Миграции и формирование колониального общества

Важную роль в переселении за океан играли как экономиче­ские, так и политические и религиозные мотивы. В начале XVII в. в Америку устремилось множество пуритан. Позже из-за цритес- нений туда направились представители религиозного движения квакеров, составившие значительную часть населения Пенсиль­вании.

В голы Английской революции в колонии принудительно направляли роялистов, ирландцев, шотландцев, Среди обитате­лей центральных и южных владений оказалось немало католи­ков.

Младшие сыновья английских аристократов ехали за океан по экономическим соображениям, ведь, в силу принципа майо­рата, земельные владения отцов доставались старшему наслед­нику. Помимо них, самостоятельно оплатить переезд в Америку себя, своей семьи и кабальных работников могли торговцы, пред­приниматели н ростовщики. Небогатые переселенцы, сумевшие достичь Америки и мечтавшие получить землю, отнюдь не во всех колониях становились свободными фермерами. В частновла­дельческих колониях им нередко приходилось превращаться в арендаторов.

Ежегодно на американский берег сходили сотни и тысячи им­мигрантов, большинство из которых становились законтрактован­ными работниками, или сервентами, которых также называли «бе­лыми рабами». Среди сервентов оказывались и преступники, от­бывавшие наказание в Новом Свете, и малоимущие уроженцы Британских осфовов. Чтобы перебраться в Америку и в перспек­тиве обрести там землю и счастье, представители беднейших сло­ев населения Англин заключали с капитанами кораблей договоры о продаже себя в рабство на срок от двух до семи лет В заокеанских владениях серпентов перепродавали богатым колонистам.

К 1770 г. в колонии попало около 250 тыс. «белых рабов». Специальные за­коны запрещали вывозить сервентов за пределы колонии, в кото­рую те были доставлены, переманивать их, укрывать бежавших. Хозяин мог зас швить «белого раба» выполнять любую работу, мог продать его или передать кредитору в уплату долга, подвергнуть физическим наказаниям, запретить вступать в брак, мог продлить срок пребывания в рабстве за побег.

К концу колониального периода в 13 английских владениях в Северной Америке проживало около 2,5 млн человек, причем толь­ко 3 % из них осело в городах. Помимо выходцев с Британских островов, среди обитателей колоний были переселенцы из Фран­ции, Швеции, Голландии и других стран Европы, Общим для них становился ашлийский язык, в который проникали слова из дру­гих европейских языков, из языков индейцев и негров. В культуре американцев, как стали называть себя колонисты с середины XVIII в., переплелись элементы, привнесенные уроженцами раз­ных частей евега. Европейское влияние проявилось, в частности, в создании S колледжей, где можно было получить светское обра­зование, и появлении общественных библиотек и периодической печати (43 газеты). В колониальном обществе получили распрост­ранение учения английских и французских просветителей. Вклад в развитие идей Просвещения внесли американские мыслители Б.Франклин, Т.Джефферсон и др.

Система управления

Принадлежавшие Англии 13 колоний, перечисленные выше, существенно отличались друг от друга не только по географиче­ским параметрам, по и по характеру управления, составу населе­ния и экономическому развитию.

Виргинская компания, основавшая Джеймстаун, получила у монарха права па управление, закрепленные в хартии. Однако уже в 1623 г. колония была объявлена королевским владением. Власть осуществлял губернатор, назначаемый короной из местной ари­стократии или чиновников, присланных из Лондона. Более демо­кратичные порядки отличали корпоративные Массачусетс, Кон­нектикут и Род-Айленд. Согласно полученной от короля хартии, их обитатели сами избирали губернаторов, которых корона ут­верждала в должности.

В XVII в. основные территории Северной Америки принадле­жали частным лицам. Лорд Балтимор, например, получил от мо­нарха «право обьявлять войну, заключать мир, назначать всех чи­новников. включая судей, управлять по законам военною време­ни, миловать преступников и жаловать титулы». Со временем боль­шинство частных колоний за океаном перешло под управление короны. Только Мэриленд и Пенсильвания до конца колониаль­ного периода принадлежали лордам-собственникам.

Широкими полномочиями обладали губернаторы, занимавшие свои мосты н среднем по 5 лет. Они отвечали та проведение в жизнь законов, указов, инструкций королевской власти и мест­ных законодательных собраний (колониальных ассамблей), коман­довали сухопутными и морскими силами, назначали на все без исключения должности в системе колониального управления. Гу­бернаторы имели право созывать и распускать законодательные собрания, В судебной сфере губернаторские полномочия также были широки: создание колониальных судов, назначение сулей всех уровней и исполнителей судебных решений, дарование помило­вания и амнистии по всем видам преступлений.

При губернаторах действовали Советы, помогавшие им во всех делах. Численность членов советов не превышала 12 человек.

Законодательные собрания избирались населением на основе имущественного ценза. Владение земельной собственностью оста­валось главным критерием предоставления избирательного права. Ассамблеи повсеместно имели право вводить налоги, определять ежегодный бюджет колоний, устанавливать размеры жалованья для всех должностных лиц, включая самого губернатора. Используя полномочия в финансовой сфере, они принуждали губернаторов утверждать те или иные законопроекты, назначать нужных им лю­дей на различные должности, принимать угодные им решения.

Губернаторы следили за тем, чтобы правовые акты, разрабо­танные ассамблеями, не противоречили законам, утвержденным в английском парламенте, хотя в нем не было представителей от колоний. Губернатор, существовавшая при королевском Тайном совете Торговая палата (учреждена в 1696 г.) или сам монарх мог­ли наложить пето на любой предложенный колонистами законо­проект. Несмотря на различия между метрополией и колониями, переселенцы п их потомки считали себя английскими подданны­ми, на которых распространяется действие таких актов, как «Ве­ликая хартия вольностей», Habeas Corpus Act, «Ьилль о правах» 1689 г. и лр. Правда в отличии от жителей метрополии колонисты не имели своих представителей в английском парламенте.

В XVI11 п.. по мнению современника, власть в колониях в «лице губернатора, представлявшего короля, была монархической, в лице Совета — аристократической, в лице палаты представителей, или избранников парода, —демократической».

Политической связи между колониями не было.

Дата: 2019-02-19, просмотров: 157.