Политическое устройство Англии в XVIII в

Король, парламент и правительство были доминантами поли­тической системы. Правда, теперь король не мог обходиться без парламента и старался не доводить отношения с ним до открыто­го конфликта. Последний раз королевское вето на законопроект было наложено в 1707 г.

Регулярно проводилось парламентские выборы. Ежеюдно собирались парламентские сессии. Появились постоянные і итоги. Действовали политические партии. В тоже время монарх не стад декоративной фигурой. В связке король—парла­мент король считался старшим партнером. Парламент мог протес­товать против действий министров, требовать их импичмента, но не противопоставлял себя монарху. Парламент и монарх должны были действовать совместно. В отличие от прежних времен, парла­мент ни разу но отказал Ганноверам в налогах, хотя они. пренеб­регая Биллем о правах, держали в мирное время постоянную ар­мию.

Обязанности выполнять принятые решения и контролировать деятельность государственных служб возлагались на министров. Ведущие министры стали заседать отдельно, что привело к появ­лению НОНЯІИЯ «кабинет министров*. Идея солидарного прави­тельства еще юлько зарождалась. Министры несли ответственность за свою деятельность перед королем по отдельности, а не в соста­ве некоего правительственного сообщества. Поэтому нередки были случаи, коїла глава правительства уходил в отставку, а ею мини­стры продол жал и работать. Теоретически правительством руково­дил король. По на практике всегда один из министров обладал большим, чем остальные, доверием монарха. Он и осуществлял еще не закрепленные ни законом, ни традицией обязанности главы кабинета. Поскольку политические партии были не оформлены и неустойчивы, главной задачей правительства становилось созда­ние проправительственного большинства в палате общин. Дела­лось это посредством подкупа депутатов, раздачи пенсий и созда­ния синекур .для родственников лидеров парламентских группи­ровок. Ну а поскольку партии в парламенте делились на фракции, не знавшие партийной дисциплины и следовавшие за своими пат­ронами, нередко возникали самые причудливые альянсы, и часть вигов, случалось, голосовали против собственного правительства.

Соотношение сил втриаде король —правительство —парламент зависело от разных обстоятельств и строгой типологизации не поддается.

Даже самый влиятельный министр не был до конца уверен в достаточной депутатской поддержке. Обладая доверием короля, можно было лишиться поста, утратив опору в парламен­те. Именно гак произошло с Р, Уолполом в 1742 г. Но случалось и по-другому. Б 1756 г. и 1757 г. Георг II вынужден был включить в правительство Питта Старшего, за которого был парламент, но которому король не доверял. Питт Младший при Георге III не уходил в отставку даже тогда, когда его законопроекты в парла­менте проваливались.

В провинциях система управления практически не изменилась с дореволюционных времен. Устойчивость правления Ганновер­ской династии обеспечивали не столько вооруженные силы и бю­рократия, сколько налаженное сотрудничество центрального пра­вительства и провинциальных сообществ. Аристократия и джент­ри управляли местным населением и влияли на его поведение.

Электоральная система также контролировалась местной эли­той. В 1689 г. правом голоса обладали 240 тыс. человек, а в 1754 г. за счет естсс'гвепного прироста — на 100 тыс. человек больше. Но темпы роста населения были выше, и если в 1689 г. 20% мужчин участвовали в выборах, то в 1754 г. — только 17 %. В 1716 г. виги

отменили 1 рехтдичный акт и, увеличив срок дел 1слы1осш пар­ламента ло 7 лет, превратили выборы в рутинное мероприятие с предсказусмым результатом, Состязательность парламентских иы- боров конца XVII в. почти полностью исчезла в середине XVII] в. Примерно половину городских округов составляли давно пришед­шие в упадок местечки («гнилые местечки»), где число выборщи­ков не превышало 100 человек, но со Средних веков сохранялось право избираю депутата в палату общин. В конце XVIII в. в 36% городов имена будущих депутатов избирателям просто называл их патрон -- местный лендлорд. Еще в 25 — 30% городов патроны давали рекомендации избирателям, хотя они и не всегда им сле­довали. Именно эта олигархическая система электорального пат­роната позволяла вигам, сумевшим приспособить ее к своим нуж­дам, создавал, в парламенте устойчивое большинство на протя­жении большей части XVIII в.

Религиозный вопрос

Англиканская церковь продолжала настаивать на религиозном единообразии. Но англиканство сходилось с торизмом в династи­ческих предпочтениях, из-за чего первые Ганновсры, лютеране по вероисповеданию, подозревали церковь в симпатии к свергнутому монарху.

Воспользовавшись подобным отсутствием взаимопонима­ния между королем и церковью, виги в 1714 г. провели «времен­ный», но с 1727 г. ежегодно подтверждавшийся закон, который освобождая протестантских диссентеров от уголовного преследо­вания за нарушения Акта о корпорациях. Тем самым пиги дали дис­сентерам возможность участвовать в управлении страной и изби­раться в парламент.

Во второй половине XVIII в. диссентеры существенно увеличи­ли число своих приверженцев. Особую роль в этом сыграло движе­ние методистов, созданное Д.Ж.Уэсли, Приняв идею Лютера о спасении через веру, Уэсли учил, что искреннее покаяние в пре­грешениях п вера способны принести человеку спасение, К сере­дине 1780-\ л. методисты располагали уже своей церковной орга­низацией, воскресными школами, большим числом проповедни­ков и прихожан.

