иностранцы. В новоиспеченной республике без устали начинает работать гильотина, уничтожая тысячи люде, и при этой новости даже многие восторженные поклонники нового строя пришли в ужас – гильотина подняла в стране такие же страсти, какие некогда вспыхивали при известии о ночи св. Варфоломея или отмене Нантского эдикта.

 

Дата: 2019-07-24, просмотров: 113.