К 1800 г. примерно 46 % жителей Британии были членами анг­ликанской иеркви, 43 % — диссентерами, 10% — католиками. Причем в самой Англии число католиков к концу века составляло 70 тыс., т.е, не более 1 %. Но эмансипация католиков с трудом преодолевала предрассудки и ксенофобию. Только в 177К г. был принят закон, разрешавший им беспрепятственно совершать бо­гослужения. владеть земельной собственностью и маслеловлть се, а также служи гь п армии. Реакцией на принятие этою закон:: ст іл

кровавый погром в Лондоне — «Гордоновский бунт», унесший сотни жизней. Его организовала Протестантская ассоциация с сс лидером лордом Гордоном.

Правление Роберта Уолпола

Первым королям Ганноверской династии — Георгу 1 (1714 — 1727) и Георгу II (1727—1760) приходилось править при наличии якобитской угрозы. Тори готовы были признать сына Якова 11 ко­ролем. Лояльность тори по отношению к свергнутой династии, с одной стороны, и решительные действия вигов в 1715 г.

по подав­лению восстания якобитов в Шотландии и католиков в Англии — с другой, предопределили доминирующее положение вигов в по­литической жизни Британии XVIII в.

В 1721 — 1742 гг. у власти находилось вигское правительство вы­дающегося финансиста и администратора Р.Уолпола, которое после ревод (опий, войн и мятежей установило гражданский мир и способною и;т о ослаблению религиозной ксенофобии, позво­лив диссентерам совершать службы, учреждать школы, академии и участвовать в местном управлении.

Первый министр завел правило постоянно присутствовать на заседаниях палаты обшин и лично убеждал депутатов принимать необходимые законы. Используя различные вилы подкупа, ми­нистру удавалось всегда создавать в палате обшин прокоролсв- ское большинство. Он установил низкий поземельный налог, обеспечив вигам поддержку провинциальной элиты. Потери каз­ны Уолпол компенсировал акцизами на предметы массового по­треблен ия.

Поощряя .жепорт промышленных изделий, импорт сырья и защищая английских производителей от внешних конкурентов высокими таможенными пошлинами, ею правительство стиму­лировало рост экономики и занятости населения. Падение внут­ренних пен на зерно и стабильно хорошие урожаи привели к рас­ширению экспорта на внешние рынки. Следствием экономичес­кой и финансовой политики Уолпола стало сокращение государ­ственного долга с 54 до 46 млн фунтов.

В 1730-х гг. против Уолпола сформировалась широкая коалиция оппозиционеров, состоявшая из тори, бывших якобитов и моло­дых вигов, которые стали именоваться «патриотами». Их идеи по­пуляризировали в своих памфлетах лучшие литераторы своего вре­мени — Д. Поуп, Дж. Свифт, Г.Филдинг, Дж.Арбстнот. К этой группе примкнула и восходящая звезда английской политики Уильям Питт Старший. «Патриоты» критиковали миролюбивую внешнюю политику Уолпола. Они требовали проведения актив­ной колониальной экспансии и, в частности, жесткого курса в отношениях с Испанией, чтобы облегчить доступ английским купцам в Испанскую Америку. Под их давлением Уолпол был вы­нужден начать с Испанией «войну из-за уха Дженкинса»[9]. Однако когда в 1740 г. началась Война за австрийское наследство, Уолпол попытался пі раничить английское участие в ней финансовой под­держкой Акс грим. Это навлекло на него град обвинений в пренеб­режении национальными интересами, парламент перестал его под­держивать и Уолпол ушел в отставку.

Несравненно опаснее для новой английской династии были якобиты, оставшиеся на родине. К ним принадлежали многие тори Англии и Шотландии и почти всё дворянство горной Шотландии. Они, главным образом, противились слиянию Шотландии с Англией, которое состоялось лишь в 1707. В горной Шотландии и Ирландии движение якобитов приобрело характер национальной борьбы за независимость.

Некоторое время якобитов поддерживала Римско-католическая церковь (до самой кончины «старого претендента» в 1766 году), Франция (до Утрехтского мира 1713 года и затем смерти Людовика XIV в 1715 году) и ряд других католических стран, в том числе Испания; эта внешняя поддержка, однако, играла ограниченную роль в борьбе якобитов. Внутри самой Британии (кроме Ирландии и некоторых районов горной Шотландии) католики составляли ничтожное меньшинство и не могли служить серьёзной базой движения.

Несравненно опаснее для новой английской династии были якобиты, оставшиеся на родине. К ним принадлежали многие тори Англии и Шотландии и почти всё дворянство горной Шотландии. Они, главным образом, противились слиянию Шотландии с Англией, которое состоялось лишь в 1707. В горной Шотландии и Ирландии движение якобитов приобрело характер национальной борьбы за независимость.

Некоторое время якобитов поддерживала Римско-католическая церковь (до самой кончины «старого претендента» в 1766 году), Франция (до Утрехтского мира 1713 года и затем смерти Людовика XIV в 1715 году) и ряд других католических стран, в том числе Испания; эта внешняя поддержка, однако, играла ограниченную роль в борьбе якобитов. Внутри самой Британии (кроме Ирландии и некоторых районов горной Шотландии) католики составляли ничтожное меньшинство и не могли служить серьёзной базой движения.

Конец движения якобитов

В 1745 г. разразился новый якобитский мятеж в Шотландии. На этот раз он был лучше подготовлен, а возглавил его сын «ста­рого претендента» молодой Карл-Эдуард. Он очень быстро овла­дел Шотландией, после чего предпринял поход в Англию.

Одна­ко его надежды на поддержку английских католиков и па вер­ность торн сзарой династии не оправдались. Обещанная помощь из Франции не подоспела. По совету офицеров «молодой претен­дент» вернулся в Шотландию, где, потеряв инициативу, потер­пел поражение и отплыл во Францию.

Дата: 2019-02-19, просмотров: 172.